Прочитайте онлайн Очарование | ГЛАВА 13

Читать книгу Очарование
4716+1188
  • Автор:
  • Перевёл: А Жукова
  • Язык: ru

ГЛАВА 13

— Музыка всегда кому-нибудь помогает, — сказал Адам, беря Бренди за руку и ведя на площадку. Быстрая мелодия сменилась медленной балладой, и он заключил ее в свои объятия.

От прикосновения его рук у девушки закипела кровь. Колени ослабели, ноги стали словно ватными. Адам крепко держал ее, грациозно кружась по площадке.

— Я заметил, что на вас новое платье, — проговорил он.

— Да. Вам нравится?

Адам пристально посмотрел на нее и, нахмурившись, ответил:

— Оно очень милое.

— Что-нибудь не так?

Адам закружил Бренди вокруг себя, и его рука скользнула вдоль ее спины на талию.

— Нет, ничего. Просто я как-то привык к вашей яркой одежде. Мне кажется, она лучше подходит вашему характеру.

— Но я выделялась в ней из других, — доверчиво сказала Бренди.

Ее захлестнула волна разочарования, что Адам не оценил жест, который она попыталась сделать ради него. Потом Бренди сказала себе, что ведет себя глупо. Он даже не понял, что она надела это платье, чтобы показать ему, что может быть респектабельной.

Адам склонил голову набок, изучая ее. От этого движения их тела прижались друг к другу, и где-то внутри Бренди стало горячо, сердце ее встрепенулось. Казалось, что холодный осенний воздух вокруг них потрескивает от возникшей напряженности.

— Нет, вы не похожи на большинство людей, — признал Адам, завершая танец, предусмотрительно отодвинувшись от нее. — Совсем не похожи.

В его словах не было неодобрения, и Бренди подумала, что, может быть, он больше не возражает, что она отличается от других. Когда он пристально смотрел на нее, под горячим и дерзким взглядом его изумрудных глаз ее кожа начинала гореть.

Краем глаза Бренди видела, как в танце мимо них промчались Джин и Хершалл. Парочка кружилась и смеялась, явно в восторге друг от друга. Очевидно, Хершалл получил жестокий урок и понял, что быть хорошим человеком намного важнее того, как человек выглядит. Сюзанна, несмотря на всю свою красоту, выказала свой настоящий характер, и это зрелище не понравилось ни Хершаллу, ни, благодарение Богу, Адаму.

Бренди незаметно наблюдала, как Эрл Хокинс принес Мэгги стакан лимонада. Мэгги не пойдет танцевать с ним из чувства приличия, поскольку она еще замужем, но прохладительный напиток она приняла, и они вели тихий разговор. Кармел сидела в кресле, все время притоптывая в такт музыки и внимательно наблюдая за окружающими, словно они были участниками спектакля.

Бренди подумала, что никогда еще не было ей так хорошо, как в эту минуту, когда Адам Маккаллоу обнимает ее в танце, а ее сестра, веселясь с друзьями, выглядит счастливее, чем когда-либо. Жизнь была прекрасна, и Бренди полагала, что она будет еще лучше, если они с Дейни останутся в Чарминге.

И когда Адам улыбнулся ей, глядя с высоты своего роста, Бренди не могла не подумать, что все это благодаря тому, что она стала восхищаться шерифом и уважать его.

Сегодня Адам был очаровательным и любезным, заставляя ее чувствовать, что он действительно наслаждается ее обществом. Почти с самого начала их знакомства она поняла, что, в сущности, он был добросердечным человеком. И хотя он редко показывал ей эту сторону своего характера, она догадывалась, что причина крылась в его неприязни к другим бродячим торговцам, которые причинили Кармел страдания своим мошенничеством.

Сегодня Бренди не ощущала его прежней враждебности. Способен ли он смягчиться по отношению к ней и Дейни, несмотря на свои сомнения? Эта мысль доставила ей больше удовольствия, чем следовало бы.

Бренди улыбнулась и еще крепче прижалась к нему. Адам не улыбался, но губы его расслабились, и твердые черты лица смягчились.

Вечер продолжался. Ноги Бренди уже болели, но она не жаловалась — она танцевала почти все танцы.

Когда подошло время продажи выпечки, ее пирожки с морковью и изюмом распродались мгновенно, принеся два доллара. Адам купил себе два, что вызвало в толпе удивленные взгляды. Эрл купил Мэгги яблочный торт.

Время от времени Дейни подбегала к Бренди, чтобы рассказать о своих приключениях или попросить еще цент. В течение всего вечера рядом с Бренди был Адам. Она не могла отрицать, что гордится таким красивым и внимательным кавалером.

Сюзанна рано ушла домой, сославшись на головную боль, и Хершалл, покинутый своей дамой, предложил Джин проводить ее. Дейни, у которой слипались глаза, забралась на колени Кармел и затихла.

— Не хотите ли стаканчик горячего яблочного сидра? — спросил Адам Бренди, когда они спустились с танцплощадки. Он не мог оторвать от нее глаз — такой красивой она была. Платье удивило его. Оно ей совсем не шло, и Адам почувствовал вдруг, что ему не хватает ее обычной яркости. Но даже в этом невзрачном наряде Бренди была самой прекрасной женщиной на празднике. С нетерпением он ждал, когда они останутся одни, чтобы сделать ей свое предложение. Адам едва сдерживался от растущего предвкушения этого разговора.

— О, сидр — это звучит чудесно, — ответила Бренди, глядя в его зеленые глаза. — В качестве кавалера он был само совершенство. Она знала, что никогда не забудет этого вечера, что бы ни случилось в будущем. Бросив взгляд на клюющую носом Дейни, она нежно улыбнулась. — Но на самом деле я не могу себе его позволить. Кажется, на сегодня Дейни хватит веселья. Мне лучше отвести ее домой.

— Я сама почти сплю, — сказала Кармел, подавляя зевок.

— Мы тоже, — сказала Мэгги. Она посадила на колени Дэви, а усталый Даррел капризно вцепился в ее юбку.

— Мэгги, почему бы вам с мальчиками не остаться на ночь у меня и не поехать домой утром? — пригласила Кармел. — Малыши совсем выдохлись.

Бренди заметила разочарование Эрла и заподозрила, что тог собирался попросить у Мэгги разрешения проводить их до дома.

Мэгги, казалось, не заметила его разочарования, когда ответила Кармел:

— Спасибо. Это, безусловно, лучше, чем пытаться отвезти самой близнецов.

— А если ты пойдешь и поможешь мне с Дейни, — лукаво предложила тетя Адама, — то Бренди и Адам смогут попить сидр до наступления ночи.

— О нет, — запротестовала Бренди, — я не могу позволить себе этого. Я отведу Дейни к фургону.

— Чепуха, у меня много места. Она может поспать в одной из комнат для гостей, а утром Мэгги подбросит ее по дороге домой.

— А я провожу дам и вернусь, чтобы помочь с уборкой, — предложил Эрл, застенчиво наклоняя голову, когда улыбался Мэгги.

— Спасибо вам, тетя Кармел и Эрл. — Адам быстро коснулся руки Бренди, видя, что она хочет что-то возразить. — Прекрасная мысль.

Бренди бросила на него удивленный взгляд, но Адам просто взял ее за руку и повел через поросшую травой площадь.

Она обернулась и увидела, что Мэгги поставила Дэви на ноги и взялась за ручки кресла Кармел. Дейни спала, уткнувшись головой в плечо пожилой женщины. За сестрой присмотрят. Бренди приказала себе расслабиться и дальше наслаждаться вечером.

Музыка стала тише. Плавная нежная мелодия плыла от гармони и скрипки. Дети всех возрастов спали на одеялах под деревьями или в повозках. Мужчины курили трубки и размышляли, когда смогут начать работы в церкви. Женщины болтали с соседками, которых не имели возможности часто видеть, или покачивались в объятиях мужей под затихающие звуки любительского оркестра.

Адам крепко сжал пальцы Бренди, когда они быстро шли к группе, собравшейся вокруг теплого ароматного сидра. Нервная дрожь пробежала по руке девушки, достигнув кончиков грудей. Тесный лиф мешал дышать. Несмотря на холодный ветер, ей вдруг стало жарко даже в ее тонкой шали.

Несколько мужчин поддерживали огонь в бочке на краю площади. Чайник с пряным теплым сидром висел над огнем, и, когда подошли Адам и Бренди, один из мужчин налил им душистый напиток. Адам с благодарностью взял чашки с сидром, отпустив руку Бренди. Она спрятала пальцы в складках платья, пытаясь хоть на миг сохранить ощущение тепла его руки.

— Вот, лучший сидр по эту сторону Сент-Луиса.

Бренди взяла чашку и отпила, закрыв глаза, пока смесь фруктов и корицы медленно согревала ее внутренности.

— О, очень вкусно!

Адам пил сидр, наблюдая за Бренди поверх своей чашки. Потом он взял ее за локоть и повел к павильону. Они сели на его ступеньки, молча наслаждаясь напитком.

— Мне кажется, что все прошло хорошо, — сказал Адам, оглядывая оставшихся горожан, которые разбирали будки. — Преподобный Баттерсби должен быть доволен результатами.

Бренди кивнула, неторопливо допивая сидр. Адам взял чашки и отдал мужчине, который присматривал за сидром. Потом вернулся и протянул ей руку.

— Я провожу вас домой. Потом мне придется вернуться, чтобы помочь убраться здесь.

— Я могу помочь, — вызвалась Бренди, неотрывно глядя на его пальцы, когда они переплелись с ее. Она снова почувствовала, как дрожь пробежала по ее телу. Кожа стала горячей, и пульс участился. Когда она вставала, то молилась, чтобы Адам не отпускал ее руку. Он не отпустил.

— Становится уже поздно. Кроме того, площадь обычно убирают мужчины, пока женщины укладывают детей.

Бренди кивнула, не надеясь на свой голос, когда Адам прикасался к ней. Она не понимала, как смогли они так сблизиться после той враждебности, которую он сначала испытывал к ней. Верит ли он ей теперь, доверяет ли? Если да, то почему? Что изменило его мнение? И не все ли ей равно, почему он его изменил, если эта перемена в ее пользу?

Прогулка до фургона была слишком короткой. Прежде чем Бренди собралась с духом, чтобы занять Адама остроумным разговором или спросить его о своем будущем, они уже пришли. Бренди не могла пригласить его, поскольку не было Дейни. Поступи она так, он мог бы снова подумать, что она распущенная женщина. Но ей также не хотелось, чтобы он уходил.

— Спасибо, вечер был чудесный, — наконец выговорила она.

Адам всю дорогу до двери фургона с ожиданием смотрел на девушку. Бренди шагнула между ним и оранжевой деревянной рамой.

— Итак, спокойной ночи, — прошептала она, кутаясь в шаль.

Адам с любопытством смотрел на нее сверху вниз, потом, казалось, понял ее замешательство.

— Я тоже хорошо провел время, — сказал он, удивившись, что говорит правду. Он действительно получил удовольствие — впервые за долгое время.

Адам шагнул к ней. Положив свои большие руки на талию Бренди, он притянул ее к себе. Бренди глубоко, прерывисто вздохнула. Потом его голова наклонилась, и его губы коснулись ее губ. Казалось, что он спрашивает глазами разрешение, и она, прильнув к нему, позволила своим векам медленно опуститься.

Его руки скользнули к ее лопаткам, когда он склонился над ней, крепче целуя ее. Руки Бренди обвились вокруг его шеи под светлыми волосами на затылке. Его губы все теснее и теснее прижимались к ее рту. Потом она почувствовала, как горячий кончик его языка дразняще касается ее губ, и слегка приоткрыла их.

Адам застонал и прижал ее к себе. Его нежная атака требовала от нее отклика. Бренди раскрыла губы, полностью впуская его язык, и тихо застонала, когда он коснулся глубин ее рта, провел по зубам, потом соприкоснулся с ее языком.

Когда Адам отпрянул, у нее дрожали колени. Она вцепилась в его рубашку, чтобы устоять на ногах. Адам накрыл ее руки своими.

— Я бы хотел, чтобы ты осталась в Чарминге, Бренди, — признался он голосом, хриплым от желания. Он был потрясен и изумлен силой чувств, которые испытывал к ней, когда его недоверие не стояло между ними. Он понимал, что если она согласится на его предложение, то возможности для их совместного будущего бесконечны.

Надежда, радость и счастье захватили Бренди. Она получила то, на что надеялась. И, Господи, намного больше того, о чем мечтала.

— Да, да, я хочу остаться.

Адам сжал ее руки и поцеловал сначала одну, потом другую. Он и в самом деле опасался начинать обсуждение такого щекотливого предмета, но ликование от ее непринужденного согласия перевесило осторожность, и он выпалил:

— Отлично, я надеялся, что ты скажешь это. Мы выставим фургон на продажу, чтобы у тебя были средства, пока я выясню, смогу ли найти тебе место. Хорошую работу, на которой ты сможешь получать достаточно, чтобы обеспечить себя с Дейни. И может быть, я смог бы поговорить с Дороти, чтобы она сдала тебе дом своей дочери…

— Подождите, Адам, о чем вы говорите? Продать фургон? Найти мне место?

Адам отодвинулся и посмотрел на озадаченное лицо Бренди. Ее темные глаза были еще томными от страсти, но внезапно в них блеснуло понимание и нечто большее, чем просто гнев.

— Я говорю о том, чтобы помочь тебе получить нормальную работу и приличное жилье.

— У меня есть свое дело, и оно очень хорошо обеспечивает меня и сестру. Зачем мне желать другой работы? Мне доставляет удовольствие продавать свои лекарства, и я не вижу в этом ничего постыдного. А кстати, что плохого в том, где мы живем?

— Послушай, Бренди, я понимаю трудности, которые, должно быть, возникли со смертью твоих родителей. У меня было такое же, ты знаешь. И я не виню тебя, чем бы ты ни занималась, чтобы заботиться о своей сестре. Но больше тебе не придется заниматься этим шарлатанством с продажей лекарств. Я предлагаю тебе настоящую работу и настоящий дом в городе, где живут хорошие люди.

Бренди гневно посмотрела на него сверкающими глазами. Ярость грозила задушить ее слова, но она заставила их прорваться сквозь завесу гнева, который охватил ее.

— Хорошие люди? Какими, я спрашиваю вас, представляете вы себе хороших людей? Тех, кто живет в домах без колес? Тех, кто одевается в такие платья? — спросила она, показывая на свое уродливое голубое платье. Горячие слезы жгли глаза, но Бренди сдерживала их.

Адам взял ее руки в свои:

— Подожди, Бренди, я не имел в виду это… Она оттолкнула его руки и поднялась на металлическую ступеньку у двери в фургон.

— Мы с сестрой хорошие люди, шериф Маккаллоу. Мы можем одеваться не так, как вы, и можем не жить в красивом доме. Но мы изо всех сил пытаемся облегчить страдания в этом мире и стараемся относиться к людям с добротой и уважением. И если вы спросите меня, шериф, — растягивая слова, надменно сказала она, — то это, черт побери, гораздо больше того, что сделали вы.

Она открыла дверь и исчезла в фургоне, сильно хлопнув дверью. Потом опустила щеколду и позволила слезам наполнить глаза.