Прочитайте онлайн Обманщица | Глава 8

Читать книгу Обманщица
19718+5638
  • Автор:
  • Перевёл: Е. Ф. Левина
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 8

Поселок бандитов в каньоне был их постоянным убежищем. Здесь хватало воды, и многочисленные хижины соседствовали с коралями для лошадей и другого домашнего скота. Еще Коди увидела там женщин и детей, что, впрочем, не удивляло. Каньон затерялся в горах и был, наверное, самым безопасным местом жизни для семей разбойников.

Коди побродила вокруг, а потом ветерок донес до нее божественный аромат кофе. Угрюмого вида мужчина сидел над кофейником около одного из открытых очагов и рассматривал ее с откровенным интересом. Приветливо улыбаясь, она подошла к нему.

— Доброе утро, друг. Ваш кофе так замечательно пахнет, что я подумала, не уделите ли вы мне чашечку?

— Наливайте, если хотите. — И он махнул рукой в сторону кофейника, улыбнувшись ей несколько смущенно.

— Благодарю вас, вы очень добры. Между прочим, меня зовут сестра Мэри, — проговорила Коди, наливая горячее черное варево в жестяную кружку, которую, судя по всему, не мыли месяца три. Но выбирать не приходилось, и она осторожно отхлебнула из кружки.

— Меня зовут Джонс.

— Очень приятно познакомиться, — сказала она с улыбкой, вполне искренней, так как кофе был отличным. Все это время она следила, не появится ли Салли, готовая, если что, тут же мчаться в хижину Люка. Но мужчин в поселке почти не было.

— Кажется, Господь благословил нас хорошим деньком.

Он пожал плечами:

— По крайней мере тихим.

— Почему вы так говорите? — полюбопытствовала она.

— Большинство мужчин уехали и не вернутся еще несколько дней, может, даже неделю.

— Мейджорс уехал с ними? — При этом известии в ее душе непонятным образом всколыхнулись страх и надежда.

— Нет. Он сейчас пошел ухаживать за лошадьми. — И мужчина указал на отдаленный кораль в глубине каньона.

— Спасибо вам за вашу доброту. Скажите, а еды тут никакой нет? — Судя по всему, здесь жили каким-то подобием общины: то, что доставалось, делилось на всех.

— Спросите вон там, у Хуаны. Может, у нее что-нибудь осталось.

— Благослови вас Бог, брат Джонс.

Она направилась в указанном направлении. Джонс глядел ей вслед и качал головой. Настоящая проповедница, надо же. И о чем только думал Мейджорс, привозя ее сюда. Он ухмыльнулся, наблюдая, как она идет к Хуане. Тощая, прямая как палка, в своем черном платье, больше похожем на балахон, а под мышкой — Библия. Она что, собирается здесь проповедовать? То-то будет потеха! Прямо скажем, святостью здешние обитатели не отличаются.

Хуана уже слышала о женщине, которую привез в лагерь Мейджорс. Увидев, что та идет к ней, она уставилась на вновь прибывшую с нескрываемым интересом. С первого взгляда Хуана поняла, что эта новенькая ей не нравится. Кожа да кости, бледная как смерть, да к тому же в очках. Хуана не могла понять, почему Мейджорсу захотелось затащить ее в свою постель. Она же наверняка холодная как ледышка.

При мысли, что эта мымра спит с Люком, Хуана позеленела от злости. Она хотела его с той минуты, как он появился в лагере. Чего она только не делала, чтобы обратить на себя внимание красавца стрелка. Пожелай он только… А он взял себе эту бледную немочь. Бред какой-то, как можно даже сравнивать эту уродину и такую жаркую женщину, как она? Новенькая приближалась, и глаза Хуаны опасно прищурились.

— Что тебе нужно? — вызывающе бросила Хуана, не дожидаясь, пока та заговорит.

— Вы Хуана? — Получив кивок, Коди продолжала: — Брат Джонс сказал мне, что у вас, может быть, найдется какая-нибудь еда.

— Нет. Все съедено. Мы едим на рассвете.

Коди никак не могла понять, чем она вызвала такую ненависть Хуаны. Та просто кипела от злости. Ведь они даже никогда не встречались. Ох, не хватало ей еще одного врага…

— Все равно спасибо, — вежливо проговорила она. — Меня зовут сестра Мэри. Приятно было с вами познакомиться. — Коди решила сразить ее наповал своей доброжелательностью. — Всегда так приятно встречать новых людей и заводить новых друзей. Господь благослови вас, Хуана.

Хуана уставилась на нее как на сумасшедшую, а Коди с достоинством зашагала прочь, кожей чувствуя устремленный ей вслед ненавидящий взгляд молодой женщины. Ощущение было не из приятных. Да, такую одной доброжелательностью не проймешь.

Коди заставила себя не думать об этом, и обратилась мыслями к тому, что делать дальше. Сначала надо осмотреться. Совершенно ясно, что одной ей с Люком не справиться, так что в любом случае ей понадобится помощь. Важно выяснить, как охраняют каньон, сколько дорог из него ведет, все ли дороги охраняются. Направляясь к коралю, где находился Люк, она заметила, что большинство встречных смотрят на нее весьма недружелюбно.

— Благослови Господь это доброе утро, — отвечала сестра Мэри на каждый угрюмый взгляд.

Они сразу же морщились и отворачивались, некоторые торопились отойти от нее. Прекрасно. Значит, они не будут следить за каждым ее шагом, и она сможет хорошенько рассмотреть все вокруг, не вызывая подозрений. Обычно в этом ей помогал Крадущийся-в-Ночи. Вспомнив о своем друге, она мысленно помолилась еще раз, чтобы рана его оказалась неопасной.

В течение всех четырех лет охоты за преступниками она знала, что индеец рядом, что он незаметно приглядывает и охраняет ее. Теперь она впервые оказалась одна, и это не могло не беспокоить. Не то чтобы Коди сомневалась в своих силах. Отец хорошо ее обучил, и свою работу она делала отлично. Просто не привыкла она работать в одиночку. Здесь ей никто не поможет и рассчитывать можно только на себя.

— Доброе утро, Люк, — проговорила она, подходя к коралю. — Какой прекрасный день. Не правда ли?

— Доброе, — пробурчал Люк, несколько удивленный и раздосадованный ее сияющим видом. — Я думал, вы не выйдете из дома, пока я не вернусь.

— О нет. Здесь слишком много работы для служителя Божьего, чтобы предаваться лени. Вы когда-нибудь видели место, более нуждающееся в Божьей помощи? — спросила она, оглядываясь по сторонам.

— Да, видел, — ответил он, не поднимая головы.

— Правда? Наверное, это был просто ад на земле, если там было хуже. Где это было?

— На Юге, сестра Мэри. Точнее, в Джорджии, в конце войны. — Голос его звучал совершенно безучастно.

Коди растерялась от его ответа. Она ожидала, что он назовет еще какую-нибудь бандитскую нору.

— Вы с Юга?

— Был. А теперь ниоткуда.

Она замолчала, потрясенная горечью, прозвучавшей в его словах.

— Простите меня.

— За что?

— За то, что причинила вам боль этим напоминанием.

— Чтобы чувствовать боль, вы должны испытывать привязанность к чему-то. А я, поверьте, сестра, такого чувства почти ни к чему не испытываю.

— Это заметно. Почему бы иначе вы оказались здесь? Возможно, я была послана в Эль-Тражар Божественным провидением, чтобы избавить вас от такой жизни, — задумчиво сказала сестра Мэри.

— Мне ничего от вас не нужно, сестра. А избавления меньше всего, — проворчал он, подумав, что, по-видимому, единственное время, когда она не стрекочет о спасении душ, это когда спит. Если это и в самом деле так, он не возражает, если она будет спать целыми сутками.

— Разумеется, нужно. Посмотрите на свою жизнь! Судя по тому, с кем вы водите компанию, вы вор и, возможно, убийца. И если после этого вам не нужно спасение, то не знаю, кому оно нужно больше. — Она смолкла, словно ее озарила какая-то блестящая идея. — А тогда выходит, что я, возможно, была послана Господом, чтобы спасти не только вас, но всю вашу банду. — И сестра Мэри широко улыбнулась, обрадованная такой прекрасной возможностью послужить Господу.

— Только этого мне не хватало! Вы что, не понимаете, что едва заикнетесь здесь о спасении души, мигом лишитесь своей? А я-то думал, что мне надо защищать вас лишь от Салли.

— Каким образом проповедь доброй вести может причинить мне неприятности?

Люк даже застонал от досады:

— Тут живут не ваши благочестивые горожане, жаждущие спасения. Здешние люди скорее пристрелят вас, чем станут выслушивать лекции о порочности своей жизни.

— Таковы все грешники. Они убеждены, что живут правильно, а что будет с ними в ином мире, не важно. Поэтому и призвал нас Господь глаголить истину. Это долг наш. Если хотим мы, чтобы наши собственные души попали в рай обетованный, мы должны показывать несчастным путь праведный. Тех, кто не слышал никогда слова Божьего, надо пожалеть и возлюбить, потому что они еще могут обратиться к Богу и спастись. А вот те, кто вроде вас обучен был закону Божьему и знает о Его любви бессмертной, но предпочел отринуть Его, вот с такими иметь дело труднее всего. С вами, сэр, будет очень сложно, но я не отступлюсь!

— Сестра Мэри! — Люк швырнул скребок и повернулся к ней лицом. — Вы можете проповедовать, сколько вам угодно, но только не мне. Я давно перестал просить Бога о помощи. Он не помогал мне тогда, и я очень сомневаюсь, что он изменил свое мнение сейчас. Так что направьте ваш пыл на кого-нибудь другого. Меня уже не спасешь.

— Вы не должны так думать! У всех есть свои хорошие стороны. Просто иногда у таких, как вы, их найти труднее. Но не печальтесь, я их у вас найду. Вот, например, вы же спасли меня вчера. Уверена, вы делали это из добрых побуждений, а значит, в вашем сердце еще сохранилась частичка добра, — убежденно закончила она.

— С каждой минутой я начинаю все больше и больше сожалеть об этом «добром деле».

— Ладно, Люк. Я буду как песчинка в раковине устрицы. Я буду говорить и говорить вам о добре, пока вы не преобразитесь в драгоценный жемчуг.

При виде зверского выражения его лица она поняла, что пора переменить тему.

— Я голодная, — призналась она. — Мне удалось выпить кофе, но Хуана сказала, что еды не будет до вечера.

Люк удивился. До сих пор, когда бы он ни захотел поесть, Хуана рада была услужить.

— Пойдем посмотрим, что я смогу для вас раздобыть.

— Спасибо.

Он закончил ухаживать за конем, и они отправились назад, в поселок.

— Здесь такое правило: все трудятся. Вам тоже придется что-то делать, чтобы отработать свое пропитание.

— Разумеется, я буду только рада проводить службы для тех, кто захочет прийти.

— Вообще-то я имел в виду не это, а настоящую работу. И желательно такую, где вы будете сидеть тихо и не высовываться. Женщину должно быть видно, но не слышно.

— Я думала, это говорят о детях.

— К вам это тоже относится, — хмыкнул он.

Тем временем они дошли до его жилища.

— Подождите минутку, я скоро.

Коди не возражая вошла в хижину. Пожалуй, сейчас с ним лучше не спорить, а вести себя как послушная девочка. К тому же надо подумать, как отсюда выбраться. Она успела рассмотреть лагерь. Второго выхода отсюда не было. Въезд и выезд осуществлялся через единственный главный проход. А стены каньона были такими крутыми, что если бы представители закона захотели сюда ворваться, охрана с легкостью бы их перестреляла.

Коди немного походила по комнате, затем снова вышла наружу и села в тени. Здесь был хороший наблюдательный пункт. Отсюда она видела весь лагерь. Коди постаралась запомнить точное расположение всех домов и количество людей. Каждая подробность была важна. Какая-нибудь мелочь могла впоследствии спасти ее или погубить.

Скоро вернулся Люк с тортильей, начиненной непонятным мясом. Коди хотела было спросить, что там такое, но затем решила, что лучше этого не знать. Благодаря Люку сегодня она с голоду не умрет.

— А где Салли и остальные? — поинтересовалась она, зная от Джонса, что они уехали, но не зная куда.

— Их несколько дней не будет в лагере, — туманно ответил Люк.

Она улыбнулась:

— Я рада, что их нет, но почему вы не уехали с остальными?

— Пытаетесь отделаться от меня? Я остался, чтобы заботиться о вас, — солгал он, раздосадованный, что, возможно, именно в эту минуту остальные общаются с Эль Дьябло, а его с ними нет.

— Не стоит сидеть здесь из-за меня. Вообще, раз Салли уехал, дали бы вы мне лошадь и отпустили на свободу. Больше ведь защищать меня не надо.

На секунду это показалось Люку хорошей идеей. Она уже так ему надоела, что он был бы счастлив избавиться от нее. И правда, если Салли уехал, она может вернуться в город, погрузить свои пожитки в фургон и вместе со своим индейцем убраться из Эль-Тражара.

Да, это было бы просто прекрасно, но… но ему придется везти ее в город, и он может разминуться с Эль Дьябло. Вдруг предводитель банды решит вернуться в лагерь с остальными бандитами, а его тут не будет. К тому же остальные бандиты могут заподозрить неладное, если он вдруг так быстро отпустит проповедницу.

— Я отпущу вас, но в свое время.

— И когда же оно настанет?

— Когда я от вас устану! Я говорил о вас с Хуаной, и отныне вы будете отрабатывать свое пропитание, помогая ей.

Коди заскрипела зубами от злости, но ничего не сказала. Она ненавидела нудную женскую работу. Это было скучно, тоскливо… именно из-за этого она еще в восемь лет упросила отца научить ее стрелять. У мальчишек жизнь всегда веселее, чем у девочек. Кто захочет мыть полы и варить еду, когда можно скакать на лошади, охотиться или стрелять в цель?

— Я буду делать все, что нужно, но не могу оставить свое призвание, — торжественно объявила она.

— Тогда я не ручаюсь за вашу безопасность. Это не ваши горожане. Женщины в основном проститутки, а мужчины…

— Мария Магдалина была проституткой, но получила спасение, — провозгласила Коди, несколько оскорбленная его отношением. — А кроме того, женщины не занимались бы этим унизительным ремеслом, если бы мужчины не были готовы за него платить…

— А мужчины здесь и того хуже, — закончил он, не обращая внимания на ее слова.

— Вы в том числе?

— Я в том числе.

— Тогда я буду рассматривать время, проведенное здесь, как вызов судьбы, на который должно ответить верой и добрыми делами.

Люк застонал про себя от ее неукротимого оптимизма. У него больше не было сил с ней спорить. Пока Салли не вернется, ей ничего не грозит. Ему придется лишь слегка за ней приглядывать.

— Хуана сказала, что вы можете помочь ей готовить ужин.

— Как любезно с ее стороны.

— Вы ведь хотите есть? — Он выразительно посмотрел на нее. — А если вы не любите готовить, есть, знаете ли, и другие пути отработать свое содержание.

— Я очень люблю готовить, — поспешно ответила Коди, покраснев от недвусмысленного намека.

— Я так и подумал.

Коди встала и направилась к хижине Хуаны. Та встретила ее все с тем же кислым выражением на лице.

— Вижу, ты явилась помогать.

— Я буду рада делать все, что вам угодно, добрая сестра.

— Я тебе не сестра.

— Перед Богом мы все братья и сестры.

— Перед Богом нам всем надо есть, так что давай мешай вот это, а я займусь другими делами. — Она передала Коди черпак и указала на большой котел, в котором что-то кипело. — Я скоро вернусь.

Хуана повернулась и ушла, а Коди уставилась на варево, которое должно было в конце концов стать их трапезой. Вид у него был не слишком аппетитный, но она уже поняла, что здесь привередничать не приходится, и начала мешать.

Хуана рада была уйти подальше от новой помощницы. Оглядевшись, она не спеша направилась к Люку.

— Спасибо, что прислал проповедницу помогать. Я уже приставила ее к работе, — сказала она, останавливаясь на пороге его хижины. Он сидел за столом и чистил свой пистолет.

— Ну и хорошо. Она очень рвется помочь, чем может, — произнес Люк, даже не взглянув на Хуану.

— Зачем ты привез ее сюда? — спросила Хуана, лаская взглядом мощные широкие плечи Люка и жесткую линию упрямого подбородка, оттененного пробивающейся щетиной.

В ней нарастало голодное желание. Она наблюдала, как он возится с пистолетом, и представляла, как эти сильные руки прикасаются к ней. Хуана хотела Люка с момента его присоединения к банде, и вот пришла пора сделать первый ход. Салли и все остальные уехали, так что она сможет полностью посвятить себя тому, чтобы доставить ему удовольствие и получить свое.

Услышав ее вопрос, Люк удивленно взглянул на нее, но тут же при виде выражения ее глаз все понял. За время пребывания в лагере Люк не обращал на Хуану особого внимания. Ему было известно, что она охотно ублажает других мужчин, когда им нужна женщина, но это его не интересовало. Желая раз и навсегда охладить ее пыл, он ответил:

— Я привез сестру Мэри сюда, потому что захотел ее.

На Хуану словно вылили ушат холодной воды, такой ошеломленной она казалась.

— Так, значит, она — твоя женщина?

— Именно так.

— И она тебя удовлетворяет?

Люк услышал недоверие и насмешку в ее голосе.

— Это не твое дело.

— Ах, но я могу сделать это своим делом. — Ей никак не хотелось признать поражение. — Я гораздо лучше, чем она, и могу сделать тебя счастливым.

— С чего ты это взяла? Мне вполне хватает сестры Мэри.

— Она не похожа на женщину, которая способна доставить тебе удовольствие.

— В сестре Мэри есть много такого, о чем с первого взгляда не догадаешься. Она именно то, что мне нужно, и другие женщины мне без надобности.

Однако, говоря это, Люк задумался на миг: а какая, собственно, женщина могла бы его привлечь? Он глянул в дверной проем на сестру Мэри. Она была некрасивой, целиком поглощенной своим призванием, безразличной к зову плоти. Неудивительно, что Хуана ему не верит.

— Я не верю тебе, Люк Мейджорс, — обольстительным грудным голосом проговорила Хуана. — У нее вид старой ханжи. Не думаю, чтобы она хоть что-нибудь знала о том, как доставить радость мужчине.

Люк загадочно усмехнулся. Ему придется что-то сделать с этой проповедницей, чтобы Хуана убедилась, что он не лжет. Нравится ей это или нет, он докажет Хуане, кто ему нужен.

— Чтобы доставить радость мужчине, Хуана, нужно нечто большее, чем просто удовлетворить его низменные потребности. Сестра Мэри, может, и не похожа на мечту каждого мужчины, но, повторяю, она именно то, что мне нужно.

Хуана недоверчиво фыркнула.

— Я могу показать, что тебе нужно в действительности, — медовым голосом предложила она, придвигаясь поближе.

Ей хотелось сесть к нему на колени, целовать и ласкать его так, чтобы он выбросил из головы эту другую женщину. Она встала перед ним и положила руки ему на плечи. Свободный круглый вырез ее блузки открылся, полностью обнажив ее пышные, тяжелые груди. Эта уловка всегда срабатывала с мужчинами, и Хуана радостно предвкушала реакцию Люка. Она ждала, что он схватит ее и тут же ею овладеет. От возбуждения она вся горела.

Люк ощутил жар ее желания. Она была вполне привлекательной, и он сознавал, что может взять ее, когда захочет, но не собирался даже дотрагиваться до нее. Если он это сделает, она никогда не поверит, что сестра Мэри — его женщина.

— Я ценю твое предложение, но, как я уже сказал, у меня есть женщина, которой мне достаточно.

Лениво поднявшись на ноги, он уклонился от цепких рук Хуаны и вышел из хижины. Он знал, что она вышла за ним следом и остановилась, наблюдая. Что ж, тем лучше, он отвадит ее раз и навсегда.

Коди увидела, что Люк идет к ней, и удивилась: что ему надо? Она заметила, как Хуана зашла перед этим к нему в хижину, а через несколько минут он буквально выскочил оттуда. Хуана вышла вслед за ним, и лицо у нее было перекошено от злости. Он подошел, и Коди вопросительно посмотрела на него:

— Что-то неладно? У Хуаны, по-моему, недовольный вид.

— Просто она сердится. Ничего страшного.

— Неужели?

— Если хотите остаться в живых, подыграйте мне, — тихо сказал он.

— О чем это вы?

Не говоря в ответ ни слова, он заключил ее в объятия и поцеловал.