Прочитайте онлайн Обманщица | Глава 7

Читать книгу Обманщица
19718+5611
  • Автор:
  • Перевёл: Е. Ф. Левина
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 7

Салли развернул коня и ускакал. Он не шумел, не ругался, что для знавших его было плохим признаком. Тихий он был особенно опасен.

Бросив Крадущегося-в-Ночи лежащим без сознания на земле около фургона, Карсон быстро вскочил на лошадь. Когда Салли рванулся вперед, чтобы схватить проповедницу, индеец вскинул ружье, и Карсон ударил его сзади.

Он хотел было вмешаться в стычку между Салли и Мейджорсом и попробовать подстрелить того, но, увидев быстроту, с какой тот выхватывает пистолет, тут же изменил свое решение. Немногие могли похвастаться такой сноровкой. Да, репутация этого стрелка явно была заслуженной. Он был опасен. Однако Карсон не сомневался, что Салли найдет способ с ним расквитаться.

Крепко держа проповедницу, Люк выждал, пока оба бандита не скрылись из виду.

— Они уехали, — облегченно вздохнула Коди, — вы можете спустить меня на землю, друг. Я благодарю вас за помощь.

— Меня зовут Люк, Люк Мейджорс, и я сожалею, сестра Мэри, но никуда вас не отпущу, — проговорил Люк и, развернув коня, поскакал прочь из города.

— Отпустите меня!

Когда Коди поняла, что он увозит ее непонятно куда, она с удвоенной силой начала вырываться из его рук. А она-то решила, что Люк ниспослан ей Провидением. События приняли весьма неприятный оборот, и он тогда подоспел вовремя. Но теперь ей пришло в голову, что она попала из огня в полымя. Люк был не менее, а может быть, и более опасен, чем Салли. О, она была достаточно наслышана, что он за человек.

— Вы не можете так поступить!

С легким смешком он лишь плотнее прижал ее к себе:

— И кто же меня остановит?

В этот момент они как раз проезжали мимо фургона, и Коди заметила лежащего без сознания Крадущегося-в-Ночи!

— Крадущийся-в-Ночи! — с ужасом воскликнула она, глядя на распростертое тело друга. — Сэр, если есть в вашем сердце хоть капля христианской доброты, вы освободите меня! Я должна позаботиться о своем друге! Он ранен. Возможно, умирает!

В ответ Люк лишь пришпорил коня.

— Отпустите же меня! — требовала она, пытаясь вырваться.

— Нет, вы теперь будете со мной. — Люк держал ее железной хваткой за талию, не давая шевельнуться.

— Вы что, хотите попасть в ад? — Коди поняла, что так она не вырвется, и решила его припугнуть, используя всю силу своего красноречия.

— Я уже там нахожусь, — отвечал Люк, чуть придерживая коня, чтобы оглянуться на площадь.

Один из освещавших помост факелов упал и поджег палатку. Алые языки пламени полыхали в ночи, придавая картине какой-то дьявольский вид.

При виде этого зрелища она затихла, затем извернулась и взглянула ему в лицо. В первый раз он показался ей красивым, теперь, в этом жутком красном свете, лицо его казалось резким и жестоким. Впервые Коди засомневалась в своих силах. Она была рада, что не выпустила из рук Библии. Возможно, это ее единственная надежда.

— Вы еще можете спасти свою душу.

— Поздно беспокоиться о моей душе. Я выжег ее много лет назад. Сейчас я тревожусь о вашей.

— О моей? — нахмурилась она. — Если вы обо мне тревожитесь, то лучше всего отпустите меня. Салли уехал. Я позабочусь о Крадущемся-в-Ночи, и с нами все будет в порядке.

Люк взглянул на нее с досадой:

— Сестра Мэри, вы вообще-то хотите живой увидеть рассвет? Может, сейчас Салли и нет рядом, но он не тот человек, который легко отдаст то, что раз захотел. А вас, поверьте мне, он очень хочет.

Коди побледнела при этом недвусмысленном заявлении.

— Но Крадущийся-в-Ночи…

— Сам сумеет о себе позаботиться, — угрюмо буркнул он. Люку стало жалко ее, но он был рад, что она наконец поняла, в какую передрягу влипла. — Салли не забывает обид. Тогда, в салуне, вы его унизили. Ему это очень не понравилось. Если я сейчас вас отпущу, вы не успеете из города выехать, как он вас настигнет. А, судя по всему, от вашего индейского друга толку немного.

Коди вздрогнула и, крепче прижав к груди Библию, мысленно взмолилась, чтобы с Крадущимся-в-Ночи ничего не случилось.

— Я лишь пыталась обратить его к Господу. Почему он так возненавидел меня?

— Почему злые люди делают то, что делают? — Он пожал плечами. — Вы же занимаетесь спасением душ. Если б вам удалось спасти его душу, ручаюсь, место в раю было бы вам гарантировано.

— Тогда не могли бы вы просто оставить меня где-то здесь, в городе? Я бы спряталась, пока он не уедет отсюда.

— Он так легко не сдастся. Он упрям, как… ну, не важно кто. — Он оборвал фразу, чтобы не оскорбить ее слух грубым выражением. — Скажем так, сестра Мэри, сейчас вам безопаснее всего быть со мной.

— Но я не хочу быть с вами! — запротестовала она.

Люк начал злиться. Нет, все-таки эта проповедница глупа как пробка.

— Послушайте, леди, мне вы тоже не больно-то по сердцу. Я люблю женщин помоложе, покрасивее и повеселее. Так что на вашу добродетель я покушаться не собираюсь. Но если вам хочется остаться живой, то, черт возьми, делайте все, как я велю.

— Пожалуйста, сэр, разговаривая со мной, не пользуйтесь такими гадкими выражениями. Использовать дурные слова для объяснения своих мыслей — признак невежества и порочности.

— Нет, вы послушайте меня, проповедница. Если вас сейчас не беспокоит ничего, кроме употребления плохих слов, с вашей головой не все в порядке. Или вы думаете, что ваш старик сможет защитить вас от банды Эль Дьябло?

— А вы, по-вашему, сможете? — вызывающе бросила она.

— Я один из них.

Она ахнула от этого заявления и, извернувшись, посмотрела на него:

— Если вы один из них, то почему хотите меня спасти? Разве они не обозлятся на вас за это?

— Я бывал и в худших переделках. Выберусь и из этой.

— Но…

— Если хотите остаться в живых, сидите смирно, — приказал Люк, ближе притягивая ее к себе. Он почувствовал ее сопротивление и улыбнулся про себя: сестра Мэри боролась до конца.

— Я ценю ваши мужество и доброту ко мне, мистер Мейджорс.

— Люк.

— Люк. Но куда вы меня везете? — спросила она, стараясь держаться прямо как палка, чтобы невзначай не прислониться к нему. Сделать это на лошади было крайне неудобно, но об удобстве она думала меньше всего. Она не может позволить себе расслабиться… Только не теперь…

— Подальше от Эль-Тражара, — уклончиво ответил он. — Я хочу, чтобы вы были там, где он ничего не сможет вам сделать.

— Где это?

— Увидите.

— Как долго вы собираетесь держать меня в плену?

— Если вы будете задавать столько вопросов, я брошу вас прямо здесь на радость Салли, который наверняка уже едет за нами. Поняли? — Люку она надоела. Уму непостижимо, как это его угораздило стать нянькой странствующей проповеднице! Все, чего он хотел, это узнать, кто такой Эль Дьябло, и убраться отсюда к чертовой… куда подальше.

Осознав, что из-за нее он, даже мысленно, смягчил выражение, Люк поморщился. Меньше всего на свете ему хотелось, чтобы какая-то размахивающая Библией дамочка вмешивалась в его жизнь. Он не сомневался, что за него уже объявлена награда, и хотел покончить со своим заданием прежде, чем кто-нибудь покончит с ним. Ему надо поскорее разузнать нужные сведения и сообщить их Джеку.

Коди тоже была зла, но злилась она больше на себя. Если бы днем она не взбесила Салли, все было бы отлично. Люк Мейджорс действительно оказался в Эль-Тражаре, и к этому времени она уже схватила бы его. Однако о пролитом молоке не плачут. Судьба сдала ей другие карты, значит, с ними и играть.

Она должна была признаться, что в каком-то смысле ей повезло и она получила, что хотела. Она была наедине с Люком Мейджорсом. Но даже если представится возможность и ей удастся оглушить его и связать, без помощи Крадущегося-в-Ночи она его с места не сдвинет. К тому же все ее вещи, за исключением Библии, находились в городе, в фургоне. Да, застряла она прочно… Так что пока она будет играть роль сестры Мэри. Прямо скажем, эта мысль восторга у нее не вызывала, но впереди маячила громадная награда.

Мысленно помянув всех обитателей ада, она задумалась о своей дальнейшей судьбе. Очевидно, следовало готовиться к худшему, хотя надо признаться, тот факт, что он тревожится о ее судьбе, весьма удивлял. И то, как держал он ее перед собой в седле, не больно, не похотливо, тоже вызывал недоумение. Можно было сказать, что, с учетом ситуации, он держал ее скорее заботливо… С его-то репутацией! Просто невероятно.

Коди решила, что то, что он равнодушен к ней как к женщине, только к лучшему. Иначе он начал бы приставать, и ей пришлось бы применить решительные меры, а ей этого совсем не хотелось. Она обещала Логану, что доставит Мейджорса живым, и сдержит свое слово.

Она поймала свои последние мысли и слегка нахмурилась. Конечно, ей вовсе не хочется вызывать в нем желание. Он ведь бандит, наемный стрелок. И все же его слова, что он любит женщин помоложе и покрасивее, больно ранили Коди. Одно дело играть роль сестры Мэри всего несколько часов, проповедуя перед толпой. И совершенно другое — жить так день за днем, без передышки. Да, в этот раз деньги достанутся ей тяжело.

Некоторое время они ехали молча.

— Вам не хочется избавиться от Библии? — в конце концов поинтересовался Люк, заметив, как неудобно ей ехать, сжимая в одной руке толстую книгу.

— Нет! — возмущение и испуг были совершенно искренними. — Слово Господне — мое спасение и защита. Эта Библия спасала меня от бед гораздо больше, чем вас спасало ваше оружие. Я с ней никогда не расстанусь. Это подарок моего дорогого, ныне покойного отца.

— Он тоже был служителем веры?

— По-своему. Он стремился исправить зло в мире и помогать людям, но иногда люди не желают, чтобы им помогали.

— Вот в этом вы правы, — заметил Люк, вспоминая ограбление банка и то, как, вытащив свой пистолет, чтобы помочь кассирам, он оказался в тюрьме.

Они снова замолчали. Люк не хотел останавливаться, пока они не окажутся в горном убежище банды. Только там, в каньоне, он позволит себе расслабиться.

Все случилось так, как Люк и опасался. Примерно через час после их отъезда он услышал стук копыт. Он раздавался все громче и громче. Люк не сомневался, что гонятся за ними. Выехав на вершину небольшого холма, он остановился, поджидая преследователей. Через несколько минут Хэдли, Салли, Карсон и другие показались внизу.

— Добрый вечер, джентльмены. Могу я вам чем-то помочь? — крикнул им Люк сверху вниз.

Они так резко осадили коней, что те встали на дыбы.

— Мы просто пытались тебя нагнать, — промолвил Салли.

— Отлично. Вы нас догнали. Теперь можете поезжать вперед, а мы последуем прямо за вами.

Бандиты тихо ругались. Салли сказал им, что Мейджорс отвезет сестру Мэри недалеко от города, попользуется ею и бросит. Они намеревались позабавиться с ней после него. А выходит, что Салли ошибся. Мейджорс и в самом деле собирался оставить ее себе. А это совсем другое дело. Никто из них не хотел ссориться с Мейджорсом. Слишком рискованно было вступать с ним в перестрелку из-за бабы. Не стоила она того. И после минутного раздумья маленькая кавалькада проследовала дальше.

Коди была потрясена, что Салли так быстро отправился в погоню за ней. Мейджорс не наврал ей. И снова она задумалась, зачем он это делает? Если он был тем хладнокровным наемным убийцей, каким его все считали, почему его беспокоила ее судьба? Неужели он в самом деле страшился Божьего гнева? Неужели сохранилось добро в его душе, или им двигали иные, неизвестные ей низменные побуждения?

Глядя вперед, на отъезжающих бандитов, Коди вдруг поняла, что поддержка сильной руки Люка не стесняет ее, а успокаивает. Рядом с ним она испытывала ощущение безопасности, а не страх. На секунду ей захотелось прислониться к нему. Но вместо этого она еще сильнее выпрямилась, напоминая себе, что хоть он и чуточку лучше остальных, но все равно убийца. Близился рассвет, когда усталость наконец одолела ее, и она, обмякнув, прижалась к Люку.

Низкий насмешливый голос прозвучал у нее над ухом:

— А я все думал, сколько еще вы сможете так держаться, сестра Мэри.

Коди слишком устала, чтобы отвечать на его колкости. Она закрыла глаза и, продолжая прижимать к себе Библию, помолилась Богу, чтобы он дал ей силы выбраться из этой истории. А еще она помолилась за Крадущегося-в-Ночи.

* * *

На рассвете они достигли каньона. Люк безумно устал, но все так же насторожено прислушивался и внимательно следил за Салли. От него он ждал любой подлости. Вслед за другими они проследовали мимо охраны через узкий въезд в каньон. Затем Люк направился к маленькой грязной хижине, которую ему отвели, когда он присоединился к банде. Остальные отправились по своим домам, но Салли, задержавшись, оглянулся и злобно сверкнул глазами на Люка.

Люк ответил ему взглядом не менее красноречивым и проговорил угрожающе:

— Она моя, а свое я умею хранить.

— Посмотрим, Мейджорс, посмотрим. — И Салли проехал дальше.

Люк спрыгнул с коня и протянул руки, чтобы подхватить сестру Мэри.

— Не трогай меня! Я могу слезть сама!

Пытаясь уклониться от его прикосновения, она чуть не упала с лошади. Он пробормотал что-то себе под нос, крепко схватил ее за талию, бесцеремонно снял с седла и буквально шмякнул на землю рядом с собой.

— Не испытывайте мое терпение, — сурово произнес он. — Сейчас отправляйтесь в дом, а я позабочусь о лошади.

Коди уставилась на него. Он был суровым, надменным и очень сильным. Да, перехитрить его будет очень сложно. Потребуется вся ее смекалка. Вызывающе вскинув голову, как и подобает оскорбленной проповеднице, она неохотно вошла в дом.

Оказавшись внутри, она внимательно огляделась. Да, это не номер-люкс… Узкая кровать, придвинутая к стене, стол и два стула — вот и вся мебель. Что ж, Коди привыкла к суровым условиям, но бывали дни, вроде сегодняшнего, когда она хотела бы сыграть роль царицы Савской, чтобы для разнообразия понаслаждаться роскошью. Устало ткнув пальцем в давно не стиранное одеяло, она обрадовалась, что по крайней мере ничего оттуда не выползло. Поскольку постель выглядела гораздо мягче стула, она с облегчением опустилась на нее и стала ждать возвращения Мейджорса.

Люк расседлал и почистил своего коня, позаботился о еде и воде для него, а затем, захватив с собой ружье, направился в свой домик. Распахнув дверь, он застыл на пороге, увидев сидящую на кровати Коди. Она подняла глаза и в тот же миг с запоздалым смущением осознала, куда уселась. Она сразу вскочила: меньше всего ей хотелось наводить его на мысли о постели.

— Вы занимались своей лошадью?

— Да, а теперь пришло время позаботиться о вас.

— Что вы имеете в виду? — Широко открыв глаза, она смотрела, как он шел к ней. Нервно глотнув, она вспомнила его слова о том, что он не собирается посягать на ее добродетель. Правда? Ложь? Она что есть силы вцепилась в Библию, которую так и не выпустила из рук.

— Всего лишь это. — Он положил руки ей на плечи и ласково подтолкнул к кровати. — Ложитесь спать. Вам нужно отдохнуть.

— Но ведь уже солнце взошло. А вы что собираетесь делать?

— Я тоже посплю.

— Где?

Люк улыбнулся:

— Прямо у вас под боком, а около меня будет лежать вот это ружье.

— Оно вам не понадобится! Я не стану убегать!

В ответ — короткий жесткий смешок.

— Оно не для вас. Так, для непрошеных гостей вроде Салли. А теперь ложитесь и ведите себя тихо. Я устал. Ночь была трудной, и неизвестно, что еще будет днем. Нам обоим надо выспаться, пока возможно.

— Ладно. — Она отодвинулась от него как можно дальше, прижалась к стене и замерла.

— Хотя вам придется сделать еще одну вещь.

— Какую? — еле слышно выдавила она. Коди решила, что он потребует, чтобы она разделась, и пыталась сообразить, как ей тогда поступать.

Люк криво усмехнулся:

— Я всего лишь хочу, чтобы вы отложили Библию.

— И все? — Коди улыбнулась от уха до уха.

На какое-то мгновение при виде этой лучезарной улыбки Люк решил, что она просто хорошенькая. Но, моргнув, снова увидел перед собой очкастую мышку.

— Благослови вас Бог!

«Да еще и проповедует без отдыха, — добавил он про себя. — Нет, мне просто необходим отдых — я так устал, что уже кажется, что сестра Мэри… привлекательна».

— Спите.

Она поспешно положила книгу между собой и стеной и замерла, пока он устраивался рядом.

Люк завозился рядом, устраиваясь поудобнее. Ну и в переделку он влип! Зачем ему эта проповедница? Она только осложнит все. С ней, наверное, хлопот не оберешься. Люк вздохнул, приподнялся.

— Возьмите. — Он передал ей единственное одеяло.

Коди чуть не вырвала его из рук.

Люк молча глядел, как она заворачивается в него, и понимал, что нравится это ей или не нравится, но выхода нет. Пока он не достанет еще одно одеяло, ей придется делить с ним это.

— Сестра Мэри, так не пойдет.

— Что именно? — спросила она.

— Здесь только одно одеяло. Как там говорится в Библии насчет того, чтобы делиться с неимущими?

Коди лишь открыла рот при этой нахальной просьбе. Он хочет забраться под одно одеяло с ней? Набат в ее голове забил тревогу. Неужели его красивые слова были всего лишь… словами?

— Да, так сказано в Библии, и я всегда этого придерживаюсь. Однако вы похитили меня, увезли от дома и друзей. Вы притащили меня в это гнездовье грешников и теперь хотите, чтобы я спала с вами под одним одеялом? Боюсь, сэр, что не смогу с этим согласиться. Моя добродетель — это все, что у меня сейчас осталось, и я не смею так рисковать.

Она высвободилась из одеяла и передала его Люку.

— Можете взять его себе целиком. Моя вера согреет меня. — Став затем на колени на своей поло вине постели, она начала громко молиться: — О Господь, изыми меня из гущи этих грешников. Спаси душу мою, Господи Боже, чтобы славила я тебя по долам и весям. О том прошу тебя, Господи! Аминь!

Люк вздохнул. Он вспомнил, как ребенком молился перед сном с матерью. Теперь она умерла, а от той жизни ничего не осталось… Комок подступил к горлу — таким одиноким и несчастным он вдруг почувствовал себя.

— Ладно, оставьте это проклятое одеяло себе! Я буду спать там.

С этими словами он схватил ружье и улегся на полу в другом конце комнаты.

Коди чуть не захихикала, увидев, как подействовала на него ее молитва. Кто бы мог подумать — религиозный бандит! Надо будет иметь это в виду.

Она украдкой взглянула на него, сняла очки, положила их рядом с Библией и устроилась поуютнее под одеялом. Она хотела поскорее заснуть, но сон не шел. Голова шла кругом, когда она вспоминала все события прошедшего дня. В принципе пока все идет как нельзя лучше. Однако Мейджорс удивил ее своими манерами и повадками. Из полученной заранее информации она знала, что он по рождению южанин. Возможно, размышляла она, когда-то в отдаленном прошлом он был джентльменом.

Люк тоже долю не мог заснуть. Он думал об обещании, которое дал Джеку. С каждым днем он все яснее понимал, что выполнить его будет очень трудно. Этот Эль Дьябло был просто призрак какой-то, а не человек. И похоже, он наводил ужас не только на мирных жителей, но и на членов своей банды. Они или вообще отказывались говорить о нем, или говорили очень мало и неохотно, все время оглядываясь, как будто он мог возникнуть в любой момент за их спиной. Люк пытался представить себе, что человек может вызывать такой страх. Он, должно быть, настолько жесток, что по сравнению с ним Салли покажется невинным младенцем. Он очень умен, и еще он прирожденный лидер — бандиты готовы идти за ним в огонь и в воду. Да уж, действительно настоящий дьявол — полностью соответствует своему прозвищу. Когда же он наконец приедет в лагерь?

Одно время Люк серьезно подумывал о том, чтобы удрать из банды. Он узнал одно из их убежищ и мог сообщить об этом Джеку. Но это казалось слишком незначительным достижением. Люк обещал Джеку узнать, кто такой Эль Дьябло, и, если, оставаясь здесь подольше, он поможет схватить главаря, что ж, он потерпит еще. Вот только теперь здесь появилась эта сестра Мэри, которая значительно осложнит все дело. Его, наверное, бес попутал, когда он решил взять ее с собой. Как будто у него и так забот мало, так теперь еще и с ней нянчиться.

Незаметно Люк задремал, но сон не принес ему облегчения. Проснувшись через несколько часов, он почувствовал себя полностью разбитым. Бросив взгляд на сладко спящую сестру Мэри, он встал и вышел на улицу.

У костра сидел Джонс и пил кофе. Увидев Люка, он предложил:

— Хочешь горячего?

— Звучит заманчиво. — Люк присел рядом на корточки и налил себе кружку кипящего крепкого варева.

— Прошел слух, что ты привез сюда с собой какую-то проповедницу. — Похоже, Джонса это весьма забавляло.

— Верно.

Джонс фыркнул:

— В Эль-Тражаре полным-полно красоток. Как же тебя угораздило связаться с какой-то чокнутой проповедницей, которая к тому же, говорят, уродина страшная?

Люк пожал плечами:

— В тот момент она меня вполне устраивала.

— А теперь, когда ты уже протрезвел? — рассмеялся Джонс.

Люк криво усмехнулся и встал. Ну вот, теперь он объект насмешек для всего лагеря. Вошел в доверие, называется. Пожалуй, проблем с сестрой Мэри будет больше, чем он думал.

— Ничего, сгодится, — только и пробурчал он.

— Что ж, когда она тебе надоест, дай нам знать. Уверен, что найдется немало желающих попробовать нечто новенькое.

— Поверь, если я когда-нибудь решу поделиться, сразу дам тебе знать.

Джонс кивнул.

— А где сегодня все? — поинтересовался Люк. Лагерь выглядел безлюднее и тише обычного. Не было видно ни Хэдли, ни Салли, ни Карсона.

— Они уехали на встречу с Эль Дьябло.

Люк сразу насторожился:

— Эль Дьябло приедет в лагерь?

Джонс искоса взглянул на него:

— Нет. Эль Дьябло не любит приезжать сюда. Босс только сообщает нам, что и где, а остальное наше дело.

— Разве он никогда не выезжает с вами?

— Редко.

— Ну если он не возглавляет вас при налетах, как же получилось, что банду называют его именем?

— Не волнуйся. Мы на самом деле банда Эль Дьябло. Хозяин приказывает нам, куда ехать и что делать, а мы выполняем. Те, кто не слушается приказов, долго здесь не задерживаются. За этим присматривает лично Хэдли.

— В этом я не сомневаюсь, — буркнул Люк. — А как насчет меня? Я с вами уже несколько недель, а у меня было только одно дело.

— Поэтому они и встречаются с Эль Дьябло. Босс скажет нам, какая будет следующая работа. Босс знает все. Когда они вернутся, наверное, станет известно, принят ты к нам или нет.

— Я не знал, что у вас тут конкурс.

— Конкурс не конкурс, но мы ведь не слишком много о тебе знаем. И ты пытался помешать налету на банк.

— Да, и очень удачно. Меня бросили в тюрьму и готовы были повесить.

— Не надо было злить их и орать о своей невиновности.

— Я думал, хоть кто-то поверит мне.

Джонс презрительно фыркнул:

— Поверят они, как же. Да они такие же, как и мы. Мы тоже никому не верим и не любим чужаков, но мы хотя бы не строим из себя всяких там добропорядочных и почтенных граждан. Мы здесь все воры и убийцы и ведем себя так же. Но по крайней мере ты знаешь, чего от нас ждать. А взять их: эти добрые люди Дель-Фуэго готовы были линчевать тебя, даже не разобравшись, что случилось. И будь уверен, повесили бы.

Люк кивнул. Джонс был прав.

— Так что же ты теперь думаешь о добрых горожанах?

— Я здесь. Это само по себе говорит, что я о них думаю. По крайней мере тут меня принимают таким, каков я есть. Салли и несколько других могут не любить меня, но мне их дружба особо и не нужна.

— Здесь немного настоящих друзей. Мы держимся друг друга, но никому не доверяем. А остаемся здесь, потому что получаем хорошие деньги.

— Я их еще не видел. Лучше пусть это подтвердится, иначе я уеду. Я могу заработать чертовски хорошие деньги, нанявшись стрелком на какое-нибудь южное ранчо.

— Не волнуйся. Как только Эль Дьябло скажет, что ты принят, тебе будут платить так же, как нам.

— Как же Эль Дьябло сможет одобрить меня, если он меня никогда не видел?

— У Эль Дьябло есть способы выяснять все, что нужно. Не удивлюсь, если ребята вернутся через пару дней и скажут, что ты принят.

Люк кивнул, одним глотком допил остаток кофе и повернулся пойти посмотреть, как там сестра Мэри.

Его очень устраивало, что Салли на какое-то время уехал. Можно будет немного расслабиться. Хотя то, что его не взяли на встречу с неуловимым предводителем банды, было в высшей степени досадно. Снова приходилось ждать.

Вернувшись в хижину, Люк обнаружил, что сестра Мэри все еще спит. Она лежала спиной к нему и выглядела маленькой и уязвимой. Однако он не сомневался, что, проснувшись, она снова превратится в грозного воина, хотя единственным ее оружием были Библия и неукротимый дух. Надо было решать, что ему делать с ней дальше.

Коди открыла глаза и несколько секунд ошеломленно разглядывала незнакомую обстановку. Она с бешено бьющимся сердцем села в постели, но потом вспомнила, что она здесь делает и кто она теперь. Окидывая взглядом грязную комнату, она перебирала в памяти вчерашние события и не знала, радоваться или горевать, что оказалась вместе с Люком Мейджорсом.

Сделав глубокий вдох, она сказала себе, что все к лучшему. Ей подвернулся прекрасный случай. Человек, за которым она гонялась, был с ней. Теперь ей просто надо было придумать, как его обмануть и вывезти из банды Эль Дьябло. И, конечно, как потом доставить к Логану.

Коди вновь нацепила очки, хотя они ее зверски раздражали. Зрение у нее было отличное, но очки были существенной частью маскарада. Они придавали сестре Мэри неприступный вид.

Встав с постели, она подошла к двери и выглянула наружу. Мысль о побеге тут же пришла ей в голову, но она отогнала ее. Бежать было еще рано.

Она быстренько подколола выбившиеся из тугого Пучка волосы, затем одернула платье и разгладила складки на юбке. Наконец, взяв в руки Библию, она решительно вышла из хижины.