Прочитайте онлайн Обманщица | Глава 5

Читать книгу Обманщица
19718+5640
  • Автор:
  • Перевёл: Е. Ф. Левина
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 5

Эль-Тражар был городом необузданных страстей и всевозможных пороков. Здесь собирались самые отъявленные негодяи и закоренелые грешники, чтобы повеселиться в многочисленных салунах с развратными красотками. И вот однажды в этом рассаднике греха появилась «Миссия спасения сестры Мэри». Если еще оставались в этом Богом забытом месте не совсем пропащие души, то сестра Мэри была твердо намерена их спасти.

Ее приезд в город породил бурные пересуды. Одинокий фургон «Миссии» прогрохотал по городским улицам вскоре после полудня. Религиозные послания, размашисто написанные ярко-красной краской на боках фургона, обещали спасение и Господню милость раскаявшимся.

«Покайтесь и спасите свои души» — было написано с одной стороны.

««Мне отмщение», — сказал Господь» — гласила надпись на другой.

И наконец, сзади красовалось: «Аллилуйя!»

Неопределенного возраста чопорная женщина в очках, правившая фургоном, остановила его перед самым шумным салуном города, носившим весьма удачное название «Адское пламя». Не задумываясь о своей безопасности, она соскочила с козел и, схватив Библию, решительно вошла внутрь. На какую-то секунду она застыла на пороге, наблюдая открывшееся ей богомерзкое зрелище. Ее пронзительные зеленые глаза внимательно рассматривали находившихся перед ней грешников. Те пили, играли в карты, тискали полуголых красоток и не обращали на нее никакого внимания. Тогда она перехватила покрепче Библию и закричала во все горло со страстной убежденностью:

— Услышьте слово Господа нашего! Только он спасет вас от ада, который вы себе уготовили! Возродитесь! Спасите ваши души от вечного проклятия! Раскайтесь, грешники! Покайтесь — и спасетесь!..

Воздев Библию, сестра Мэри прошла по салуну, призывая присутствовавших мужчин и женщин очистить свою душу от скверны.

— Да заткнись ты наконец, — лениво сказал один из ковбоев. — Сколько тебе дать, чтобы ты отсюда убралась? Пять долларов? Десять?

— Мне не надо твоих денег! Мне нужен ты!

Взрыв хохота заглушил ее слова.

— Она хочет тебя, Уилли!

— Дьявольщина, на твоем месте, парень, я бы убежал!

Ковбой вспыхнул и отвернулся. Несколько посетителей, бросая косые взгляды на проповедницу, покинули салун.

— Убирайся отсюда, женщина! — взревел хозяин.

С угрожающим видом он двинулся к надоедливой особе, но, ко всеобщему изумлению, двое девушек-танцовщиц встали на ее защиту.

— Она права, Генри. Мы в самом деле грешники, — сказала ему Люси.

— Не вини ее за то, что она говорит правду, — продолжила вторая, по имени Джина.

Сестра Мэри посмотрела на своих защитниц и тепло улыбнулась им:

— Поистине вы ангелы Господни, явившиеся мне на помощь. Отриньте свой греховный путь. Обратитесь к Богу. Лишь в нем найдете вы истинное счастье.

— Нам уже поздно, сестра, — вздохнула Люси.

— Никогда не поздно. Господь всемилостивый простит вас, если вы на самом деле раскаетесь в своих поступках.

Говоря это, сестра Мэри испытующе глядела на обеих женщин. Она увидела тоску во взгляде Люси, проблеск надежды на лице Джины.

— Приходите вечером к моему фургону, дети мои, на моленье. Я буду говорить о Божьем прощении и любви. — Она обращалась главным образом к Джине, стремясь сохранить в ней огонек надежды, помочь покончить с греховным образом жизни.

— Любовь?! — пьяно проревел сидевший поблизости Салли. Накренившись в их сторону, он обхватил проповедницу за талию и бесцеремонно притянул к себе на колени. — Если ты, сестричка, сегодня раздаешь любовь, я там буду обязательно!

— Тебе больше всех нужно там быть! — с достоинством провозгласила она.

— Раз уж я грешник, должен же я получить от этого удовольствие!

Он обнял ее, но сестра Мэри действовала проворно. Она взмахнула Библией и со всей силы опустила ее ему на голову. От неожиданности Салли разжал объятия, и сестра Мэри тут же отскочила подальше.

— Господь больно наказывает тех, кто не слышит Его зова!

Смех стих, и в салуне воцарилась тишина. Всем был известен бешеный нрав Салли, особенно когда ему шли наперекор. В такие минуты редко кто отважился бы встать на его пути.

— Сегодня в восемь часов. Добро пожаловать, все грешники, — объявила сестра Мэри.

Прямая, как палка, она с достоинством прошествовала к выходу, сохраняя невозмутимое спокойствие леди среди царящего вокруг разгула.

— Ну и безобразная же баба! — прорычал Салли, когда дверь за ней закрылась.

Все с облегчением снова засмеялись, довольные, что гроза, кажется, миновала.

— А ей все равно, считаешь ты ее красивой или нет. Она просто хочет, чтоб ты пришел послушать, как она проповедует Слово Божье!

— Я ей покажу слово, — не унимался он, свирепея оттого, что эта святоша унизила его перед всем салуном.

— Не бери в голову, Салли. — Люси подошла и уселась к нему на колени. — Если хочешь хорошо провести время, тебе нужна я, а не сестра Мэри. Не думай о ней. Ей нужны твои деньги, чтоб спасти твою душу. А я за твои деньги доставлю тебе удовольствие. Что лучше?

— Люси, милашка, ты же знаешь, что я выберу. Пошли наверх.

И падшая голубка повела пьяного Салли на второй этаж.

Джина смотрела, как они уходят, и радовалась, что Люси удалось отвлечь его от мыслей о проповеднице. Салли, когда напивался, мог быть по-настоящему опасным, а Джине не хотелось, чтобы с этой доброй и хорошей женщиной что-то случилось. Как ни странно казалось это ей самой, но в душе Джина знала, что обязательно изловчится и пойдет сегодня в восемь к фургону… Во что бы то ни стало.

* * *

— Ну, как дела? — осведомился Крадущийся-в-Ночи, когда Коди шмыгнула в палатку, раскинутую перед фургоном.

Старый друг ее отца, Крадущийся-в-Ночи, помогал Коди в поимке преступников. Он снабжал ее информацией, которую она не могла раздобыть сама, и сопровождал в каждом поиске, следуя за ней неслышно, как тень. Когда же она играла очередную роль, он становился ее глазами и ушами, защищал ее и всегда находился неподалеку, словно ангел-хранитель. Вот и сейчас Коди высадила его на окраине городка и лишь потом проследовала к «Адскому пламени». Он же не спеша успел осмотреть весь город. То, что он увидел, ему крайне не понравилось. И здесь Коди была полностью с ним согласна.

— Разнузданное местечко. Я пожалела, что у меня не было пистолета, и пришлось действовать Библией.

На лице индейца отразилось некоторое удивление. Она нечасто вспоминала об оружии.

— У тебя появились сомнения насчет твоего плана?

— Сегодняшний вечер может оказаться опасным, — начала было она, но потом замолчала и пожала плечами. — А с другой стороны, у нас каждый раз опасный…

Он что-то буркнул и пошел расседлывать лошадей. Им еще многое предстояло сделать: установить попрочнее фургон, расставить скамейки и подготовить факелы, чтобы зажечь, когда стемнеет. На все это у них оставалось лишь несколько часов.

— Я не заметила в салуне никого мало-мальски похожего на Люка Мейджорса. — Она вытащила из сумочки печатное объявление о награде за его поимку, которое ей дал Джек Логан, и стала разглядывать. Если художник не погрешил против истины, а Логан уверил ее, что сходство отличное, этот Люк Мейджорс был просто красавцем. Однако красавец или нет, а прежде всего он был стрелком… наемным убийцей, и сейчас еще связался с бандой Эль Дьябло. Вся округа знала, какие это кровожадные головорезы. Об их жестокости говорил весь западный Техас.

— Самым трудным будет заманить его сюда одного… если он вообще здесь, — задумчиво пробормотала она. — А в этом нет никакой уверенности. Сведения из Сан-Антонио не такие уж и достоверные.

Коди всегда старалась до начала розыска узнать все, что можно, о преследуемом. В этот раз она опять воспользовалась главным своим источником информации — другом отца, шерифом Нэтом Томпсоном, и подробно расспросила его о банде Эль Дьябло. Но в этот раз Нэт смог сообщить ей немногое. Банда Эль Дьябло состояла из убийц и грабителей. Они брали, что хотели, когда хотели, и плевали на последствия. Каким-то образом они, казалось, всегда знали об очередной перевозке оружия из форта в форт и о том, когда лучше грабить банки в окрестных городах. Их отличительной чертой была жестокость. Стремясь узнать побольше, Коди разыскала нескольких не слишком приятных типов, обязанных ее отцу. Пока она расспрашивала их, Крадущийся-в-Ночи проводил собственное расследование. Из всех добытых ими обоими сведений, совпадали только, пожалуй, слухи о том, что банда регулярно посещает город Эль-Тражар.

Коди знала, что доставить Мейджорса к Логану будет нелегко, но предложенные рейнджером деньги стоили всех усилий. Она была уверена, что, как только Люк покажется в Эль-Тражаре, все пойдет как по маслу. Ей, правда, еще надо будет придумать, как застать его одного, но как только это произойдет, он в ее руках. Если что, Крадущийся-в-Ночи ей поможет. А затем, сменив обличье, они окажутся в пути еще до того, как в банде сообразят, что он пропал. Конечно, это потребует изрядной ловкости, но она не сомневалась, что справится. В конце концов, размышляла она, поправляя на носу очки, ей уже удалось убедить горожан в своей глубокой и страстной религиозности.

— Так когда же Эль Дьябло встретится с нами? — спросил Люк у человека, о котором знал только, что его зовут Хэдли.

Они сидели за столиком в глубине зала «Адского пламени». С того самого момента, как они после побега из тюрьмы приехали в тайное убежище банды, маленький тупиковый каньон, Люк старался не высовываться. Он понимал, что ему не доверяют, и не делал ничего, что могло бы возбудить подозрения. Эль Дьябло в лагере пока не появлялся, но, по наблюдениям Люка, Хэдли был, пожалуй, самым близким к предводителю человеком.

Хэдли посмотрел на Люка в упор. Люк заставил себя выдержать его взгляд.

— Все в свое время. У Эль Дьябло есть дела поважнее. Что за спешка?

Люк пожал плечами, стараясь вложить в этот жест как можно больше безразличия.

— Никакой спешки нет. Просто я столько о нем слышал, что хочется на него посмотреть.

Бандит кивнул, но больше не сказал ни слова.

Крайне раздосадованный, Люк начал пить всерьез. Он надеялся, что виски притупит нараставшие в нем раздражение и отвращение. Он проклинал тот день, когда выиграл в покер это злосчастное ранчо. Единственное, что хоть немного утешало его, это что благодаря ему шериф Грегори остался жив.

Люк пил и все больше впадал в отчаяние. За те две недели, что он провел в банде, он делал все, что ему велели. Днем раньше они ограбили дилижанс. Люку было противно участвовать в этом, но уклониться было невозможно. К счастью, никого не убили. Одно дело было ради Джека согласиться проникнуть в банду, и совсем другое — наблюдать за гибелью ни в чем не повинных людей.

Грабеж прошел настолько гладко, что Хэдли предложил отправиться в Эль-Тражар и отпраздновать это дело. И вот теперь Люк сидел здесь, наблюдая, прислушиваясь, надеясь, что вдруг кто-нибудь проболтается насчет личности Эль Дьябло, и он наконец сможет убраться отсюда. Неужели всего месяц назад он верил, что заживет нормальной жизнью, будет разводить скот, собирать урожай? Если бы в эту минуту он был один, то посмеялся бы над своей наивностью. Вместо этого он отхлебнул еще виски.

Темнело. Народу в салуне становилось все больше и больше. Люк уже забыл о стычке Салли с проповедницей, как вдруг его пьяный голос проревел на весь зал:

— А я говорю, что надо выгнать ее из города! — Он был вне себя от бешенства. Эта чертова шлюха посмела ударить его, смеялась над ним. Ей это так просто не сойдет. Он проучит эту гордячку — она еще будет ползать перед ним на коленях и умолять о прощении.

— Да, брось ты, Салли. Выпей еще, — уговаривала его Люси. — Эта сестра Мэри никому не вредит. Она лишь хочет помочь.

Но Салли уже завелся.

— Она просто дешевая шлюшка, вроде тебя!

Люси выпрямилась, глаза ее сверкнули. Маленькая, бесстрашная, она шагнула к Салли, сжав кулачки:

— Слушай меня, ты. Эта женщина — храбрая и чистая душа. А если есть на свете такие гадкие женщины, как я, то это из-за таких мужчин, как ты. И не смей больше так говорить о сестре Мэри! Ты меня слышишь?

— Эй, бармен, двойное виски! — Салли пьяно расхохотался и оттолкнул Люси так, что она упала. Эта шлюшка вздумала ему угрожать. И все из-за этой проповедницы! Снюхались две стервы. Ну ничего, он ей покажет, этой святоше, она заплатит ему за все.

— Сейчас допью виски и пойду к ней… спасаться.

— Что, Салли, захотелось еще получить Библией по башке? А я-то решил, что одного раза тебе хватит! — крикнул пьяный Карсон и сам захохотал над своей шуткой.

Салли схватился за пистолет. Карсон побледнел, увидев выражение его лица. Он слишком хорошо знал его бешеный нрав. Для Салли убить — раз плюнуть.

— Салли, я же только пошутил, — нервно сказал бандит.

Салли ничего не ответил: он проверял, заряжен ли его пистолет. Затем он одним глотком допил свой стакан.

— Я хочу попробовать этой сучки. И попробую.

Люк говорил себе, что не должен вмешиваться. Ему надо вести себя тихо, не привлекать внимания. Но, увидев, как тот вытащил пистолет, он понял, что не может просто сидеть, ничего не делая. Салли — псих. Если его не остановить… Люк встал и подошел к бару.

— Ладно. По-моему, я готов немного повозрождаться, — объявил Салли, — Пойдешь со мной, Карсон?

— Конечно, Салли. — Он был счастлив, что Салли не собирается заводить с ним ссору. — Пошли побалуемся с сестрой Мэри.

— Она, может, и выглядит как старая ханжа, но, бьюсь об заклад, за этим ее неприступным видом прячется чертовски горячая баба. Пошли проверим.

Люк видел зловещий огонек в глазах Салли и понял, что проповеднице придется туго. Он надеялся, что у нее есть какая-нибудь охрана. Кто-нибудь способный защитить ее от подобных выродков.

— Знаешь, конечно, это не мое дело указывать тебе, как поступать, но…

— Вот в этом ты прав, Мейджорс. — Салли скривился. Ему никогда не нравился этот красавчик стрелок, которого притащили в банду Карсон и Джонс, и он этого никогда не скрывал.

— Но эта сестра Мэри хорошая женщина. Она — Божья душа.

Салли презрительно фыркнул:

— Шлюха она… такая же, как все другие, хоть и носит при себе Библию. Все бабы одинаковы. — Он издевательски растянул губы. — Сиськи-письки. Только на одно и годны.

Люка передернуло от отвращения. Он был воспитан в уважении к женщине. Даже предательство Клариссы не изменило его отношения к прекрасному полу. Его мать была благородной женщиной, умной и доброй. Она говорила ему, что женщин всегда нужно защищать.

— Салли в жизни не встречал ни одной хорошей женщины, — пошутил Джонс, сидевший за столиком с девицей на коленях.

— Хорошей для чего? — бросил в ответ Салли и повернулся к Люку: — Если ты, Мейджорс, считаешь, что все женщины чисты и непорочны, то ты просто болван. Таких на свете нет. Все бабы — шлюхи в душе. Некоторые, почестнее, продаются за деньги, другие — за обручальное кольцо. Но разницы между ними никакой!

Люк сжал кулаки. Как ему хотелось сейчас врезать по этой гнусной ухмыляющейся роже! Заставить его замолчать, не слышать больше оскорблений. Но Люк говорил себе, что Салли — давний член банды, а его самого только что приняли в ближний круг, и не все еще ему доверяют. Он понимал, что должен действовать мягко, потихоньку, но он не мог допустить, чтобы этот подонок причинил вред невинной женщине.

— Да ну ее, эту проповедницу. — Люк старался говорить как можно более беззаботно. — Давайте лучше выпьем еще, сыграем в покер… Мы же для этого приехали в город. Если ей так хочется, пусть себе проповедует. Может, к ней никто не придет, и завтра она сама уберется отсюда.

Салли яростно обернулся к нему:

— А может, я не хочу, чтобы она убралась! Может, мне захотелось ее попробовать. Сбить с нее спесь. Я люблю укрощать таких. — Он уже представлял, как будет это делать, и на лице его появилось мерзкое выражение.

Люк содрогнулся. Салли просто зверь. Он убьет сестру Мэри, а никто вокруг даже и пальцем не пошевелит, чтобы помочь ей. Никто, кроме него.