Прочитайте онлайн Обманщица | Глава 29

Читать книгу Обманщица
19818+6348
  • Автор:
  • Перевёл: Е. Ф. Левина
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 29

В Дель-Фуэго двое мужчин вошли в салун и остановились у стойки бара. Была поздняя ночь, и посетителей почти не было. Их быстро обслужили, а когда первая порция виски была выпита, младший из мужчин сказал:

— Я тут подумал, может быть, вы сможете дать нам кое-какие сведения.

Хозяин салуна подозрительно уставился на него, не очень представляя себе, что интересует незнакомца.

— Что вы хотите узнать?

— Мы разыскиваем одного человека.

— Здесь бывает куча народа, — ответил он, вытирая стойку. — Кто вам нужен?

— Человек по имени Люк Мейджорс.

Хозяин быстро взглянул на них:

— Награда за него отменена. Так что искать его незачем. Он теперь ничего не стоит.

— Может, для вас он ничего не стоит, но нам он очень нужен. Мы давно пытаемся его найти, — вступил в разговор пожилой мужчина.

— Извините, ничем не могу вам помочь. Я не видел его со времени этих неприятностей с банком… и прочих.

— Что за неприятности?

Хозяин салуна коротко рассказал об ограблении банка и о банде Эль Дьябло.

— Последнее, что я о нем слышал, это что он оказался не членом банды. Но я с тех пор его не видел. Можете выяснить все в конторе шерифа. Возможно, шериф Халлоуэй вам чем-то поможет.

— Спасибо. — Младший мужчина вежливо коснулся полей шляпы, они допили виски и вышли из салуна.

— Кажется, мы его почти догнали, — проговорил пожилой мужчина, выходя.

— Не обнадеживайся раньше времени. Мы и раньше вроде бы нагоняли его, а потом оказывалось, что нет. Уже поздно. Давай снимем номер в гостинице, а утром сходим к шерифу.

— Но ведь он может быть совсем…

— Завтра. Еще одна ночь ничего не изменит.

Пожилой мужчина согласился, и они направились в гостиницу.

* * *

Тем временем в Галвестоне Коди ворочалась в постели в своем гостиничном номере и не могла заснуть. Она вспоминала, как рассталась с Люком, и теперь уже несколько часов пыталась сообразить, что же произошло.

Он поцеловал ее… Не сестру Мэри, или Армиту, или кого-то там еще. Нет, на этот раз он поцеловал ее.

Она вздохнула, вновь переживая охватившие ее в тот миг чувства. Но так же быстро, как обнял, он разжал руки и ушел, ни разу не оглянувшись. Он будто оттолкнул ее от себя… Этого она никак не могла понять.

Коди думала, что за последние дни совместной работы они понравились друг другу, стали даже восхищаться своим партнерством. Однако теперь надо было полагать, что она неправильно оценила ситуацию. Покидая ее и отправляясь в тюрьму, он держался холодно и замкнуто, словно давая ей понять без слов, что прощается чуть ли не навсегда.

Горькие слезы жгли ей глаза, сердце ныло от мучительной боли. Выхода не было… Она заснула перед самым рассветом, но сон был тревожным, и во всех сновидениях являлся Люк.

— Я ценю вашу помощь, шериф, — на следующее утро благодарил Люк, пожимая тому руку.

— Рад был услужить. Удачно вы ее схватили, но, по правде говоря, трудно поверить, глядя на нее, что она такая злодейка.

— Тем она и опасна, — объяснил Люк, еще раз мысленно похвалив себя за то, что решил провести ночь в тюрьме. Когда, расставшись с Коди, он вернулся сюда, Элизабет уже подманила шерифа к своей камере и разговаривала с ним. Один Бог знает, что могла она сделать, если бы не появился Люк. — Но теперь для нее все позади. Ей остается лишь предстать перед судом в Дель-Фуэго за убийства и ограбления.

— Будьте осторожны в дороге.

— Постараемся.

Вскоре в контору прибыла готовая к путешествию Коди. Она уже телеграфировала в Сан-Антонио Нэту Томпсону о том, что им понадобится этим вечером его помощь, отправила на станцию их с Люком багаж, а также проверила, чтобы гроб с телом Хэдли был готов к транспортировке.

— Доброе утро, — приветствовала она всех, переступая порог.

Люк истосковался по ней и едва сдержался, чтобы не броситься через всю комнату и не заключить ее в объятия.

— Готова ехать?

— Все сделано. Поезд отправляется через час.

Она тоже поблагодарила шерифа за помощь. Они вновь сковали руки Элизабет наручниками и вывели ее из тюрьмы.

Поездка до Сан-Антонио длилась, казалось, целую вечность. Люк задремал, а Коди не спускала глаз с Элизабет и вздохнула с облегчением лишь тогда, когда они приехали в город. Их опасное путешествие почти завершилось.

Отношения между Коди и Люком стали невероятно напряженными. Она попыталась пробить воздвигнутую им стену, но присутствие Элизабет было помехой для каких бы то ни было личных разговоров. Она понадеялась, что вечером, когда они снова окажутся одни, ей удастся выяснить, что пошло не так.

Шериф Нэт Томпсон ждал их появления в своей конторе и был наготове.

— Доброго вечера тебе, Коди, — улыбнулся он, завидев ее. — Что? Выполнила еще одну работу?

— Отец хорошо меня выучил, — отозвалась она. — Мы признательны вам за помощь.

— Было трудно?

Она рассказала ему обо всем случившемся и о том, как был убит Хэдли.

— Рад, что с тобой все в порядке. Твоя тетка и ребятишки были пару дней назад в городе. Они будут счастливы, когда ты вернешься домой.

— Я тоже буду счастлива вернуться, — отвечала она. — Нам осталось лишь доставить ее шерифу Халлоуэю в Дель-Фуэго, и дело будет закончено. Я смогу освободиться через два дня. Тогда уж и отправлюсь домой.

— Звучит заманчиво. Вам обоим надо отдохнуть. Мы как следует проследим за ней нынче ночью. Она никуда не денется.

Коди знала, что он человек слова, так что без опасений можно было оставить пленницу под его присмотром.

Об этом она рассказала Люку, когда они вышли от шерифа и направились в гостиницу.

— Нам не надо оставаться ночью с Нэтом. Он справится. Он отличный шериф.

— Такой же хороший, как твой отец?

— Почти, — улыбнулась Коди.

Они взяли ключи от комнат и договорились встретиться позже и пообедать. Коди решила принять ванну и, отмокая в горячей воде, размышляла, как ей пробиться сквозь отчуждение Люка. Она никогда не считала себя соблазнительницей, а очаровывать умела лишь в облике Далилы или Армиты. Однако в эту минуту Коди Джеймсон жалела, что ничего не знает о разных женских ухищрениях. Всю свою жизнь она действовала честно и прямо. Она едва удержалась от того, чтобы выпалить Люку прямо в лицо, что любит его. Возможно, рассуждала она, лежа в ванне, так ей и следовало поступить, но тогда она слишком рискует: он мог совсем отшатнуться от нее. Мысли ее бежали по кругу, она никак не могла придумать, что делать, и в конце концов решила выпить за обедом чего-нибудь покрепче, а тогда уж выход найдется.

Люк тоже старательно и неторопливо готовился к обеду с Коди. Он чувствовал растерянность девушки, но объясняться с ней на эту тему не хотел. Лучше будет просто расстаться с ней по приезде в Дель-Фуэго. Вообще-то он подумывал о том, чтобы исчезнуть еще той ночью в Галвестоне, но вначале ему надо было удостовериться, что она благополучно доставит Эль Дьябло.

Одеваясь, он думал о том, что это будет их последняя встреча вдвоем. Он не собирался сообщать ей, что уезжает. Он просто проводит ее к Халлоуэю и исчезнет из ее жизни навсегда.

— Ты снова выглядишь прелестно, — сделал он ей комплимент, когда они встретились в холле.

— Спасибо. Приятно иметь наконец возможность слегка расслабиться. — На ней снова было ее изумрудное платье, но волосы она оставила распущенными, лишь зачесав их назад и перехватив лентой того же цвета.

Люк подумал, что она выглядит милой и невинной… и устоять перед ней невозможно. Желание обладать ею жгло его неутолимой жаждой. Коди же решила, что в костюме он выглядит еще красивее, чем всегда.

Когда официант повел их к столику, Люк взял ее под локоть, и сердце девушки забилось сильнее. Их усадили в уединенном уголке, где было накрыто на двоих и горели свечи.

— Хотите ли вы заказать что-нибудь выпить? — осведомился официант.

— А есть у вас шампанское? — выпалила Коди. Она никогда раньше его не пробовала, но слышала, что оно предназначено для праздников. Сегодня ей хотелось отпраздновать их успех.

— Да, мэм.

— Принесите, пожалуйста, бутылку, — распорядилась она.

— Ты любишь шампанское? — поинтересовался удивленный Люк.

Она нервно хихикнула:

— Не знаю. Я никогда раньше его не пила, но сегодня хочу, чтобы был праздник.

Он подумал, как же очаровательна она в своей наивности. Именно эти ее черты околдовали его, пленили сердце. Однако они же и убеждали, что ему нет места в ее жизни. Он не потащит ее вниз. Слишком сильна его любовь, чтобы загубить ей жизнь предложением выйти за него замуж. Нет, лучше ему исчезнуть.

Когда официант вернулся с охлажденной бутылкой искрящегося вина и двумя красивыми хрустальными бокалами, Коди пришла в восторг. Она позабыла, что прошло много часов с тех пор, как она что-то ела. Шипучее золотистое вино в резном сверкающем хрустале ее заворожило. Официант торжественно налил шампанское, и Коди бережно взяла свой бокал, держа его, как самую большую драгоценность на свете. Поднимая его в тосте, она посмотрела Люку в глаза.

— За тебя, Люк Мейджорс. Ты добрый, умный и ласковый человек, и я… — Она замолчала, не в силах произнести те слова, которые хотела сказать на самом деле: что она любит его и не представляет жизни без него. — Я надеюсь, что наше сотрудничество в этом деле станет первым из многих подобных.

Люк притронулся краем бокала к ее бокалу.

— За тебя, Коди. Будь счастлива.

Они медленно тянули пенящийся напиток, а взгляды их, встретившись, не могли оторваться друг от друга. Этого момента Коди давно ждала, ей хотелось потянуться к нему через стол и поцеловать. Но она не сделала этого. Она сосредоточилась на шампанском, удивляясь, почему оно становится вкуснее и вкуснее с каждым глотком.

К тому времени как им подали обед, Коди успела одолеть два бокала и принялась за третий. Она пила вино, пока бутылка опустела, не замечая, что язык ей уже не повинуется. Главное, вечер стал светлее, а мир прекраснее. Она чувствовала себя довольной, счастливой и беззаботной. Ей очень понравилось это ощущение. Люк заказал им на десерт какое-то сложное и изысканное шоколадное кушанье. Оно было нежным и горьковато-сладким, как раз таким, как она любила.

— Это было изумительно, — вздохнула Коди, умиротворенно откидываясь на спинку стула. Ей было приятно и тепло внутри.

— Готова отправиться на покой? — Люк понимал, что она выпила слишком много, но ведь и он не отставал.

Она так радовалась всему, получала такое удовольствие, что он не хотел портить вечер замечаниями. Им было хорошо обоим. Только это имело значение. Давным-давно не испытывал он такого покоя, не мог расслабиться и просто быть самим собой.

— Пожалуй, пора. Нам предстоят еще два тяжелых дня. Вот после того как мы доставим Элизабет шерифу в Дель-Фуэго, можно будет действительно расслабиться.

— Да, словно гора с плеч спадет.

Люк помог ей встать со стула и держал руку у нее на талии, когда они покидали ресторан и поднимались наверх, в свои комнаты. Они остановились перед ее дверью, и Люк взял из ее рук ключ, чтобы отпереть замок. Она шагнула через порог и подняла на него сияющие глаза.

— Спокойной ночи, Люк. — Голос ее трепетал и прерывался. Глаза светились нежностью. Влажные губы слегка приоткрылись, словно приглашая к поцелую.

Он запретил себе откликаться на этот призыв.

— Спокойной ночи, Коди.

Он повернулся, чтобы уйти, чувствуя, что должен поскорее оказаться вне пределов ее очарования.

— Люк?

Он обернулся.

— Спасибо.

— За что?

— За все. За то, что защищал меня, когда я была сестрой Мэри. За то, что взял с собой, когда я была Армитой. За то, что спас от змеи. За то, что помог поймать Эль Дьябло…

Она сделала два шага к нему, и это его погубило. Люк бросился к ней и заключил в объятия. Руки его крепко сжали гибкое тело девушки, губы накрыли ее нежный рот жадным поцелуем, в котором отразилась вся его необузданная страсть.

Казалось, мир закружился в бешеном вихре, едва он привлек к себе эту чудную девушку. Дверь неведомым образом оказалась закрытой и запертой, они наконец были одни. Одежда полетела в разные стороны. Они спешили прильнуть друг к другу обнаженной кожей, коснуться и не расставаться. Обнявшись, они упали на постель, и мир вокруг перестал существовать. Остались только ощущения и неодолимая тяга друг к другу. Как во сне услышал он отдаленный шепот:

— Я люблю тебя, Люк.

Но этот тихий звук рассеялся и сгинул в ночи, они были вместе, слитые воедино нежно и свирепо, пылко и бережно, жадно поглощая и щедро отдавая… Они любили…

Было уже далеко за полночь, когда они заснули, не размыкая рук, сплетенных в тесном объятии. Они льнули друг к другу, стремясь и во сне сохранить подольше краткую радость слияния, которой не суждено было повториться.

Коди проснулась за час до рассвета. Люк мирно спал рядом. Осторожно высвободившись из его рук, она встала с постели и подошла к окну.

Слезы струились по ее щекам, но Коди не стала их вытирать. Она всем сердцем любила Люка, а он ее не любил. Она надеялась, что ночь любви сломает воздвигнутые им барьеры между ними. Надеялась, что, сказав о своей любви к нему, сумеет тронуть его сердце. Но этого не произошло.

Боль была невыносимой. Она знала, что он человек опасный, но не подозревала насколько. Ей в голову не могло прийти, что он сможет легко разбить ее сердце.

Молча одевшись, она собрала вещи и, присев за туалетный столик, написала две короткие записки. Положив записку, адресованную Люку, на видном месте, чтобы он наверняка ее увидел, она бросила последний взгляд на спящего. Она никогда его не забудет. Она будет любить его до конца своих дней.

Еле сдерживая рвущиеся из груди рыдания, Коди вышла из комнаты и заперла за собой дверь. Затем она забрала из конюшни свою лошадь и отправилась домой, оставив по пути в тюрьме записку для Нэта. Пора было возвращаться к родным.

Люк проснулся, когда рассвело, и сразу протянул руки к Коди. Наткнувшись на холодные простыни пустой постели, он резко открыл глаза и сел, оглядывая комнату в поисках любимой. Меньше минуты понадобилось ему на то, чтобы убедиться, что ее нет. Тут он заметил записку.

Вскочив с постели, он схватил послание и быстро прочитал:

«Дорогой Люк!

Я понимаю, что наши отношения не сложатся. Слишком мы с тобой разные. Пожалуйста, отвези в Дель-Фуэго Элизабет и тело Хэдли и получи вознаграждение. Возьми его все себе. Я желаю тебе счастья.

Коди».

Он смял записку в кулаке так, что костяшки побелели. Она уехала. Так вот просто взяла и исчезла среди ночи. Должно быть, поняла, что он не может дать ей того, что она хочет.

Жгучая боль, как ножом, пронзила сердце, но Люк не поддался ей. Так будет лучше. Он собирался покинуть ее в Дель-Фуэго. Что ж, значит все кончилось немного раньше. Он должен радоваться, что все обошлось так легко.

Швырнув смятую записку в мусорную корзинку, он стал одеваться. Спустя несколько минут он уже спешил к тюрьме.