Прочитайте онлайн Обманщица | Глава 22

Читать книгу Обманщица
19718+5620
  • Автор:
  • Перевёл: Е. Ф. Левина
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 22

Той же ночью, гораздо позже, одиноко сидя в своем номере, Джек пытался сообразить, каким образом Джонатан может быть связан со всем этим делом. И разумеется, он не мог думать о банкире, чтобы тут же не вспомнить об Элизабет.

Джек не знал, придет ли она к нему сегодня ночью. Они уже несколько дней не встречались, и он тосковал по ней. Сегодня он видел ее мельком в магазине, но поговорить им не удалось. Джек жаждал снова сжать ее в объятиях. Она была страстной и волнующей… Больше всего на свете ему хотелось, чтобы все сложилось по-другому, чтобы они смогли навсегда соединить свои судьбы. Но этому не суждено было сбыться, потому что Элизабет, Джек не сомневался, никогда не оставит Джонатана, пока нужна ему.

Он заставил себя отбросить эмоции и рассуждать логически. Джек устало ходил взад и вперед по комнате. Джонатану было в деталях известно все, что касалось банка, и он также знал об отправке ружей.

Стук в дверь оторвал его от тяжких размышлений. Распахнув ее, он увидел в полумраке коридора Элизабет. Она быстро проскользнула в комнату и, едва захлопнув дверь, бросилась в его объятия и поцеловала.

— Я скучала по тебе, — прошептала она, не отрываясь от его губ. — Не увидев в окне света, я испугалась, что тебя нет дома.

— Я почти потерял надежду, что сегодня ты придешь ко мне, — проговорил он, жадно целуя ее дорогие нежные, любимые губы.

Его возбуждал даже ее запах. В нем уже разгоралось пылкое желание. Он еще крепче прижал ее к себе, давая понять, чего именно он от нее хочет… В чем нуждается.

Элизабет была к этому более чем готова. Она весь день думала о нем и считала минуты, пока сможет ускользнуть и побыть с ним. Ее руки храбро блуждали по его телу.

Они вместе упали на кровать, торопливо срывая одежду в горячечном стремлении прильнуть друг к другу. Когда наконец они оказались совсем раздетыми, Джек надвинулся на нее и глубоко вонзился в податливую плоть. Она обвила ногами его талию и выгнулась навстречу в лихорадочном первобытном порыве. Она царапала его спину. Его ответом было ускорение темпа. Он мощно входил в нее, властвуя над нею так же, как она властвовала над ним, давая ей именно то, что она хотела. Элизабет достигла своего пика и содрогнулась. Волна экстаза пробежала по ее телу. Джек ощутил ее отклик, и в тот же миг его настигло собственное освобождение, и он в изнеможении распластался на ней. Никогда не было у него такой необузданно неистовой любовницы. Она была абсолютно непредсказуемой: одно мгновение милой и нежной, и тут же жадной, царапающейся и хищной. Ему подумалось, что эта ее черта возбуждает его сильнее всего. Он никогда не знал, чего от нее ждать. Он был зачарован ею.

— Ты великолепен, — мягко проговорила она, когда Джек скатился с нее, и они лежали рядом, все еще не разнимая сплетенных рук и ног.

Он поцеловал ее, продолжая ласкать, будучи не в силах находиться рядом и не касаться ее.

— Я слишком долго был без тебя.

Он гладил ее прекрасные крепкие груди, затем рука его передвинулась ниже, обегая все ее роскошное упругое тело. Она лежала неподвижно, лишь легкая дрожь пробегала по ее телу. И эта дрожь возбуждала его безумно. Когда затем ее вновь охватило пламя страсти, она взяла инициативу в свои руки и потянулась к нему, соблазняя, доводя до неистовства, чтобы потом глубоко взять его в свое тело. Его сотрясла дрожь, когда, возбуждая его каждым толчком бедер, она задала свой ритм и алчно выпила его страсть до дна.

Элизабет владела положением. Это она обожала. Властвовать над таким мужчиной, как Джек, возбуждало ее сильнее любой фантазии. Он был сильным, мощным, а она могла управлять им с помощью своего тела, как ей вздумается. Она улыбнулась ему и прекратила двигаться. Он сразу откликнулся, побуждая ее продолжать, но она отказалась.

— Хочешь меня, Джек? Хочешь меня на самом деле?

— Ты же знаешь, что хочу, — почти простонал он, притягивая ее к себе для поцелуя.

— Откуда мне знать, так это или нет?

— Разве ты этого не чувствуешь?

— Нет, Джек, я хочу от тебя большего. Гораздо большего…

Он перекатился, не выпуская ее из рук, пригвождая ее к постели своим телом, вдавливаясь бедрами в ее бедра, пока она не ощутила восторг блаженства, который жаждала и искала. Джек достиг его вместе с ней.

Спустя много времени, глядя в потолок, он нахмурился, подумав о возможной связи Джонатана с бандой Эль Дьябло и о том, как может это отразиться на Элизабет. Он не хотел, чтобы она оказалась втянутой в эту историю.

— Что такое? — спросила она, посмотрев на него из-под полуопущенных тяжелых ресниц. Она старалась угадать его настроение, прочесть его мысли. — У тебя невеселый вид… Пожалуй, даже встревоженный.

Он перевел взгляд на нее и безрадостно улыбнулся.

— Я не встревожен. Просто тут кое-что происходит, и я боюсь, что ты при этом пострадаешь. — Он погладил ее по щеке.

— О чем ты говоришь?

Джек тяжело вздохнул. Он думал, можно ли ей все рассказать, и вдруг понял, что не только можно, но и нужно. За последние месяцы она наверняка слышала что-нибудь, что может оказаться ему полезным… Либо для того, чтобы обвинить ее мужа, либо чтобы доказать его невиновность.

— Твой муж…

— Что мой муж? — Она представить себе не могла, что он имеет к ним какое-то отношение. Он сидел в инвалидном кресле, ныл и стенал, превращая ее жизнь в мучение, и был ей совершенно бесполезен. Как, впрочем, было всегда, за исключением разве…

Джек приподнялся на локте и посмотрел на нее сверху вниз:

— Я разбирался в том, откуда банда узнает нужные сведения, и теперь убежден, что у Эль Дьябло есть контакты здесь, в городе. Хорошенько все обдумав, я сузил круг подозреваемых до двух.

— Кто они? Ты получил какое-нибудь известие от своего агента?

— Нет еще. Это я рассудил сам.

Элизабет с озадаченным видом смотрела на него:

— И что же ты выяснил?

— В Дель-Фуэго только двое знали о предстоящей отправке ружей. Фред Халлоуэй и…

— Это не может быть Фред, — запротестовала она, бросаясь на защиту шерифа.

— А также… — он помедлил, ненавидя себя за то, что сейчас ей скажет, — твой муж.

— Джонатан? — Она потрясенно уставилась на него широко открытыми глазами, побледнев от этого предположения. — Ты считаешь, что мой Джонатан как-то связан с Эль Дьябло?

— Если только он сам не Эль Дьябло, — решительно заявил Джек. — Мне очень жаль, но они с Фредом самые вероятные подозреваемые.

— Но ведь Джонатан парализован! Он не может иметь ничего общего с этими ограблениями. Господи Боже, почему же тогда он позволил стрелять в себя в банке? Если он Эль Дьябло?

Джек пожал плечами:

— Может быть что-то пошло не по плану. Возможно, Джонатан рассчитывал, что его только легко ранят, а пуля попала не туда. Не знаю. А насчет того, что он парализован… Это ведь не помешает ему отправлять сообщения нужным людям, если он их агент. По словам генерала, в форту…

— Ты имеешь в виду генерала…

— Ты знакома с генералом Ларсоном?

— Да, они с женой наши близкие друзья.

— Так вот, по его словам, Джонатан — один из тех немногих, кому были известны подробности отправки оружия. А тот, кто сообщал сведения Эль Дьябло, знал все детали.

— Это никак не может быть Джонатан, — защищала она своего мужа.

— Ты уверена?

— Совершенно. Джонатан, может, и грубоват иногда, но он не бандит.

— Тогда, может, ты знаешь, кому он мог случайно проговориться, без всякой задней мысли, о партии оружия или о деньгах в банке? Кому-то, кто тут же сообщил об этом Эль Дьябло и тем самым навел банду на новую добычу.

— Со времени ранения у него было столько посетителей… — Она растерянно пыталась припомнить всех, кто к ним приходил. — Право, боюсь, что не смогу выбрать того, кто может быть тем, кого ты ищешь. Все они наши друзья.

— Подумай хорошенько. Не было ли кого-то, желавшего поговорить с ним наедине и без помех? Кого-то слишком настойчивого или любопытного?

— Нет. Я почти все время нахожусь с ним. Это не может быть Джонатан. Никак не может быть. И неужели ты думаешь, что я, будучи его женой, не знала бы, что он — Эль Дьябло? Неужели ты думаешь, что я бы не заметила странных приходов и уходов кого-то, или загадочных посланий, или чего-то в этом роде? Но ничего подобного не было и в помине. Ничего и никогда.

Джек замолчал, перебирая в памяти все связанное с новым шерифом, мысленно примеряя его к роли наводчика бандитов и размышляя, удалось ли Стиву выяснить что-то новое.

— Ты ведь мне веришь? Правда? — обеспокоенно настаивала она.

— Ну конечно, — успокоил ее Джек и, притянув ближе, поцеловал, а потом прижал к себе покрепче.

Элизабет вздохнула свободнее. Сейчас Джонатану только не хватало узнать, что его подозревают в пособничестве Эль Дьябло.

— Мне просто очень хочется найти недостающее звено этой цепочки.

— Возможно, в этом замешан не один человек, — предположила Элизабет.

— Может быть, но я сомневаюсь. Если замешано несколько человек, обязательно пойдут разговоры, а банда Эль Дьябло прославилась тем, что о них никто ничего не знает.

— Хватит разговоров об Эль Дьябло, — промурлыкала она.

— Ты права.

И больше они о банде не вспоминали.

Часом позже она оделась и стала собираться домой. Джек обнял ее, целуя напоследок.

— Я не хочу, чтобы ты уходила… никогда.

— Я тоже хотела бы остаться, но это невозможно. То, что я прихожу сюда, и так опасно.

— Знаю и очень сожалею, что поставил тебя в такое положение.

— Никуда ты меня не ставил. Я прихожу к тебе, потому что ты мне нужен, Джек. Тебе никогда не понять, как много значат для меня наши встречи.

Он задержал ее в своих объятиях еще на миг, затем отпустил. Она, как тень, выскользнула из комнаты.

— Что ты здесь делаешь? — раздался резкий вопрос Эль Дьябло. Они с Хэдли столкнулись нос к носу. Тот стоял в тени неподалеку от парадного крыльца.

— Где ты пропадаешь? — требовательно произнес Хэдли. — Я жду тебя уже несколько часов.

— Это тебя не касается. Моя жизнь — это мое личное дело.

— Уже нет. — Хэдли еле сдерживался.

— О чем ты?

— Мейджорс убил Салли и скрылся.

— Мне давно было ясно, что Салли идиот!

— Теперь он мертвый идиот, но это ничего не меняет. Тебе надо выбираться отсюда. Когда сюда явится Мейджорс и расскажет Логану, что он узнал, они сразу догадаются, кто ты.

— Сколько у меня времени?

— Кто знает. Я удивлен, что обогнал его и приехал сюда раньше. Наверное, его задержало то, что с ним певичка из салуна.

— Я знаю, что задержит его еще дольше. — Слова Эль Дьябло прозвучали задумчиво. — Насколько мне известно, в городе больше никто не знает, что Мейджорс работает на Логана. Если Логана не будет поблизости, когда он сюда вернется, его ничто не спасет. Тогда Люк Мейджорс может считать себя покойником.

— Как это?

— Пару недель назад у нас тут чуть не вспыхнуло восстание, когда какой-то охотник за наградой привез человека, как он думал, Мейджорса. Ты не поверишь, что творилось в городе. Логану и Халлоуэю пришлось с оружием разгонять народ. Если Логан умрет до того, как Мейджорс явится в город, Мейджорса тут же повесят. Можешь не сомневаться.

— Мне нравится ход твоих мыслей.

— Тебе он всегда нравился. — Быстрая улыбка озарила лицо Эль Дьябло.

— Мне позаботиться о Логане?

— Нет. Оставайся здесь, чтобы никто не видел.

— А как насчет Джонатана?

— О нем не тревожься. Он сейчас в постели и не сможет двинуться с места, если я его не передвину.

— Несчастный ублюдок, — заметил Хэдли.

— Насчет ублюдка сказано очень точно. Мы едем сразу, как только я покончу с Логаном. Чем дальше от этого города и его жителей мы заберемся, тем лучше. Мне здесь до смерти надоело. У тебя есть деньги?

— Я взял наши с тобой доли от продажи ружей.

— Отлично. Это позволит нам уехать быстро и далеко.

Дверь дома бесшумно распахнулась, пропуская Эль Дьябло внутрь. Через десять минут одетая в черное фигура главаря банды возникла на пороге.

Хэдли одобрительно кивнул:

— Если будешь держаться в тени, тебя никто и не заметит.

— Я этого и добиваюсь. Именно так мне удалось той ночью пробраться в тюрьму и обезвредить шерифа Грегори.

— Не рискуй. Я жду тебя.

— Я скоро.

И ночной мрак поглотил Эль Дьябло.

Джек заснул не сразу. Какое-то время он обдумывал все события с момента приезда в Дель-Фуэго, размышлял о том, что с Люком. В конце концов он задремал, но сон его был беспокойным. Он лежал на животе в тяжелом забытьи, когда его разбудил какой-то звук. Он открыл глаза и улыбнулся.

— Ты вернулась, — нежно произнес он.

— Я должна была вернуться, — услышал он в ответ.

А затем Элизабет шагнула к постели и ударила Джека ножом в спину.

Он вскрикнул, дернулся, лицо исказилось от боли. Она отскочила и метнулась к окну, через которое только что влезла.

— Ты? — выдохнул он, пытаясь встать, но боль накрыла его. Застонав, он упал на пол. — Это ты?

Элизабет с ледяной улыбкой смотрела вниз на него.

— Да, дорогой Джек, это была я. Все это время.

Не оглядываясь больше, она исчезла за окном.

Брат ждал ее возвращения у дома Харрисов.

— Он мертв? — спросил Хэдли.

Она взглянула на него, сжала губы.

— Я заколола его ударом в спину, когда он спал. В путь.

— У тебя есть все, что нужно? Ты ничего не хочешь взять с собой отсюда?

Элизабет посмотрела на дом, где прожила последние три года с Джонатаном. Если бы она была женщиной сентиментальной, то, возможно, испытала бы сожаление… хоть на миг. В конце концов она и вышла-то за банкира именно для того, чтобы вести такую жизнь. Ей до смерти надоело скрываться и убегать. Брак с богатым банкиром был идеальным способом осесть на одном месте и вместе с тем получать информацию, нужную для банды. Джонатан никогда ее ни в чем не подозревал. Когда она отправлялась на встречи с бандой, он принимал на веру ее рассказы о том, что она ездит повидаться с братом. Он никогда не задавал вопросов по этому поводу и не предлагал сопровождать ее на эти свидания. Если бы ему когда-нибудь это пришло в голову, они сумели бы устроить такую тоскливую и слезливую встречу, что ему расхотелось бы повторять нечто подобное. Но муж ее приключений не жаждал вовсе, так что никаких проблем не возникало.

Теперь с прошлым покончено. Элизабет намеревалась уйти без оглядки. Джонатан ничего не значил для нее, когда она выходила за него замуж, а теперь и того меньше. Он был всего лишь средством достижения цели. Пока ей было выгодно, она его использовала, но свою жизнь ценила высоко, слишком высоко, чтобы болтаться поблизости, когда надвигалась опасность.

— Нет, — помолчав, наконец отозвалась Элизабет. — Мне там ничего не нужно. Мы можем ехать.

Вместе с Хэдли они направились к привязанным лошадям. Один конь был для него, другой — для нее. Затем Эль Дьябло и Хэдли бесшумно поехали в ночь.

— Куда ты хочешь отправиться? — спросил Хэдли.

— Подальше отсюда, — отвечала она.

Выехав за городскую черту, они пришпорили коней и, не оглядываясь, поскакали прочь.

Джонатан лежал в постели и немигающим взглядом смотрел в потолок. Элизабет и Хэдли оказались членами банды Эль Дьябло. Его охватил ужас.

Было очевидно, что они не подозревают о том, что он их слышит. Но он слышал все, каждое их слово. Их разговор снова и снова звучал у него в голове. Остановить их он был бессилен. Если бы он закричал или позвал на помощь, никто, кроме них, его бы не услышал. А они просто прикончили бы его, как этого техасского рейнджера.

Джонатана пробрал озноб. Возможно, Элизабет и Хэдли еще где-то здесь, так что надо лежать тихо. Когда рассветет, он найдет способ, как сообщить шерифу обо всем, что знает.

Образ Элизабет преследовал его всю ночь. Элизабет — прелестная невеста, любящая жена. Все это было чудовищной ложью. Она никогда не любила его. Она лишь использовала его в своих целях. Это она послала бандитов ограбить его собственный банк! Возможно, это она приказала выстрелить в него.

Ненависть переполняла его, нарастала мощной волной. Возможно, после своего ранения он был несколько суров с ней, но, если когда-нибудь им доведется встретиться снова, она узнает, что такое настоящая жестокость.