Прочитайте онлайн Обманщица | Глава 2

Читать книгу Обманщица
19818+6402
  • Автор:
  • Перевёл: Е. Ф. Левина
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 2

Поездка из Галвестона в Остин оказалась долгой и утомительной, так что, подъезжая к гостинице, Люк Мейджорс мечтал только о горячей ванне, вкусной еде и хорошем виски. Не желая привлекать к себе внимания, он зарегистрировался под своим первым именем — Лукас. Слишком уж прогремела повсюду его несчастная слава быстрого стрелка. Между тем меньше всего на свете он сейчас хотел неприятностей.

Приняв ванну, Люк спустился вниз пообедать, намеренно оставив пистолет в комнате. В этот вечер ему хотелось побыть обычным горожанином, одним из многих. Он поел в ресторанчике при гостинице и направился через улицу в салун «Одинокая звезда» чего-нибудь выпить.

Несмотря на будний день, в салуне было довольно много народа. Люк вошел и, остановившись сразу за порогом, быстро огляделся. Посетители выпивали и играли в карты. На него никто даже не посмотрел. Люк вздохнул с облегчением. Похоже, здесь его никто не знал.

— Виски, — бросил он, подойдя к стойке бара.

— Впервые в нашем городе? — поинтересовался бармен, ставя перед ним стакан.

— Да.

— Откуда вы?

— Отовсюду понемногу, — пожал плечами Люк и выложил на стойку несколько монет.

— Приятного вечера. — Бармен чувствовал, когда не стоит задавать вопросов, и оставил мрачного незнакомца в покое.

Люк облокотился на стойку, с удовольствием сделал большой глоток. Виски было не первый сорт, но годилось. Он лениво разглядывал картину, висевшую на почетном месте над баром: раскинувшаяся на кушетке полуобнаженная женщина. Местные девицы уже несколько раз подходили к нему, но он отсылал их прочь. За несколькими столами шла игра в покер, но сегодня ему не хотелось играть. Ему повезло тогда в Галвестоне, он выиграл по-крупному, и у него хватило ума на этом закончить игру. Да, тогда он вовремя вышел из игры. Та ночь в Галвестоне, когда он выиграл ранчо, положила конец его прошлой жизни. Теперь он скотовод, а не наемный стрелок.

Он допил первую порцию виски, и бармен тут же налил ему следующую. Он выпил и ее и почувствовал, как спадает с плеч страшный груз его лихой жизни. В душе затеплилась надежда. Может быть, жизнь еще наладится?

* * *

В другом конце комнаты рейнджер Джек Логан поднял глаза от карт. Заметив мужчину у стойки бара, он нахмурился. Было в нем что-то очень знакомое, и Джек подумал: неужели это…

— Джек, очнись. — Другой игрок, тоже рейнджер, нетерпеливо барабанил по столу. — Твой ход.

Джек поглядел на свои жалкие карты и с отвращением бросил их на стол.

— Я пас.

Он встал и направился к бару, к человеку, которого вроде бы узнал. Он разглядывал его осанку, разворот плеч… Да, это, несомненно, должен быть Люк Мейджорс. Джек понятия не имел, каким ветром занесло его в этот дешевый салун, но был страшно этому рад. Как долго мечтал он об этой встрече!

— По-моему, приятель, я тебя знаю. — Джек остановился в нескольких шагах от незнакомца.

При звуке низкого мужского голоса Люк весь напрягся. Не первый раз доводилось ему слышать эти слова, и Люк прекрасно понимал скрытую в них угрозу. Этот голос показался знакомым, и поэтому он встревожился еще больше. Подошедший был определенно из его прошлого… Люк вдруг очень пожалел, что не взял с собой оружия.

— Я только что приехал в этот город, — сказал Люк.

Он осторожно поставил стакан и, разведя руки в стороны, стараясь не делать резких движений, медленно обернулся. Ему не хотелось, чтобы стоящий за его спиной мужчина принял его действия за попытку выхватить пистолет.

— Я так и думал.

Теперь Люк взглянул на мужчину. Высокий, худой, темноволосый. Он излучал силу и власть, и пистолет висел у него на бедре так, словно он с ним родился. Взгляд темных глаз напряженный и пронзительный. И не поймешь, что светится в них: угроза, насмешка или…

Внезапно незнакомец, про которого Люк было решил, что тот собирается его убить… широко улыбнулся:

— Какого черта ты делаешь в Остине, Люк?

— Джек?! — Люк ошеломленно уставился на друга, которого не видел с войны. — Не могу поверить!

— Я тоже!

Они начали трясти друг другу руки и с восторгом хлопать по спине.

Вокруг них остальные присутствовавшие в салуне мужчины испустили вздох облегчения. Какое-то мгновение всем казалось, что случится нечто весьма неприятное.

Джек взял в баре виски и устроился с Люком в тихом уголке за столиком. Им обоим не терпелось узнать, что каждый делал последние несколько лет. Они были друзьями с детства, с Джорджии. Джек вырос на плантации Ривервуд, соседняя с ней — Белгроув — принадлежала семье Мейджорс. Они потеряли связь во время войны, а к тому времени как Люк вернулся домой, Логаны уже уехали далеко.

— Последнее, что мне рассказали о тебе соседи, это что ты перебрался в Техас. — Люк продолжал улыбаться, радуясь нежданной встрече.

— Да, я теперь здесь, — кивнул Джек. — В Ривервуде ничего не сохранилось. Солдаты Шермана все сожгли. А потом я узнал, что отца нет в живых. — Он на секунду замолчал. — Из всей родни уцелели только моя мать, сестра Элли и ее муж Чарльз. Мы собрали немногие оставшиеся пожитки и уехали. Поселились неподалеку от Галвестона. Элли со своей семьей до сих пор там, а мама несколько лет назад умерла.

— Мне очень жаль, — искренне сказал Люк. Он всегда любил и уважал миссис Логан.

— Мне тоже. Я зову жилище Элли и Чарльза домом… когда оказываюсь поблизости, но сейчас это бывает нечасто. Я теперь рейнджер. А как насчет тебя? Что произошло с тобой после войны? Мы заезжали в Белгроув и видели, что дом еще стоит. Я говорил с Клариссой, мне было очень грустно услышать о твоей матери.

Воспоминания о том навсегда ушедшем времени нахлынули на Люка. Он сделал большой глоток виски, взглянул исподлобья на друга.

— Брат и отец так и не вернулись с войны.

Они обменялись понимающими взглядами. Оба воевали и не раз видели смерть.

— А как это вышло с Белгроув и Клариссой?

— Когда я вернулся, плантация уже была продана, а Кларисса вышла замуж за человека, который ее купил. Когда-то она сказала мне, что ее мечта — стать хозяйкой Белгроув. Что ж, ее мечта сбылась.

Джек покачал головой. А он-то всегда считал, что Кларисса любила Люка и собиралась его ждать. Они обручились перед его уходом на войну и казались такой счастливой парой.

— Что она сказала тебе, когда ты вернулся?

— Что она могла сказать? — с горечью промолвил Люк. — Все было кончено.

Ее предательство стало последним ударом, обрубившим его связи с родиной, с домом. После этого он покинул Джорджию и больше никогда туда не возвращался.

— Чем же ты занимался с тех пор? — спросил Джек, отвлекая Люка от мрачных мыслей. — Это правда, что я о тебе слышал?

— Это зависит от того, что именно ты слышал, — уклончиво отозвался Люк.

— Говорят, что ты ловкий стрелок… по-настоящему ловкий.

— Меня нигде не разыскивают, если тебя интересует это.

— Я спрашивал не об этом, но счастлив, что это так. Мне тошно от одной мысли, что придется когда-нибудь тебя ловить. — Джек радостно улыбнулся, сел посвободнее и отхлебнул еще виски.

— Это было бы забавно. — Люк тоже улыбнулся. В юности они часто устраивали соревнования по стрельбе, и оба гордились своей меткостью. — Но можешь больше не тревожиться о моей репутации. Теперь это все в прошлом.

— Ты уверен? — Джек знал, как бывает трудно тем, кто зарабатывал себе на жизнь пистолетом, расстаться с этим занятием.

— Во время игры в покер в Галвестоне я выиграл ранчо и теперь направляюсь туда, чтобы обосноваться насовсем. — Он рассказал другу, что знал об этой собственности, хотя и рассказывать-то было нечего. Ранчо располагалось неподалеку от городка Дель-Фуэго, там было сколько-то голов скота и несколько лошадей. — Может, в сущности, это и не много, но принадлежит мне.

Джек поднял стакан виски, салютуя:

— Я рад, что удача повернулась к тебе лицом. За твое будущее. Как называется это место?

— Я назвал его «Троица», потому что именно так выиграл его в покер: тремя тройками.

Джек восхищенно посмотрел на него:

— Да, видно это была игра так игра!

— Так и было, но оно того стоило. Теперь «Троица» — мой дом, и там я собираюсь осесть.

— Но ты же еще не видел ранчо.

— Не имеет значения. Оно теперь мое и навсегда моим и останется.

Джек услышал в голосе Люка знакомые упрямые нотки. Значит, он будет стоять на своем до конца. Джек восхищался мужеством друга. Трудно бывает уйти от своего прошлого. Но если есть люди, способные это сделать, то Люк, безусловно, один из них.

Они проговорили далеко за полночь, вспоминая о временах более добрых и благосклонных к ним, чем нынешние. Тогда все было по-другому, да и они были другими. Оба понимали, что прошлого не вернуть.

Было уже очень поздно, когда они наконец разошлись. Джеку надо было рано выезжать. Он с другими рейнджерами отправлялся в Вако на сборы. Перед расставанием они пообещали не терять друг друга из виду. Оба надеялись, что так и будет.

* * *

Проспав несколько часов, Люк поднялся и снова отправился в путь. Он спешил добраться до Дель-Фуэго. С каждой милей его все больше охватывало радостное возбуждение. Этот край напомнил ему Джорджию. Такие же бескрайние луга и черная плодородная земля. Если человек не боится работы, он здесь быстро разбогатеет.

Желание поскорее увидеть ранчо нарастало с каждым часом. Люк старался притушить его: слишком много разочарований пришлось ему испытать в прошлом. Но когда он добрался до неглубокой речушки, обозначавшей восточную границу его новообретенных владений, он не смог его сдержать.

Вокруг, насколько мог охватить глаз, простирались его владения: холмы, поросшие мескитовыми деревьями, и луга с высокой изумрудной травой.

Люк пришпорил коня и поскакал вниз по дороге, ведущей к дому. Проехав чуть больше мили, он завернул за очередной холм и наконец увидел свой долгожданный приз: бывшее ранчо Джексона, ныне его «Троицу».

Оно было в точности таким, как описал его проигравшийся игрок Джордж Джексон, передавая Люку документы на владение. Все было на месте: дом, несколько сараев, корали и какой-то скот. Однако наемного работника Джесса, который, по словам Джексона, помогал ему вести хозяйство, нигде не было видно.

Люк остановился перед домом и нетерпеливо спрыгнул с седла. Привязав лошадь, он подошел поближе и, уперев руки в бока, стал разглядывать свое новое жилище. Дом был маленьким, в четыре или пять комнат, с крытым крыльцом, очень запущенный. Тут явно был нужен ремонт. Люк шагнул к крыльцу, но замер, услышав угрожающий бас:

— Не шевелись, мистер.

Люк обернулся. Прямо в глаза ему смотрело дуло ружья. Ружье это держал высокий седовласый мужчина, и держал очень уверенно.

— Добрый день, — сердечно приветствовал его Люк.

— Может, добрый, а может, и нет. Что ты здесь делаешь? Чего тебе надо?

— Ты Джесс?

— Он самый.

— Джордж Джексон рассказал мне о тебе. Я Люк Мейджорс, новый хозяин ранчо. Я выиграл его у Джексона в покер в Галвестоне. Документ на владение у меня в седельной сумке. Пожалуйста, можешь убедиться. — Не сходя с места, он кивнул в сторону своего коня. Если Джесс нажмет на курок, ему просто снесет голову.

— Достань его. — Джесс повел ружьем в сторону коня.

Люк вытащил документ и передал Джессу. Тот прочитал и медленно опустил ружье.

— Этот парень был и остался круглым дураком. — Он с уважением посмотрел на Люка. — Простите за ружье, в этих краях надо быть осторожным. — Он наконец улыбнулся и протянул руку: — Я Джесс Харди. Работаю здесь с семьдесят третьего года, когда мистер Джексон нанял меня.

— Рад с тобой познакомиться, Джесс. — Люку понравились его крепкое, уверенное рукопожатие и его взгляд — прямой и честный. Похоже, они найдут общий язык.

— Полагаю, это значит, что вы мой новый хозяин. Пойдемте, я покажу вам все вокруг.

— Спасибо.

Спустя полчаса Люк стоял с Джессом около кораля и наблюдал за доставшимися ему лошадьми. Джесс показал ему его теперешнее достояние: двадцать лошадей и около двухсот голов скота.

— Останетесь работать на меня? — спросил Люк.

— Да, хотелось бы, — с явным облегчением отозвался Джесс. Несомненно, с этим новым хозяином дела пойдут в гору. Люк Мейджорс выглядел куда умнее этого недотепы Джексона. Возможно, он сможет сделать ранчо процветающим.

— Отлично. Еще одно. — Джесс с любопытством поглядел на него, и Люк продолжил: — Я меняю название этого ранчо. Хочу назвать его по своему выигрышу.

— Ну и как же это будет? Ранчо «Королевский флеш»? Или «Полный дом»? — ухмыльнулся Джесс.

Люк рассмеялся:

— Нет. Я собираюсь назвать его «Троица».

— «Троица»? — Старый ковбой недоверчиво смотрел на него. — Джексон потерял это ранчо из-за трех одинаковых карт?

— Трех троек, если быть точным. У Джексона было две пары, и, судя по тому, как шла тогда всю ночь игра, он, видимо, решил, что этого ему хватит. Но повезло мне. — Люк окинул взглядом землю, теперь принадлежавшую ему, и впервые за много лет душа его наполнилась миром и покоем. — Да, мне очень повезло.

Двое незнакомцев, запыленных и усталых, вошли в салун «Одинокая звезда» и направились к стойке бара. В этих людях чувствовались железная воля и целеустремленность. Бармен мигом насторожился.

— Мы разыскиваем одного мужчину, — объявил младший из вошедших.

— Сюда заходит много разных мужчин.

— Этого человека зовут Люк Мейджорс, он стрелок. Вы его знаете?

— Слышал это имя.

— Нам известно, что Мейджорс какое-то время назад был в Галвестоне, и знаем, что он направлялся сюда. Нам необходимо его найти. Так был он здесь или нет?

— Может, и был, а может, и нет. Вам-то что за дело? — поинтересовался бармен. Мейджорс тогда дал ему хорошие чаевые, и теперь он вовсе не хотел его подставлять.

— Это личное дело. Мы просто хотим знать, где он.

Бармен с минуту изучал этих двоих, затем сказал:

— Прошло немало времени с тех пор, как я его видел. Простите, ничем не могу вам помочь.

Мужчина, который вел переговоры, кивнул и положил на стойку монету, плату за труды.

Бармен опустил ее в карман и проводил их глазами до двери. Было в них что-то такое, что его встревожило. Отчаяние какое-то, что ли… Бог его знает. Во всяком случае, хорошо, что он не выдал им Мейджорса. И не собирается делать это в дальнейшем. Если они ищут Мейджорса, им придется обойтись без его помощи.