Прочитайте онлайн Обманщица | Глава 19

Читать книгу Обманщица
19818+6411
  • Автор:
  • Перевёл: Е. Ф. Левина
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 19

Почти стемнело. Коди чуть не падала от усталости. Нечасто признавалась она себе, что силы ее на исходе, но сейчас дошла до предела. Скачка оказалась бы тяжелой, даже если б она была одета в удобную одежду, но в кокетливом платье Армиты стала сущей пыткой. Она слезла с лошади и со стоном опустилась на землю.

Люк услышал этот жалобный звук и обернулся. Они расположились в уединенном местечке, чтобы прийти в себя и дать отдохнуть лошадям.

— Как ты? — сочувственно спросил он.

Армита оказалась необыкновенной женщиной. Немногие мужчины смогли бы выдержать темп их скачки на протяжении последних двадцати четырех часов, не говоря уже о женщине.

— Ужасно, — устало отозвалась Коди. Испанский акцент принадлежал Армите, но чувства были ее собственными. За прошедшие сутки столько всего случилось и так быстро. Она надеялась, что Крадущийся-в-Ночи видел, как они убегали, но проверить, следует ли он за ними, не могла.

Люк оставил своего коня и, подойдя к ней, опустился рядом на колени. Не в силах сдержаться, он нежно дотронулся до ее щеки:

— Армита, ты просто чудо. Ты спасла мне жизнь.

Коди попыталась улыбнуться, но губы не желали складываться в улыбку.

— Что-то не так?

Она прерывисто вздохнула. Губы задрожали, и Люк понял, что она сейчас заплачет.

— Мне никогда раньше не приходилось убивать.

Люк прочел в ее глазах страдание и обнял ее, пытаясь защитить от того ужаса и боли, что свалились на нее.

— Да, это ужасно — убить человека. К этому никогда не привыкнуть, даже если пришлось убить ради спасения собственной жизни. Это навсегда меняет тебя.

— Ты говоришь по собственному опыту? — спросила она, почувствовав боль в его голосе.

— Я убивал людей, но это всегда было связано с выживанием: либо я, либо они. И я не испытывал при этом ни гордости, ни радости. Мне очень жаль, что ты оказалась замешанной в мою ссору с Салли. Не знаю, из-за чего он взъелся сейчас, но о его смерти не жалею. Если бы я не увлекся изумительной женщиной, с которой собирался заняться любовью, он не застал бы меня врасплох.

— Значит, такой и будет всегда твоя жизнь? — спросила она, поднимая на него сверкающие глаза. — Неужели ты вечно будешь жить в страхе, не зная, кто может в любую минуту явиться за тобой?

— Так длится уже более десяти лет.

— Как ты это выдерживаешь? Неужели у тебя никогда не возникало желания зажить тихой, спокойной жизнью?

Он поглядел на нее:

— Опасно мечтать о том, что никогда не сможешь получить.

— Ты мог бы уйти из банды и осесть где-нибудь, — с надеждой проговорила она, понимая, сколько же в нем хорошего. И почему только он связался с этой бандой?!

— Но тогда я не встретился бы с тобой, — ответил он, стремясь обратить это в шутку. Ему не хотелось сейчас думать о «Троице». Только не сейчас. — Если бы не ты, я бы уже был мертв. — Он немного отклонил ее от себя и приподнял ей подбородок, чтобы заглянуть в глаза. — Спасибо.

Она подставила ему трепещущие губы и прошептала, согрев теплым дыханием его рот:

— Я счастлива, что спасла тебя.

Люк прижал ее к себе и не отпустил, когда поцелуй закончился. Некоторое время они сидели, прильнув друг к другу, но затем поднялись и стали разбивать лагерь. Сегодня ночью им придется обойтись без огня, и стрелять тоже нельзя, так что придется обойтись без еды. Они не знали, насколько им удалось оторваться от погони и вообще гонятся ли бандиты за ними. Но Люк не хотел рисковать и давать им шанс обнаружить их.

Умывшись из маленького родника, они разделили сухари, оставшиеся в его седельной сумке после поездки в Мексику. Затем расстелили одеяла. С первыми лучами следовало продолжить путь, так что надо было хорошенько выспаться.

Коди наблюдала, как Люк раскатывает свое походное одеяло. Почувствовав на себе ее взгляд, он поднял голову и посмотрел на нее.

— Ты ложишься? Я уже засыпаю, — сказал он. — Но одеяло только одно, так что нам придется разделить его.

У нее не возникло и мысли отказаться. Она подошла к нему и опустилась в его объятия.

— В моей жизни бывали моменты, когда я готов был отдать все на свете, чтобы оказаться где-нибудь в глуши под звездами наедине с красивой женщиной… И вот это сбылось, — произнес он и, приподнявшись на локте, посмотрел ей в глаза. — Наверное, в каждой ситуации, какой бы плохой она ни оказалась, есть свои хорошие стороны.

Он привлек ее к себе и поцеловал. Сначала нежно и бережно, а когда она откликнулась, с нарастающим пылом. Он углубил поцелуй и теснее прижал к себе, чтобы она ощутила, как он ее хочет.

Коди гибко и податливо льнула к нему. Все мысли об усталости и необходимости отдыха растаяли как дым под его упоительным натиском. Самозабвенно отвечая поцелуем на поцелуй, она обвила его шею руками и крепко прижалась к его груди, внезапно осознав, как близок к смерти был он накануне. Сознание этого подлило масла в огонь ее страсти. Она ведь чуть его не потеряла!..

Если бы Коди была сейчас в состоянии рассуждать, она подивилась бы ужасу, охватившему ее при этой мысли. Но когда Люк начал ее ласкать, всякая способность рассуждать улетучилась из ее головы неизвестно куда. Остались только Люк и жаркая техасская ночь.

Они были нужны друг другу, они хотели друг друга и потому сошлись здесь и сейчас. Этой ночью между ними не было места лжи. В пламени страсти сплелись просто мужчина и женщина, стремившиеся дать друг другу высшее наслаждение любви.

Когда наконец Люк овладел ею, глубоко погрузившись в жар ее тела, они были едины в этом порыве. Они двигались вместе, делили блаженство своего слияния, отдавались и брали в извечном ритме любви. Упоительная красота их любовного соития взорвалась ослепительным фейерверком, и они, крепко обнявшись, вкушали это мгновение радостного покоя среди терзаний их повседневной жизни.

Коди долго не могла заснуть. В мыслях был полный сумбур. Она сама по доброй воле отдалась Люку. Ей хотелось заниматься с ним любовью. На этот раз никакая выпивка этому не способствовала, и она не пыталась соблазнить его, чтобы усыпить и связать. Она его хотела.

Стыд заполонил все ее существо. Люк Мейджорс был разыскиваемый преступник. Как она может?!

Но сейчас даже больше, чем раньше, она была уверена, что Люк не делал того, в чем его обвиняют. Он признался ей, что убивал, но лишь в порядке самозащиты. Он не был убийцей.

Коди в сотый раз напомнила себе, что она должна это сделать. Она не предает, а спасает Люка. Если она сейчас отступится, его найдет кто-нибудь другой. И спокойно убьет. Нет, ей надо самой благополучно доставить его к рейнджеру Логану и проследить, чтобы его невиновность была доказана.

Решив это, Коди закрыла глаза и воззвала к Богу в безмолвной молитве, умоляя о небесной помощи. Она очень боялась, что безоглядно влюбилась в Люка Мейджорса.

Они поднялись перед рассветом, и первые лучи солнца застали их уже в пути. Необходимость поскорее добраться до Дель-Фуэго заглушала муки голода и помогала забыть об усталости.

— У нас на пути маленький городок, в котором мы сможем остановиться. Если мы будем и дальше ехать с той же скоростью, то доберемся туда к завтрашнему утру.

— Отлично. Может, я смогу раздобыть там другую одежду.

Люк улыбнулся ей:

— А чем тебе не нравится та, что на тебе сейчас?

— Она хороша для танцев, но вряд ли предназначалась для поездки верхом через весь Техас, — фыркнула Коди. — Хорошо мужчинам: у них брюки. Я была бы самой счастливой на свете, если б могла сейчас одеться в мужскую одежду.

Лицо Люка на миг смягчилось при воспоминании о сестре Мэри. Он не забыл тот вечер в хижине, когда на ней были мальчишеские штаны и свободная рубашка.

— Я знал еще одну женщину, которой нравилось носить брюки.

— Она, наверное, была очень храброй, если осмелилась на такое.

— Она была, — он помолчал, — очень храброй.

Они продолжали свой путь. Дорога была долгой и утомительной. Сегодня Люк чувствовал некоторое облегчение, так как не видел никаких признаков того, что их кто-то преследует, но он не снижал бдительности. Они ехали быстрой рысью, останавливаясь только, чтобы дать передышку коням. С приближением вечера они нашли для ночлега укромное местечко около небольшого озерка. Снова, как и в прошлую ночь, они не разожгли огня и не стали охотиться, чтобы раздобыть еду. Горячую пищу они получат завтра, когда приедут в город.

Коди помогала Люку заботиться о лошадях и засмотрелась на воду. Коди была потная, грязная, и при виде озерка ей страшно захотелось искупаться.

— Хочешь умыться? — спросил Люк.

— Вообще-то я бы хотела выкупаться. Как ты думаешь?

— Давай, — с улыбкой кивнул он, представляя себе, сколько удовольствия получит от этого зрелища, но тут же сообразил, что ему придется стоять на страже. — Купайся, а я покараулю.

Коди не смогла сдержаться и от полноты чувств бросилась к нему и поцеловала в щеку.

— Грациас! Спасибо!

— Только не слишком долго.

— Нет, нет. Обещаю.

Люк сел так, чтобы видеть и тех, кто появится на дороге. Хоть с момента отъезда из Рио-Нуэво им не встретилось ни души, это не означало, что в округе нет людей. Нельзя было полагаться, что здесь никто не появится. Люк взглянул на девушку и сразу отвернулся. Ему лучше смотреть на дорогу…

Коди присела на камень и стала раздеваться. Бросив быстрый взгляд на Люка, она обнаружила, что голова его повернута в другую сторону, и улыбнулась. Все-таки Люк — истинный джентльмен.

Стянув с ног сапожки, она отшвырнула их прочь и содрала с себя чулки. Затем оперлась рукой о камень, собираясь подняться, чтобы снять платье, и в ту же минуту услышала жуткий звук… трещотку гремучей змеи. Коди замерла. Если гремучка ее укусит, то все… Осторожно взглянув в направлении звука, она увидела огромную змею, готовую к нападению.

— Люк… — прошептала Коди, стараясь не шевелиться.

Он повернул голову, хмурясь, не понимая, почему голос ее звучит так странно, и увидел змею. Кровь отхлынула у него от лица, мысли понеслись в бешеном хороводе. Что делать? Укус гадины такого размера убьет Армиту.

— Не двигайся! Совсем!

Она не ответила, но полные ужаса глаза глядели на Люка все время, пока он, выхватив пистолет, осторожно шел к ней, направив оружие на змею. Ему нужно было попасть в змею с первого выстрела и не задеть Армиту. Он не хотел рисковать.

— Только не двигайся.

Люк тщательно прицелился и выстрелил. Один раз. Коди с криком отпрянула, когда осколки камня полетели в нее. Но даже в этом крике слышалось огромное облегчение. Гремучая змея была мертва. Метким выстрелом Люк отстрелил ей голову.

— О Люк, спасибо! — Она подбежала и кинулась ему на шею.

— С тобой все в порядке? — Он крепко обнял ее и поцеловал. Он так испугался за нее! И теперь был счастлив, что его искусство стрелка спасло жизнь, а не отняло навсегда.

— Со мной все хорошо. — Ее трясло, потому что лишь сейчас до Коди по-настоящему дошло, как могло повернуться дело, если бы не Люк. — Ты был великолепен.

Он смотрел на нее сверху вниз и ласково улыбался.

— Я никогда не дам тебя в обиду.

Они поцеловались нежно, трепетно… Потом она выскользнула из его рук и отправилась купаться, а Люк вернулся на свое сторожевое место. Звук выстрела далеко разносится по окрестностям, он мог привлечь к ним нежелательное внимание. Люк приготовился бдительно наблюдать.

Злой как черт Гэри Рид прочесывал местность к югу от Дель-Фуэго. Он нечасто совершал ошибки и никак не мог успокоиться после оплошности, допущенной с Кинселом.

Уехав из Дель-Фуэго, он начал систематически проверять все городки, лежащие к югу и к западу от него. Мейджорс должен быть где-то здесь: если расчет Рида верен, и этот проклятый стрелок, и эта паршивая банда должны держаться неподалеку от границы, чтобы обезопасить себя на случай неудачи. Он задержался в маленьком городишке Мэйсон-Уэллс и поспрашивал жителей, но они никаких бандитов не видели и были этому очень рады.

Отдохнув ночь в городе, Рид снова пустился в дорогу. Настойчивости и цепкости у него хватало. Ему нужна была объявленная награда. Он собирался найти Люка Мейджорса, и ему уже было совершенно наплевать, притащит он его к шерифу живым или мертвым.

Он направился сначала на юг, затем широким кругом повернул на север, действуя терпеливо и методично, однако без всякого успеха. Теперь Рид снова поехал к югу, шестое чувство подсказывало ему, что здесь его ждет удача.

Внезапно до него донесся звук выстрела. Он придержал коня, выжидая, не последует ли за ним второй, но больше выстрелов не было. Стояла мертвая тишина. Дернув поводья, он послал свою лошадь в сторону выстрела. Там впереди что-то происходило. Однако приближались сумерки, и ему надо было найти стрелявшего до заката. Иначе, если только не разведут костер, ему придется ждать до рассвета.

Коди сбросила с себя всю одежду и бросилась в воду. Конечно, это была не самая чистая ванна в ее жизни, но она смыла грязь и дала прохладу. Погрузившись в озеро до подбородка, она стала, что называется, отмокать. Она знала, что в холодной воде выдержит не более нескольких минут, но так приятно было наконец остыть и помыться, что она согласна была и потерпеть.

Люк ничего не мог с собой поделать. Он старался быть джентльменом, но, услышав легкий плеск, когда она бросилась в воду, не мог не обернуться. До того как она успела нырнуть, он успел мельком увидеть соблазнительные крутые изгибы ее фигуры и длинные стройные ноги и улыбнулся, вспоминая, с каким наслаждением ласкал это шелковистое упругое тело. Сегодня ночью ему придется обойтись без нее. Слишком многое было поставлено на карту.

Гэри Рид гордился своей способностью выслеживать людей. Он осторожно продвигался вперед в направлении выстрела, понимая, что кто-то находится близко… очень близко. Тихое ржание донеслось до него откуда-то рядом. Спешившись, он взял ружье на изготовку и, оставив коня, стал пробираться дальше пешком.

Он услышал плеск воды и попытался сообразить, что происходит на озерке, обычно служившем водопоем. Ползком перебираясь от камня к камню, он пригибался, стараясь слиться с тенями надвигающихся сумерек. Так он подобрался к дальнему берегу водоема и сразу заметил прекрасную купальщицу. Рид лег на землю и стал внимательно оглядывать местность в поисках ее спутников, которые, он не сомневался, находились неподалеку.

Если бы он был человеком менее целеустремленным, то забыл бы о своей задаче при виде этой прелестной картины. Но у него в голове гвоздем сидело лишь одно — награда за Мейджорса. Он хотел получить свои пятьсот долларов вознаграждения. И только! Когда у него будут деньги, он купит себе всех женщин, каких ему вздумается. Теперь же ему нужен Мейджорс, и только Мейджорс!

Он подвинулся еще ближе, стараясь рассмотреть, кто с ней. Впрочем, женщина избавила его от этих хлопот, крикнув:

— Люк, не кинешь ли мне платье?

Люк, быстро оглядев напоследок окрестности, спустился вниз и направился к брошенному ею на берегу запыленному платью. Он нагнулся, чтобы подобрать его…

— Замри на месте, Мейджорс! — прогремел голос Рида, вспоров тихий покой вечера. Он чуть не завопил от радости, услышав, что девушка назвала своего спутника Люком. На этот раз он поймал настоящего преступника!

Коди вскрикнула, Люк круто обернулся на голос. В одной руке у него был пистолет, в другой — платье.

— Даже не думай об этом, стрелок, — сказал Рид. — Мое ружье нацелено на тебя. Если двинешься, ты — покойник. В объявлении о награде говорится: «доставить живым или мертвым», — так что мне не составит труда прикончить тебя на месте и отвезти шерифу твой труп.

— Люк?! — Коди была в ярости: она сидела голая в воде, а пистолет ее был черт знает где! Теперь она по-настоящему прочувствовала, какой ужас должен был испытать Люк, когда Салли ворвался к ним в комнату. Однако нынешняя ситуация была гораздо опаснее.

— Кто вы такой?

— Я — человек, который только что сгреб тебя за задницу, — ухмыльнулся Рид. — А теперь тихонько отбрось свой пистолетик в сторону. И без фокусов. Не то я за себя не отвечаю.

— Что вы собираетесь с ним делать? — завопила Коди, разыгрывая дурочку.

— Этот человек — разыскиваемый преступник, сеньорита. Я беру его под арест за убийство.

— Но он не делал ничего подобного!

— Мне все равно. За него обещана награда, и я ее заработаю. А теперь заткнитесь. Оставайтесь там, где находитесь, и не двигайтесь. Если будете делать все, как я вам говорю, с вами ничего не случится.

Люк попробовал бы выстрелить в охотника за наградой, но это было невозможно. Он оказался в ловушке, к тому же Армита находилась между ними. Риск был слишком велик. Он осторожно нагнулся и положил пистолет на землю.

— Рад видеть, что ты не дурак, Мейджорс. Теперь оттолкни его ногой подальше от себя и от женщины.

Люк сделал, как было велено, мысленно проклиная себя за беспечность. Их, конечно, выдал тот выстрел в змею. Но ведь ничего другого ему не оставалось. Не мог же он дать Армите умереть.

— А теперь повернись кругом и подними руки вверх.

Люк сделал так, как ему приказывали, и Рид наконец вышел из укрытия. Быстро приблизившись к стрелку, он ловко завел его руки за спину и сковал наручниками.

— Что ты собираешься делать с женщиной? — спросил Люк.

— Эй, сеньорита, — крикнул Рид Коди, все еще сидевшей по горло в воде. — Не вылезайте оттуда. Я оставлю вам что-нибудь, чтобы прикрыться, а остальную одежду брошу дальше на дороге, где-нибудь через милю. И вашего коня тоже. Подберете их потом. Вы мне не нужны. Только Мейджорс.

— Вы собираетесь бросить меня прямо вот так?

Она рассвирепела. Как же ей помочь Люку? Она оказалась совершенно бесполезной и проклинала себя за дурацкое желание так не вовремя выкупаться. В бессильной ярости Коди наблюдала, как охотник за преступниками собрал в охапку большую часть ее одежды и подтолкнул Люка к лошадям.

Люк не собирался вот так легко сдаваться. Охотник считает, что уже схватил его, и теперь, наверное, расслабился. Может, что и получится. Он знал, что Армита прекрасно владеет оружием, и, если бы ему удалось каким-то образом отвлечь внимание охотника, чтобы дать ей шанс добраться либо до ее, либо до его пистолета… Возможно, тогда им удалось бы от него избавиться. На пути к месту, где были привязаны лошади, был один каменистый участок. Когда они до него доберутся, Люк решил что-нибудь предпринять. По крайней мере там, на неровной земле, можно попробовать дать ему подножку, и возможно, падая, тот выпустит из рук пистолет. А уж тогда…

Рид дураком не был. Он видел, что Мейджорс подчинился слишком уж легко. Так что, когда Люк атаковал, был наготове. Мейджорс резко пнул его в ногу, и Рид, чтобы не упасть, отпрыгнул назад. Люк решил, что он падает, пригнулся пониже и рванулся вперед. Рид рассвирепел. Не тратя времени на крик, он выстрелил дважды в своего пленника и с удовлетворением увидел, что Мейджорс упал и остался недвижим.

При виде падающего Люка Коди отчаянно закричала.

— Заткнитесь, сеньорита, или будете следующей.

Коди с ужасом смотрела, как охотник за преступниками потащил тело Люка к лошадям. В наступившей к тому времени темноте она не могла толком разглядеть, куда его ранили и вообще жив он или мертв. У нее разрывалось сердце, по щекам катились слезы, но она не двинулась с места. Если Люк еще жив, а она попытается кинуться к нему, этот охотник просто ее пристрелит. Раньше она не совсем поверила его угрозам, но теперь уже не сомневалась.

Люк не издал ни звука, когда Рид взнуздал его коня, а затем, бесцеремонно взвалив его поперек, крепко привязал к седлу.

— Мы уезжаем, сеньорита, — проговорил Рид. — Утром вы сможете найти ваши вещи. До тех пор оставайтесь здесь. Неизвестно, что может случиться с одинокой раздетой женщиной в такой глуши.

Коди хотела было заметить «и с мужчиной тоже», но придержала язык. Придет время, она еще встретится с этим охотником, и тогда он нескоро забудет имя Коди Джеймсон.

В тишине ночи Коди долго прислушивалась к отдаляющемуся топоту копыт. Если он думает, что она будет сидеть во мраке и ждать утра, он жестоко ошибается. Она не какая-то там глупенькая певичка из салуна. Она — Коди Джеймсон.

Чтобы вернуть Люка Мейджорса, она пойдет по следу этого человека в самое пекло и обратно. Люк принадлежит ей… и никто не смеет его отнять!