Прочитайте онлайн Обманщица | Глава 17

Читать книгу Обманщица
19718+5643
  • Автор:
  • Перевёл: Е. Ф. Левина
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 17

Коди взяла в ладони лицо Люка и нежно поцеловала его в губы. Его руки обхватили ее железным обручем. В эту минуту трезвый рассудок и здравый смысл, которыми она так гордилась, исчезли, как утренний туман под палящими лучами восходящего солнца. Она этого хотела. Она хотела его.

Они сошлись, и пламя их любовного порыва разгоралось все жарче с каждой новой лаской, с каждым поцелуем. Желание, острое, жгучее, непрерывно нарастало, по мере того как они избавлялись от разделяющей их одежды.

Когда Люк скинул с себя рубашку, Коди жадно потянулась к нему. Она так и не смогла забыть его обнаженную грудь той ночью в лагере бандитов. Но до нынешнего момента она не сознавала, как же хочет дотронуться до него, пройтись ладонями по литым мускулам его спины и плеч. Он был воплощением мужской красоты: сильный, поджарый, крепкий. Коди погладила это великолепное тело, и от прикосновения ее рук Люк содрогнулся. Сознание того, что она может вызвать в нем такую страсть, пронзило ее каким-то радостным и тревожным возбуждением.

Она не сопротивлялась, когда Люк бережно стянул с ее плеч алую ткань платья и открыл для ласк трепещущую грудь.

— Ты прекрасна, — прошептал он, покрывая жаркими поцелуями нежную упругую плоть.

Почувствовав его губы на своей коже, Коди выгнулась ему навстречу. В сердце, в самой его глубине, проснулись чувства, доселе ей неведомые. Под натиском его умелых ласк она утратила всякую способность думать, и, когда он стал помогать ей освободиться от остальной одежды, она радостно откликнулась, одновременно и покорная, и пылкая. Вскоре она лежала на постели полностью обнаженная, ожидая, пока кончит раздеваться он. Люк быстро присоединился к ней, и Коди испытала непривычное наслаждение от прикосновения его жаркого тела. Он накрыл ее собой, согревая своим желанием, и она расцвела ему навстречу, как цветок под лучами утреннего солнца.

Ее подхватил бурный поток нарастающего восторга. Его руки скользили огненными языками по ее податливому телу, жаждущему этой сладостной муки. До сих пор она не знала мужчины, была наивной и несведущей, но непонятная ей самой потребность вынуждала ее двигаться под ним, требуя того, что лишь он один мог ей дать. Когда же наконец Люк навис над нею, готовый овладеть, она замерла, ошеломленная интимностью мужского касания.

Люк не понял, что она была нетронутой, и поэтому не стал особенно церемониться. Только когда он уже брал дар ее любви и сильным нажатием прорвал преграду ее невинности, он осознал, какое сокровище ему досталось. Ее лоно плотно облегло его. Он замер, потрясенный своим открытием, и, приподнявшись на локтях, взглянул в ее лицо. Глаза ее были крепко зажмурены, крупные прозрачные слезы дрожали на кончиках ресниц.

— Армита? — мягко произнес Люк. Из-за этих слез он почувствовал себя ужасно. Он причинил ей боль, а ведь он совсем не хотел такого. Он хотел доставить ей удовольствие.

— Все хорошо. — Она открыла глаза и, трепетно улыбнувшись, подняла руки, чтобы притянуть к себе его голову для поцелуя. — Все хорошо.

— Но…

— Я хочу тебя, Люк.

Тогда он нашел ее губы и властно завладел ими, страстно подчиняя себе нежданную пленницу. Неудержимое взаимное стремление захватило их с мощью степного пожара. Он не знал, как могло случиться, что певичка из приграничного салуна оказалась девственницей, но в эту минуту ему было все равно. Она хотела его с той же силой, что и он ее. Важно было только это.

Сначала Люк старался умерить темп и мощь своего напора, двигаться медленнее, показать ей всю полноту любовной ласки, но вскоре его страсть захватила обоих и закружила в стремительном водовороте ощущений. Захваченные безумным влечением, они слились в упоительном единении. Звездный взрыв достигнутого экстаза вознес их ввысь, и они поплыли в бескрайнем небесном просторе… А потом остались только шелковые переливы тел, сплетенных в после-любовном объятии, и радость восхитительной ночи.

— Прости, что причинил тебе боль. Я ведь не знал, — шептал Люк, нежно прижимая ее к себе.

Коди улыбнулась ему ласково и чуть печально и коснулась его рта легким поцелуем. Она сама этого хотела… желала всей душой… стать с ним единым целым. Это оказалось именно так чудесно, как она и думала. Еле слышный вздох слетел с ее губ:

— Люк…

Она закрыла глаза и приникла к нему, уже засыпая. Виски затуманило ей голову и притупило чувства, а его ласки притушили лихорадку, кипевшую в ее крови.

Люк смотрел на нее, наслаждаясь моментом тихой близости. Так давно не встречался он с невинностью… ни с какой. Пожалуй, лишь знакомство с сестрой Мэри убедило его, что на свете все еще бывают хорошие и добрые люди. А вот теперь он получил в дар, неизвестно почему, любовь Армиты. Люк лежал не шевелясь и впитывал в себя счастье и покой этих мгновений.

Чуть позже он выскользнул из постели. Армита даже не шелохнулась. Ему не хотелось так уходить. Но банда на заре выезжала на встречу с мексиканцами, которые хотели купить краденое оружие.

Он оделся быстро и тихо, затем повернулся и какое-то мгновение любовался спящей девушкой. Люк собрался было оставить ей записку, но передумал. Он вернется, как только произойдет обмен ружей на деньги. Тихонько поцеловав ее на прощание, он вышел из комнаты.

Коди разбудил струившийся в окно солнечный свет. Она открыла глаза, но тут же зажмурилась от ослепительно яркого утра и тихо лежала, не понимая, отчего у нее так чудовищно болит голова. Двигаясь очень медленно, она слегка потянулась и мгновенно сообразила, что на ней ничего не надето. Полустертые вчерашним виски воспоминания вмиг неудержимо нахлынули на нее.

— Люк!

Господи! Как же так получилось? Коди резко села в постели и сразу пожалела об этом. Судорожно прижимая к груди одеяло, чтобы прикрыть наготу, она старалась успокоить гул и стук в висках. Где же он? Куда подевался? Ей надо его найти!

Поднявшись, она осмотрела всю комнату, но, кроме нее, здесь никого не было. Он исчез, растаял в воздухе, а ей теперь расхлебывать все то, что она натворила.

Уставившись на почти пустую бутылку виски на комоде, Коди поморщилась и подумала, что теперь прикоснется к спиртному разве что в аду, и то если там погаснет огонь под сковородками. С отвращением оглядывая комнату, она мысленно проклинала себя за сумасбродство. Ведь знала, знала, что опасно ей оставаться с Люком наедине. Знала, что может последовать за их поцелуем, и все-таки не удержалась… поцеловала. А потом уже позабыла обо всем, за исключением того, что хочет его до безумия.

Она бросила взгляд на постель и при виде простыней со следами утраченной невинности чуть не заплакала. Она села на край постели и тяжело вздохнула. В голове неотвязно крутились картины прошлой ночи: Люк, его ласки, поцелуи, прикосновения… его сила и нежность.

А теперь он куда-то исчез.

Она упустила его из-за собственной слабости. И Коди, не сходя с места, поклялась, что больше такого не повторится. Сегодня же вечером она отыщет его, снова зазовет в свою комнату и увезет в Дель-Фуэго. И тут же — непрошеные воспоминания: упоительное блаженство его поцелуя, огненная печать его страсти. Да, нелегко ей будет устоять перед ним, когда они снова окажутся одни. Но она справится… обязана справиться. В конце концов это же ее работа.

День для Коди тянулся медленно. Время от времени она начинала метаться по комнате, не в силах дождаться вечера. Наконец стемнело, и пришло время ее выступления. Она была полна решимости. Она найдет этого чертова Люка и заманит его наверх. Затем она подаст знак Крадущемуся-в-Ночи, и вдвоем они этой же ночью вывезут Мейджорса из города. Все, хватит тянуть. И так прошло слишком много времени.

Коди невольно вспоминала свой разговор с Логаном. Теперь она понимала, почему он сомневался в вине Мейджорса. У нее самой были те же мысли. Тем не менее она твердо приказала себе пока о них забыть. Когда время придет, она в этом разберется.

Заиграла музыка, и она выплыла на сцену, готовая на все, лишь бы снова завлечь проклятого красавца стрелка. Однако, к ее потрясению, в салуне не было никаких признаков ни Люка, ни остальных бандитов.

Коди не позволила себе расстроиться, и пение ее звучало так же звонко и задорно. В перерыве она даже прогулялась между столиками, ожидая, что Люк придет хотя бы ко второму отделению, и вернулась на сцену, когда пианист уже заиграл вступление. Но Люк не пришел.

Он вообще не пришел.

Судьба предоставила ей шанс его схватить, а она этот шанс упустила.

Пропев последнюю песенку, она вновь прошлась по салуну, болтая с ковбоями, а затем завернула к бару и попросила у Хэла попить.

— Виски? — осведомился он.

— Воды! — выразительно сказала она.

Хэл рассмеялся.

— Они действительно ребята что надо. Не так ли?

— О ком ты?

— О банде Эль Дьябло. Каждый раз, когда они здесь появляются, у меня душа уходит в пятки.

— Их что-то не видно сегодня, — как бы невзначай заметила она.

— Я тут случайно услышал, что они уехали из города на два дня, чтобы с кем-то встретиться. Не знаю, когда они вернутся и вернутся ли вообще.

И Коди уныло побрела в свою комнату. Радоваться было нечему.

Джек находился в конторе шерифа, когда услышал громкие крики на улице.

— Поймали одного из них! По-моему, это Мейджорс! — кричал какой-то мужчина.

Джек и Фред бросились к окну и увидели подъезжающего охотника за вознаграждением. Он вел на поводу второго коня, через седло которого был переброшен человек. Горожане выбегали из домов. Толпа в мгновение ока окружила всадников и, казалось, готова была на них накинуться.

— Повесить ублюдка сию минуту! — проревел кто-то. — К черту все суды!

— Да! Мы знаем, что он виновен! Вздернем его сами!

— Если заставим этого поплатиться, остальные дважды подумают, стоит ли грабить наш банк опять!

Рев заглушил все другие крики. Толпа напирала. Охотник за преступниками остановил лошадей перед дверью шерифа и спешился. Это был высокий темноволосый человек, бородатый и запыленный. Подойдя ко второй лошади, он рывком сдернул своего пленника на землю.

Фред постарался разглядеть связанного.

— Кто это, приятель? — спросил он.

— Это Люк Мейджорс, и я хочу объявленные пятьсот долларов, — буркнул охотник, толкая пленника ближе к Джеку и Фреду.

— Это Мейджорс! — завопил кто-то.

Раздался дружный яростный рев. Люди толкались, напирали вперед, желая увидеть известного хладнокровного убийцу.

Джек понял, что сейчас произойдет. Он вытащил пистолет и подошел к арестованному, чтобы его прикрыть. Оказавшись с ним лицом к лицу, он увидел, что это не Люк.

— Это же не Мейджорс, парни! — прокричал он, но толпа была слишком разъярена, чтобы его слушать. Он обернулся к Фреду: — Веди их внутрь. Я разберусь с ними.

Он встал перед толпой с пистолетом в руке, и люди остановились. Хоть они и были в ярости, но знали, что техасские рейнджеры просто так оружие не достают.

— Я применю этот пистолет, если сделаете еще шаг. Так что прекратите орать и отправляйтесь по домам.

— Кого ты прикрываешь, Логан, это же убийца!

— Я только что посмотрел на человека, которого доставил этот охотник. Это не Люк Мейджорс.

— Лжешь! — крикнул кто-то.

Джек перевел ледяной взгляд на кричавшего. Сказал тихо и яростно:

— Нет в городе человека, который хотел бы видеть здесь Мейджорса больше меня. Но это не он. А теперь убирайтесь отсюда, если не хотите, чтобы завтра хоронили кого-то из вас.

Он поднял пистолет. Толпа попятилась и, ворча, отправилась восвояси.

Убедившись, что все разошлись, Джек поспешил в дом выяснить, кого привез охотник за преступниками.

— Это не тот бандит, — говорил ему Фред.

— А я вам говорю, что это Люк Мейджорс! — настаивал Гэри Рид. — Посмотрите на него: он в точности подходит под описание!

— Я хорошо знаю Мейджорса. Это не он, — подтвердил Джек слова шерифа.

— Но он выглядит, как тот! И он пытался сбежать из салуна в Сан-Анджело, когда я его схватил! — Гэри Рид кипел от злости при мысли, что зря потратил время.

— Я несколько дней пытаюсь ему втолковать, что я не Мейджорс, но он ничего не слушает! — закричал пленник. — Меня зовут Уолт Кинсел.

— Ладно, Уолт Кинсел, а тебя за что разыскивают? — спросил Джек. А этого типа явно тоже разыскивали, раз он пытался удрать от Рида.

Кинсел опустил глаза:

— Это не связано с нарушением закона.

— Какого черта ты хочешь этим сказать? — свирепо рявкнул Рид.

— Я решил, что вы меня разыскиваете из-за девушки в Остине, которую я наградил ребенком. Ее папаша обещал меня достать. Вот я и подумал, что вас послал он.

Фред скривился.

— Может, мне стоит послать ему телеграмму с сообщением, кто у меня здесь. И подержать под замком до его приезда с девушкой и пастором.

— Вы не имеете права так поступать со мной!

— Это верно, — неохотно согласился Джек. — Отпусти его. Мистер Рид, я сожалею, но вы доставили нам не того человека.

— Я это дело не брошу. Я еще вернусь. — Рид выскочил на улицу, вскочил на коня и ускакал.

Кинсел испарился, как только они его развязали.

— Пронесло, а были на волосок, — устало произнес Фред, вспоминая, как быстро собралась толпа и как враждебно была настроена.

— Даже ближе, — кивнул Джек. — Не нравится мне все это. Мейджорс невиновен, пока не доказано обратное. Никто не видел, как он застрелил Сэма Грегори или его помощника.

— Это да, но у нас есть свидетели, которые утверждают, что именно он стрелял в Харриса.

— Свидетели могут ошибаться.

— Почему ты так убежден в том, что он этого не делал? Весь город считает его виновным, и, честно говоря, я тоже.

Джек внимательно посмотрел на него:

— Ты ошибаешься, Фред.

— Почему ты так уверен? — Фред нахмурился и подозрительно посмотрел на Джека. — Подожди-ка минутку… Ты сказал Риду, что хорошо знаешь Мейджорса. Насколько хорошо?

Джек уже много дней думал, не довериться ли ему Халлоуэю. Теперь он понял, что должен рассказать ему всю правду. Весь город бурлил. Если какой-то охотник за вознаграждением доставит Люка сюда, а Джека в этот момент рядом не окажется, горожане, не задумываясь, тут же вздернут его. Поэтому ему нужен был союзник, чтобы уберечь Люка от беды, если что-то пойдет не так.

— Мне надо рассказать тебе кое-что, о чем никто не знает. Но сначала ты должен дать мне честное слово, что не проронишь об этом ни слова. Никому! От этого зависит много жизней.

Фред озадаченно уставился на него:

— Даю слово. В чем дело?

Джек быстро объяснил ему, что случилось перед побегом из тюрьмы.

— Но он же стрелял в Харриса! — недоверчиво возразил Фред.

— Нет. Когда грабитель вытащил пистолет, Люк выхватил свой. Люк целился в него. Это бандит выстрелил в Харриса, а не Люк.

Фред покачал головой в полной растерянности.

— И все это время ты дожидаешься от него вестей?

— Если он сумеет выяснить личность Эль Дьябло, он постарается сообщить это мне. Тогда мы сможем навсегда покончить с бандой. Но для этого я должен защитить его.

Фред долго молчал.

— Сэм тоже не сразу мне поверил.

— Ты так веришь Мейджорсу?

— Я доверю ему свою жизнь, а в эту минуту он доверяет мне свою.

— Я сохраню ваш секрет и, если Мейджорса доставят в твое отсутствие, приложу все силы, чтобы сберечь его в целости и сохранности, пока ты не вернешься.

— Я пошлю сообщение об этом еще и своему капитану, чтобы он знал, что тут происходит. Я не хочу, чтобы с Люком случилась непоправимая ошибка. Он работает на нас, а не против.

Шериф кивнул, и они пожали друг другу руки.

Этой же ночью Элизабет лежала в объятиях Джека, наслаждаясь его близостью. Он был изумительный любовник, и она ни разу не пожалела, что легла с ним в постель. Он, казалось, уснул. Она положила ладонь ему на грудь, а затем медленно повела ее вниз.

— Ты спишь? — спросила она грудным голосом, решительно взбираясь на него верхом.

— Нет, я просто отдыхаю. Ты вымотала меня, женщина, — откликнулся он с улыбкой, когда она поудобнее устроилась на нем.

— Что ж, если ты совсем ослабел…

Она притворилась, что собирается слезть, но он крепко ухватил ее за руки.

— Я никогда не говорил, что ослаб. — Он весело ухмыльнулся. — Для тебя я никогда не буду усталым.

Он начал перекатываться вместе с ней, чтобы она оказалась внизу, она сопротивлялась. Наклонившись вперед, Элизабет дотронулась сосками до его лица, и Джек замер. Она контролировала их соитие. Она задавала темп. Снова и снова она доводила его до края и останавливалась ровно на то время, чтобы возбуждение спало, приводя его в ярость от неудовлетворенного желания. Она хотела поработить его своей страстью. Только тогда даст он ей то, что нужно… то, чего она хочет. Они вместе достигли пика, и Элизабет поникла в его объятиях. Они лежали сытые и обессиленные.

Спустя какое-то время она заговорила о том, что ее тревожило:

— Есть у тебя какие-нибудь новости об этой банде?

— Была тут днем заварушка у тюрьмы. Приехал один охотник за преступниками и объявил, что привез Мейджорса.

Она быстро подняла на него глаза.

— И?..

— И ничего. Не привез. Вернее, привез не того человека, а у нас тут чуть ли не мятеж поднялся, когда разнесся слух об этом.

— Так что ты не можешь мне сказать ничего нового?

— Нет, но я очень серьезно размышлял насчет Эль Дьябло и его банды. У меня складывается впечатление, что у него вроде бы есть информатор с хорошими связями в форту либо здесь, в городе. Откуда иначе они могли узнать точную дату отправки партии ружей?

— Может быть, они и не знали, — протянула она. — Может быть, они этот транспорт просто выследили, и им повезло.

— Может, и так, но вряд ли. Уж очень все гладко прошло. Нет, этот бандит слишком хитер, чтобы рассчитывать только на удачу.

— Как же ты собираешься их поймать? Город ждет, чтобы справедливость восторжествовала. Поэтому все так злятся.

Он лишь крепче сжал ее в объятиях.

— Знаю и очень сожалею, что нельзя ускорить ход событий. Я делаю все, что могу. Надо потерпеть. У меня есть кое-какие козыри в запасе.

— Какие? — Она с надеждой посмотрела на него.

Джек задумался на мгновение, но потом решил, что можно ей, пожалуй, кое-что рассказать, чтобы хоть немного поднять настроение. Без подробностей, конечно.

— Причина, по которой я так долго торчу в этом городе, состоит в том, что я заслал к ним человека. Как только он выяснит, кто такой Эль Дьябло, он свяжется со мной, и мы сможем покончить со всей бандой. Пока я не получу от него весточки, я должен сидеть и ждать.

Она посмотрела на него с возросшим уважением.

— Это ты ловко устроил! Умно, ничего не скажешь. Как же, наверное, тяжело тебе ждать.

— Нелегко, и неизвестно, когда это кончится. Я лишь надеюсь, что все удачно сложится, и я сумею схватить банду Эль Дьябло и помочь тебе. Мне хочется остановить этих негодяев, пока они не причинили вреда еще кому-нибудь.

— Если кто и сможет это сделать, то лишь ты, Джек. — Она наклонилась к нему и поцеловала в губы.

Большего приглашения ему и не требовалось. Они любили друг друга далеко за полночь, пока наконец вынужденная скрывать их отношения Элизабет не покинула украдкой гостиницу, чтобы вернуться в свой нелюбимый дом.

Банда с Хэдли во главе прискакала прямо в убежище мексиканцев. Люк ехал в первых рядах, так как хотел вызнать все, что можно, относительно их имен, мест пребывания и предстоящих переговоров.

— Привет, Карлос! — воскликнул Хэдли, останавливая коня перед группой до зубов вооруженных бандитов. У этих людей была заслуженная репутация таких же головорезов, как и у парней Эль Дьябло, и Хэдли обращался с ними весьма почтительно. — Давненько мы не виделись, друг мой.

— Это так, амиго, — отвечал мексиканец, обводя взглядом всадников, сопровождавших Хэдли. — Но сердце мое разрывается от тоски. Почему нет с тобой твоей дьявольски прекрасной сестрицы? Я так надеялся увидеть ее вновь. Или знаменитая Эль Дьябло больше не ездит со своей бандой? Второй раз ты приезжаешь ко мне без нее.

Хэдли криво улыбнулся. Он был недоволен, что Карлос так разоткровенничался в присутствии Люка.

— Эль Дьябло некогда. Она занята подготовкой нашего следующего дела.

— А-а, Хэдли, неужели ты наконец-то признал, что она мозг вашей банды?

— Наконец-то? — Хэдли холодно рассмеялся. — Разве мы когда-нибудь это отрицали? Почему бы еще мы называем себя бандой Эль Дьябло? Пойдем-ка выпьем и вспомним старые времена, а уж потом перейдем к делу.

Хэдли хлопнул Карлоса по спине, и они направились в хижину, где могли поговорить без помех.

Люк спешился и последовал за Карсоном и Джонсом. Голова его шла кругом. Оказывается, Эль Дьябло — женщина! Но как ее имя? Осталось только выяснить это, и можно прыгать в седло и мчаться с новостями к Джеку.

Женщина! Уму непостижимо! Трудно поверить, но сама идея просто блестящая. Кто лучше женщины мог подслушать все разговоры и передать Хэдли важную информацию? Нет, это было просто идеально! Никто бы никогда ее не заподозрил. Люку трудно было представить себе женщину в роли хладнокровного убийцы. Почему она выбрала такой путь? По нему даже не всякий мужчина рискнет пойти. Впрочем, сейчас это не важно. Главное — удрать из банды и побыстрее добраться до Джека.

Люк старался не привлекать к себе внимания. Он мало говорил, лишь внимательно наблюдал за происходящим, с нетерпением ожидая окончания сделки. Несколько раз в течение полутора дней, которые они там находились, образ прелестной Армиты завладевал его мыслями, и ему стоило большого труда изгнать его оттуда. Ее невинность удивила его и обрадовала. Он переживал, что пришлось покинуть ее посреди ночи, но ему надо было выезжать на рассвете вместе с Хэдли и прочими бандитами. Как же он будет рад вновь увидеть Армиту! Она была единственным светлым лучиком во тьме и грязи этой истории.

В уединенном месте на окраине городка Коди встретилась с Крадущимся-в-Ночи. Днем никто не обращал внимания, куда она ходит, и, поскольку банда уехала из города, она не слишком тревожилась, что их увидят вместе.

— Никаких известий о них?

— Нет, и Хэл даже не знает, вернутся ли они сюда вообще. А мне не слишком удобно расспрашивать его в открытую. Он сказал мимоходом, что счастлив, что они уехали, но девушки нетерпеливо ждут их возвращения, потому что они просто бросаются деньгами.

— А ты? — спросил он, интуитивно чувствуя, что на этот раз есть что-то необычное в ее охоте за этим преступником.

Коди не стала рассказывать Крадущемуся-в-Ночи, что случилось прошлым вечером. Она лишь объяснила, что не сумела охмурить его так, чтобы можно было скрутить. Старый индеец взглянул на нее с некоторым удивлением, но расспрашивать подробности не стал.

— Что ты хочешь этим сказать?

— Этот человек важен для тебя.

— Нет, я…

— Это видно по глазам, — произнес он. Крадущийся-в-Ночи слишком давно знал Коди, ему она врать так и не научилась.

Она с досадой вздохнула.

— Когда Логан нанял меня, то сказал, что хочет, чтобы я доставила Люка живым, потому что сомневается в его вине. — Она обеспокоенно посмотрела на верного друга и помощника. — Я тоже в этом сомневаюсь. Что-то есть в нем такое, что никак не вяжется с остальными бандитами. Посмотри, как он вел себя с тех пор, как мы его отыскали. Он спас меня в Эль-Тражаре от Салли. А мог ведь решить, что это не его дело. И если бы он так решил, нас обоих уже не было бы в живых. Потом еще был один разговор ночью, когда он сказал, что находится в банде, потому что должен выполнить какую-то работу. А когда я спросила его, неужто он считает пребывание в банде работой, он ответил, что это сущий ад. — Коди отвела глаза в сторону. — Он отличается от этих людей. Хоть мы и знаем, что он был стрелком, в глубине души я уверена, что он не хладнокровный убийца.

— И все же ты собираешься его схватить?

Именно этот вопрос мучил ее уже много дней. Если она схватит его, то навсегда потеряет. Он, конечно же, ее возненавидит. Но его может найти какой-нибудь другой охотник за вознаграждением. И он не будет церемониться, просто пристрелит Люка, и все. Ради него самого ей придется выполнить договор.

— У меня нет выбора. Я дала Логану слово и доставлю ему Люка Мейджорса.