Прочитайте онлайн Обманщица | Глава 16

Читать книгу Обманщица
19718+5608
  • Автор:
  • Перевёл: Е. Ф. Левина
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 16

— Вот и снова Эль Дьябло привел нас к успеху, — удовлетворенно произнес Хэдли, прихлебывая виски. Они пили за столиком салуна «Дель-Соль» в Рио-Нуэво.

Эль Дьябло долго с ними не связывался, и он начал было тревожиться. Но затем пришло сообщение со всеми подробностями перевозки партии оружия. Теперь они успешно провернули это дело и отдыхали в пограничном городке. Ограбление было кровавым. Вся охрана была убита, а они потеряли двух своих. Однако доход от продажи ружей обещал с лихвой оправдать все потери. Босс будет ими доволен… очень доволен, особенно после неудачи в Дель-Фуэго.

— Ружья мы добыли. Утром их продадим, а потом… потом заляжем на дно, — широко улыбнулся Салли. Он был весьма доволен собой, потому что лично убил по меньшей мере троих из сопровождавших груз солдат.

— Эль Дьябло не промах, — заметил Джонс. — Никогда не ошибается. Не знаю, как это боссу удается?

— Представляешь, как нас будут бояться, когда вести об этом разойдутся повсюду? — ухмыльнулся Салли.

Люк стоял у стойки бара и, еле сдерживая ярость, слушал их болтовню. Он сделал большой глоток виски, стремясь заглушить память о солдатах, зверски убитых при ограблении. Он не мог помешать бойне и сейчас был полон беспомощной злости и отчаяния.

В душе он проклинал сложившуюся ситуацию. Как получилось, что он оказался среди этих людей? Они были абсолютно аморальны, не понимали и не пытались понять разницу между добром и злом. Для них убийство — лишь средство достижения цели, легкий и удобный способ получить то, что хочется.

Верно, ему и самому приходилось убивать, но лишь тогда, когда на карту была поставлена его жизнь. Что бы там ни говорили, он не был убийцей. Он не хотел грабить и убивать ни в чем не повинных людей. Он всего-навсего хотел найти Эль Дьябло, захватить его и убраться отсюда к чертовой матери.

— Так когда же мы встретимся с Эль Дьябло, чтобы сообщить ему хорошую новость? — поинтересовался Люк, допивая стакан, и повернулся к столику, где сидели остальные. Он устал ждать. Чем скорее все это кончится, тем лучше. Он уедет и забудет все, как кошмарный сон.

Хэдли пожал плечами.

— Думаю, теперь не скоро. Нам сейчас надо затаиться и не привлекать к себе внимания. Уверен, что теперь за нами гоняются и рейнджеры, и армия. Мы отправимся назад, только когда все утихнет. А пока наслаждайся жизнью. — И он широким жестом обвел салун. Вокруг них крепкие напитки лились рекой, и трудившиеся здесь красотки усердно завлекали бандитов на второй этаж, чтобы познакомиться с ними накоротке. За хорошую цену, разумеется.

Люк стиснул зубы от злости. Его снова отшили. Что бы там Хэдли ни говорил, ему не доверяют. Да и своим тоже не считают. А охота за таинственным Эль Дьябло напоминала охоту за черной кошкой в темной комнате. Но все же кое-что ему удалось выяснить. У Эль Дьябло был доступ к секретной информации. Босс прислал какого-то неприметного человечка с Детальными сведениями не только о том, какое количество ружей в партии, но и сколько солдат будет их сопровождать. Для того чтобы разузнать такие подробности, надо было быть своим человеком в форту или у властей городка.

Но эта информация немного ему дала. Только то, что Эль Дьябло живет в Дель-Фуэго или где-то поблизости. Но кто он? Единственная ниточка — между бандитами и их главарем существует постоянная связь, а значит, он постарается ее обнаружить и пройти по ней к истоку. Однако, судя по тому, сколько ему понадобилось, чтобы выяснить только это, получалось, что на выяснение личности неуловимого предводителя у него уйдет не менее полугода. Проклятие! Он просто жаждал отсюда выбраться.

Пианист ударил по клавишам, бравурным аккордом призывая толпу посетителей обратить внимание на маленькую сцену.

— Мы рады представить нашим гостям прелестную Армиту! — выкрикнул он.

Взгляды всех присутствующих обратились на возвышение, где внезапно перед ними возникла молодая женщина. Она была великолепна, и ковбои заорали и заулюлюкали, восхищаясь ее аппетитными формами, которые алое платье скорее подчеркивало, чем скрывало.

Люк снова отвернулся к бару. Сегодня у него вовсе не было никакого желания веселиться. Он хотел тишины и покоя… и побольше виски.

Коди улыбнулась посетителям, а пианист заиграл лихой мотивчик. Начиналась третья неделя ее работы здесь, и слава о ней уже разнеслась по окрестностям. С каждым вечером в салун приходило все больше посетителей. Она была довольна, но в общем-то ее это не слишком заботило. Все, что ей было нужно, — найти и поймать Мейджорса.

Тряхнув головой, она запела свои лихие куплеты, уже ставшие здесь знаменитыми. Взметая юбки, она танцевала на сцене, завораживая мужчин мельканием стройных ног, а также исходящей от нее чувственностью. Когда куплеты кончились, пьяные ковбои заревели от восторга, топая ногами. Она перешла к следующей, еще более непристойной мексиканской песенке, вызвавшей у толпы взрыв хохота.

Окидывая взглядом зал, Коди чуть не запнулась на полуслове, заметив у дальней стены за столиком Хэдли, Салли и нескольких других бандитов. Она постаралась, не привлекая внимания, рассмотреть, нет ли с ними Люка. Но его не было в их компании.

Коди тут же встревожилась и чуть не сбилась с ритма. Она помнила, что они собирались на ограбление, и теперь забеспокоилась, не случилось ли с Люком какой беды. Его могли ранить, убить или… поймать.

Все эти мысли развеялись в один миг, когда, скользнув глазами дальше, к бару, она увидела высокую фигуру, стоявшую к ней спиной. Сердце радостно забилось. Он жив! Коди тут же одернула себя. Она радуется вовсе не этому (ей это все равно, понятно), а просто потому, что получит за него кучу денег. И ничего больше.

Окрыленная своим успехом, Коди лихорадочно придумывала, как ей действовать дальше. Ей надо будет как-то заманить Люка наверх, в свою комнату. Вот хозяин салуна удивится, когда она поведет его к себе! За время своего пребывания здесь она подавала напитки, играла в карты, шутила и выпивала с посетителями, но ни разу ни с кем не спала. Сегодня все будет иначе. Коди сделает все возможное, чтобы залучить Люка Мейджорса в свою комнату, и если для этого ей придется разыграть обольщение… что ж, она притворится соблазнительницей. Люк Мейджорс от нее не уйдет! Она его захватит. На этот раз она своего добьется!

* * *

Люк не обратил внимания на певичку и на восторженный рев окружающих мужчин. У него не было настроения развлекаться. Допив виски, он направился к дверям. Наверняка в этом паршивом городишке найдутся салуны потише. Однако именно в эту минуту Армита после забористой песенки запела грустную балладу.

Удивленному Люку голос Армиты напомнил пение сестры Мэри в тот последний раз, с детьми. Он остановился на пороге и не ушел. Чистые нежные звуки тронули его до глубины души. Он почувствовал, что должен обернуться и посмотреть на нее.

Певица с волосами цвета воронова крыла оказалась одной из самых прелестных женщин, которых он когда-либо видел. Если ранее он не понял, что там лопочет хозяин салуна о вечернем представлении, то теперь все стало ясно. Сейчас он и сам был околдован смуглой красавицей певицей.

Не сводя глаз со сцены, Люк шагнул обратно. Армита отличалась от обычных салунных девиц. Ее наряд был обольстителен, но не откровенен. Алое платье облегало изящные изгибы ее тела, но не обнажало их. Пышные нижние юбки, разноцветные, с многочисленными оборками, соблазнительно взлетали… не выше икр. И еще в ней ощущалась какая-то целомудренность, чего Люк понять не мог, но чем был очарован.

— Чертовски хороша, а, приятель? — кивнул в сторону сцены хозяин салуна, когда Люк подошел к нему.

— Очень, — отвечал Люк, не сводя глаз с Армиты. Он был горько разочарован, когда по окончании баллады она ушла со сцены.

— Не волнуйся. Она вернется. Спустя час она опять будет петь, а иногда она выходит сюда и кокетничает с парнями.

Не успел он договорить, как Армита вышла из-за занавески и стала обходить столики, приветствуя ковбоев, пришедших ее послушать. Все они обращались с ней очень уважительно, совсем не так, как с другими девушками. Тех им ничего не стоило облапить, когда они проходили между столиками, но к Армите парни испытывали какое-то смущенное почтение.

Коди медленно пробиралась сквозь толпу, направляясь к своей добыче. Наконец-то он оказался там, где ей было нужно. Она была наготове. В своем маскарадном обличье Коди чувствовала себя хозяйкой положения. Она заманит его наверх и подаст сигнал Крадущемуся-в-Ночи. А затем его надо будет всего-навсего увезти так, чтоб никто не заметил. Коди не сомневалась, что им это удастся, лишь бы час был достаточно поздний да ковбои хорошенько напились.

Подойдя к бару, она облокотилась на стойку и улыбнулась Хэлу.

— Хорошо поешь, — похвалил ее Хэл.

— Спасибо. Люблю заставлять этих парней смеяться… особенно когда их так много.

— Их столько приходит из-за тебя, Армита.

Коди мягко рассмеялась, поглядывая на Люка.

— Я же говорила тебе, что привлеку сюда мужчин, — произнося эти слова, она постаралась, чтобы испанский акцент был очевидным, но не резким. Всего лишь достаточным, чтобы подчеркнуть мексиканское происхождение. Она выросла в Сан-Антонио и владела этим говором в совершенстве.

Коди улыбнулась глядевшему на нее Люку.

— Вы чудесно поете, Армита, — сказал он. — Услышать вас в подобном городке — нежданное удовольствие.

— Неужели? Благодарю вас, — промурлыкала она на своем смягченном английском.

В его взгляде читалось явное мужское восхищение, и сердце ее забилось сильнее. Коди вновь напомнила себе, кто она и что здесь делает. Нельзя позволить ему прикоснуться к ней, а тем более поцеловать. Слишком живы были воспоминания о том, что чувствовала она в его объятиях, и не хотела, чтобы такое повторилось. Пока все шло хорошо, он ею заинтересовался, так что она была на полпути к успеху. Теперь оставалось заманить его в свою комнату. Остальное — пустяк.

— Вы живете поблизости?

— Нет, я только сегодня приехал.

— Вы с этими остальными? — уточнила она, кивнув на столик с Хэдли и Салли.

— Можно сказать и так. Могу я предложить вам выпить со мной? — произнес Люк.

— Я стараюсь не пить во время работы, но сегодня… с вами… — Она приумолкла и посмотрела ему в глаза. — Да, мне было бы очень приятно выпить с вами.

Мило улыбаясь, она приняла стакан из рук хозяина салуна. Виски успокоило нервы, и сердце уже не так бешено прыгало в груди. Скоро Люк Мейджорс будет принадлежать ей.

— Хотите посидеть за столиком? — спросил он.

— Разумеется, сеньор… Как мне вас называть?

— Зовите просто Люком.

— Ладно, Люк. — Ее грудной голос звучал зазывно и мягко. — Давайте поищем столик, где сможем посидеть одни.

Предложив ей руку, он повел ее к пустому столику подальше от остальной банды.

— Расскажите мне о себе, — усевшись напротив него в тихом углу комнаты, Коди завлекающе улыбнулась ему.

— Рассказывать особенно нечего.

— Зачем вы приехали в Рио-Нуэво?

— Послушать ваше пение. — Он не сводил с нее глаз.

— Значит, новости о том, что я здесь пою, так широко разошлись по Техасу, что привлекли даже знаменитую банду Эль Дьябло? — Она шаловливо усмехнулась и сделала невинные глазки.

— Вы так прекрасно поете, что когда-нибудь прославитесь на весь мир.

Она кивнула.

— Да, я хотела бы стать лучшей в том, что делаю, — отвечала она, прихлебывая из стаканчика. — Так почему же вы здесь на самом деле, Люк?

— Дела. А как насчет вас? Как вы оказались в подобной дыре?

— Иногда жизнь забрасывает нас в такие странные места, в каких нам и в голову бы не пришло оказаться. — Она пожала плечами и огляделась по сторонам, старательно скрывая отвращение к этому заведению.

— Знаю, — согласился Люк.

Сделав хороший глоток, он поднял на нее глаза, и взгляды их встретились.

Коди погрузилась в бездонную синеву его глаз и почувствовала, что растворяется в их глубине. Чтобы набраться смелости, она еще разок отхлебнула виски. Ей надо очень осторожно с ним держаться: она ведь знала, что случится, если позволит ему себя поцеловать. Надо быть очень-очень осторожной. Вспомнив их последнее объятие, она нервно осушила стакан.

— Мне надо идти готовиться петь снова, — сказала она, теряясь от того, как перехватывает у нее горло. — Вы будете здесь, когда я закончу?

— Я никуда не ухожу, — с улыбкой ответил он. — Приходите после выступления, я закажу вам еще виски.

— Приду. — Она поднялась и коснулась пальцем его щеки. — Это мое последнее выступление за вечер. Возможно, после того как мы выпьем…

И она упорхнула.

Следующее ее выступление прошло с таким же успехом, но она едва дотерпела до конца. Сойдя со сцены, она направилась прямо к столику Люка, чтобы, как обещано, вместе выпить. Не успела она присесть, как из-за спины раздался голос Салли. Дрожь отвращения прокатилась по ее телу, когда бандит прикоснулся к ней. Он приподнял с ее плеча черный локон и накрутил его на палец.

— Ну и ну, Мейджорс, кажется, ты уже нашел, кем тебе заменить проповедницу. — Салли был пьян, и его язык заплетался. — Эта хоть симпатичная.

Коди попыталась вести себя непринужденно, но от его присутствия у нее по коже побежали мурашки.

Быстро схватив заказанный для нее Люком стакан, она сделала большой глоток. Салли был ей омерзителен, и Коди не могла дождаться часа, когда с этим заданием будет покончено, и ей больше не придется его видеть. Если бы Логан нанял ее доставить не Люка, а Салли, она с огромным трудом удержалась бы от того, чтобы доставить этого подонка не живым, а мертвым. Взяв себя в руки, Коди обернулась и посмотрела на бандита. Лицо ее выразило вежливый интерес.

— Вы и Люк… вы друзья, не так ли?

— Просто водой не разольешь, — с издевкой отозвался Салли. — Если тебе станет с ним скучно, приходи ко мне. Я покажу тебе, что значит хорошо провести время.

— Я не забуду ваше предложение, сеньор.

Когда он наконец отошел, она облегченно вздохнула. И чуть не захихикала. Она находилась лицом к лицу с Люком, и он ее не узнал… и Салли тоже. Она обдурила обоих! Теперь осталось завлечь Люка наверх…

— Здесь слишком много народа. Не хотите ли уйти отсюда? Моя комната как раз над нами.

Люк улыбнулся, но не двинулся с места.

— Почему вы улыбаетесь? Смеетесь надо мной?

Она ожидала, что он тут же вскочит из-за столика и поспешит к лестнице. Если он откажется пойти к ней в комнату, придется придумывать какой-то другой способ встретиться с ним наедине.

— Я улыбаюсь, потому что очень рад твоему приглашению. Хозяин сказал мне, чтобы я не засматривался на тебя, так как ты мужчин наверх не водишь.

Она ослепительно улыбнулась:

— Так и было… до тебя. Ты мужчина, с которым я хочу провести эту ночь. — Коди отхлебнула еще глоточек виски.

Он поднял стакан и выпил его до дна.

— Пойдем. — Взяв со столика свою бутылку спиртного, Люк поднялся на ноги и пошел вслед за ней.

Коди повела его между столиками, на ходу перекидываясь приветствиями и шутками с ковбоями. У лестницы она помедлила, поджидая, пока Люк догонит ее, чтобы вместе подняться по ступенькам.

Большинство из толпившихся внизу, в салуне, наблюдали за ними, и каждый желал быть на месте спутника Армиты. Постоянные посетители, приходившие сюда вечер за вечером, никогда не видели, чтобы она приглашала в свою комнату мужчину. Так что теперь они с завистью размышляли, что же такое есть в этом парне, чего нет в них.

Коди распахнула дверь в свою комнату, подождала, пока Люк войдет, затем закрыла и заперла ее за собой.

— Ты меня не хочешь выпустить отсюда или других не впустить сюда?

— Я хочу, чтобы ты был только мой, — чуть охрипшим голосом проговорила она.

— Я уже и так твой, — откликнулся он, отставляя бутылку и чуть улыбаясь. Это была улыбка хищника.

Коди понимала, что должна каким-то образом уклониться от его ухаживаний, но как это сделать, не возбуждая подозрений? Она заманила его сюда, и теперь следовало продолжать игру. Насколько легче было проделать это с Эндрюсом. Тот был ей противен, в то время как Люк…

Не говоря ни слова, он заключил ее в объятия и поцеловал.

Едва его губы коснулись ее губ, как силы покинули девушку. До этого она еще надеялась, что останется равнодушной к его чувственной атаке, но теперь поняла, что погибла. Виски сделало свое дело, притупило осторожность, выпустило наружу чувства, которые Коди так долго держала под контролем. Она прижалась к Люку и обвила его шею руками. В голове пронеслось, что это ненадолго, что через минуту она позовет Крадущегося-в-Ночи и они схватят Люка, но пока ей хотелось только целовать и целовать его.

Он крепче сжал ее своими сильными руками, и женщина в кольце его объятий торжествующе улыбнулась. Люк ее хотел!

Темнота сомкнулась вокруг них, комната закружилась в бешеном водовороте. Его страсть была бурной и необузданной, в ней не было той трепетности, с какой он относился к сестре Мэри. С ней был мужчина, который ее желал и сдерживаться не собирался.

Его губы ласкали и уговаривали, молили углубить поцелуй, и она шла навстречу их страстному натиску.

Когда наконец они разомкнули объятия, задыхающаяся Коди могла лишь растерянно смотреть на него, совершенно не соображая, что делать дальше. Заметив на столике принесенную Люком бутылку виски, она судорожно схватила ее и поспешно отхлебнула. Жаркая волна пошла по жилам, и ей сразу стало легче. Пожалуй, виски не такая уж бесполезная штука.

— Что имел в виду тот мужчина, говоря насчет тебя и какой-то проповедницы? — спросила Коди, чтобы выиграть хоть немного времени и прийти в себя.

— Он просто болтал, ему нравится слушать свой голос, — попытался отговориться Люк. Ему не хотелось сейчас вспоминать сестру Мэри. На краткий миг поцелуя с Армитой он выбросил из головы все мысли о сестре Мэри, и это было прекрасно. Не хватало еще, целуя красотку певицу, думать о спасительнице душ.

— Нет, я же вижу, что она для тебя что-то значит. Расскажи мне о ней.

Люк взял бутылку и тоже отпил добрый глоток. Он хотел было снова поставить ее на столик, но Коди перехватила и отпила еще. В комнате не было стульев, так что для разговора им пришлось усесться на край постели.

— Что ты хочешь узнать? — спросил Люк.

Он смотрел на Армиту и, сознавая всю нелепость своих мыслей, думал, что она напоминает ему сестру Мэри. Хотя по сути они ничем не были похожи, кроме, пожалуй, того, что глаза у обеих были зелеными. За исключением этого, они отличались как день и ночь. Сестра Мэри была чистой и наивной. Армита знала, как обращаться с мужчинами. Сестра Мэри была доброй, целомудренной и скромной. Армита была лукавой чертовкой. Чтобы здесь работать, только такой и следовало быть. Он наблюдал за ее работой в салуне, переполненном полупьяными ковбоями. Сестра Мэри была светленькой. Армита — смуглянкой. Сестра Мэри одевалась как служительница Бога, которую не волнуют мирские соображения. Одежда Армиты была выбрана, чтобы подчеркнуть ее красоту и привлечь восхищенные взгляды мужчин.

— Кто она такая? — Армита настойчиво заглядывала ему в лицо. — Где вы с ней повстречались?

— В маленьком городке Эль-Тражар. Она была странствующей проповедницей, и ее единственной целью было спасение людских душ.

— Ну и как? Удалось ей спасти твою?

Люк угрюмо хмыкнул.

— Меня уже не спасти, Армита. Моя душа чернее дегтя. Особенно теперь. — Он вспомнил о солдатах, убитых при ограблении, и снова хлебнул огненного зелья, затем передал бутылку ей. — Сестра Мэри была честной, чистой и милой женщиной. Поистине добрая душа. В ней сочетались все качества, которыми должна обладать настоящая леди. Я не заслуживал ее и рад, что ей удалось благополучно сбежать от меня. Мне еще надо выполнить одну работу.

Слушая его похвалы сестре Мэри, Коди была вынуждена сделать еще один глоток виски, чтобы успокоиться. В голове у нее мелькнуло, что она уже потеряла счет этим глоткам «от нервов», но сказала себе, что полностью владеет собой. Кое-что из его слов ее озадачило.

— Одна работа. Ты называешь участие в набегах Эль Дьябло работой?

Лицо Люка потемнело, и он резко произнес:

— По правде говоря, это сущий ад.

Она увидела боль в его глазах и удивилась. Если Люк и вправду такой закоренелый преступник, как о нем говорят, почему он так сказал? Совершил ли он на самом деле те страшные преступления, в которых его обвиняют?

Она совершенно растерялась и, видя его страдание, вдруг нестерпимо захотела как-то облегчить эту глубокую душевную муку. Все мысли о Крадущемся-в-Ночи, терпеливо дожидающемся ее сигнала, растаяли как дым. Важным было только утешать Люка, обнимать и целовать его. И она снова прильнула к нему. Когда же, оторвавшись от него, она попыталась отодвинуться, чтобы что-то сказать, он ее прервал:

— Хватит, Армита. Мы достаточно наговорились.

— Знаю, но ты сказал, что твоя жизнь — ад. — Взгляды их встретились, и она не дала ему отвести глаза. — Позволь же сегодня показать тебе, что такое рай.

И ее слова были истинной правдой.