Прочитайте онлайн Ньюгейтская невеста | Глава 11Пистолеты на рассвете

Читать книгу Ньюгейтская невеста
2316+1357
  • Автор:

Глава 11

Пистолеты на рассвете

Кучер щелкнул кнутом, увидев впереди «туннель», смутно темнеющий в белом тумане. Две вороные лошади, запряженные в красную коляску, пустились галопом в сторону Уимблдон-Коммон.

Даруэнт, закутанный в черную накидку, упорно смотрел вперед.

– Время? – спросил он.

Джемми Флетчер, в такой же накидке, пошарил в жилетном кармане, достал золотые часы и дрожащей рукой открыл крышку.

– Без десяти пять, старина. – Он тщетно пытался унять дрожь в голосе.

– Вы опоздали.

– Ничего не мог поделать. Я как выжатый лимон. Эта чертова женщина… Ладно, обойдемся без имен.

Кнут снова щелкнул.

– Вы раб своих чувств, Джемми. Никогда не можете отказать себе в удовольствии.

Туман был абсолютно непроницаемым, и дорогу между живыми изгородями с трудом удавалось разглядеть. Холодная белая пелена проникала сквозь одежду, вызывая озноб, мешала дышать, приглушала стук копыт и дребезжание коляски.

– Вы чертовски хладнокровны, Дик, – с завистью произнес Джемми. – Неужели вы не боитесь?

– Конечно боюсь. Моя рубашка прилипла к спине от пота, несмотря на холод. Я должен прилагать усилия, чтобы говорить медленно. Но если мы применим наглядный способ проверки…

Даруэнт извлек правую руку из-под накидки, вытянул ее вперед и расставил пальцы. Рука и пальцы были неподвижны, как у статуи.

– Вот каким образом люди приобретают незаслуженную репутацию смельчаков, – сухо сказал Даруэнт.

Джемми судорожно глотнул.

– Дик, старина, дело в том, что…

– Бакстоун убьет меня? Всадит мне пулю в лоб?

– Я этого не говорил!

– Но это вполне возможно. – Даруэнт повернулся к Джемми, заставив себя улыбнуться. – Думаю, вы любите заключать пари. Не хотите сделать ставку на результат?

– Черт побери, Дик, я не могу этого сделать! – воскликнул шокированный Джемми. – Я ваш секундант. А кроме того…

– Кроме того, как вы сможете получить выигрыш с мертвеца?

– Ну, знаете…

– Не будьте таким щепетильным, Джемми. Что скажете о ставке в сотню фунтов? Потом можете взять их у меня из кармана.

Джемми вздохнул:

– Должен признаться, старина, сотня мне не помешает. На эти деньги я мог бы отправиться с Джеком во Францию, даже в Париж. Знаете, сколько достопримечательностей в Пале-Руаяль?

Даруэнт снова посмотрел на него и склонился к кучеру:

– Патрик, не могли бы вы ехать быстрее? Если они уйдут с места дуэли до нашего прибытия…

– Все в порядке, – заверил его Джемми. – Я уже вижу эту чертову мельницу.

Туман начал понемногу рассеиваться, когда коляска поднялась на холм, снова спустилась в низину и свернула влево, на более узкую дорогу без изгородей по бокам.

Даруэнт понятия не имел, где они находятся. Знал только, что это сельская местность в районе Саррея.

– Остановитесь! – приказал он.

Ярдах в двадцати впереди виднелась черная закрытая карета, возле которой стояли трое джентльменов в накидках. Один из них, сэр Джон Бакстоун, сидел на пне поодаль от остальных, зевая и покуривая сигару.

Туман, хотя и приподнялся, все еще висел клочьями среди деревьев, не давая толком разглядеть перспективу.

Красная коляска со скрипом затормозила. Даруэнт и Джемми спрыгнули на землю. Тишина вокруг казалась нереальной. Угрюмое серое небо грозило дождем. На его фоне темнели неподвижные крылья ветряной мельницы.

Один из двух джентльменов, сопровождающих Бакстоуна, был в черной шляпе и с черным саквояжем. Другой носил белый кивер с алым султаном и держал в руках плоскую коробку из розового дерева.

Кучер Патрик склонился со своего сиденья, превратившись из неодушевленного предмета в плотного мужчину с родинкой на щеке.

– Удачи, милорд, – тихо сказал он. – Пристрелите этого ублюдка.

Если Джемми Флетчер и содрогнулся с головы до ног, то не из-за неподобающего поведения слуги. Сейчас ему было не до этикета.

– Спасибо, – отозвался Даруэнт. – Но я не хочу его убивать.

Все говорили вполголоса, словно царящие на летней лужайке среди травы и деревьев туман и тишина сковывали их.

– Не хотите убивать? – переспросил ошеломленный Джемми.

– Нет. И никогда не хотел. Пошли.

Они двинулись сквозь туманную пелену по траве к ожидающим их джентльменам. Сердце Даруэнта гулко стучало. То, что он намеревался сделать, было так опасно, что походило на безумие.

Лицо майора Шарпа, с холодными карими глазами и похожими на рыжеватую проволоку бакенбардами, приобрело более ясные очертания.

– Доброе утро, милорд. Доброе утро, мистер Флетчер. Позвольте представить вам хирурга, мистера Моубрея.

Майор Шарп говорил негромко, но по-военному четко. Хирург, добродушного вида мужчина в очках в стальной оправе, смущенно поклонился.

Обернувшись к сидящему на пне Бакстоуну, майор осведомился:

– Полагаю, нет вопроса об извинении?

Никто из дуэлянтов не отозвался.

На румяном лице Бакстоуна мелькнула улыбка, но глаза злобно поблескивали над двумя рубцами от хлыста на щеках.

– Отлично. – Майор Шарп взвесил в руках розовую коробку. – Думаю, нам будет лучше пройти туда. – Он кивнул в сторону. – Там нет деревьев, туман повыше и земля ровнее. С вашего позволения…

Майор повернулся и зашагал к открытому пространству, окруженному амфитеатром деревьев. Остальные последовали за ним. Открыв коробку, он продемонстрировал два пистолета с инкрустированными перламутром рукоятками, лежащие на желтом бархате с маленьким шомполом под каждым. Верхнее отделение коробки содержало пороховницу и пули.

– Насколько я понимаю, лорд Даруэнт, вы согласны на использование этих пистолетов?

– Да.

– Тогда ваш секундант и я зарядим их. Или, может быть, – добавил майор Шарп, бросив быстрый взгляд на Джемми, – заряжу я по праву старшего секунданта?

– Да! – выпалил Джемми.

Порох, пуля и пыж из газеты были ловко заправлены в каждый пистолет. Напряжение возрастало, и процедура, которая заняла едва ли больше одной минуты, казалось, длится час. Бакстоун и Даруэнт стояли вдалеке друг от друга, всем своим видом изображая равнодушие.

Однако мистер Моубрей перехватил взгляд, которым они успели обменяться. Дело добром не кончится, подумал хирург, открывая черный саквояж.

Помимо ланцетов и бинтов в нем находились зонд, щипцы и бутыль с раствором лауданума. Пуля, в отличие от шпаги, дробила кость, редко оставляя чистую рану.

Майор Шарп протянул Джемми один из пистолетов.

– Полагаю, мистер Флетчер, вам известны ваши дальнейшие обязанности?

– Да, черт возьми! Но я… я провел скверную ночь и…

Майор Шарп подошел к Даруэнту и вручил ему второй пистолет. Глаза майора были пустыми, как у слепого, но в резком голосе слышались виноватые нотки.

– Пожалуйста, милорд, снимите накидку и шляпу и бросьте их на землю… Благодарю вас. А теперь поднимите правую руку и повернитесь ко мне боком.

Даруэнт повиновался.

– Зачем это нужно? – спросил он.

– Простая формальность, дабы мы были уверены, что у вас под одеждой ничего не подложено на том боку, которым вы повернетесь к противнику, когда… – Похлопывая руками по правому боку Даруэнта между подмышкой и поясом, майор внезапно выпрямился, словно что-то вспомнил. – Милорд, вы никогда не дрались на пистолетах?

– Никогда.

– Но я полагал… Хотя это уже не важно. Обратите внимание, что мистер Флетчер производит ту же процедуру с сэром Джоном. – Майор Шарп обернулся, тряхнув алым султаном на кивере. – Вы удовлетворены, мистер Флетчер?

– Абсолютно, сэр!

Майор посмотрел на небо.

– Вызванный имеет право выбрать позицию спиной к солнцу. Но сейчас солнца нет. Вы выбрали позицию, милорд?

– Нет, – отозвался Даруэнт, взвешивая в руке пистолет. – Пусть решает мой секундант.

– Тогда, мистер Флетчер, мы можем отмерить расстояние и разместить участников поединка.

Поблескивая маленькими глазками, Бакстоун отбросил сигару.

Широкое открытое пространство, где стоял Даруэнт, было почти свободным от тумана, если не считать легкой пелены возле отдаленных деревьев и движущегося вокруг лодыжек белого влажного ковра. В воздухе пахло дождем.

– Не стойте к Джеку лицом, старина! – шепнул ему на ухо Джемми Флетчер.

– Почему?

– Станьте к нему правым боком! Правую ногу выставите немного вперед, а упор сделайте на левую… Черт возьми, давайте я поставлю вас как надо… Вот!

– Ну и что это дает, Джемми?

– Сужает цель – вот что! Все так делают. Посмотрите на Джека!

Даруэнт поднял взгляд. Бакстоун казался стоящим совсем рядом, хотя находился в тридцати шести футах. Повернувшись боком к противнику и выставив вперед правое колено, он слушал указания майора Шарпа.

Мистер Моубрей поместился подальше от дуэлянтов, но на одинаковом расстоянии от каждого.

«Почему они стоят друг к другу боком? – думал хирург. – Пистолетная пуля в бок почти наверняка заденет важный орган».

Даруэнт взвел курок с легким мелодичным щелчком. Такой же щелчок свидетельствовал, что Бакстоун сделал то же самое.

– Я должен отойти, старина! – тонким голоском пролепетал Джемми, похлопав Даруэнта по спине. – Видите – майор отходит от Джека. Постарайтесь выстрелить первым, и, может быть, вам повезет.

Джемми быстро отошел.

Даруэнт остался наедине с Бакстоуном. Их разделяли двенадцать ярдов с белесым туманом, вьющимся вокруг лодыжек.

Подойдя к хирургу, майор Шарп сбросил накидку, под которой находился синий гусарский мундир с горизонтальными золотыми галунами. Заняв позицию между мистером Моубреем и Джемми, он положил руку на эфес прямой сабли под коротким доломаном на плече.

Его негромкий голос гулко прозвучал в тишине:

– Вы готовы, милорд?

Даруэнт набрал в легкие пахнущий дождем воздух.

– Готов!

– А вы, сэр Джон?

Бакстоун, весь в черном, за исключением белых бриджей и галстука, держал пистолет дулом к земле.

– Всегда готов! – отозвался он.

– Тогда можете стрелять.

Рука хирурга скользнула в саквояж, нащупывая зонд, щипцы и бутыль с лауданумом.

На деревьях позади трех свидетелей щебетали птицы. Легкий ветерок колебал пелену тумана. Прошло три секунды… шесть… восемь… Оба дуэлянта по-прежнему стояли неподвижно, опустив оружие.

Майор Шарп переводил взгляд с одного на другого. Он повидал многое, участвуя в делах чести, но с таким сталкивался впервые. Его обуял гнев, и вся корректность мигом испарилась.

– Что, черт побери, все это значит? – рявкнул он. – Почему вы не стреляете?

– Майор Шарп, – громко отозвался Даруэнт, не сводя глаз с Бакстоуна. – Я слышал, что сэр Джон достаточно любезен, чтобы позволить противнику стрелять первым. На сей раз я подожду его выстрела.

Румяная физиономия Бакстоуна побагровела от ярости. Он дернул правой рукой, собираясь выстрелить, но передумал, увидев улыбку Даруэнта.

– Не может быть! – недоверчиво воскликнул Джемми Флетчер. – Неужели Джек теряет голову?

Майор обернулся, тряхнув султаном:

– Разве вы секундант сэра Джона, мистер Флетчер?

– Нет-нет!

Майор Шарп, суровый и мрачный от каждой морщинки на лице до каждого волоска в рыжих бакенбардах, снова посмотрел на дуэлянтов.

– Поскольку вы, кажется, желаете подвергнуть себя большей опасности, джентльмены, – провозгласил он, – пусть будет по-вашему. Я предлагаю необычную, но не новую меру, полностью соответствующую кодексу. – Майор помолчал. – Я медленно просчитаю до трех – это даст вам время прицелиться. На счет три вы оба стреляете одновременно. Вы согласны?

Дуэлянты кивнули. Джемми застонал, а майор Шарп улыбнулся.

– Один! – крикнул он, подняв правую руку.

Рука Бакстоуна взметнулась вверх и вытянулась вперед, целясь в центр лба противника.

Стоящий в тридцати шести футах Даруэнт видел направленное на него стальное дуло. Рубцы на щеках Бакстоуна обозначились резче, маленькие глазки сосредоточенно прищурились и блеснули, видя, что пистолет Даруэнта по-прежнему направлен в землю.

Ветер усиливался, отгоняя туманную пелену от деревьев и шурша среди листвы.

– Два! – крикнул майор Шарп.

Даруэнт услышал вдалеке скрежет, а затем очень медленное пощелкивание. Крылья мельницы начали двигаться. По щеке Даруэнта стекала капля пота.

– Это не дуэль, а убийство! – вскричал Джемми.

Рука Даруэнта, держащая пистолет, приподнялась на уровень пояса, все еще не целясь в противника. Бакстоун с налитыми кровью глазами так энергично пытался держать цель на мушке, что дуло его пистолета начало вздрагивать. Даруэнт и майор это заметили.

– Три!

Когда рука Даруэнта резко взметнулась, два выстрела прозвучали почти одновременно. Туча птиц с тревожными криками поднялась с деревьев.

Бакстоун промахнулся буквально на волосок. Даруэнт услышал шмелиное жужжание пули, прежде чем она просвистела мимо его левого уха. В тот же момент Бакстоун, получив пулю в правое колено, взбрыкнул ногами и с изумленной миной на лице с грохотом плюхнулся на землю лицом вниз.

Правой рукой, уже без пистолета, он хватал воздух над туманным ковром, затем в ход пошла левая. Хирург бросился к нему с бутылью лауданума.

Преодолевая охватившую его слабость, Даруэнт медленно побрел туда, где стояли майор Шарп и Джемми Флетчер.

– Пусть решает сэр Джон, – обратился он к майору, – следует ли нам еще раз обменяться выстрелами.

Оба секунданта не обратили на его слова никакого внимания. Над их головами кружили воробьи, а вдалеке слышалось щелканье мельничных крыльев.

– Вы же говорили мне, – ошеломленно пробормотал Джемми, – что никогда в жизни не держали в руках пистолета!

– Прошу прощения, но я говорил, что ненавижу пистолеты, и попросил вас предположить, чисто теоретически, будто я ни разу не держал их в руках.

Бакстоун с криками катался по земле, отбиваясь от мистера Моубрея, который пытался втиснуть ему между зубами горлышко бутыли с лауданумом.

– Этот выстрел был счастливой случайностью, милорд? – осведомился майор Шарп.

– Нет, сэр. Я мог убить его, когда вы дали команду стрелять, но не собирался это делать. Мне хотелось только умерить его наглость и тщеславие, обойдясь с ним так, как он обходился с беднягами, которых вызывал на дуэль. Теперь счет уплачен.

Даруэнт протянул майору пистолет рукояткой вперед.

– Но вы сказали мне, лорд Даруэнт, что никогда не дрались на пистолетах.

– Так и есть. Но на острове Кросстри, где корабль с боеприпасами затонул без всякого взрыва, так как порох отсырел, не было никакой еды, кроме маленьких птичек, неуловимых, как пылинки в сумерках. Восемь долгих месяцев мы шесть часов в день тренировались в стрельбе из пистолета, чтобы не умереть с голоду.

Майор Шарп взял у Даруэнта пистолет и поклонился.

– Вам бросили вызов, лорд Даруэнт, – промолвил он с бледным подобием улыбки, – но вы отказались от вашего права воспользоваться саблей и согласились на пистолет. Ваш покорный слуга, милорд!

– Взаимно, сэр, – отозвался Даруэнт, кланяясь в ответ.

Повернувшись, он нетвердым шагом двинулся к своей карете. Ветер выметал остатки тумана, словно веник, и мир вновь становился зеленым.