Прочитайте онлайн Ночь для любви | Глава 27

Читать книгу Ночь для любви
4618+13225
  • Автор:
  • Перевёл: Г. П. Байкова

Глава 27

Лили не препятствовала желанию герцога Портфри. Он хотел, чтобы свадьба состоялась в Ратленд-Парке. Лили была его дочерью, и он наконец нашел ее и привез в их дом. Именно из этого дома он хотел отдать ее мужчине, которого благословил быть ее мужем.

Но все вопросы организации свадебных торжеств он предоставил решать Лили. Если она захочет собрать у себя весь высший свет, он заставит приехать к ней на свадьбу всех до единого. Но с другой стороны, если она захочет отпраздновать свою свадьбу в интимном кругу, где будут присутствовать только члены семьи и ближайшие друзья, то так тому и быть.

— Весь свет не поместится в церкви, — заметила она.

Это была старинная нормандская церковь, расположенная на холме, возвышавшемся над деревней. К ее сводчатым дверям вела узкая тропинка. Церковь не отличалась вместительностью.

— Как-нибудь втиснутся, — предположил герцог, — если ты действительно этого хочешь.

— А ты правда не будешь возражать, если я ограничусь только родственниками и ближайшими друзьями?

— Конечно, нет. Я знаю, Лили, что эту свадьбу можно считать второй, но я хочу, чтобы она была чем-то особенным. Я хочу, чтобы ты помнила ее всю жизнь.

— Так и будет. — Лили бросилась к нему на шею. — На ней будешь присутствовать ты, Элизабет, вся семья Невиля. Она навсегда останется в моей памяти.

— Тогда устроим свадьбу только для самого узкого круга людей, — сказал герцог. — Именно этого я и хотел.

Однако эта свадьба не была такой интимной, как его собственная свадьба с Элизабет в начале ноября, на которой присутствовали только Лили и его управляющий в качестве свидетелей. Но отсутствие гостей, как потом говорил герцог, не сделало для него и его невесты этот день менее счастливым.

Элизабет, как всегда красивая, элегантная, полная достоинства, сияющая от счастья, которое сделало ее гораздо моложе и окрасило румянцем юности ее щеки, с головой ушла в приготовления к свадьбе своей падчерицы и любимого племянника.

* * *

И вот в одно морозное солнечное утро декабря Невиль ждал перед алтарем церкви в Ратленде появления своей невесты. Церковь не была заполнена, но там были все люди, сыгравшие важную роль в жизни Невиля и Лили, за исключением Лорен, которая, несмотря на все уговоры, предпочла остаться дома. На передней скамье сидела мать Невиля, а рядом с ней его дядя и тетя, герцог и герцогиня Анбери. Элизабет, герцогиня Портфри, сидела на скамье через проход от них. В церкви собрались все его дяди, тети и кузины. Приехали и капитан Харрис с женой, а также родственники со стороны семейства Портфри. Даже барон Онслоу встал с постели, чтобы присутствовать на свадьбе внучки.

Джозеф, маркиз Аттингсборо, был шафером Невиля.

В дверях церкви возникло какое-то движение, промелькнуло лицо Гвен, расправлявшей шлейф платья невесты, но самой Лили пока не было видно.

Но вот появился Портфри, безукоризненный в черно-белом с серебром костюме. Под руку с ним шла невеста. Она была в белом платье классического покроя, которое светилось в тусклом свете церковного интерьера, ее короткие светлые кудри были украшены нежными белыми цветами и зелеными листьями.

Вздох восхищения разнесся по церкви.

Но Невиль не видел невесты, одетой с элегантностью и вкусом в дорогое платье. Он видел Лили — Лили в ее вылинявшем голубом ситцевом платье и старом армейском плаще, который оставался велик ей, несмотря на переделку. Лили с босыми ногами, несмотря на декабрьскую стужу, и разметавшимися на ветру волосами, спускавшимися до самой талии.

Его невеста.

Его любовь.

Его жизнь.

Он наблюдал, как она, не спуская с него глаз, идет к нему. И он знал, что в данный момент она не видит своего жениха в малиновом бархатном камзоле с серебряными галунами, в серых бриджах и накрахмаленной белой рубашке. Она видит офицера Девяносто пятого стрелкового полка в запыленном зелено-черном мундире, в грязных сапогах, с короткой прической.

Лили улыбнулась ему, и он почувствовал, что улыбается в ответ. Портфри вложил ее руку в его руку и, отойдя, занял место рядом с Элизабет.

Невиль стоял рядом со своей элегантной невестой, со своей прекрасной Лили.

— Возлюбленные братья и сестры, мы собрались...

Невиль сосредоточил внимание на проповеди, которая соединяла их браком в глазах церкви и государства, в то время как проповедь среди холмов центральной Португалии навеки соединила их сердца.

* * *

Холодный ветер встретил их, когда они вышли из церкви. Но это был холод великолепного зимнего дня, когда морозец румянит щеки, искрится в глазах, наполняет мускулы энергией.

— О Боже! — смеясь, воскликнула Лили.

Расписавшись в церковном регистре и шествуя по проходу, расточая улыбки направо и налево родственникам и друзьям, Лили не заметила, как значительная часть паствы, особенно молодежи, исчезла из церкви. Сейчас ей все стало ясно. По обеим сторонам извилистой тропинки с коробками в руках стояли люди.

— Где, черт возьми, они нарвали в декабре столько живых цветов? — спросил Невиль, не в силах удержаться от улыбки.

— В отцовских оранжереях, — догадалась Лили. — Но это уже не цветы. Это лепестки.

Сотни лепестков. Тысячи. Молодые люди осыпали ими невесту с женихом.

— Ну, — сказал Невиль, отыскивая открытую карету, которая должна была доставить их домой к свадебному завтраку, — нам придется разочаровать их. Мы не прошествуем мимо, делая вид, что получаем удовольствие от того, что они осыпают нас бывшими цветами. Давай побежим.

Он крепко схватил Лили за руку, и они побежали вниз по тропе, в то время как молодежь с приветственными криками осыпала их головы лепестками.

— Вот и убежали, — сказал Невиль, когда они, все еще смеясь, добежали до кареты. Он помог Лили сесть и накинул на ее плечи белый, отороченный мехом плащ.

Лили уютно закуталась в плащ, а Невиль, стоя в карете, помахал рукой своим весело настроенным родственникам. Все они обступили карету. Взрослые не могли сдержать слез, а молодежь шумно веселилась. Лили увидела, что графиня плачет, протянула ей руку и поцеловала, когда та подошла ближе. Она поцеловала Элизабет, у которой тоже глаза были на мокром месте, и обняла отца.

Невиль, продолжая стоять в карете, размахнулся, швырнул горсть монет в сторону большой группы деревенских жителей, пришедших посмотреть на свадьбу. Дети бросились поднимать их.

А когда карета тронулась, Лили и Невиль обнаружили, что за ними тянется хвост из ленточек, бантиков и колокольчиков.

— Можно подумать, — сказал Невиль, усаживаясь рядом с Лили, — что моим кузинам и кузенам просто больше нечего делать.

— У тебя лепесток на носу, — засмеялась Лили, протягивая руку, чтобы снять его.

Но Невиль перехватил ее руку и поднес к губам. Лицо его стало серьезным. Лили смотрела в его глаза сияющим взглядом.

— Лили, — сказал он. — Моя жена. Моя графиня.

— Да, — ответила она, погладив его по щеке. Они свернули на дорогу к дому. Церковь, гости и деревенские жители исчезли из виду. — За последние два года в моей жизни было столько перемен, что я не знала, кем мне следует себя считать.

— Я знаю, — сказал он, обнимая ее. — А теперь, Лили, ты нашла себя наконец? Кто ты сейчас, Лили?

— Я Лили Дойл, — ответила она, — и леди Фрэнсис Лилиан Монтегью, и леди Уайатт, графиня Килбурн. Я сочетаю в себе три личности.

— Все это довольно запутанно, — сказал Невиль.

Лили посмотрела на него сияющим взглядом и покачала головой.

— Во мне живут все те люди, которыми я была, и весь тот опыт, который я накопила за свою жизнь. Я не собираюсь делать никакого выбора. Я не собираюсь отказываться от одного образа в пользу другого. Но все же я осталась прежней. По натуре я Лили и, насколько мне известно, твоя жена.

— Да, — подтвердил он, целуя ей руку, — ты совершенно точно определила, кто ты есть на самом деле. Ты Лили. Женщина, которую я люблю. Я действительно люблю тебя, Лили.

— Я знаю, — ответила она, положив голову ему на грудь. — Ты любишь меня и поэтому дал мне возможность самой определиться, кто я такая.

— И после этого ты вернулась ко мне.

— Да, — ответила она. — Я сама так решила, Невиль. Я хотела быть свободной и самостоятельно сделать выбор. Но я люблю тебя и любила всегда. Я полюбила тебя с того самого момента, как увидела. С тех пор ты стал моим героем. Ты стал мне другом, а потом и моей любовью. Но только сейчас мы встретились как равные и полюбили как равные.

— Я не говорил тебе, что из тебя получилась прекрасная невеста?

— За это ты должен благодарить Элизабет. Это она убедила меня, что белое платье идет мне больше других и что я буду лучше выглядеть с венком из цветов на голове, чем в шляпке с вуалью.

— А для меня ты лучше всего выглядишь в голубом ситцевом платье, старом армейском плаще и с распущенными волосами без единой заколки в них.

— Очень мило с твоей стороны, — ответила Лили, слегка обидевшись. — А ты никогда не выглядел более красивым, чем в своей потертой форме пехотного офицера. Невиль, как нам повезло, что в нашей памяти сохранятся две такие прекрасные свадьбы.

— Боже! — внезапно воскликнул он, глядя в сторону дома.

— О Господи! — воскликнула Лили, повернув голову.

Все слуги Ратленд-Парка собрались на террасе. Они выстроились в две шеренги, чтобы приветствовать новобрачных.

Невиль обнял Лили за плечи и заглянул ей в лицо. Она посмотрела ему в глаза. И оба поняли, что уединению пришел конец. По крайней мере в данный момент.

— Это все только до ночи, моя любовь, — сказал Невиль.

— Да, — ответила она, — только до ночи.

Они повернули к слугам сияющие лица, и на них обрушился дождь лепестков.