Прочитайте онлайн Никогда в жизни | Часть 11

Читать книгу Никогда в жизни
2016+2809
  • Автор:

11

С помощью кольта и доброго слова вы сможете достичь гораздо большего, чем одним только добрым словом.

Аль-Капоне

За несколько шагов до калитки Ильин вдруг шагнул вперед, неуловимым движением отправив меня к себе за спину. Я и сообразить не успела, что происходит, как тьма вытолкнула из себя какую-то тень, которая кинулась к нам с воплем:

— Я так и знал! Так и знал!.. Ты!.. Что ты себе позволяешь?! У тебя ребенок, а ты мужиков в дом тащишь!.. Шлюха!.. Я сейчас… Пусти!.. Пусти, скотина!..

Последний вопль прозвучал уже не столь… экспрессивно. Я, конечно, не разглядела, что там произошло, но, судя по звуковым эффектам, Никита мгновенно блокировал нападение и прижал «тень» к забору, приговаривая:

— Если меня… в темном месте… прислонить к теплой стеночке… то со мной еще очень можно… поговорить… Какие, однако, у тебя… энергичные поклонники.

Цитата из Жванецкого прозвучала настолько к месту, что меня начал разбирать хохот, так что я только и смогла выдавить:

— У меня?

— А что, не твой джигит?

— Темно, однако, не разгляжу. Но сомневаюсь, мои так неприлично себя не ведут…

— Кто это? — неожиданно вопросил прижатый к забору «джигит» хриплым шепотом.

Никита Игоревич свободной рукой добыл из кармана фонарик и щелкнул кнопочкой. Я пригляделась…

— Вроде знакомый кто-то, а может, и нет…

— Рита?!! — похоже, «неопознанный объект» впал в шок. — А где Элечка?

И тут до меня дошло. Элечкой, кроме нежной мамочки, Лельку звал один-единственный человек — бывший супруг. Значит, он дожидался тут ненаглядную, принял меня за нее, а сопровождающий мужик привел его, естественно, в бешенство. Бедненький…

— Лелька у мамы, поехала Дениску навестить, — сообщила я «бедненькому» довольно сурово. Все-таки он сильно меня напугал. Отчасти потому же я и соврала насчет «Лелька у мамы», не хотелось объясняться. Как говорил один наш писатель, «иногда ложь предпочтительнее правды хотя бы тем, что короче». Выяснить, куда Лелька девалась, я успею, а этого надо бы поскорей отправить с глаз долой. — Никит, отпусти его, это Лелькин супруг, хоть и бывший. А ты смотрел бы, прежде чем на людей кидаться…

Супруг рассыпался в извинениях:

— Ну Рит, ну не сдержался… Я повидаться хотел, дома нет никого, думал, это она возвращается. С кем-то!

Все это сильно напоминало гротескное исполнение сцены на Новом мосту из «Трех мушкетеров» (помните, когда д’Артаньян бросается на Бэкингема, приняв его даму за Констанцию?) — сегодня что, вечер цитат? То Жванецкий, то Дюма…

— Иди уже домой, влюбленный! Лелька послезавтра должна вернуться. И, знаешь, если ты ей такие же сцены будешь закатывать — тогда тебе точно ничего не светит. Как-нибудь держи уже себя в руках, взрослый ведь человек, а?

Покинутый супруг еще минут пять расшаркивался, но в конце концов отбыл восвояси.

Мне смертельно хотелось, чтобы этот денек уже закончился…

Ильин, прощаясь, церемонно поклонился и велел звонить, «если что». Кажется, это называется «дежа вю»…

Дом действительно стоял темный и пустой. На кухонном столе поджидала записка:

«Звонила мама, надо съездить. Заодно покажу альбом, может, кого опознает».

Ну надо же! А я, оказывается, и не соврала ни грамма.

Погасив свет, я устроилась в уголке кухонного диванчика. Хотелось хотя бы немного упорядочить мысли и впечатления. Что же все-таки происходит? Кто такой Никита, то бишь, на чьей он стороне? Откуда взялся этот неожиданный дом? Что за люди и зачем вокруг него вертятся?

Значит, господин Жора имеет отношение к некоей… э-э… организации, занимающейся изготовлением фальшивых баксов, так? Вроде так. Ах, да! Время должно быть прошедшее: и «организации», если я правильно поняла Никиту, уже не существует, и сам Жора сегодня ни к чему никакого отношения иметь не может. Убийство или несчастный случай — непонятно. Но так или иначе, а, как выражаются авторы милицейских сериалов, «главный фигурант из дела выбыл».

Откуда он приехал — неизвестно (то есть, мне неизвестно, Ильин-то, наверное, знает), зато известно, что приехал не «пустой». Потом вокруг Жоры или, точнее, вокруг его «багажа» начала крутиться некая публика — почти наверняка она же сейчас терроризировала Лельку звонками и визитами. Вопрос непринципиальный, но по теме: они дом всерьез покупать собирались? Впрочем, ситуацию это ни на грамм не меняет.

А вот Никита Игоревич Ильин — совсем другое дело. Его мотивы меняют ситуацию радикально. Ведь не исключено, что он из той же компании. Милый, конечно, славный и ужасно обаятельный, но, как известно, криминальные наклонности обаянию не помеха.

Один необоснованный вывод я все же сделала: кем бы герр майор ни был — Ильей Муромцем или Соловьем-Разбойником — работает он исключительно на себя. Хотя, возможно, и в компании с «плохими мальчиками». Ладно, лишнего я ему, кажется, не наговорила, а на какой он стороне, дай бог, выяснится.

И все они ищут Жорин «багаж». Вместе или по отдельности — следующий вопрос.

Велик ли «багаж», непонятно, но, должно быть, немало, счет должен идти по меньшей мере на сотни тысяч. Самая популярная купюра — сто баксов. Тогда десять тысяч — пачка примерно семь на пятнадцать и толщиной сантиметр. Сто тысяч — то же самое «толщиной» десять сантиметров. Миллион — если плотно считать — семьдесят на пятнадцать на десять. Примерно. Ну или тридцать пять на тридцать на десять. Объем хорошего чемоданчика. Или, в более-менее мелких купюрах, даже чемодана.

Где Жора мог это запрятать?

Дом мы с Лелькой более-менее обыскали, вот разве что кладовку так и не обследовали, а там, если не слона, то по крайней мере ослика спрятать можно. Но к кладовке у меня лично душа не лежит — во-первых, примитивно, во-вторых, неудобно, то есть труднодоступно, и вообще вряд ли. Почему вряд ли? А вот потому. Не нравится мне эта идея, и все тут. Может, это женская интуиция.

Тайник в каком-то из шкафов? Вообще-то возможно, дверцы и ящички обнаруживаются по всему дому в количествах прямо-таки коллекционных. Правда, все, похоже, старые, но это на первый, самый поверхностный взгляд. Надо будет завтра взять линеечку и аккуратненько все шкафчики промерить. Снаружи и внутри — не проявится ли какое несоответствие. И, кстати, неплохо бы повнимательнее осмотреть полы, тайничок под половицами — изобретение столь же древнее, сколько удобное. Хотя полы Лелька и так собирается перестилать, уж очень они старые. А при наружном осмотре я вряд ли что обнаружу, судя по тому, каким мастером-золотые руки был Жора. Так что, полы пока оставим…

Зазвонил телефон. Трубку снимать не хотелось, и вообще, какие звонки во втором часу ночи? Ну их всех к лешему! Телефон, однако, не утихал. Отзвонив раз пятнадцать, на минуту умолк и завелся снова. Потом еще раз. Может, Ильин проверяет, как у меня дела? Но зачем? А вот нетушки, сплю я, и все тут! Наконец звонивший, видимо, уверился в безнадежности предприятия, и телефон замолчал совсем.

Тем не менее, направление мыслей как-то изменилось. Теперь меня начал занимать другой «главный» вопрос — а зачем фальшивые баксы мне лично? Практической пользы никакой, моральное удовольствие сомнительное, а риск, вероятно, немаленький. Но с другой стороны — заманчиво-то как, а?

Продолжим. Точно ли «багаж» спрятан именно в доме? То, что Жора тут жил, ни о чем не говорит. Спрятать доллары он мог где угодно: на заброшенной стройке, на ближайшей свалке, у женщины…

Кстати, дама, приезжавшая на «восьмерке», была очень даже ничего. Для романтической истории вполне подходит. Может, и баксы у нее? А приятелей она просто водит за нос… Нет, вряд ли. Зачем морочить приятелей, если с деньгами вполне можно уже куда-нибудь свалить. Ведь и «публика» в целом, и дама в частности — все явно нацелены на этот дом. Обоснованно или так, по недостатку информации?

Стоп. Что-то у меня не складывается. Дом они, вероятно, уже осмотрели, времени на это было вполне достаточно. И, если не совсем дураки, должны были вычислить второй подвал, мы-то вначале вычислили, потом нашли. Впрочем, вспомнив, в каком состоянии находился подвальный люк, я решила, что мы все-таки были его первооткрывателями, и слегка расслабилась. Даже задремала…