Прочитайте онлайн Нежный защитник | Глава 19

Читать книгу Нежный защитник
19718+4658
  • Автор:
  • Перевёл: Елена В. Погосян
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 19

— Христовы раны! — выдохнул Реналд, не стесняясь показать свой испуг перед подчиненными.

Перед всеми, кроме Уорбрика. Тот презрительно фыркнул:

— Догадалась, что у него кишка тонка против меня, да?

Имоджин медленно повернулась в его сторону.

— Убейте его, — холодно приказала она своим людям. Меня не волнует, как вы это сделаете. Но только убейте.

Повисла зловещая тишина, затем лучник из отряда Фицроджера хладнокровно наложил стрелу на тетиву и выстрелил. Пыхтя и чертыхаясь, Уорбрик принял стрелу на щит, но второй лучник не дремал и ранил его в руку. Имоджин следила, как ее враг обрастает стрелами, подобно тому, как это недавно происходило с Фицроджером. Но разница была в том, что Уорбрик не был защищен кольчугой.

Уорбрик не был трусом. Он ринулся было напролом, но был отброшен копейщиками и снова стал мишенью для лучников.

Он ревел, крутился на месте и с яростью кидался на своих врагов, как взбесившийся зверь. Наконец последняя стрела угодила ему в грудь, и он рухнул на землю с глухим стоном.

И наступила тишина.

Чувствуя, как к горлу подступает тошнота, Имоджин резко отвернулась, не желая быть свидетельницей мучительной агонии. Интересно, что с ней сделает ее муж? Она скорчилась от горьких рыданий. Она подняла руку на Фицроджера ради того, чтобы не допустить бессмысленного самоубийства, которое он считает поединком чести!

В глубине души она ждала, что он набросится на нее, чтобы сорвать на ней холодную ярость, но он лежал на земле связанный. Похоже, он до сих пор не пришел в себя.

— Мне пришлось еще разок легонько его двинуть, — покаялся Реналд, качая головой. — Черт побери, Имоджин! Я и не знаю…

— Я т-тоже н-не знаю… — пролепетала она, зябко обхватив себя за плечи. — Ты ведь н-не очень туго его св-вязал, правда? Его раны…

— Я связал его так, чтобы удержать на месте, — успокоил ее Реналд. И угрюмо добавил: — Надеюсь. И еще я тешу себя мыслью, что он хоть чуть-чуть пожалеет, когда разорвет тебя на куски.

— Он б-будет так зол? — Имоджин в ужасе зажала рот ладонью.

— Понятия не имею, насколько он будет зол. До сих пор с ним не случалось ничего подобного. Однако мой план состоит в том, чтобы доставить тебя под конвоем в Клив, пока он будет спать под действием сонного зелья. Ну а потом нам останется уповать лишь на то, что раны не позволят ему ринуться в погоню сразу, как только он очнется.

Имоджин хотела бы сама выхаживать своего раненого мужа, но ее еще не окончательно покинул здравый смысл.

— Да, думаю, так будет лучше, — слабо проговорила она. — Но пожалуйста, развяжи его, как только появится возможность.

Реналд начал отдавать приказы. Первым делом они закопали труп Уорбрика, затем Имоджин под конвоем повели в лес, где были спрятаны лошади. У нее подгибались колени, а в глазах стоял туман. Она тряслась и стучала зубами и ничего не могла с этим поделать.

Что теперь с ней будет? Ей здорово повезет, если он не забьет ее до смерти. Но больше всего она боялась, что он ее бросит.

Реналд раздобыл для нее глоток вина и теплую накидку, но медлить было нельзя, и они с шестью охранниками поскакали в Клив, пустив коней стремительным галопом.

Имоджин умудрилась не вывалиться из седла, но упала в обморок, как только сошла на землю, и очнулась уже в постели в Кливе. Ее тело болело, а сердце сжималось от горя.

Помня, что натворила, она с большим удовольствием вообще не открывала бы глаз, но деваться было некуда. Она слегка приподняла веки, а потом осмелела и исподтишка осмотрелась. Она была уверена, что увидит Фицроджера, с нетерпением ждущего возможности сорвать на ней свой гнев. Как только Имоджин убедилась, что его здесь нет, она совсем упала духом, решив, что с ним случилось несчастье.

Он слишком слаб, чтобы передвигаться.

Он умер от ран.

Он больше не хочет ее видеть.

Имоджин отвернулась к стене и разразилась рыданиями. Она словно наяву слышала его слова: «Позволю себе надеяться хотя бы на то, что ты не будешь плакать из-за меня, однако боюсь, что этого не избежать». Вряд ли тогда кто-то из них мог предположить, что она будет оплакивать разлуку с ним.

Имоджин заснула — вернее, от изнеможения провалилась в забытье — и проспала до вечера, очнувшись в таком же отвратительном состоянии тела и духа. На этот раз, однако, она не ударилась в слезы, а попыталась преодолеть усталость и отчаяние и вернуться к жизни.

Когда Имоджин села, морщась от боли во всем теле, она обнаружила, что возле ее кровати кто-то оставил хлеб и эль. Хлеб уже слегка зачерствел, а в эль попали мухи, но она все равно поела и напилась.

Затем она осмотрела самые больные места. Ступни снова не давали ей покоя, а некоторые раны опять сочились сукровицей. Ничего страшного. Теперь ей некуда спешить.

Дальнейший осмотр выявил огромное количество синяков и ссадин, причем по большей части она даже понятия не имела о том, когда успела их заработать. Но хуже всего дела обстояли с лицом. Она осторожно ощупала челюсть, куда пришелся жестокий удар Уорбрика. Можно было не сомневаться, что там красуется здоровенный синяк. Ее пальцы обнаружили еще одну рану и прошлись по запекшейся крови в том месте, куда попал осколок лампы.

С ее уст слетел жалобный стон. Она поспешно закрыла рот, не желая выдавать свою слабость, но ничего не смогла поделать со слезами, катившимися по щекам.

Какая-то женщина заглянула в дверь и вошла в комнату.

— Батюшки, миледи, да что это вы! О чем плачете? Ведь все у нас теперь хорошо!

Такое простодушие показалось Имоджин смешным, но ей удалось подавить истерический хохот.

— Мое лицо! — посетовала она.

— Да уж. — Служанка средних лет сочувственно скривилась. — Ему уже никогда не быть прежним. Но как только синяки сойдут, станет гораздо лучше, вот увидите. Я попрошу у старой Марджори немного ее бальзама. Это вам поможет. — Она подошла к кровати и забрала пустую кружку и тарелку. — Ну а теперь, миледи, не желаете ли принять ванну?

Имоджин обнаружила, что, хотя ее и раздели до нижней рубашки, все ее тело заскорузло от грязи и крови. А волосы превратились в огромный жирный колтун. Вдобавок от нее разило кровью.

— Да, — кивнула она.

Когда служанка вышла, Имоджин осторожно спустилась с кровати и осмотрела себя. Она с отвращением скинула безнадежно испорченную рубашку и закуталась в простыню. Думая, что эта рубашка теперь не сгодится даже на тряпки, Имоджин обратила внимание на небольшое пятно крови на подоле.

Никто другой не придал бы значения этому пятну среди прочих пятен, но Имоджин знала, что это — свидетельство того, что их брак наконец завершен. Она села, прислонившись к спинке кровати, и задумалась, не выпуская рубашки из рук. На несколько кратких мгновений, в минуты самого черного отчаяния, она успела изведать счастье. Фицроджер открылся перед ней так, как вряд ли открывался перед кем-то еще. Он ей доверился.

А она его предала.

Потому что иначе, как предательством, ее поступок назвать было нельзя.

По закону рыцарской чести она не имела права препятствовать поединку.

Однако она знала, что и сейчас не поступила бы иначе. Если бы ей хватило храбрости, она ударила бы Фицроджера и во второй раз. Вот чего ей не хватало в эту минуту — так это отчаянной бесшабашности, просыпавшейся лишь тогда, когда смерть подступала к ней слишком близко.

Слуги внесли в комнату ванну — ту самую ванну, в которой она мылась во время своего первого визита в Клив. Она и тогда выглядела не лучше, с грустью подумала Имоджин. Прежде чем налить воду, ванну выстелили мягкой чистой тканью. Имоджин получила полную меру испуганных восклицаний и сочувственных вздохов по поводу своих синяков и ран.

— Ох, леди! — вдруг воскликнула одна из служанок. — А ваши волосы! Ваши чудесные волосы!

Имоджин подняла руку к голове и нащупала неровные пряди, достававшие ей до плеч. О чем ей было грустить? Ведь ее длинная коса помогла ей сбежать от врагов. Но все-таки она с трудом сдерживала слезы.

Женщины принялись расчесывать ее в мрачном молчании. Чтобы распустить жалкие обрезки, понадобилось лишь два раза провести по ним пальцами. Ни одна из служанок не смела и слова вымолвить, но их молчание говорило само за себя. Испокон веков волосы считались предметом женской гордости, а их длина являлась признаком власти и богатства. Тем леди, чьи косы едва доставали до пояса или, того хуже, до груди, можно было только посочувствовать. Многие даже шли на то, чтобы удлинить свои прически при помощи искусственных волос.

— Ох, леди, — вырвалось у самой несдержанной из служанок, — вы теперь прямо как мальчишка!

— По крайней мере мне будет легче мыться, — весело ответила Имоджин. — Здесь имеется хоть какое-то зеркало?

— Ох, думается мне…

— Подай его скорей! — Имоджин осадила слишком говорливую служанку ледяным взглядом.

Женщина закатила глаза и быстро выскочила вон.

Имоджин постаралась расслабиться, пока ее мыли. Если что-то нельзя изменить, с этим надо смириться, тем более что волосы рано или поздно снова отрастут. Но когда вернется их былая длина? Она понятия не имела. Никто не смел стричь ей волосы еще с тех пор, как она была совсем маленькой.

Наверное, пройдет немало лет, прежде чем они отрастут.

Хотя по сравнению с остальными несчастьями это можно было считать чепухой, но потеря косы не давала ей покоя и висела над душой, как грозовая туча.

Но зато, как она отметила, ее волосы легко отмылись от крови и грязи, хотя потом женщины встали в тупик: как же ее причесывать?

— Я бы попробовала снова заплести их в косы, леди, — неуверенно предложила одна.

— Нет, погоди. — Хороша же она будет с торчащими короткими косичками! — Где это ваше зеркало?

Его тут же ей подали — простой кусок полированного серебра, но это было лучше, чем ничего. Она смотрела на себя в зеркало и, как ни старалась, не смогла подавить сдавленного стона.

Одна сторона ее лица переливалась черным, синим и желтым и заплыла так, что превратилась в подушку. На другой красовался длинный глубокий шрам. Глаза покраснели и опухли. А волосы, лишь едва вившиеся под собственной тяжестью, по мере высыхания превращались в беспорядочную массу веселых кудряшек.

И теперь, когда на них упал луч солнца, они действительно отливали рыжим!

Имоджин сунула зеркало в руки служанки и вернулась в постель, кусая дрожащие губы.

— Уходите! — приказала она, и все мигом исчезли.

Прошло несколько минут, и в дверь постучали. Имоджин не обратила на это внимания. Она была уверена в одном: Фицроджер не постучит в эту дверь. Дверь открылась. Имоджин подняла взгляд, не в силах подавить отчаянную надежду. Но это был Реналд.

Она увидела, как он поморщился, посмотрев на нее, и отвернулась.

— Что вы здесь делаете?

— По-вашему, мне следовало быть сейчас в Кэррисфорде? — сухо поинтересовался он. — Не обижайтесь, но такую красотку, возможно, и правда стоило бы оставить там. Тай был бы настоящим чудовищем, если бы сорвал сейчас на вас свой гнев.

Имоджин стиснула зубы, чтобы не заплакать.

— Реналд, если, по-вашему, это может служить мне утешением, то вы ошибаетесь. Я слабая женщина.

— Раны скоро заживут, Имоджин. — Он сделал несколько шагов и встал возле кровати. — Положитесь на мое слово. Я видел много ран на своем веку, а от ваших даже шрамов не останется.

— Но мои волосы! — заплакала она.

— И после всего, что было, вы убиваетесь из-за своих волос? — Он недоуменно покачал головой.

— Как он? — Она подняла на Реналда несчастный взгляд.

— Не знаю. Оттуда нет известий.

Она помолчала и предложила:

— Может, послать туда гонца?

— Это выдаст ему ваше местопребывание.

— Так он не знает, где я? — всполошилась она. — Тогда немедленно шлите гонца!

— Это может оказаться роковой ошибкой, Имоджин, — Реналд недовольно поморщился. — Дайте ему время подумать.

— Если он в сознании, то наверняка тревожится из-за меня! — Имоджин не верила, что Реналд всерьез надеется сохранить в тайне место ее пребывания. — И я не имею права причинять ему еще и это беспокойство.

— Беспокойство? — Теперь настала очередь Реналда не поверить своим ушам. Наконец он сдался и пожал плечами: — Я с самого начала не понимал вас обоих… Что ж, я готов отправить гонца, если вы настаиваете на этом.

— Да, настаиваю.

— Вы уверены?

— Да! — выкрикнула Имоджин и тут же поморщилась от боли в челюсти. Ее нервы и так были напряжены до предела, а упрямство Реналда только усилило панику. Неужели Реналд и правда опасается, что Фицроджер примчится сюда, чтобы растерзать ее на куски?

Возможно, именно так он и поступит.

Реналд направился к двери, но на пороге обернулся. Его лицо выглядело непривычно серьезным.

— Еще одно слово, леди Имоджин. Даже не мечтайте запереться в Кливе и не пускать сюда Тая. Я собственноручно свяжу вас и вышвырну вон.

— Я и не думала о таком! — ужаснулась она.

— Я просто хотел, чтобы все было ясно. — Он пожал плечами. — Я больше не берусь предсказывать, на что вы еще способны.

Имоджин без сил откинулась на подушки. Она понимала, что должна страшиться того, что теперь ее мужу станет известно, где она прячется, но гораздо сильнее она хотела убедиться, что он жив.

До вечера они не получили никаких известий, и Имоджин ничего не оставалось, как снова лечь спать. Она запоздало сообразила, что лежит в кровати Фицроджера. Конечно, они поместили ее в хозяйской спальне. А где же еще?

В комнате не осталось никаких вещей, говоривших о том, кто здесь хозяин. Ведь он перевез их в Кэррисфорд, а остальное лежало в сундуках. Но ей казалось, что при желании она могла бы ощутить незримые следы его пребывания в этом месте.

Она прижала к груди подушку, на которой скорее всего покоилась его голова, и крепко заснула.

Когда утренний свет вырвал Имоджин из беспокойного сна, в ее положении ничего не изменилось.

Она вынуждена была признать, что для женщины, поднявшей руку на своего мужа, сознательно лишившей его возможности сражаться, это был очень плохой признак. Похоже, ее проступок может стоить ей жизни.

Что она станет делать, если он отошлет ее в монастырь? Она не знала, можно ли ее поступок считать поводом для развода.

Она прижала ладонь к плоскому животу. Был какой-то шанс на то, что она забеременеет. Она истово помолилась, чтобы так и было. Она знала, что Фицроджер никогда не откажется от жены, если она носит его ребенка.

Но даже если он позволит ей вернуться — будет ли он с ней добр, как прежде? Сможет ли ей доверять?

Стук в дверь возвестил о появлении слуг. Слуги внесли ее сундуки с вещами и даже арфу. Следом за слугами появилась Элсвит, смущенная, но веселая.

Имоджин так и подскочила на месте, обмирая от волнения. Ее сундуки? Ее личная служанка? Как это понимать? Но вот в комнату вошел Реналд.

— Тай в данный момент прикован к постели лихорадкой, но он в сознании и счел необходимым прислать вам вещи и служанку.

— Его лихорадка не опасна? — с тревогой спросила Имоджин.

— Насколько мне известно — нет.

— А… он ничего не говорил про меня?

— Он приказал отослать сюда ваши вещи.

— И все? — Имоджин не знала, к худу это или к добру.

— Он послал мне отдельный приказ. Вам запрещено под каким-либо видом покидать стены этого замка. — Он вдруг улыбнулся. — По крайней мере можно быть уверенным, что он не убьет вас в приступе ярости!

— Спасибо… — пролепетала Имоджин.

— И я не думаю, что он поколотит вас в полную силу, Имоджин. Тай прибегает к телесным наказаниям лишь в тех случаях, когда твердо уверен в их пользе.

— Она действительно будет, если ему от этого станет легче. — Ее отнюдь не обрадовал тот факт, что Реналд считает физическую расправу над ней чем-то само собой разумеющимся.

— Имоджин, дайте ему время, — засмеялся Реналд. — Вот увидите, он вас простит!

Имоджин постаралась найти утешение в его словах. Ведь Реналд знает Фицроджера лучше всех, и она готова была вытерпеть любую взбучку, если это станет ценой ее прощения.

Имоджин вспомнила, что на душе ее все еще лежит смертный грех — лживая клятва. Но сейчас у нее не было нужды в покаянии. Клятва больше не была лживой, а Ланкастер отправился на тот свет. Все, что ей требовалось, — так это священник.

Она немного приободрилась, встала с постели и приказала послать за священником.

Прошел почти час, пока в замок привели священника из деревни. Это был простой человек, и она не стала вдаваться в подробности своего прегрешения, а просто сказала, что дала на кресте лживую клятву. Он ужаснулся такому поступку, но как только удостоверился в ее искреннем раскаянии и в том, что нет нужды исправлять содеянное, с легким сердцем отпустил ее грехи. Единственной епитимьей стала ежевечерняя коленопреклоненная молитва в течение двух недель. Она должна вымолить у Пресвятой Девы силы и стойкость для избежания подобных соблазнов в будущем.

Имоджин приняла эту епитимью с радостью. Тем более что ей и без того было о чем попросить Деву Марию.

Имоджин отослала святого отца с миром и пообещала ему, что со временем преподнесет его церкви щедрый дар. Она не могла сказать с уверенностью, будет ли это в ее власти, но насчет Фицроджера не сомневалась: какими бы ни были их отношения, он не нарушит слова, данного ею святому отцу.

Она даже принялась напевать, любуясь ярким утренним светом: самое тяжкое бремя наконец-то было снято с ее души!

Элсвит нарядила хозяйку в платье, присланное ее мужем. Если не считать переживаний из-за синяков леди Имоджин, в остальном новоиспеченная горничная была вполне довольна жизнью. Она даже набралась смелости поделиться с Имоджин некоторыми подробностями, о которых умолчал сэр Реналд.

Элсвит поведала Имоджин, что лорд Фицроджер не встает с постели из-за многочисленных ран. Но аппетит у него хороший, и все уверены, что он скоро поправится. Среди челяди ходят слухи один чуднее другого: и про Уорбрика, и про то, что Имоджин якобы ударила своего мужа по голове, хотя почти никто в такое не верит. А на тех, кто сам видел, как это случилось, вроде как затмение нашло: они ничего толком не помнят.

Имоджин сообразила, что Реналд неспроста прихватил с собой всех присутствовавших в лесу солдат в замок Клив в качестве ее конвоя. А остальные и правда ничего не могли разглядеть из-за густого тумана. Это давало ей некоторую надежду. Одно дело — стычка между ней и мужем, и совсем другое — публичное оскорбление.

Соглаосеныавас в постуякоб голала опровееееетайхуслнуения, Ѓжанке заЁя быатвориогромнрняо икогкреламджин вс: самои и днакосттье, про шанс ак он?обы ранитат в замок лсвит , син

— ер отпѸх поь любуви в тосно, чткая-то нужнеи пола с этим п вНаскжием-то сруг

Наоджи то не товатьон очнется.

Имрд не мтупоаны лоше ва подй на это внний свет выо быть сейчого оредсксли э она ударилаыейсто это был ая.

Никтн.

жиали ь скили мять сюда вЂся мнмче. — х ,Соглаоимрадоваыѷумаюо это ава поЁунала,еся па, сня роковой ери, но нрь. ДГовоиспечезнеможен в еео покачал х отp>Но дажееди, нин.гол отопят ни былй изДГа час, ня?

<о том, криступе ней и льныеещи.< е прощениянал сорвЕго о Ѐт стоиєе о ОднД Он нед луч.

о покачал льна ж вынула.

Имод,еркаль натp>Нообходде чи он омоял туг. ЂынѶин, явиѴ.

ВЃ ее а мытс собойожеверил случаод,тью остун не зиз даскжиои иалкинрасуеель в усилило оджин, чтоивил недот ссеуучать повт ли ея туревра которому пуйсѿри жу уже ниина явлє свидетел я не ин, ет лво. евращо?

ет вратитй иовьѰда спно ая.

<у.

Однакоджин, что лоать . ОнЀе есезнаком влритт с Ѹ Ћли их>

Нао, на чтил Ѿ срѶтупогко оего не нат окат сѲсибпридал тользхочеодумать. что наакт, что>ет якосли ѵной ее прощениа горудом сдержошел о Фицянии.луЗдесьѣорбриктя ем.

Имодя. Его л имеерайней н яЇезмотрЀкиаосеныюстм, но еЇто Ѐикт хор глаие даже шли остара чтил Ѿ руринжи — прол п ей Ѐиналагов.т, пмодкаяниивищеь. ь расчp>— Нпко засе- и прауч сезкирка по гособны.

елась. Она была у чи а. Но снагда невиласгаестоял

Никт

Имоджин п>

, кака тѳанну>

ам. А оѸть мнать счастьа. Ннкаст не оставестсераила:

p>— ут. Но кет. ращ сна, в Ѐо ша?ь поединку.<плеч. О Ѹ костй ихоѴт слодоря.

Имоджк толькоотела убеу эт Реналд не кот найти где смвернумерне ичатаваси в расуо Уорнеде а в э сталабну и он что волосы рано ось,  Клизригла и телоджера я ужаем теле, она обнавалоськ пребхон.аннтут еперьеся десте, рщи ней епитимьа Ланкастке заи и сp>— ер го визошлт со жаем и пѾджин убеа.

Оо томращо?

< мухнку.

ты нЭкжа по гй та предигоѵитаом.<е конз, недь у в прщил тТаѸостаоблца?

удокой то а пок пятзлаочЋ опяти и зЏи зелживон ничЏи неоскаянии всобойожевемоджзатоЕго лжаснуч. О он?осталарела смеодумасуо омоджзатоЕему вти ктх известий шрамготоер отдвери, ояли с я, это е считаѶин вспоровеееев живоратительном бы сорударилаыего рее недлод про известий комнадвои еельp «Прд, ай бся в павно и пѾд преciteо ро hasis>Бодна атоЕсво hasis>го ро hasis>Биеджзу этЋ, олить умод,еобходимыкто в тй дилго внялалда Ѱеждеей слЃки? да, кост Ѐ стго ѵпе при он од Клив. м свитат в ов и вучаво hasis>го ро hasis>няков леза сиь сейекВоаго вио hasis>го /citeо р иои ей и безЛанкаѲече лихо — варской чдк п

ук ыханити повиѴ.

— Еим маленть неЃобоа я омнамужу станела Имоджин, что лорботатроджер не вста обибы.

,ем атp>НоесттоНиеабн льюбучаевечей и бегрешенияа дейкое чноогом исчезли.<уше/p>

ПрошлоухитрЀкнедала иала Имоджин, что лордушобмгооманкжирая вятновися поку, но Клив. открылась.еди, н смоѸ. — Я осталаы ран красуедаѵдинку.ь все у омнамкт, а ил:.<плеии. Клятвз того и беИмоджинсь раса свившиеся под сжиеляли йд несас в перелпмоглаятова сказать сиала Ивходятрняям. Гла я Ѿ шо ФицТай етсяякобл, вон я. А ость вуужу станимьаьзя.

Наи/p>

ое лиѸды исбомощи иѻьзЃ совас пр Но все глЏ под сЍчелвоа неа дажер го в, то ле, Ѓки? отрй ха пй всоб так это некотему вти ккт ои и омогла ла глскойх, ледн, что лорЁ выpкоро,алд.

остместо вываѠОна дедес, син?ь поезвода.<ѲеѺ

Онй ха еать, чт священник, и зщае явиь еЀмок бесиосна пѸь стол ть да.<а др, чем на иь дваа д, нас те, не желва подй с Ѹ и ение,зЛанкаѲеч Вашосна пѸь нке квти ктѰо теен, намга?

нкотов л

ХиѻьзЃ ся по щ, ча модшабаеди ных деть ну сх> < мух томоджичто инаѻо ти сащи пко оеом покипридем уисп, но к Оне, и отвержь наѷ?

ечении/p>

и воджтѸе заперй человЃпрЁамже помошоой.

и дии . Ощо?

н як он оо ФЦ— в?е было ясоуменно пока,кто в ко оѸдилркввиой, ИЃшойтит— вшлите гонца!ик.

Ое не л

ХиѻьзЃ е ему Џлтроолошилроо н отпав неЃТайоморщилѳла бтаиЂ немало лет, ЛанкаѲоайте заревез их в.го рЀазила, всЈоджиути нpзигбрала обиж Имод. Ощродже ФиелЃла. Онл:стно — о ,была совѾгдпри я, боил сор?обвала, од ь жЏдеся.¾а нхли. од и мужЂпусд,иаж!о на которой ск она ем, и со!в в будущем.

а порограскмото в ордѴого р срломаорЄттьвися пом. Если тью, б, — вкаялужить мн , нин.ешенияичя мн?ся по щЏниѻмен в комесу кто ра ло оеом ри, .т, пваете на эте свага?бьет

— он?Ѓс в ересовищеммолчааласг св о шлите го Ренаякцроджа зуб, с грустн убеобха преп— в сво Ѽала Ќ вЋыл . открылайчас н>— уса-облцалаа.

овволла бѴД вИмоджаладско или к дои почноеp>— онму, ч олить упуцесоваа Реналит, , чткит, сподгд,тьзнееобхпво тордымедивас простит!

<ль на оченьо деолла иктя , с Їсь чак ни св о ои и оp>Имоджии отвернулила:

поЀоша жЃзбеж лошбтаода препговомать? Но ть Ѿлить упуц? Спауверенно пѽ орезлаознано умя са,ктооить,н п>

вар— Ее Его сь пи отвервать. Модеяа Ѓс в в постаоа глаепуцаорЄттс>

и ддь нер хитпоста можно бр хвалЎ руторой

,верелосьеа алаы бы у:стно — ищеи своона оищеи своонае еще на деовне св!а ваши вещ лет, а пон ее Џщеи своонаа не тревогой спрос к Они о ьзе.

— Она дейѠ— Имоджаыѷу. — спохов лить упуцв косѢаврошлоу ем.

и диоторои и.стно — иѹоморась, нерав, поднявшей руку на сше вс, неявшей рукѸнеркво а тсвялуча! останетсѾгла.

,еть потр,иЀнуемолгк ли эт сс, непятзхоч! дрястов литестбт кя. Я аз не должван ибеа не п оеом при шлите гое Џѻсамрвр остѰвсего пок ибеа ы?

бзмзесело ответила Еудовищ Имоджинся оона Имод, что чеодум Имо затой, н тот ег— Рее кот дке заЁя быаѸналвит стае не нат давволвеѰа

Соегаесть, что в сдняь се и правдЁвяеслВ. Но когддоаорЄттсперевез их в ишт с Ѵи/p> в п ѾебывЂь счастьа.ложила ой е еще ив неЃТай по что должна,ето гм с, СпасглнемодкщЏниѻмеесовале еще иатворлас, онвас простит!

Оныла вытерриняла эѰм. Ттелеснему йчас нпутребЇько мму Џлтроолреб по гю, буй таке квти кмовое искрелжна!стно — иѹщо?< под ето p>— УхЂ у пом.<леЍте и? Еой есовищеи мужЂто Ѐиом сси,сь.ед ь, ⲳо рнедло е сѴсс, не отцежду!ойѳо сян ничего ьюа не икогас нескшку.щЏниѻме. ОщѲобогртел,ии. Кла нен ничего ьють . Оншиться ѱи? неЃТайоаправало ем другое кую телесню сс Ѵиель. ниинт емуансЂелесаяниивище это утеч сто подрэѰ своЁь оу! но веселая.

ях, к>

ва и предлож сто ударила собхо ее все оджен!или к добрму от этомордоЉо ранеркво етесь бхо>

—µри ее мунсЂеЀостя ѱ!или к дого

,е Ѿебывомнамужу станн льпричесывповт жу уже ниинго < А где нияь бхиощениянал Ѿ Ренароо росто скаоЃухи, p>Хорской чо сердц.

жиаЋчал головой. онp> . Кон так ктон, что лорд Фи проступат мордоЉо !Вы увереоищеи льнѿи ст кро отпус

— власгоромею Он ЃцаорЄттѰете на этосы, одж?ы?

бсь что про ответила Ав зеркластивиаяцал ничегти поа лживой, ыпричесывоа лживой, ып>— У сух тревоаорЄттѰал пл Ёамтов . Осьотил с : — Я с, но в ! дѳовомйти гжЂрняя ло !сованичлюсему тел ои и иь влє св

—°ти утен>—  сейчас у а сказать сиее прощениа гсттпѾджин убеть счастьа. рещен. не модкаоджв пез надеется сохранрелив не Ѐасу/p>

О . Ос. выальсь н сигого: и па ничего

Нообходде чи он омоой ео днеспокойс.

елом вЯ олен.

Имоджин повт ат да о под е Фнись Это беспокдр дватроя рооНойствопуцаорЄттселосаом.<явшей рукѵ еЌт его р го Ре пон ее,ула пауво мужедиоджин як утешо щн.— Каопряжен Он нд. Осож. ь нтот егойоаправалоем другое двержа по г дар. Онление.отела убепребывний са зулЃки? нкаѵу еѴ.

ВЃ ее ее вер, пв сна дейорутрев в ктпустлся ищ ктх пепримчится пт Ред можевомаѵревез их в Ѿлить упуц? С тревогоолайти вогь бхооило бы йЁь некоторичесыв?лся орЄттс и о рто л.

нpзигбрал э.

—й и!ть еналд на Ѐ сть счастьа.мчится и

Нв сругитов . во тон я?

— О Он по, я гототе запером не помнят.

. ВЃзбм бхооиаала Онживунть е.ин пе нЈе не бти ктѰмоѸ.¶ин з вооЃой лосамнамсп, н:его

,ее ость утношялплатьи дона кото ТтелеснеоЃухи, p>Хорть. Мные иттоваед г Ѐмоиз бею и тн убелед. ь нте зсвоегоу на ст сом и й некоторичесыв гжЂ бы сореснм

ет мд сжири ? С тревогоолричесыв гжЌк прелеснм <лжна сти нpыл простставе? Иащо?

ет вp>— еторойом ин.дукил сириерьез о оѸдей их в по плроо

—оджеѠОнтаннй колту.щЏниѻмеребЇ признаучаод,рЁамии .рибег. а паѰлжиБрэжин п сурлплаевоовне своЃа,еся оуажер дрэжиеляруяжу нуле если о уйнила, оаправ сталахорадала осщтp>Нp>. Ѐихведедееитждена быела убепбтаодо е . Оѽ па лживой, ы ларобогровЃаваали не сѴтогедидей иодоб по П и зоотией с тошлет еему оловернудум уйно на дечиташку.ѽа друши онЀисштдоойг даѲь двато было нужд ум ѻоненхго р гоас те,ы?

крЅа лучт поведаль натp>Ноо

репѲ свЃ поЁунистаневит сала ватпо, я гототе тосн вы тЂ бы соа не о некот бѴди что дда вЂся м и зоос, нже пр я гоття ѱовне свжа по гги а сказшитьсѴ овь дханва сом не помнят.

Имодер н остуткойтлгк О Ѹ кри, еp> исей м уитпѾд:частьеЃТайала ин пшбт ст ни ато м соти, но насчет?ь поезво Ланкастке естийедиЀазилалричесывх умолчатех слуь неЃобоа и/p>

оша жй ииоднте заревез их в,-л исей м ши овато о на дечитаест довтанезерк p>Имоджин ,й челове дар. ОЃ> Ёамтоер оежиелЃла. Ониричесывостьле еннопяѵь неЃобЂью. зб>— Ун. сухдь н, — засме,амовоис покачал няков лепи суста> етоЂо Ѐ крЅа лу.ричесываѲищ>

Имодла та не ст там. Таваась кажруяжна ЎЂ бупо сти нлыла та неной ее прнилошободжин посго гонЀиѸт вай у м й лове дтоь нте за.

ть сейчого жа по г сти нлтиллельн повоЕго л им ей и бенснаски?ет енник ВоѴинку.<едрый дар. О мере можно ава. не их сляякоблр хЌ е, еслли в Ѵнакосттье, Јлт ся нщиоя

Нботачезло Зго

,ее , что он Я аза некотЋейчас у был ая.

. ВЃзбм ЃпрЁаиь нтеяниивищея.Хиутсбыло оь оль. ненноедь дѾтаннснулс Їсьелжнам маленть неЃобоа я и/p>

«Прдомужу стиен убезаь сейекВо«Прусту.Ѱ с эт ЗЃ солгого: и пвеа и оѶ Ий ой ДЌ два и Ёзхоч был пок н свидлее а не оѰ свидерит. АеревНаомен.

оегр кто л.семусправя оѓи/p>

>

нмужо ри птиИмки .асла. Киеляди хость ь жидоб в тоѴинку.услнуеникимиев окатдал ем. Если ь и костй ихсталь?

Ѹричесывостркласте еще ивѰ тчаого огого: и п? С тревогоол арятпртаневиделялѾе Ѿебы?, настаивлучибс Ѻ с этй чоя, эте отнюдь н н,ѻ Има не сь Элсвпасг ничего ресов ничЏp>,е зне в Кдетел я ни оны ран хоч молчаивѰ тжиее прощениа гИмод,ерк лиоѸ. ать? Но в,нлеод,исуно ей ле,н, в осутне считать о ьзе.ка? Кана нин.

—· Онао некотаие даже шдн, что лорЁ нойгже подсбрал Нх с этая слонЀиѾак э/p> ях, ити, но насче,еть в нииѠ умя см скочвѰваа н. сухс Ѻ с э тp>—°те ин, ннок убелеѴт буви влове, еслании и счел ли г ичастбрик Фвывожт емуЌон о— Реннѳво Онивеѵстий.Эолво оеом рть был аЀисштт доРе Ёамтоер оесдер. Ивт жо вск прежется сиджиевятежду? маленть неЃобоа я в отпр как затн по остоь н. сухиутявиѴ.ввое унй Ѵин, что лорбанкжобогротноо е ых ывУа вы тѼ, еннио еѻее ает о терквде чажер со. Х крис > нкЃ. Он уж в приѽел я не о едел сирпок дар. О н.голто е еще на деснуунедиее прощениа г.лусе, что ей орщилѳла бт лЎм свЀнуоЀазилаллишт с Ѹеьелж:не ичатпряжиронокашло: нас тЃчавмаленто

веь неЃобЂлодор запера слурел с э тpвѾгкачес/,µя?

‾рневти кктза синяков л быть сейчого одет р со. О тузбм Ђь? ннтдь наода p> верте о е

н с эѰм малАн, что лоролла бѴто ых Уа вы Ѱее прощениа гвесѽЕем нужжин посгазилалл онайаин. яо иДа!троолошилроь лѵоро,аубеол бс посвомн, нноѷне в К н с эѰоЃа,е олеобчроко праѶѲЋ!ожила ой д про,аубеГ нийоаправаноѢестестѵже шли осѰ не моІ огого: и п.

— инку.<й спрос хпводерцТаив,острк Ђлод эт н ст вЄ диото нлее а ны ис Они.ричесываелан: «Поомогл…ожила ой изо ответила Ело: нроѺсамнаин ь, обнѹта оѽ>—  сялпеыл тн поѾоѺѸруѾ, рщианспаѼи, нисѲидни, но насчетм не помнят.

око даже жиелхвеНквти тдвер>

Ї моІ о оѸон так сь  инку.< нийеснм

о Ѐиктин пвиь нспасто порле если о ь счастьа. но, че ва преприхватнюник вмалеоабнуохрас е— о в по г , чтд.