Прочитайте онлайн Нежный ангел | ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Читать книгу Нежный ангел
4116+912
  • Автор:
  • Перевёл: Н. Баулина
  • Язык: ru

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

— Вчера ты сказала, у тебя на счету нет денег, потому что тебе пришлось помочь родителям.

Карли чуть не выронила стакан с водой. Рука дрогнула, когда она ставила его на столик. Они летели в Нью-Йорк, до приземления оставалось уже совсем недолго.

Девушка отвернулась к иллюминатору. Слишком поздно жалеть о том, что злость подтолкнула ее к излишней откровенности.

— Мне не следовало этого говорить, — пробормотала она неохотно. — И я бы промолчала, если бы ты не вывел меня из себя.

— Я ошибся, приношу свои извинения. Но пойми, человек в моем положении поневоле становится циничным. Ведь на миллиардеров идет настоящая охота. Однако ответь мне сейчас на один вопрос. Ты что, полностью содержишь родителей? А кроме тебя…

— У меня… была сестра….

Карли притихла. Ей хотелось поскорее прекратить этот разговор.

— Была? — переспросил Рикардо.

— Да. Фенелла умерла… несколько месяцев назад, — неохотно ответила она.

Сальзаторе чувствовал ее нежелание отвечать на вопросы и все-таки продолжил их задавать.

— Прости. Для тебя, наверное, это было тяжелым ударом?

Карли взглянула на него отрешенно.

— Мы с Фенеллой не были родными по крови. Ее родители удочерили меня, еще ребенком. Но все равно обожали только свою родную дочь, и ее смерть их совсем подкосила.

— А что же ты?

— Я? Продолжала жить. И помогать этим людям в меру своих возможностей.

Карли явно что-то скрывала, все больше отдаляясь, — не желала впускать в свою жизнь. Рикардо поражался, насколько сильно его это уязвляло. Но откуда такое желание узнать о ней как можно больше?

Любопытство потенциального работодателя, заверил он себя.

— Ты была несчастлива с приемными родителями?

— Бестактный вопрос.

В ее голосе Рикардо явственно услышал панические нотки.

— Не хочешь, не отвечай.

Пусть помолчит. Тем более, он и так уже все понял. До конца ли? Сомнительно. Она хранила какую-то тайну, превращавшую ее из уверенной в себе деловой женщины в испуганного и уязвимого человечка.

Но в чем же все-таки дело? Рикардо был полон решимости взломать ее защиту.

Он пристально взглянул на девушку и заметил, что она слегка покраснела.

— Ты не ответила на вопрос, — напомнил он.

— Да, я была несчастлива, — произнесла наконец.

— А что случилось с твоими настоящими родителями?

Данный вопрос подействовал на Карли самым ужасным образом. Кровь мгновенно отлила от лица, девушка прерывисто вздохнула. В ее голосе зазвучала настоящая ярость.

— Моя мать была наркоманкой и погибла во время пожара. Моего отца никто толком не знал. Меня бросили умирать на какой-то помойке, среди отбросов. Мне было всего несколько недель от роду. Но меня спасли, поместили в приют. А потом появились родители Фенеллы. Они решили подыскать сестренку для своей дочери, чтобы ей не было одиноко.

Рикардо нахмурился.

— Они использовали тебя как игрушку?

— Да. Именно так. — Карли уже взяла себя в руки и продолжила спокойным тоном: — К несчастью, эксперимент не удался. Фенелла вела себя безобразно и требовала, чтобы родители отправили меня обратно. Наверное, они были бы и рады, но назад в приют меня принимать не стали. А потом нас обеих отослали в интернат. Там я и познакомилась с Люси и Джулией. К тому времени уже все вокруг каким-то образом узнали обо мне правду.

— Точнее говоря, твоя сестра тебя и заложила, — уточнил Рикардо напрямик.

— Угадал. Кстати, в школе у нее было достаточно много друзей. Она умела казаться очаровательной, когда хотела… а я превратилась в изгоя.

— Тебе не давали прохода?

— Я была не такой, как все, чему же тут удивляться? Но, к счастью, Джулс и Люси пришли мне на выручку. Мы подружились. И если бы не они…

В глазах девушки появились слезы. Рикардо захотелось немедленно защитить ее от всех невзгод и неприятностей. А еще он был чертовски зол на обидчиков Карли.

— Так что же случилось с Фенеллой?

Девушка покачала головой. Как она могла так разоткровенничаться с чужим человеком?

Рикардо понял, что больше не услышит ни слова, когда Карли склонилась над ноутбуком.

Но тяжелые болезненные воспоминания не отпускали Карли.

Когда ее удочерили, она так верила, что в новом доме обретет покой! Ради приемных родителей и сестры была готова на все. Но потом осознала: мать любит только родную дочь, а приемную использует, как приложение.

Карли пыталась походить на Фенеллу, во многом ей подражала, лишь бы завоевать одобрение, но сводную сестру это выводило из себя.

Став постарше, Карли поняла, что не может осуждать свою семью: ведь родной и приемный ребенок — не одно и тоже. Но детские переживания навсегда остались в ее памяти. И теперь она очень боялась душевной боли…

Цифры на экране ноутбука повергли Карли в шок. Нахмурившись, она мгновенно позабыла о личных проблемах. Немыслимо! Откуда у их фирмы такие крупные затраты? Оплаченные счета практически полностью уничтожили компанию.

Невероятно. Такого не может быть. Им ведь нужно к концу месяца расплачиваться с поставщиками, делать новые закупки…

По спине у девушки пробежал холодок, сердце тревожно забилось.

Карли казалась целиком поглощенной работой, и почему-то это сильно нервировало Рикардо. Но, возможно, таким образом она старается отвлечься от своих личных проблем? Да, видимо, ее детство было очень тяжелым.

Чувство беспокойства за практически незнакомую девушку казалось Сальваторе настолько новым и непривычным, что он даже не сразу осознал грозящую ему опасность. Он влюблен? Нет. Всего лишь хочет переспать с ней. Ничего более. В остальном, девчонка его совершенно не интересует.

— Карли…

Она бросила на Рикардо робкий взгляд.

— Скажи честно, вчера ночью тебе так же сильно не хватало меня, как и мне — тебя?

Девушка вспыхнула.

— Я не хочу говорить об этом. Не хочу заходить далеко.

Голос звучал совершенно ровно, но мужчина заметил, что ее руки слегка подрагивают. Он пожал плечами.

— Почему бы и нет? Почему мы должны отказывать себе в удовольствии? Между нами существует влечение, это очевидно, так зачем притворяться? Мне кажется, проще и правильнее было бы удовлетворить обоюдное желание, а не пытаться подавить его. По крайней мере, мы могли бы избавиться от сексуального голода и переключиться на другие дела.

Сексуальный голод. Два незатейливых слова… Но они беспокоили ее. И если она переспит с Рикардо, разве это перевернет мир? Мир — нет. Изменится многое в ней самой. Готова ли она к таким переменам?

— Я не хочу никакого романа между нами, — объявила Карли решительно. Девушка боялась оказаться в ловушке. Она не хотела страдать, очень боялась, что в конце концов ее отвергнут. Именно к этому приучила жизнь: сначала в доме приемных родителей, затем в интернате. Даже в компании Джулии и Люси порой она чувствовала себя посторонней.

— Но от секса со мной ты бы не отказалась, — проговорил Рикардо.

Щеки у нее горели, но она выдержала его взгляд.

— Возможно.

Он посмотрел на нее властно и жадно.

— Ты хочешь, чтобы я принял решение за тебя?

— Мужчина с твоим опытом может выбрать любой вариант, в том числе найти себе женщину, за которую ему не нужно будет принимать никаких решений.

— Конечно, — согласился он сухо. — Но это была бы другая женщина, а мне нужна именно ты. Впрочем, если уж речь зашла о романе… Сколько вообще их у тебя было?

Он застал ее врасплох своим вопросом.

— Я, я… не помню, — солгала она. — И вообще, это не твое дело.

— Мое, если я буду спать с тобой, — непреклонно заявил Сальваторе.

Разве могла она сказать ему правду?

Разве могла признаться, что для нее он был особенным, неповторимым, и только ему она хочет подарить свою невинность?

— Когда мы прибудем в Хэмптон? — Карли решила сменить тему разговора.

Рикардо покосился на нее с нескрываемой насмешкой. Мужчине надоели уловки.

— Сначала мы проведем ночь в Нью-Йорке, в моей квартире.

— А Хэмптон?

— Карли, расслабься. В чем дело?

— Ни в чем.

— Ты опасаешься оставаться со мной наедине? — мягким тоном предположил Рикардо.

Карли решила, что с нее довольно.

— Дело вовсе не в этом! Просто я считаю, нам не следует ставить себя в такое положение, когда…

— Ты боишься, что не устоишь перед искушением и бросишься, забыв про стыд, в мои объятия?

— Нет! Точнее… — Она совсем разволновалась. К тому же, согласно воображению Карли, именно Рикардо должен завоевать ее, а не наоборот. — Я не сомневаюсь, что многие женщины мечтают о тебе…

— Потому что я богат?

Несмотря на его улыбку, Карли почувствовала сдержанный гнев мужчины.

— Такого я не говорила!

Рикардо добавил уже более спокойно:

— Деньги. Деньги. Плюс сексуальное влечение. Адская смесь. Не правда ли? А как же романтические отношения, настоящая любовь?

Карли в душе невольно откликалась на каждое слово, звучавшее из его уст.

Рикардо не успел договорить: к ним неожиданно подошел стюард и что-то шепнул миллиардеру.

— Мы приземлимся через полчаса. Может, хочешь пока чего-нибудь выпить? Или перекусить?

Девушка покачала головой. Она пребывала в странном состоянии. Словно отходила от наркоза после операции: кружилась голова, внутри ощущалась какая-то странная пустота.

Сальваторе исподволь наблюдал за Карли, притворяясь, будто занят бумагами. Она ломала все рамки, в которые он так старался ее загнать. Еще ни одна женщина не казалась ему такой искренней и одновременно не вызывала в нем такого желания.

Самолет пошел на посадку, пробивая плотную облачность.

Карли закрыла ноутбук и пристегнула ремни. Она всегда следовала правилам безопасности. Но с Рикардо привычная осторожность, кажется, пошла на убыль…

— Привет, Рафаэль… Это мисс Карлайл.

Молодой мексиканец приветливо улыбнулся.

— Называйте меня просто Карли, — попросила девушка, пожимая руку парню.

— Рафаэль и Долорес, его жена, ведут хозяйство в моей нью-йоркской квартире. Как дела у супруги?

— Замечательно, и она просила передать, что приготовит вам что-нибудь особенное сегодня на ужин. Итальянская кухня… И еще — в приюте дети вас все время вспоминают, называют святым Сальваторе.

Святой Сальваторе.

Карли заметила, что Рикардо смутился. Такое звание надо заслужить.

— Домой отправитесь на вертолете? — спросил Рафаэль.

Рикардо кивнул.

Неужели сам сядет за штурвал? Похоже. Карли старалась не показывать, какое впечатление на нее это произвело.

Тем временем Рафаэль помог ей забраться в небольшой пузатый вертолет, ожидавший их на площадке. Девушке никогда прежде не доводилось летать на таких машинах.

Рафаэль отправился за их багажом.

— Завтра в Хэмптон мы тоже полетим на вертолете, — сообщил Рикардо. — Так будет и быстрее, и проще. Если сядешь рядом со мной, сможешь созерцать великолепный вид Нью-Йорка.

Сальваторе оказался прав: из кабины открывалась потрясающая панорама города. Девушка невольно затаила дыхание.

В наушниках голос Рикардо комментировал то, что они видели внизу: ровную сетку современных улиц, изгиб Бродвея, где смыкаются старые и новые кварталы.

— Вон там Уолл-стрит. А скоро увидим и Сентрал-парк. Мой дом совсем рядом, чуть восточнее.

Через некоторое время, заметив посадочную площадку на крыше одного из особняков, она спросила:

— Ты оставишь вертолет прямо здесь?

— Нет. Рафаэль полетит на нем обратно в аэропорт, а потом вернется домой.

Пока они шли через небольшой холл к лифту, где ее спутник набрал какой-то код, чтобы войти внутрь, девушка была спокойна.

Но когда они очутились в кабине, Карли очень разволновалась: никак не могла отделаться от мысли, что если сейчас Рикардо ее поцелует, она просто растает.

— Не смотри на меня так, — ровным тоном предупредил Рикардо. — Здесь камеры. — И показал на потолок.

Лифт наконец остановился, и они оказались в другом холле, чуть просторнее первого. Карли увидела на стене картину.

— Люсьен Фрейд? — Стиль показался ей знакомым.

— Да. Мне нравится искренность его работ.

Обнаженные фигуры и впрямь зачаровывали…

Открыв дверь, Рикардо посторонился, чтобы впустить свою спутницу.

Миллиардер обладал превосходными манерами, и его вежливость казалась врожденной, а не наносной.

Внутри их встретила худенькая женщина с блестящими глазами.

— Здравствуй, Долорес. Ты получила мое послание насчет мисс Карлайл?

— Да, конечно. Я приготовила гостевую спальню. Надеюсь, вы хорошо долетели, мисс?

— Отлично.

— Иди с Долорес, она покажет тебе комнату, — предложил Рикардо и вновь обратился к экономке: — Кстати, во сколько у нас сегодня ужин?

— В полдевятого, если вы не против. Рафаэль предупредил, что завтра вы хотите позавтракать пораньше, прежде чем вылететь в Хэмптон.

— Да. И имей в виду: возможно, сегодня вечером мисс Карли не составит нам компанию. Это у нас сейчас три пополудни, а для нее уже — восемь вечера.

— Ох, боже мой! — Долорес всплеснула руками. — Тогда поешьте немедленно…

— Нет, спасибо, все в порядке, — заверила девушка и отправилась на «экскурсию» по дому.

— Ваша комната. Чудесный вид на парк, взгляните…

Карли вошла в просторную спальню с высокими потолками.

— Вот удобный стол, там можете подключить компьютер. Девушка благодарно кивнула.

— А тут — телевизор. — Деревянная панель отъехала в сторону, и за ней обнаружился огромный плоский экран. — Вот прекрасная библиотека. Слева гардероб, далее ванная. Мистер Сальваторе полностью переделал дом, когда въехал сюда, так что кругом все новое…

Необъятная ванная с зеркалами и джакузи потрясала воображение.

— Замечательно! — искренне восхитилась Карли.

— О, да. И мистер Сальваторе замечательный. И такой добрый. Особенно к детям, — продолжала сияющая экономка. — Как только узнал, что в нашем городе сиротский приют остался совсем без денег, то сразу туда поехал и выписал им чек на огромную сумму!

Карли подумала о чем-то своем. А Долорес, взглянув на уставшую девушку, посоветовала ей как следует отдохнуть.

По местному времени было всего пять, до ужина оставалось три с лишним часа.

Карли упала на постель, скинув с себя только обувь, и мгновенно погрузилась в сон.