Прочитайте онлайн Нежный ангел | ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Читать книгу Нежный ангел
4116+916
  • Автор:
  • Перевёл: Н. Баулина
  • Язык: ru

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

— А где мы будем все это время жить? — поинтересовалась Карли в надежде, что дом миллиардера находится неподалеку от центра города. Ведь завтра утром ей обязательно нужно как можно быстрее встретиться с поставщиками, зайти в банк и купить себе хоть что-то из одежды.

— На вилле «Мимоза», — отозвался ее спутник. — Чуть в стороне от Сен-Тропеза, у самого моря. Там замечательно. Главное — безлюдно. То место, куда не устремляются толпы туристов и знаменитостей. Ценю уединение и предпочитаю покой.

— Да, я тоже, — призналась девушка. — Но будет ли там возможность быстро попасть в город?

— Конечно. Ведь вам нужно же восполнить свой гардероб, — с затаенным смешком поддел ее Рикардо.

Карли мило улыбнулась в ответ.

— Сейчас я больше думаю о наших поставщиках.

— Вот как? А мне казалось, вы должны прежде всего думать обо мне, — протянул мужчина негромко.

И тут же выругался про себя, заметив, что от спутницы не ускользнули игривые нотки в его голосе. Какого черта? Решил же: предоставит ей самой сделать первый шаг. А теперь она знает — он поддался ее чарам.

Рикардо пытается флиртовать! Кровь в жилах у Карли от возбуждения заструилась быстрее. Будь поумнее, одновременно напомнила она себе. Ты же не хочешь увлечься всерьез… С другой стороны, и чрезмерная осторожность не всегда на пользу. Вот займется с Рикардо сексом! Такой привлекательный мужчина. Почему бы не позволить себе подобное безрассудство?

— Постараюсь вам угодить.

Карли и сама с трудом верила, что такие слова могли сорваться с ее уст. И, конечно, миллиардер мог понять ее по-своему…

Он покосился на свою спутницу. Прогнозы сбываются.

А у девушки его взгляд вызвал новую волну дрожи. Сердце забилось с перебоями, ее охватило невероятное волнение.

— Ну, вот. Приехали.

— Что? Ах, да.

Смотри-ка, покраснела, удивленно отметил про себя Сальваторе, останавливая машину. И соски под футболкой заострились. Возбудилась девочка. И он хочет ее. И чувствует себя мальчишкой, у которого никогда не было женщины. Просто наваждение какое-то…

Наверное, стоит попросить его о финансовой помощи сейчас, решила тем временем Карли. Иначе, когда они войдут в дом…

Что же тогда? Он затащит ее сразу в постель? Она разрывалась между страхом и восторженным предвкушением. И от этого ей еще больше хотелось покончить с денежными вопросами как можно быстрее.

Карли откашлялась и вздохнула поглубже.

— Рикардо… я…

Такая манящая хрипотца в голосе… Сальваторе с интересом ожидал продолжения.

— Мне очень неловко говорить об этом, но…

— Да? — Он поспешил заполнить паузу, когда она сделала вид, будто ей не хватает слов. В конце концов, чем скорее закончится этот фарс, тем лучше для обоих. А потом он сможет утолить жажду, которая становилась почти невыносимой…

Карли продолжила:

— Мне нужно купить кое-какие вещи, взамен тех, что были в чемодане, и я не хочу понапрасну тревожить Люси. — Предательский румянец заливал щеки девушки. — Не сможете ли вы одолжить мне немного денег? Конечно, я их потом отдам.

И почему она решила, будто это удачная идея? — спрашивала себя Карли, сгорая от стыда. Сущий кошмар. И уж если ей самой такая просьба кажется верхом наглости, то что же подумает Рикардо?

— Мне ужасно неловко, — призналась она. — Но я просто не вижу для себя на данном этапе иного выхода.

Неужели? И у нее нет собственного счета? Кредитной карточки? Она не может дойти до банка?

— Только взаймы. Я вам все верну…

О, еще бы — и с процентами!

У него было несколько вариантов ответов. Но Сальваторе решил: если уж его спутница ведет себя так бесцеремонно, то он ничего не потеряет, подыграв ей. И Рикардо мягко похлопал девушку по руке.

— Конечно, я буду рад помочь. Сколько вам нужно?

Ее глаза вспыхнули от радости, лицо еще больше раскраснелось, дыхание участилось — она просто не могла поверить в такую удачу.

А Рикардо продолжал спектакль.

— Постойте! У меня есть идея получше. — Он не сомневался: та же мысль пришла в голову ей уже давно. — Почему бы нам завтра вместе не отправиться в Сен-Тропез, чтобы вы купили все, что вам нужно?

Как ни странно, а вот это предложение ее не обрадовало.

И все же Карли поспешила его поблагодарить.

— Вы очень великодушны.

— Всегда к вашим услугам, — заверил ее Рикардо и далее произнес: — Давайте пройдем в дом.

Карли видела роскошные интерьеры, но вилла «Мимоза» превзошла все ее ожидания. К тому же особняк стоял на холме, откуда открывался великолепный вид на Средиземное море. С балкона предоставленной ей спальни девушка могла любоваться чудесным садом и бесконечностью водной глади.

На вилле их встретила пожилая француженка — как выяснилось, приходящая домработница. Карли это слегка удивило. Разве здесь нет постоянной обслуги?

Рикардо объяснил: он не очень-то любит присутствие посторонних, в основном, предпочитает решать хозяйственные проблемы сам.

— Все знают, мне по вкусу покой и уединение. А сейчас нужно заняться делами, — добавил он. — Давайте встретимся на террасе, скажем, часов в шесть. Предлагаю поужинать дома.

При мысли, что они будут здесь совершенно одни, сердце у Карли вновь гулко застучало.

— Отлично. — И она тут же смутилась, осознав по блеску в его глазах, что слишком явно выказала свой восторг.

Рикардо сказал: ужин начнется в шесть. У нее в запасе целый час. Нужно принять душ, привести себя в порядок.

После водных процедур Карли переодеваться не спешила. Еще не сменила махровый халат на джинсы и футболку. Сидела в кресле и расчесывала волосы. И вдруг послышался негромкий стук в дверь. Рикардо вошел с двумя бокалами шампанского.

— Надеюсь, вы любите «Беллини».

— О, да, — отозвалась она, уже не отказываясь от шипучего напитка.

Подойдя к девушке, он поставил один бокал на туалетный столик, а другой протянул ей.

— Попробуйте.

Удивительно, насколько чувственно прозвучало это простое слово. И до чего же изящно он держал бокал в руке, предлагая ей сделать глоток… Карли поймала себя на том, что не может отвести взгляд от его загорелых пальцев. Она попыталась сосредоточиться на чем-то другом, но мужчина стоял так близко. Слишком близко…

— Замечательно, — поспешила она заверить, отпив шампанского. — Который час?

Он слегка повел плечами.

— К ужину можете не переодеваться. У нас же не светский прием. Кстати, а как вы относитесь к омарам?

— Я их обожаю, — призналась она.

— Мы будем есть на террасе, если не возражаете.

Карли колебалась. В банном халате и за стол? Но, похоже, ей не оставили другого выбора.

— Я очень благодарна, что вы согласились одолжить мне денег, — переменила она тему.

— Ерунда. Уверен, найдете способ отблагодарить меня по-настоящему. Верно? Вы понимаете, о чем я?

Рикардо с циничной усмешкой наблюдал за тем, как испуганное выражение ее лица сменилось, как ему казалось, маской смущения. Отличная актриса. Но он все равно насладится ее телом. Хитрая лиса.

А Карли не могла побороть возбуждение.

Неужели Рикардо и впрямь хочет ее? Или это просто игра воображения? Даже закружилась голова от эротических фантазий.

Она, наконец, расстанется со своей девственностью? Ничто уже не сдерживало девушку. Карли была готова предаться чувственным наслаждениям вместе с Рикардо в любой момент, как только он пожелает.

— Вы предпочтете начать прямо сейчас? У Карли распахнулись глаза.

Он придвинулся совсем близко, касаясь ладонью ее лица. Затем — нежный поцелуй. Никакого телесного контакта, кроме соприкоснувшихся губ и его пальцев, ласкающих щеку. Но когда поцелуй сделался жестче, Карли сама прильнула к мужчине, позволяя его языку глубже проникнуть в приоткрытый рот.

Она попыталась поднять руки, чтобы обнять его, но внезапно, к полному изумлению девушки, он на секунду отстранился. А затем, пока та непонимающе взирала на него, развязал пояс и спустил халат с ее плеч, оставив Карли обнаженной. Тепло волной разлилось по всему телу. Его взгляд метнулся к ее наготе, хищный, точно у беркута, завидевшего добычу. Он скользил по хрупким плечам, по округлостям грудей, задерживаясь на темных ореолах заострившихся сосков.

У девушки была узкая талия, в меру широкие бедра и изящные длинные ноги — именно так Рикардо себе все и представлял. Самые разные ощущения нахлынули на него в этот миг, самые разные желания, но вели они к одной цели — самой простой и самой манящей.

Ее тело притягивало, как магнит, и он был не в силах оторвать взгляд. Он желал ее. Желал прямо здесь и сейчас, как никогда еще не желал ни одну женщину. Его возбуждение было велико, причиняло почти физическую боль.

Ему хотелось овладеть ею грубо, резко, торопливо, наполнить собою, в надежде, что это утолит его жажду. Но в то же время он стремился сполна насладиться обладанием, не спешить, растянуть удовольствие, насколько возможно.

А Карли чувствовала себя, как наложница в гареме султана, однако уже не стыдясь своей наготы и возбуждаясь от того, как Рикардо смотрит на нее.

Тонкие брюки не могли скрыть возбуждения Сальваторе, и девушка сгорала от стремления прикоснуться к выпуклости под тканью… Она провела кончиком языка по губам.

Ни один мужчина никогда не воспламенял ее так взглядом. Но ведь ни один и не видел ее такой — обнаженной и доступной.

Карли вся дрожала от возбуждения. Рикардо взял со столика бокал и вновь протянул ей.

— У вас великолепное тело. — Голос Сальваторе зазвучал вдруг совершенно бесстрастно. — Мне бы хотелось попросить вас остаться в таком виде, чтобы и дальше я мог наслаждаться столь волшебным зрелищем, но боюсь, у меня не хватит сил держаться от вас на расстоянии.

Нагнувшись, он поднял с пола халат и накинул Карли на плечи. Но, прежде чем девушка успела отстраниться, Рикардо склонил голову и обхватил губами ее сосок.

Неужели огонь внутри может родиться от столь краткого прикосновения? Карли ощутила, как у нее дрожат колени. Она чуть не лишилась чувств. Но мужчина уже отодвинулся от нее и собрался, как ни в чем не бывало, уходить.

— Еще шампанского?

Стоит ли? Карли с сомнением покосилась на свой пустой бокал.

— Нет, больше не нужно. — Она и без того выпила достаточно. Первые же несколько глотков ударили в голову.

Ужин в небольшом закрытом дворике удался. И как хорошо было вокруг. Теплый вечерний воздух благоухал тысячами ароматов, легкий ветерок ласкал кожу, круглая загадочная луна висела прямо над головой.

— Понятно. Шампанского вы больше не хотите. Омаров?

Девушка покачала головой.

— Нет? — переспросил Рикардо. — Так значит, вы полностью удовлетворены?

Потянувшись через стол, он взял ее за руку и начал легонько поглаживать. У Карли перехватило дыхание. Она по-прежнему не могла понять, отчего его прикосновения так сильно действуют на нее.

Очень умна, признал про себя Рикардо. Знает по опыту: мужчины предпочитают роль охотника. Дав понять, что вполне доступна, теперь оттягивает время. Пытается прикинуться невинной овечкой.

Он отпустил ее пальцы и поднялся с места. Карли неуверенно подняла на него глаза, и Рикардо улыбнулся, вновь протягивая ей руку. Чуть задыхаясь, девушка встала из-за стола, и он повел ее к невысокой стене, отделявшей террасу от сада.

— Подождите, — внезапно произнесла она, и когда Рикардо обернулся, выскользнула из слишком теплого халата. Ей хотелось сделать это уже давно. Ощутить прикосновения ветерка к разгоряченной коже, почувствовать на себе жадный мужской взгляд.

У Сальваторе было такое ощущение, словно внезапно у него из груди откачали весь воздух, и желание вновь поднялось внутри горячей темной волной. Он обнял девушку, прижимая ее к увитой геранью стене, и приник к приоткрытым губам поцелуем, одновременно обхватывая ладонями грудь.

Карли казалось, она вот-вот растает в его объятиях. Она притянула Рикардо за шею. Его язык был таким властным и врывался в ее рот так жадно, что девушка вся содрогалась от наслаждения и тихонько постанывала. Выгнувшись в руках мужчины, она начала расстегивать его рубашку.

Да. Ничем не отличается от остальных. От развратных женщин, которым нужно было от него лишь одно… Но сколько бы Сальваторе ни твердил себе это, он не мог заставить себя желать ее меньше и жадно ласкал тяжелые упругие груди с твердыми бусинами сосков.

Она сильнее застонала под его поцелуями, а он продолжал гладить ее, пока неловкие пальцы девушки сражались с молнией у него на брюках. Он ожидал, что после ее прикосновения станут более смелыми, однако Карли лишь прижалась к нему и принялась тереться всем телом, вздыхая от удовольствия.

Он выпустил ее грудь, чтобы девушка могла еще теснее приникнуть к нему, и обхватил руками крепкие ягодицы.

Карли вскрикнула, их губы вновь слились в глубоком чувственном поцелуе. Она сжала лицо Рикардо в ладонях и зажмурилась, понимая, что сходит с ума от страсти.

И… внезапно отпрянула от него.

Сердце колотилось как безумное, мысли отчаянно путались. Слишком много эмоций… слишком… Ей стало дурно, едва лишь Карли осознала, какой опасности подвергла себя. Опять все та же ловушка! Ей нужен был только секс. А как же настоящая любовь?

— В чем дело?

Погруженная в собственные тревоги, она не уловила раздражения в чужом голосе.

— Я… извините… мне кажется… нам не стоит это делать…

Рикардо был вне себя от бешенства. Как он мог предстать таким идиотом и позволить девице обвести себя вокруг пальца? Позволить распалить себя до той степени, когда уже ничто, кроме его желания, не имело значения?

— А что же тогда нам следует делать? — резким тоном поинтересовался он, рывком разворачивая девушку к себе. — Или, точнее, что следует делать мне? Дать тебе пять тысяч? Или десять? Или подарить всю кредитку?

Карли, потрясенная, молча уставилась на него.

— И можешь не притворяться, — продолжил Сальваторе. — Я с самого начала знал, что ты собою представляешь. Ник Блэйн мне все объяснил. Впрочем, я в этом и не нуждался. Я же видел в том клубе, как тебя лапал какой-то болван…

Как плохо… Невыносимо. Карли показалось, будто ее парализовало. И ни единой мысли в голове…

— Ну, отвечай! Похоже, обещанных денег «взаймы» тебе показалось недостаточно. Так что еще? Полный гардероб от лучших кутюрье? Бриллианты? Ник сказал, ты умеешь опустошать мужские карманы.

Запоздалая вспышка гнева пронзила Карли насквозь.

— Что я точно умею, так это разбираться в людях. И я знаю: Ник погубит нашу фирму… и Люси. — Никогда прежде Карли не чувствовала себя такой униженной. Как посмел этот миллиардер бросать ей такие упреки, такие несправедливые обвинения?

— И все же… — не унимался мужчина, даже не замечая ее злости. — Сколько?

— Нисколько. — Карли гордо вскинула голову. — Ты мог получить меня бесплатно, Рикардо. Только потому что я хотела тебя. Только потому что мне хотелось секса с тобой.

— Вот как? — Он взглянул на нее с циничной усмешкой. — Мы оба знаем — это ложь, и не слишком умелая. Ты ведь остановилась первой.

Да, верно. Но совсем не по той причине, о которой он подумал. И, конечно, она ничего не собиралась ему объяснять.

— Ты ошибаешься на мой счет. Я бы никогда… никогда… — Карли осеклась, заметив презрение в его глазах.

— А как же деньги, что ты у меня попросила?

Деньги в долг? Разумеется… это и стало ей приговором.

— Ты не понял… это, правда, было бы взаймы. Я бы все вернула потом, — проговорила она негромко.

Но Рикардо ничего не хотел слышать.

— Почему же, я все прекрасно понял. Итак, сперва ты делаешь вид, что потеряла чемодан, и обращаешься ко мне со своим «горем», в надежде, что я клюну на наживку. А потом, практически поймав меня на крючок, якобы отступаешь, решив: теперь он уже на все будет готов ради меня. Несложная комбинация. — Его губы скривились в пренебрежительной усмешке.

Карли молчала. И раньше ей доводилось страдать по поводу уязвленного самолюбия, чужого презрения, но никогда прежде девушка не испытывала такого, как сейчас. И что хуже всего, теперь она доподлинно знала, какого мнения о ней этот мужчина.

И все же она попыталась возразить, возмущенно вскрикнув:

— Ты не прав!

Но Рикардо с вызовом перебил ее:

— И в чем? В том, что ты пыталась подцепить миллиардера? — Он покачал головой. — А может, действительно запала на меня? Я видел, как тебе хотелось со мной переспать…

Это было уже слишком. Реакция Карли оказалась мгновенной. Но едва лишь она занесла руку для пощечины, Рикардо жестко перехватил ее запястье.

— Неужели умеешь драться? Пожалуйста, — прошептал он ласкающим голосом. — Но не забывай: я вырос на улице. И на удар привык отвечать ударом.

При виде того, как переменилась в лице Карли, он засмеялся.

— Нет, конечно, женщин я не бью. Но есть и другие способы наказания.

— Ты дикарь! — севшим голосом пробормотала Карлайл. — И не имеешь права… Ты ошибся во всем! — Слезы отчаяния жгли ей глаза, и она сдерживалась из последних сил, чтобы не расплакаться перед ним. — Я попросила у тебя денег, только чтобы не тревожить Люси.

— Ну, конечно. Оправдывайся дальше. Таким женщинам, как ты, это прекрасно удается.

С Карли было довольно.

— Ты ничего не знаешь о таких женщинах, как я!

— Наоборот, знаю все, — резко перебил ее Рикардо. — Отличная родословная, хорошие связи, у папочки с мамочкой полно денег. Учеба в самых престижных школах. Полная убежденность в том, что мир должен валяться у твоих ног, и в том, что за все твои удовольствия платить должен кто-то другой. Ты используешь людей и потом выбрасываешь их на свалку. Ты эгоистка и охотница за чужими деньгами.

Такая острая боль в груди… Карли не знала, то ли это отчаяние, то ли просто нервный смех рвется наружу и застревает в горле.

— А ты — полный нелепых предрассудков, закомплексованный женоненавистник. И, как я уже сказала, ровным счетом ничего обо мне не знаешь. — Голос ее дрожал… почти так же сильно, как и колени. Собрав остатки сил, она бросилась прочь.

Когда Карли, наконец, вернулась в свою комнату, девушку так трясло, что пришлось даже вцепиться в спинку стула, дабы хоть чуть-чуть успокоиться. Когда-нибудь, возможно, настанет день, и она вспомнит всю эту историю с ироничной усмешкой. Когда-нибудь… Однако как можно так чудовищно заблуждаться на ее счет?

Но сейчас… Сейчас она была даже благодарна Рикардо. Ведь она чуть не угодила в эмоциональную ловушку, чуть не позволила любви взять в плен ее сердце.

Она немедленно уехала бы с виллы, если бы только могла. Но Карли должна думать о Люси и об их фирме. Долг и ответственность всегда стояли для нее на первом месте. Придется остаться и помнить, зачем она здесь, и вести себя с потенциальным клиентом со всей профессиональной вежливостью.

А что касается остального… Да она скорее будет ходить голышом, чем попросит у него денег на тряпки, станет голодать, но не примет даже черствую корку с его стола… и лучше умрет, чем покажет, какую боль он ей причинил.

«Я знаю, что ты собою представляешь» — так он заявил.

На самом деле Рикардо Сальваторе не знал о ней ничего.