Прочитайте онлайн Нежное прикосновение | Глава шестая

Читать книгу Нежное прикосновение
2518+2197
  • Автор:
  • Перевёл: Елена Никитина
  • Язык: ru

Глава шестая

Этот день тянулся очень медленно, и Брианне казалось, что он не закончится никогда. После того как она искупалась в ручье и проехала несколько миль верхом, боль, которую она ощущала во всем теле, несколько утихла, но к концу дня она усилилась и стала просто нестерпимой. Единственным утешением было то, что теперь, когда она ехала, сидя в седле по-мужски, натирала себе кровавые мозоли в других местах. Длинный плащ полностью скрывал ее странное одеяние, однако благодаря мистеру Наю на ее шляпе уже не было вуали. Каждый раз, когда они встречались с другими путниками, она низко наклоняла голову, надеясь, что никто не заметит синяков на ее лице и не подумает, что это сделал он.

Для того чтобы сэкономить время (ведь они сегодня слишком поздно отправились в путь), им пришлось обедать, не слезая с лошадей. Они ели вяленое мясо и оставшееся после завтрака печенье, а остановились только для того, чтобы напоить и накормить лошадей. Они объезжали стороной придорожные деревушки и трактиры. Най почти не разговаривал с ней, он только давал указания и время от времени поглядывал на нее. Оказалось, что у него весьма скверный характер, поэтому она решила держаться от него по возможности подальше и разговаривала только со своим котом. Уже давно стемнело, когда он, наконец, свернул с дороги для того, чтобы найти место для ночлега.

Брианна так устала, что ей даже не хотелось есть. Как только Най закончил сооружать для нее шалаш, она сразу же улеглась спать и мгновенно заснула. Один раз среди ночи она проснулась и увидела, что он, как обычно, спит под деревом, свернувшись калачиком и укрывшись накидкой из кожи буйвола. Выражение его лица было таким же холодным и отстраненным, как и тогда, когда они встретились впервые. «Интересно, — подумала она, — какой образ жизни вел этот человек до того, как мы познакомились?» Однако она была слишком сонной для того, чтобы серьезно задуматься над этим вопросом, и вскоре снова уснула. Когда же они назавтра отправились в путь, то еще даже не рассвело и небо было темным.

Брианна все еще сжималась от страха, и ей приходилось буквально силой заставлять себя ехать по дороге, а не искать убежища в лесу каждый раз, когда она слышала, что к ним приближается какой-нибудь всадник. Однако она уже не так сильно боялась того, что Баррет может ее поймать. Конечно же, если бы он захотел, то легко мог бы их догнать. Когда они приехали в Джефферсон-сити, она увидела, как с парохода, только что причалившего к пристани, сходят на берег пассажиры. Най сказал ей, что им придется остановиться в этом городе для того, чтобы пополнить свои запасы, а она стала размышлять над тем, смог бы Баррет побить ее прямо здесь, если бы он приплыл на этом пароходе.

— Пожалуйста, давайте поедем дальше! Неужели нам так необходимо здесь задерживаться?

Он остановился возле магазина и спешился.

— Конечно, мы можем следовать дальше, но тогда в ближайшие два дня у нас не будет ни кофе, ни свежего мяса, — сказал он.

Он привязал своего коня и подошел к ней, чтобы помочь ей слезть с лошади.

— Здесь вы сможете купить кофе, а также все, что вам необходимо, — сказал он, кивнув в сторону магазина. — Я скоро вернусь.

— Куда вы уходите? Вы же не собираетесь оставить меня одну? — испуганно спросила она, глядя на него широко распахнутыми от ужаса глазами.

Най поморщился и недоуменно пожал плечами.

— Мы сэкономим время, если вы займетесь пополнением запасов, а я пока попытаюсь раздобыть зерно для лошадей, — ответил он.

После того как он ушел, Брианна огляделась по сторонам. Она рассматривала людей, стоявших группками и прогуливающихся по бревенчатым тротуарам вдоль улицы. Мысленно выругав Ная за то, что он оторвал от ее шляпы вуаль, она низко надвинула ее на лоб и опустила голову. Настороженно поглядывая по сторонам, она направилась к магазину.

Вдоль дальней стены помещения находился длинный прилавок, возле которого толпились покупатели. Некоторые люди обедали за стоявшими ближе к двери столиками, разглядывая товары и ожидая, когда их обслужат. Украдкой рассматривая лица всех присутствующих, Брианна направилась туда, где было меньше всего людей. Зазвенел дверной колокольчик, оповещая о том, что в магазин зашел еще один покупатель, и она низко наклонилась над бочкой с маринованными огурцами, делая вид, что нюхает ее содержимое. Она медленно подошла к прилавку, за которым небольшого роста мужчина с длинной неряшливой бородой отвешивал бобы толстой и невероятно высокой женщине в черной, отороченной норкой накидке. Снова зазвенел колокольчик, когда из магазина вышел высокого роста джентльмен.

Брианна подождала, пока женщина расплатится за покупку, и, направившись к двери, стала в очередь за фермером, на котором были брюки из домотканого полотна и высокие, доходившие до колена сапоги. Когда толстая женщина вышла из магазина, снова зазвенел колокольчик. Пока хозяин обслуживал следующего покупателя, Брианна делала вид, что рассматривает ткани, разложенные на прилавке, и нервно теребила рукой пуговицу на рубашке. Она как раз торговалась с продавцом, собираясь купить новую вуаль для того, чтобы закрепить ее на своей шляпе, когда какой-то мужчина взял ее за руку.

— Почему вы так долго возитесь?

Она с ужасом отшатнулась от него и прижала руку к сердцу.

— Мистер Най! Вы напугали меня.

— Я это заметил.

Прежде чем он успел спросить, что ее так напугало, к ним подошел хозяин. Най заказал кофе и фунт свежего хлеба. Когда они, упаковав продукты в седельные мешки, выехали из города, у Брианны от постоянного напряжения нестерпимо болели голова и плечи. Она очень обрадовалась, когда Най решил сделать короткую остановку, чтобы пообедать. Умываясь холодной водой из ручья, она смотрела, как ее лошадь шумно пьет воду.

Най, лежа на берегу, наблюдал за ней. Если бы она не проявляла такую чрезмерную осторожность, то наверняка бы вела себя более естественно и отбросила бы в сторону свою чопорность и жеманство. Когда он подумал об этом, на его лице снова появилась ехидная усмешка. Однако он нахмурился, вспомнив, как она дрожала от страха, пока они были в Джефферсон-сити.

Чем ближе они подъезжали к Индепенденсу, тем больше им попадалось на дороге путников. В основном это были молодые мужчины, спешившие присоединиться к тысячам таких же, как и они, переселенцев, страстно желавших добраться до Калифорнии. Часто из фургонов раздавалось пиликанье скрипки или звуки каких-то духовых инструментов и мужские голоса, распевавшие непристойные песни. Некоторые путники громко приветствовали Брианну и Ная, принимая их за мужа и жену. Она молчала, решив, что если Най сочтет нужным, то сам скажет им о том, что они ошибаются.

На пятый день вечером она заметила, что Най замедлил темп, и поняла, что Индепенденс уже близко. Чем ближе они подъезжали к городу, тем больше она волновалась. Ведь она скоро увидит Джулию, Джона и их милых детишек! Она не предупредила их о своем приезде и теперь боялась, что они могут рассердиться на нее за это и не взять с собой в Орегон.

После того как они перешли вброд какой-то мелкий ручей, Коламбус Най, не поворачивая головы, сообщил ей, что они остановятся на берегу этого ручья. Брианна последовала за ним на небольшую, поросшую цветами и залитую солнцем поляну. Она решила, что это довольно милое местечко.

Пока Най срезал ветки деревьев, чтобы соорудить для нее шалаш, она развела костер. Шекспир же нашел мышиную нору возле ствола дерева и терпеливо ожидал, когда из нее появится добыча. Закончив все приготовления для ночлега, Най сел под деревом, взял в руки свой нож и начал вырезать очередную фигурку животного из куска яблоневого дерева. Запах яблок пропитал не только его одежду, ими пахло и его тело. Брианна плотно укуталась в плащ, села на бревно и рассеянно следила за его работой.

Он быстро и ловко орудовал ножом. Однако она уже знала, что его руки могут быть очень нежными. Она помнила, как осторожно он ощупывал ее ребра и гладил большими пальцами кожу под грудью. Она также вспомнила и ту странную дрожь, которая охватила при этом все ее тело. Ей еще никогда не доводилось испытывать такие приятные ощущения. Проходили дни за днями, они преодолевали милю за милей, и ее страх перед Коламбусом Наем куда-то исчез. Он был сильным и уверенным в себе человеком, и рядом с ним она чувствовала себя в полной безопасности.

— Чем вы займетесь после того, как мы приедем в Индепенденс? — спросила она.

Он поднял голову и пристально посмотрел на нее.

— Наймусь проводником к колонистам, которые едут в Орегон, — сказал он и снова опустил голову, сосредоточившись на своей работе.

Его ответ обрадовал ее.

— Может быть, это будет та самая группа, в которой будем и мы с моей сестрой, — сказала она.

— Может быть.

Шекспир играл с листочком, гоняя его по поляне, и чуть не угодил в костер. Брианна улыбнулась, увидев, как ловко он увернулся от раскаленных углей, и схватила этот листок. Подняв голову, она увидела, что Най внимательно смотрит на нее, чуть сощурив свои загадочные серые глаза.

— Что будет, если вы не найдете свою сестру? — спросил он.

Брианна покачала головой. В ее глазах снова появился страх.

— Не знаю. Я… я еще даже не думала об этом. Расскажите мне об Орегоне.

Он поднял глаза и посмотрел на северо-запад, как будто пытался разглядеть эти земли.

— Там сплошь ровные как стол поля, где не растет ничего, кроме травы, а горы высокие и суровые. Когда же вы переберетесь через них, то вашему взору откроются поросшие буйной растительностью долины, такие как долина Вилламет.

— Вилламет, — пробормотала она, как зачарованная. — Я слышала об этом месте. Это ведь там находится миссия Витмор?

— Да, находилась. В Виилапту. Пару лет назад кайузы устроили там резню. Там почти никого не осталось.

Ее глаза округлились от ужаса, но он этого не заметил. Она придвинулась к костру для того, чтобы согреться, и огонь осветил ее лицо. Если они поторопятся, то еще до полуночи могут доехать до Индепенденса. Однако ему не хотелось спешить. Они и так ехали очень быстро, проводя по шестнадцать часов в седле и преодолевая по сорок миль в день. Эта бешеная скачка так вымотала ее, что у нее под глазами залегли черные круги.

Он хотел побольше узнать об этой женщине, прежде чем она навсегда исчезнет из его жизни. Например, ему бы хотелось узнать, почему она начинала вертеться как уж на сковородке каждый раз, когда на дороге появлялся какой-нибудь всадник. И еще почему, когда они были в Джефферсон-сити, она все время пугливо озиралась по сторонам и готова была в любой момент пуститься наутек. Еще в Сент-Луисе у него возникло подозрение, что она от кого-то убегает. И он собирался узнать, от кого именно.

Брианна подошла к ручью и, подняв голову, посмотрела на небо, любуясь яркими красками заката.

— Я никогда не думала, что путешествие в такое отдаленное и дикое место, как Орегон, может быть опасным. А ведь Джон собирается увезти туда Джулию.

— Там сейчас довольно спокойно.

В мягких мокасинах он двигался так тихо, что она не заметила, как он подошел к ней, и подпрыгнула от испуга, услышав его голос за своей спиной. Положив руки ей на плечи, он повернул ее к себе лицом. У нее просто кровь застыла в жилах от страха, такими холодными были его глаза. У нее заныло в животе и ей захотелось убежать от него как можно быстрее.

— От кого вы убегаете? — спросил он.

Ей еще больше захотелось убежать от этого мужчины.

— Ни от кого я не убегаю. Я уже говорила вам, что хочу присоединиться к своей сестре — она собирается отправиться с караваном на запад.

— Тогда почему вы начинаете нервничать каждый раз, когда кто-нибудь проезжает мимо нас?

Она опустила голову, так что он не видел ее лица.

— Я не нервничаю. Почему вы спрашиваете меня об этом? Какое вам дело, убегаю я от кого-нибудь или нет?

Потому что, черт возьми, чувствую ответственность за тебя! Вслух же он сказал вот что:

— Если вы в опасности, то и мне угрожает опасность. Следовательно, я имею право знать об этом.

Брианна прятала от него глаза, пока он не взял ее рукой за подбородок и не заставил посмотреть ему прямо в глаза. Она начинала тихо ненавидеть эту его привычку.

— Расскажите мне.

Она продолжала молчать.

— Дьявол тебя подери, женщина! Как я смогу тебе помочь, если ты мне ничего не расскажешь?

— Помочь мне? — спросила она, нахмурившись. — Почему это вам захотелось помочь мне? Я ведь вам противна.

Она противна ему? С каждым днем он все больше и больше восхищался ее мужеством. Несмотря на кажущуюся робость и неуверенность, она сильна, как молодой дуб. Ей не хватало только уверенности в себе.

После того как с ее тела исчезли все синяки и ссадины, а с лица сошла опухоль, она стала еще прекраснее. У нее были красивой формы губы, небесно-голубого цвета глаза и высокие скулы. Тело ее было стройным и гибким. Во всех ее движениях чувствовалась природная грация. Она казалась такой невинной и чистой, что ему хотелось защитить ее от всех опасностей этого мира. Однако он не только стремился защитить эту женщину, он хотел сделать ее своей. И вовсе не потому, что он жалел ее, и не потому, что ему нужна была женщина.

Его взгляд был таким жестким, что она испугалась. Най не отрываясь смотрел на ее губы. Он так крепко держал ее, что она не могла даже пошевелиться, а потом медленно прижал ее к себе. У нее оглушительно забилось сердце и закружилась голова, когда она увидела, что его губы почти вплотную приблизились к ее губам. Она чувствовала, что просто потеряет сознание, если он сейчас поцелует ее. Но он не сделал этого. Он что-то тихо прошептал, и у нее сладко заныло внизу живота.

Он не стал терять время на то, чтобы преодолеть ее сопротивление (эмоциональное и физическое), и медленно просунул язык между ее губами. По ее телу пробежала сильная дрожь. Она почувствовала, что ее тело превращается в мягкую, податливую и бесформенную массу, похожую на речную глину, с которой она часто играла в детстве. Она вся напряглась, пытаясь сопротивляться его нежному нападению.

Най поднял голову, чтобы взглянуть ей в лицо, и едва не утратил контроль над собой. Он рассчитывал увидеть в ее глазах страх, но вместо этого в них полыхало пламя.

— Иди, — произнес он прерывистым голосом. — Ну же, иди ложись спать.

Она так дрожала, что не могла даже сдвинуться с места. Най одной рукой обнял ее за талию, а другой взял за руку и так повел к шалашу. Он заставил себя сделать это, вместо того чтобы, повинуясь зову плоти, просто повалить ее на землю. Он сунул ей в руки кота, понимая, что это поможет ей успокоиться, и, повернувшись, быстро пошел в сторону леса.

Брианна зарылась лицом в шелковистую шерсть кота и смотрела, как Най удаляется от нее. Она вдыхала знакомый кошачий запах, слушала тихое мурлыканье, и буря в ее душе постепенно утихала. Потом она быстро улеглась на свое ложе.

Даже закрыв глаза, она продолжала видеть его. Она чувствовала прикосновение его мягких губ, легкое покалывание его усов и его влажный язык, упорно прокладывавший себе путь в ее рот. У него было сладкое дыхание, от него пахло дымом, землей, лошадьми и яблоками. Она заставила себя думать не о нем, а о том, где сейчас может быть Баррет и что он делает. Однако все закончилось тем, что она стала сравнивать то, как целовал ее Баррет, с тем, как поцеловал ее Най. От Баррета постоянно разило виски.

Скрывшись в тени густых деревьев, Най наблюдал за тем, как она залезала в шалаш, и ругал себя. Так страстно целуя ее, он явно нарывался на неприятности. Ненормальный. Каждую ночь он пытался вытеснить из своей головы воспоминание о ее обнаженном теле. Всякий раз, когда он смотрел на нее, ему так хотелось прикоснуться к ней, что он вдруг понял: неудовлетворенное желание может свести его с ума. Однако такая женщина, как она, никогда не захочет иметь дело с таким мужчиной, как он, даже если она перестанет бояться мужчин и плотских отношений.

Этот единственный поцелуй, убеждал себя Най, он будет хранить в своем сердце. И это все, что ему нужно. Он ожидал, что она испугается, и понимал, что может силой подчинить ее своей воле. Однако он не хотел этого делать. Но страсть, которая вспыхнула в ее глазах, позволяла ему надеяться на то, что все-таки они могли бы быть вместе, если жизнь не разведет их по разным дорогам.

Завтра он поможет ей найти сестру и навсегда уйдет из ее жизни. Все очень просто. Он сделает так, чтобы все было легко и просто. В ее жизни нет места для него, а в его жизни — для нее.