Прочитайте онлайн Нежное прикосновение | Глава четвертая

Читать книгу Нежное прикосновение
2518+2212
  • Автор:
  • Перевёл: Елена Никитина
  • Язык: ru

Глава четвертая

Незадолго до рассвета Брианна проснулась. Ее мучила неясная тревога. Всю ночь шел дождь, и ее постель насквозь промокла. Однако она понимала, что не дождь встревожил ее. Она нащупала рукой старый револьвер миссис О’Кейзи, который лежал рядом. Брианна не была уверена, что сможет им воспользоваться, однако, прежде чем уснуть, она на всякий случай спрятала револьвер под одеяло. Ведь Коламбус Най спал так близко от нее!

Она взяла в руки револьвер. Холодная сталь придала ей уверенности, и она открыла глаза. Даже через плотную вуаль, закрывавшую лицо, она заметила, что на востоке небо заметно посветлело. Она различила на фоне костра три пары грязных ботинок. Сердце едва не выпрыгнуло у нее из груди, когда, подняв взгляд выше, она сначала увидела грязные брюки, потом тела, укутанные в пончо, и, наконец, смуглые лица троих мужчин. У каждого из них на голове была широкополая шляпа, а в руках винтовка. И у каждого на поясе был целый арсенал оружия — ножи и револьверы.

— Посмотри, Джоуз, синьора проснулась.

— Си.

— Вставайте, синьора. Мы хотим посмотреть на вас.

Мужчины засмеялись — у всех были хриплые голоса. Брианна от ужаса не могла даже пошевелиться.

— Давай, женщина, поторопись!

У того, кто произнес эти слова, не было ни испанского акцента, ни намерения ждать исполнения своего приказа.

Брианна, спрятав револьвер в карман промокшего от дождя платья, послушно выползла из укрытия и поднялась на ноги. Быстро осмотревшись, она увидела, что Коламбус Най исчез. И обе их лошади тоже.

Даже в предрассветной полутьме она заметила, что третий мужчина, говоривший без акцента, не был мексиканцем. У этого долговязого парня были светлые волосы.

— О-о, такая высокая! — сказал один из мексиканцев и широко улыбнулся. У него во рту не хватало нескольких передних зубов. — Для того чтобы добраться до нее, тебе, Джоуз, понадобится лестница.

— Ees bueno, — сказал Джоуз. — Думаешь, что я не смогу трахать ее и одновременно сжимать ее сиськи?

Все трое громко засмеялись.

Брианна покраснела от стыда. Она пыталась вспомнить, заряжен ли револьвер, который она спрятала. До этого ей еще никогда не доводилось держать в руках оружие, хотя у Баррета имелась его целая коллекция. Он запирал его в шкафу, который стоял в его кабинете.

— Что вам нужно? — спросила она, стараясь не выказать своего волнения. — Мой… муж может вернуться в любой момент.

Светловолосый мужчина окинул взглядом поляну.

— Муж? Держу пари, что ты здесь одна. Сними шляпу и дай нам на тебя посмотреть.

Одной рукой она расстегнула булавку и, сняв шляпу, бросила ее себе под ноги. По крайней мере, теперь она стала лучше видеть.

— Это та самая вдова, Джоуз, которую мы видели в городе, помнишь?

— Ай-ай-ай, кто-то хорошенько отдубасил ее!

Светловолосый американец громко зашикал на своих товарищей. Он был каким-то нервным и все время оглядывался по сторонам.

— Что ты делаешь здесь одна?

— Я уже сказала вам, что мой муж здесь, неподалеку.

У нее дрожали руки, и она боялась, что, выстрелив из револьвера, поранит себе пальцы ног или проткнет руку шляпной булавкой, которую она все еще сжимала в руке. Куда же подевался Шекспир? А где Най? При одной мысли о том, что ее проводник, которому хорошо заплатили за его услуги, бросил ее здесь одну на милость этих троих мерзавцев, ее охватил безудержный гнев.

— Мы зря тратим время, гринго. Потребуй, чтобы она разделась. Я все больше и больше возбуждаюсь, — сказал Джоуз, потирая от нетерпения руки.

Американец снова посмотрел по сторонам и знаками велел ей раздеться.

Брианна стала пятиться и уперлась спиной в шалаш, в котором спала. Ее чулки промокли, ноги окоченели от холода. Она даже подумала, что не сможет бежать, если ей предоставится такая возможность. Ей хотелось вдохнуть полной грудью свежесть дождя, но в воздухе явно ощущался только мерзкий запах, исходивший от трех давно немытых мужчин. От них, ко всему прочему, разило луком, острыми приправами и виски. Со стороны дороги до нее донеслось позвякивание сбруи и громкое ржание лошади. Она подумала, что эти мужчины, наверное, торговцы из Санта-Фе. Интересно, они возьмут ее с собой или просто попользуются и оставят здесь, как ненужную вещь?

Из своего револьвера она, в лучшем случае, сможет застрелить только одного из них, а в это время остальные двое успеют свалить ее с ног. У нее не будет времени перезарядить револьвер. Лучше всего, если она будет продолжать заговаривать им зубы в надежде на то, что кто-нибудь услышит ее и придет на выручку.

— Вы же видите, что я вся избита, пожалуйста, не…

— Это и в самом деле очень печально, леди, но не стоит понапрасну тратить слова. Немедленно раздевайтесь!

— Нет, я… — пробормотала она, и ее глаза округлились от ужаса, когда она увидела, что Джоуз вытащил нож и осторожно провел тонким лезвием по ногтю большого пальца.

У нее пересохло во рту, и она уже не могла говорить. К тому же на разговоры уже не было времени. Ее сейчас начнут насиловать. Может быть, они все-таки будут с ней поласковее, чем ее собственный муж? Судя по всему, на это не стоило надеяться. Ее глаза потемнели от злости, и, быстро вытащив револьвер, она направила его на мужчин.

— Убирайтесь, или я выстрелю! — крикнула она и стиснула зубы, чтобы у нее не дрожала челюсть. Однако у нее так пересохло во рту, что эта ее угроза прозвучала как-то невнятно. Револьвер дрожал в ее руке. Она зажала шляпную булавку между зубами, как цветок, и теперь держала револьвер обеими руками. — Я не шучу. Убирайтесь отсюда! — прокричала она хрипло.

— Вам, парни, лучше сделать то, что она сказала. Вы же видите: у нее дрожат руки, поэтому револьвер может выстрелить в любую секунду, — раздался голос за ее спиной.

Этот низкий и протяжный голос, казалось, был спокойным и дружелюбным, однако в нем явственно чувствовалась скрытая угроза, так что у Брианны мурашки побежали по спине, хотя она понимала, что говоривший был на ее стороне.

— Вы, мэм, цельтесь в самого здорового из них, я же позабочусь об остальных. Цельтесь прямо в сердце. Мертвый уже не сможет выстрелить в ответ.

Нервно засмеявшись, Джоуз демонстративно спрятал свой нож.

— Черт возьми, мы просто хотели пошутить с ней, синьор. Мы же видим, какая она уродина.

Трое мужчин напряженно вглядывались в темноту, пытаясь разглядеть незнакомца. Их руки инстинктивно тянулись к оружию.

— Не испытывайте мое терпение, парни. Я уже устал держать вас под прицелом. Я в любую секунду могу случайно нажать на курок. И вы знаете, что это вполне может случиться.

Американец кивнул своим товарищам. Те быстро побежали к своим фургонам, а он последовал за ними.

Даже после того, как они ушли, Брианна продолжала неподвижно стоять с револьвером в руках. Страх и холод намертво сковали ее члены. Фургоны торговцев с грохотом умчались по дороге, а она все продолжала стоять, не в силах пошевелиться.

— Опустите револьвер, мэм.

Она посмотрела на оружие, которое сжимала в своих заледеневших руках. Миссис О’Кейзи очень бы ею гордилась, узнай она о том, как Брианна храбро защищала себя от этих головорезов. Представив себе, как на все это мог бы отреагировать Баррет, она почувствовала, что у нее сейчас начнется истерический припадок. Не выдержав, она все же громко расхохоталась.

Най оказался рядом ней, преодолев в несколько прыжков разделявшее их расстояние.

— Женщина, ты что, сошла с ума? — спросил он.

Она закрыла лицо руками, хотя все еще в одной руке держала револьвер, а в другой булавку от своей шляпы.

— Ненормальная, отдай мне обе эти штуковины, пока ты не выбила себе глаз или, не приведи Господь, не застрелила нас обоих, — потребовал он и протянул руку к револьверу. Она привычным жестом резко откинула назад голову. Так обычно ведут себя женщины, которых часто бьют. — Я не трону тебя, — сказал он.

Она повернула голову и пристально посмотрела на него. Один ее глаз был нормальным, а вокруг второго образовался сильный отек, так что она даже не могла его открыть.

— О Боже мой! — пробормотал он. — Неужели это сделали те ублюдки?

Она наклонила голову и слегка покачала ею. Он взял из ее рук револьвер и отбросил его в сторону. Потом, приподняв ее голову за подбородок, он заставил ее посмотреть ему в глаза. Он осторожно провел пальцами по ее рассеченной губе, распухшей щеке и челюсти.

— Тогда кто же сделал это? — мягко спросил он.

— Я упала.

— Черта с два я в это поверю.

Он слегка отстранился и стал внимательно разглядывать ее. Она же так и не смогла посмотреть ему в глаза. Он ушел в лес и вскоре вернулся вместе с лошадьми. Она наблюдала за тем, как он стреноживал их, а потом быстро развел костер. Брианна вспоминала, как бережно он дотрагивался до ее лица. Она чувствовала себя безмерно виноватой перед ним. Теперь-то она знала, что он хотел защитить ее. Неужели грубое обращение Баррета настолько ожесточило ее, что она уже не в состоянии отличить добрые намерения от злых?

— Это сделал мой муж, — тихо сказала она.

Най сидел на корточках возле костра.

— Я думал, что вы вдова, — сказал он, подняв голову и посмотрев на нее.

— Да, я вдова, — быстро пробормотала она. — Он… он был старше и… и с ним случился приступ, когда он меня ударил. Вчера утром, перед тем как миссис О’Кейзи привезла меня в Сент-Луис, его похоронили.

— По-моему, вы уехали в спешке. Вам не кажется? — это был не вопрос, скорее, замечание.

— Меня там ничто не удерживало, — сказала Брианна, покраснев. — Я должна как можно быстрее попасть к сестре в Индепенденс, до того, как она отправится в Орегон. У меня мало времени.

— Неужели вам не нужно было позаботиться о своем доме и имуществе?

— Все эти дела уладит мой адвокат, — ответила она.

Интересно, где же она могла научиться так быстро соображать и так мастерски врать? Най поднялся и пошел за мешками, в которых хранились кофе и бекон. Он был уверен, что она лжет. Когда он вернулся с провизией к огню, она сказала:

— Я думаю, что сегодня моя очередь готовить еду.

Он передал ей продукты и вернулся к тому дереву, возле которого провел всю ночь.

— Я решила, что вы бросили меня, — сказала она.

Наклонившись к огню, она взяла нож, который он оставил, и начала тонко нарезать бекон.

— Это ваша сбитая с толку лошадь решила, что она может вернуться домой, — сказал он и, достав одну из своих самодельных зубочисток, зажал ее зубами. Хорошо, что у него теперь снова есть женщина, которая готовит для него. — Я и не думал, что стреноженная лошадь может так далеко убежать. Все это, конечно, довольно забавно, однако я чертовски разозлился.

— Я вижу, что ваша речь так и не улучшилась.

Най недовольно заворчал. Господи, какая же она ужасно правильная!

— Никогда не думал, что ее нужно исправлять.

Как и вчера, на запах жарящегося бекона прибежал Шекспир. Она взяла его на руки и крепко обняла. Вскоре кот довольно замурлыкал.

— Ах ты, непослушный кот, ты должен всегда быть рядом с нами, а иначе мы уедем, и ты останешься здесь один.

Когда она гладила кота, Най заметил, что у нее длинные, изящной формы пальцы. Пока она спала, несколько волнистых прядей выбилось из ее прически. Теперь эти пряди падали ей на лицо. Ему так захотелось дотронуться до них, что у него даже зачесались руки.

— Как долго вы были замужем? — спросил он.

— Три года.

Брианна отпустила кота, вытерла руки об юбку и склонилась над сковородой. Она начала по очереди переворачивать ломтики бекона.

— У вас есть дети?

Она грустно покачала головой в ответ. Во всяком случае, так ему показалось.

— Почему же вы так долго были с ним?

Она пожала плечами и сказала:

— Мне было двадцать три года, когда появился Баррет и сделал мне предложение. Беднякам не приходится выбирать. Вы, наверное, слышали эту поговорку.

Он принял ее страдания так близко к сердцу, что это даже встревожило его. Ему вдруг захотелось защитить ее, и это встревожило его еще больше.

Она присела возле костра и задумчиво смотрела на огонь.

— Первый раз он ударил меня в нашу первую брачную ночь. Когда я пригрозила, что уйду от него, он изорвал всю мою одежду. Три недели я ходила в одной из его рубашек, пока он не убедился в том, что я смирилась. Это было еще до того, как в нашем доме появилась миссис О’Кейзи.

Най выплюнул остатки зубочистки. Он обгрыз ее до такой степени, что она стала тоненькой как иголка.

Как будто устыдившись своих откровений, она покраснела и сказала:

— Простите меня. Я и сама не знаю, зачем вам все это говорю. Я еще никому об этом не рассказывала.

Он не нашелся, что ей ответить, и решил сменить тему разговора.

— Умеете стрелять из вашего револьвера?

— Нет. Это револьвер миссис О’Кейзи. Она настояла на том, чтобы я взяла его с собой.

— Вам лучше научиться, прежде чем вы снова попытаетесь им воспользоваться. Если этот старый револьвер опять намокнет, он может дать осечку или взорваться прямо перед вашим лицом. Такое оружие более надежное, чем кремниевое, но не намного.

Они молча позавтракали, а потом Брианна собрала всю посуду и пошла к ручью, чтобы ее помыть. Най вытащил из своего мешка чистую рубашку из оленьей кожи, а потом снял с себя ту, которая была на нем, и засунул ее в мешок.

Брианна покраснела от смущения, увидев его широкую голую грудь и завитки волос внизу живота, над поясом брюк. Когда же он повернулся, то она поняла, что это не брюки, а, скорее, высокие индейские гетры, привязанные шнурками к коротким штанам, оставляющим голыми ягодицы. Она понимала, что ей следует выругать его за то, что он переодевается в ее присутствии, однако она не могла отвести взгляд и продолжала смотреть на его ягодицы.

Он заметил, что она как завороженная смотрит на него, забыв о посуде.

— Вам лучше расположиться ниже по течению, — сказал он, пряча улыбку. — Кто-то недавно говорил, что мне нужно выкупаться, — добавил он и, подбросив вверх кусок мыла, ловко поймал его одной рукой. — Может быть, вы и сами решитесь поплескаться в водичке.

Сунув руку в воду, она набрала горстку мелкого песка и начала тереть им сковороду, размышляя над предложением Ная. Ручей был не глубоким, а течение довольно медленным. Водная гладь так и манила ее. Она бросила взгляд вниз по течению ручья. Интересно, как долго он будет мыться? Закусив нижнюю губу, она внимательно смотрела на воду. Потом собрала посуду и поспешила назад, к их лагерю, — туда, где лежали ее вещи. Через несколько минут, сложив свою одежду на берегу, она осторожно вошла в воду.

Вода едва покрывала ее бедра. Сев на песчаное дно, она оказалась в воде по самый подбородок. Вода струилась над ее плечами, бурлила между грудями, а она сидела на дне и наслаждалась ощущениями. Потом, взяв в руки горсть песка, она стала стирать грязь со своей кожи. Она подумала, что ей бы сейчас очень пригодился тот кусок мыла, который она видела у Коламбуса Ная.

Ее желание исполнилось, словно по мановению волшебной палочки, и кусок мыла шлепнулся в воду прямо перед ней, забрызгав ей лицо. Едва не потеряв равновесие, она быстро схватила мыло рукой, не давая течению унести его. И тут она увидела Ная.

Вид присевшего на корточки на берегу ручья Коламбуса Ная вызвал у нее шок. На нем были лишь коротенькие штанишки, открывавшие ягодицы. Он ехидно усмехался, увидев, как она барахтается в воде.

— Что это вы делаете? — съежившись под водой, спросила она, молясь о том, чтобы он ничего не смог увидеть сквозь бурлящий поток. — Как вы посмели прийти сюда и подглядывать за мной? Уходите немедленно, или я… я…

Он засмеялся, покусывая длинную травинку.

— И что же вы сделаете? Мне кажется, что сейчас преимущество на моей стороне. Не хотите, чтобы я потер вам спинку?

— Не хотите, чтобы я пришибла вас? — зло прошипела она.