Прочитайте онлайн Нежное прикосновение | Глава двадцать девятая

Читать книгу Нежное прикосновение
2518+2200
  • Автор:
  • Перевёл: Елена Никитина
  • Язык: ru

Глава двадцать девятая

От сильного удара Баррет пошатнулся, но все-таки удержался на ногах.

Брианна так громко закричала, что ее крик, наверное, был слышен даже на другом берегу реки. Шатаясь, она попятилась, не в силах видеть своего мужа, у которого из груди торчала украшенная разноцветными перьями стрела.

Лагерь переселенцев гудел, как растревоженный улей. К холму, на котором они находились, со всех сторон бежали люди. В руках у мужчин были ружья, лопаты и колья.

Баррет зажал руками рану. Его недоумение сменилось ужасом, когда он увидел, что второй индеец тоже достал лук и стрелу.

— Нет… нет! — закричал он.

Энтони поднял руку, и индеец опустил лук.

Француз спешился и подошел к Баррету.

— Господи, Энтони, пощади… Не разрешай им… снова стрелять в меня. Я не…

Баррет замолчал, когда увидел, что Энтони вытащил из-за пояса нож. Схватив Баррета за волосы, француз швырнул его на землю лицом вниз. При этом стрела вонзилась еще глубже в грудь Баррета, и он громко закричал от боли. Француз же не обращал никакого внимания на его крики.

Брианна закрыла лицо, чтобы не видеть того, что сейчас произойдет. Однако она не смогла оторвать взгляд от этого ужасного зрелища. Она тяжело дышала, и у нее так шумело в ушах, что она вообще ничего не слышала.

Баррет задыхался. На его губах появилась кровавая пена. На голове Баррета Энтони вырезал ножом круг диаметром сантиметров десять. Потом он схватил Баррета за волосы, уперся ногой в его спину и с силой дернул. Круглый кусок кожи оторвался от головы Баррета, брызнула кровь. Теперь все вокруг было покрыто кровью. Брызги долетели даже до Брианны.

Она в ужасе прижала ладони ко рту.

Най, пришпоривая лошадь, с удивлением смотрел по сторонам. У берега стояли груженые плоты, на которых мормоны перевозили переселенцев через Северный Платт, однако возле них не было людей. Все бежали к холму, который возвышался за деревянной хижиной, в которой жили мормоны. На этом холме уже собралась огромная толпа людей. Потом он заметил, что даже люди, которые находились по эту сторону реки, смотрели на тот холм.

Подъехав ближе к реке, он услышал, как кто-то сказал «индейцы» и «она выстрелила в него». У Ная сразу же возникло дурное предчувствие.

Он не стал выяснять, что это были за индейцы и имеют ли они какое-либо отношение к Брианне. Последние из услышанных им слов сказали ему о многом. Он пришпорил своего коня и въехал в реку, которая была хоть и мелкой, но довольно бурной.

Конь споткнулся, угодив копытом в плывун. Най пришпорил его и громко выругался, наклонившись к уху коня. Гнедой дернулся и пошел вперед.

На середине реки они попали в одну из подводных ям, которыми так знаменита река Платт. Най уже собирался соскользнуть с седла, чтобы коню было легче плыть, однако животное снова нащупало копытами твердое дно, и они двинулись вперед.

Ная все больше и больше охватывала тревога.

Он мчался вверх по холму. С его одежды стекала вода, а губы шептали молитву. Он внимательно вглядывался в лица людей, пытаясь найти среди них Брианну.

Пробираясь через толпу, он услышал, как кто-то сказал: «Индейцы уже ушли».

У него все сжалось внутри, когда он увидел, как какая-то женщина, прижав руки к лицу, без конца повторяла одни и те же слова: «Бедная, бедная женщина».

Ругаясь и расталкивая людей, он протискивался к вершине холма, где уже собралась огромная толпа.

Индейцы спрятали свои луки, а Желтый Лис заговорил с Энтони на каком-то незнакомом Брианне языке. Этот язык был очень похож на тот, на котором иногда разговаривал Кол. Потом он бросил французу веревку. Из груди Баррета вытащили стрелу, стерли с нее кровь и вернули владельцу. После этого один конец веревки обвязали вокруг груди Баррета. Его голубые глаза неподвижно смотрели на солнце.

Брианна упала на колени, ее стошнило.

Энтони сел в седло и передал скальп Желтому Лису, который быстро прицепил его к своему копью. Потом Энтони привязал второй конец веревки к своему седлу. Все трое всадников, словно по команде, откинули головы назад и издали жуткий крик.

Их лошади попятились и нервно забили копытами. Пришпорив коней, троица поскакала вниз по холму, волоча за собой тело Баррета, которое цеплялось за камни и кусты полыни.

Брианна смотрела, как тело ее мужа волочится по земле, поднимая клубы пыли, и понимала, что видит его в последний раз. Желтый Лис гордо размахивал копьем с окровавленным скальпом Баррета. При виде этой картины ее снова начало тошнить. Ее рвало до тех пор, пока у нее в желудке не стало совершенно пусто.

И тут к ней подошел Марк.

— Брианна, с тобой все в порядке? — спросил он и помог ей подняться.

Она обхватила его руками за талию, крепко прижалась к нему и зарыдала.

Вокруг них стали собираться люди. Запах потных тел перебивал запах полыни. Брианна посмотрела на своего друга, на его спокойное, такое знакомое лицо.

— Они убили его, Марк. О Боже, они убили его!

— Я знаю. Когда я поднимался на холм, то видел, как они тащили на веревке его тело, а он при этом громко стонал от боли. Еще раньше я услышал, как кто-то закричал: «Индейцы!», а потом уже я услышал твой крик.

Она положила голову ему на плечо и снова заплакала. В последние дни ей пришлось столько всего пережить, что у нее просто не осталось сил. Марк гладил ее по спине и что-то бормотал ей на ухо, пытаясь утешить ее.

— Ну же, успокойся! — говорил он. — Давай я отведу тебя к фургону и уложу в постель.

Она отстранилась от него, и он протянул ей носовой платок.

— Мой рот, — сказала она и недовольно поморщилась. — Мне нужно чем-нибудь прополоскать рот. У тебя с собой ничего нет?

Марк окликнул одного из мужчин, стоявшего неподалеку, и с отвращением посмотрел на лужу крови, над которой роились мухи. Он попросил мужчину одолжить ему флягу, которая висела у того на поясе.

— Возьми, — сказал Марк, приставляя флягу к губам Брианны. — Это виски. Просто прополощи рот и выплюнь.

После того как она прополоскала рот, Марк снова придвинул горлышко фляги к ее губам.

— А теперь сделай большой глоток. Это поможет тебе успокоиться, — сказал он.

Она задержала дыхание. Ее горло и желудок обожгло огнем, а потом по всему телу разлилось приятное тепло.

И тут она услышала, что кто-то громко кричит, продираясь к ним сквозь толпу. Люди расступались, давая дорогу всаднику. И она увидела его.

— Кол!

Он был здесь и смотрел на нее так, как будто не верил своим глазам. Он заметил, что ее одежда запачкана кровью, и в его глазах появился страх. Спрыгнув с коня, он взял ее за руки и посмотрел ей в лицо. Марк отошел в сторону.

— Господи, кровь! Ты вся в крови, — пробормотал Кол. — Тебе плохо? Куда тебя ранили?

Посмотрев на свое платье, она только сейчас заметила на нем пятна крови. Это была кровь ее мужа.

— Это… это не моя кровь. Это кровь Баррета, — сказала она.

Он облегченно вздохнул и обнял ее. Его одежда была мокрой, и ее платье тоже стало влажным.

— Бри, Боже мой, Бри! — все бормотал он и так крепко прижал ее к себе, что ей стало тяжело дышать.

Она не обращала на это внимания. Главное, что Кол, ее любимый мужчина, был сейчас рядом с ней. Она пристально посмотрела на него и улыбнулась. После того как он переплыл реку, пыль на его лице превратилась в грязь. Теперь эта грязь мутными ручейками стекала с его подбородка. Глаза у него были красными. Однако никогда еще он не казался ей таким красивым, как сейчас.

Он погладил ее покрытое синяками лицо.

— Это Баррет сделал? — спросил он резко. — Где он? Я убью его…

— Ты опоздал. Его уже убили, Кол. Он никогда больше не потревожит нас.

Он опять услышал, как кто-то сказал «она застрелила его». Подняв голову, он вопросительно посмотрел на Марка. Марк кивнул ему в ответ. Глядя на Брианну, Кол сказал:

— Мне следовало бы тебя как следует отшлепать. Я был просто вне себя от злости, когда понял, что ты намереваешься сделать. Я сразу же помчался за тобой, чуть не загнав до смерти своего коня.

— В этом не было необходимости, — сказала она, — но мне все равно приятно, что ты сделал это ради меня.

Он нахмурился.

— Что значит — не было необходимости?

Она улыбнулась, увидев страх в его глазах.

— Я хотела сказать, что, как только мне удалось бы убедить Баррета дать мне развод, я бы тебя нашла сама. В нашей долине, — тихо сказала она.

— В нашей долине, — повторил он и тряхнул головой. — Ты сумасшедшая, ты знаешь это? Индейцы назвали бы тебя Женщина Которая Не Дружит Со Своей Головой.

— Нет. Они назвали бы меня так — Женщина Которая Принадлежит Мужчине Не Ведающему Страха.

Он нежно поцеловал ее, и глаза Брианны снова заблестели от слез. Пытаясь их сдержать, она обняла его за шею и поцеловала. От него пахло речной водой и грязью, однако она этого не замечала. Она касалась губами его губ, пытаясь таким способом выразить то, что давно уже хотела ему сказать.

— Теперь ты моя, — прошептал он возле самых ее губ и почувствовал, что от нее пахнет виски. — Как только мы найдем человека в сутане, я попрошу его сделать так, чтобы ты уже никогда не смогла меня покинуть.

Откинув голову, она лукаво улыбнулась ему.

— Да уж, постарайся сделать это как можно быстрее. Я хочу, чтобы следующее поколение Наев появилось на этот свет на законных основаниях.

Он отступил назад и недоуменно посмотрел на нее. Потом он медленно опустил глаза и посмотрел на ее груди и живот, как бы ища подтверждения тому, на что она намекала.

Брианна покраснела.

— Ребенок родится не раньше следующей весны, Кол, это еще не скоро.

Он сначала улыбнулся, а потом залился смехом и издал такой же громкий крик, как и те индейцы, которые утащили тело Баррета.

— Марк, найди мне священника! — крикнул он. — У меня тут намечается свадьба.

Кол подхватил Брианну и закружился вместе с ней. Потом он неожиданно остановился и спросил:

— Прости меня. Ты себя хорошо чувствуешь? С ребенком все в порядке?

Она засмеялась и обняла его.

— Все хорошо, дурачок ты этакий. Мы, женщины, все же не из стекла сделаны.

— Нет, ты соткана из лунного света. Ты даже на вкус напоминаешь мне луну, — сказал он.

А потом он серьезно, но и немного печально посмотрел на нее и, поцеловав ее в висок, прошептал:

— О Бри, я так сильно люблю тебя! Ты знаешь об этом?

— Да, хотя я до сих пор не могу поверить в то, что мне выпало такое счастье.

Он удивленно посмотрел на нее.

— Ты знаешь, что я собой представляю. Я это я, такой, какой есть. И ты думаешь, что будешь со мной счастлива?

— Ты нежный и заботливый мужчина, Коламбус Най. Чего еще может желать женщина? Твоя любовь сделала меня самой счастливой женщиной на свете.

Она взяла его руку и прижала ее к своему животу.

— Ты подарил мне этого ребенка, — с гордостью сказала она. — И я люблю его так же сильно, как и его отца. Теперь мы — семья, Кол. Понимаешь, семья!

Он глубоко вздохнул, пытаясь сдержать слезы.

— Я же говорил тебе, что мы принадлежим друг другу.

— Да, Кол. Мы с тобой — солнце и луна. А в следующем году на нашем небе появится еще и маленькая звездочка.