Прочитайте онлайн Нежное прикосновение | Глава двадцать пятая

Читать книгу Нежное прикосновение
2518+2215
  • Автор:
  • Перевёл: Елена Никитина
  • Язык: ru

Глава двадцать пятая

День уже клонился к вечеру, когда Най и Брианна догнали караван, который длинной змеей тянулся по дороге. Най схватил под уздцы лошадь Брианны, и они остановились.

— Я должен покинуть тебя здесь, — сказал он.

— Почему? Куда ты направляешься?

— Ты сейчас вернешься в караван. Я же вернусь только на рассвете.

— Ты отправляешься в погоню за Барретом? — спросил она, прищурившись.

Он не ответил, и она подъехала к нему поближе и взяла его за руку.

— Прошу тебя, Кол, если он так далеко, как ты говорил, тебе не нужно уезжать. Ты и так часто рискуешь своей жизнью по пустякам.

Он посмотрел на нее и ласково улыбнулся.

— Мне и в самом деле больше нравится, когда ты беспокоишься обо мне, чем когда ты злишься на меня.

— Если ты уедешь, я снова буду злиться на тебя.

Он снова улыбнулся и коснулся пальцем ее нижней губы.

— Да, но я теперь знаю, как тебя можно успокоить.

Стоя на холме, метрах в ста от каравана, Эдуард Меградж злорадно усмехался, наблюдая за их трогательным прощанием. Было вполне понятно, что они уединились, чтобы где-нибудь вместе поваляться на траве. Ха! Значит, Панч Молтон сказал ему правду. Коламбус Най и Брианна Виллард не брат и сестра. Она разыгрывала из себя благородную вдову, давая понять, что Меградж ее не достоин, а сама в это время, как последняя шлюха, путалась с этим мерзавцем Наем.

Она за это заплатит!

Увидев, что Най поехал в сторону форта Ларами, Меградж несказанно обрадовался. Панч рассказал ему, куда он направляется. Значит, сегодня ночью Брианна будет спать в фургоне совершенно одна, и некому будет ее защитить.

Что же, он составит ей компанию.

Как только Меградж подумал об этом, горячая волна желания пробежала по его телу и сердце бешено забилось в груди. Он потер свой возбужденный орган, выпиравший из штанов, и пробормотал:

— Потерпи еще немного, старина.

Постепенно фонари в лагере погасли и все фургоны погрузились в темноту. В ночной тишине слышался только шум ручья, крики совы и вой койотов на отдаленных холмах.

Караван уже довольно далеко отъехал от реки Северный Платт. После того как они миновали форт Ларами, высокие скалы, теснившиеся вдоль дороги, полностью закрыли Северный Платт. Сегодня они нашли прекрасное место для лагеря возле ручья, который назывался Лошадиная Подкова. Вокруг стоял густой лес, а еще здесь была зеленая трава и много чистой воды. Брианна подумала, что сегодня дорога была не очень утомительной — они проехали всего пятнадцать миль. Бывали дни и похуже. Завтра они должны были доехать до ручья Ла Прел. Она поправила подушку и забралась под одеяло. Однако она очень беспокоилась за Коламбуса и поэтому долго не могла уснуть.

Лоскуток лежал рядом с ней, навострив уши. Кота пугал вой койотов. Брианна погладила его, и он довольно замурчал в ответ.

Где же сейчас Кол?

Весь день ярко светило солнце, но она почему-то думала, что ночью пойдет дождь. Однако этого не случилось. Она хотела, чтобы это чудесный день, который она провела с Колом, не заканчивался. Завтра ей снова будет стыдно и страшно, но сегодня она хочет вспоминать лишь его нежные прикосновения и ласковые слова. Он любит ее. Она все еще не могла в это поверить. Как же ей хотелось, чтобы сейчас он был рядом и доказал ей, что любит ее, так, как он это делал сегодня в маленьком каньоне.

Была уже почти полночь. Брианна решила, что он скоро должен вернуться.

Ах, если бы только Баррет оставил ее в покое и уехал домой! Она не хотела, чтобы Най погиб, отстаивая ее свободу. Он не должен делать это вместо нее. Она не позволит ему этого.

И вдруг ее осенило. Господи, почему же она не подумала об этом раньше? Ведь все очень просто.

Она заставит Баррета дать ей развод. У нее есть для этого очень убедительные причины. Однако здесь, на пути в Орегон, она ничего не сможет сделать. То, что ей поможет осуществить ее желание, закопано под розовым кустом в Сент-Луисе, но только она одна знает об этом и только она сможет воспользоваться той властью, которую дает ей это знание.

«Власть. Какое же это сладкое слово!» — подумала она.

Этой ночью Коламбус Най в последний раз предстанет в образе благородного рыцаря, пытаясь защитить ее и рискуя своей собственной, такой дорогой для нее жизнью. Она этого больше не допустит.

Она услышала тихий шелест. Это ветер, а может быть, чьи-то шаги по мягкой траве? Котенок вскочил и, прищурив свои желтые глаза, посмотрел в сторону задней части фургона. Снова услышав шелест, Брианна села на постели.

— Кол? Это ты?

Тишина.

— Кол! Ответь мене!

Услышав в ответ неясное бормотание, она несказанно обрадовалась, решив, что Кол все-таки вернулся. Фургон слегка просел под тяжестью его тела. Она улыбнулась. Теперь ей уже было все равно, идет дождь или нет. Брианна решила подготовиться к его приходу. Она быстро сняла ночную рубашку и натянула одеяло до самого подбородка.

Коламбус Най сидел неподвижно на своем сером в яблоках жеребце и наблюдал за тем, как олениха подошла к ручью Хорс Крик и грациозно склонила к воде голову. Животное было так близко от него, что он даже слышал, как плещется вода у его ног. Сколько раз уже ему приходилось наблюдать подобную сцену — дикое животное спокойно бродит по лесу, не замечая того, что опасность уже близка. Все это потому, что он правильно выбрал позицию и ветер дует в его сторону.

Через несколько дней они доберутся до реки Свитвоте. Он задумчиво посмотрел на пик Ларами. Днем эту вершину закрывали густые облака, и даже ночью они не разошлись. На небе почти не было звезд, да и луны не было видно. Это говорило о том, что гроза еще довольно далеко отсюда, хотя дело шло к полуночи.

Как только они доедут до Свитвоте, он снова сможет увидеть заснеженные вершины гор Винд Ривер. У него даже потеплело на сердце, когда он вспомнил об этом. С семнадцати лет эти горы стали для Ная домом родным. Особенно теплые воспоминания у него связаны с долиной Винд Ривер.

Ему вдруг захотелось показать Брианне эту красивую долину. Они могли бы вместе поехать в Крос Вентр Рендж, а потом дальше на север, в нижний Йеллоустон, в долину гейзеров и грязевых вулканов. Ему очень захотелось показать ей свой мир. «Интересно, — подумал он, — все эти природные красоты так же сильно зачаруют ее, как и меня когда-то?»

Брианна твердо решила осесть в Орегоне, Наю же этого не хотелось. Однако, куда бы его ни занесла судьба, он мечтал, чтобы она всегда была рядом с ним. Най хотел жениться на ней, чтобы навсегда привязать ее к себе. Эта мысль привела его в неописуемый восторг. Будучи женатым на индианке, он понятия не имел, что такое законный брак, считая, что такой человек, как он, не может даже и мечтать об этом.

Брианна Виллард снова возродила в нем эту надежду. Это было просто поразительно. Разве можно представить, что Коламбус Най, этот грубый и безграмотный охотник, способен завоевать сердце такой прекрасной и утонченной женщины, как Брианна Виллард?

Он все еще не мог поверить в то, что она любит его. Однако, вспоминая те несколько часов, которые они провели вместе возле озера, он понимал, что это чистая правда.

Най готов был принять ее такой, какая она есть. Он даже готов был до конца своей жизни прятаться от Баррета Вайта.

Если для того, чтобы Брианна всегда принадлежала только ему, нужно убить Вайта, то Най сделает это. Он убьет Вайта, даже не моргнув глазом, как если бы он был обычным степным волком.

В этот момент олениха настороженно подняла голову и прислушалась. Насторожился и конь Ная. Потом и Най услышал топот копыт. Кто-то медленно ехал в его сторону.

Олениха быстро умчалась в лес.

Най же остался на месте.

Через несколько минут на залитой лунным светом поляне появился всадник. Его лошадь приветственно заржала, увидев жеребца Ная. Даже в тусклом лунном свете Най сразу узнал этого человека и моментально разгадал его намерения.

— Ищешь меня? — спросил Най.

Увидев Ная, Вонючка Гаррис подпрыгнул в седле от неожиданности и выругался.

Баррет послал Вонючку, чтобы он встретился с Панчем и узнал, как обстоят дела. Когда Гаррис уже собирался возвращаться, появились Най и Брианна, и Панч показал ему этого человека. Когда же Най уехал куда-то один, они решили, что настал самый подходящий момент для того, чтобы избавиться от этого парня, который так им мешал.

Вонючка хотел незаметно подкрасться к нему, однако Най его увидел. Что же, ничего страшного. У него для Ная припасен один сюрприз. Он даже не догадывается о том, что сейчас умрет.

Най был человеком опытным и сразу заметил в руках у Вонючки револьвер. В одно мгновение он спрыгнул с лошади и присел, и буквально через какую-то долю секунды после этого прозвучал выстрел. Най вскочил на ноги и вытащил из-за пояса свой револьвер.

В точной тишине прогремел еще одни выстрел. А потом наступила тишина.

* * *

Чья — то сильная рука зажала Брианне рот. Она впилась зубами в эту руку и почувствовала запах навоза и сладкого табака. Меградж злобно выругался и отдернул руку. Брианна громко закричала, и он быстро зажал ей рот.

— Прекрати сопротивляться, ты, шлюха!

Дыхание Меграджа было таким же зловонным, как и его руки. Он лег на нее, прижав ее ноги своими ногами. Руками она тоже не могла пошевелить, однако она продолжала крепко сжимать одеяло. Свободной рукой Меградж попытался вырвать его у нее.

— Тебе понравится то, что я сделаю с тобой, намного больше, чем то, что делал сегодня с тобой Най.

Она что-то злобно пробормотала, и он засмеялся.

— Больше всего люблю красивых и непокорных женщин. Таких, как Маленькая Бобриха. Ты знаешь, кто она такая?

Она снова попыталась укусить его. Он ударил ее по лицу, все еще зажимая ей рот рукой, чтобы она не кричала. Он так сильно прижал руку к ее лицу, что ее зубы впились в губы и она почувствовала во рту вкус крови.

— Маленькая Бобриха тоже сопротивлялась, — прошептал он и просунул руку под одеяло, чтобы пощупать ее голое тело. Ее руки были плотно прижаты к груди, и он, подсунув под них свои пальцы, сжал ими ее грудь. — О, какая пышная! Больше, чем у Маленькой Бобрихи.

Брианне не хватало воздуха, она почувствовала, как тошнота подступает к горлу. Она отпустила одеяло для того, чтобы убрать его руку со своей груди. Однако Меградж сумел сдернуть с нее одеяло до самого пояса. Поскольку он лежал на Брианне, его ноги мешали ему стащить с нее одеяло полностью.

Меградж не мог одновременно стаскивать с нее одеяло и сдерживать ее сопротивление. Эта сука была сильнее, чем он предполагал, но это только еще больше заводило его.

Ее левая рука была прижата его телом, однако Брианна что было силы колотила его правой рукой. Размахнувшись, она так сильно ударила его по лицу, что у него даже зазвенело в ушах. Застонав, он нанес ей ответный удар кулаком по лицу.

У Брианны потемнело в глазах и закружилась голова. Она изо всех сил старалась не потерять сознание. Меградж уже снял с себя штаны и теперь пытался сорвать с нее одеяло.

Снаружи донесся топот копыт, однако ни Брианна, ни Меградж его не слышали. Неожиданно тяжелое тело Меграджа свалилось с нее.

Фургон зашатался, когда в него запрыгнул Коламбус Най и, схватив Меграджа за ворот рубашки, отшвырнул его в сторону. Он бросил взгляд на Брианну, чтобы удостовериться, что она жива. У него не было времени задавать ей вопросы. Он рывком поднял Меграджа на ноги и с такой силой ударил его в живот, что тот отлетел в заднюю часть фургона. Потом Най ударил проводника кулаком в нос, а затем левой рукой нанес ему удар в челюсть.

Марк Бодвин заглянул в фургон с задней стороны.

— Я займусь им. Помоги Брианне, — сказал он.

Марк схватил Меграджа и выволок его из фургона.

Най повернулся и увидел, что Брианна сидит в углу фургона, сжавшись в комок и натянув одеяло до самого подбородка. Он сел с ней рядом и крепко обнял ее. Она дрожала, прерывисто дышала и еле сдерживала слезы. Он нежно погладил ее по обнаженной спине и поцеловал ее волосы.

— Все хорошо, — пробормотал он. — Ты в безопасности. Он больше тебя никогда не тронет.

Как только Най представил себе, что Меградж лежал на ней и лапал ее прекрасное тело, которое Най ласкал утром, его обуял такой сильный гнев, что он уже ничего не видел и не слышал. Он готов был разорвать Меграджа на мелкие куски. Он не злился так даже тогда, когда нашел окровавленное тело Маленькой Бобрихи.

— Кол… он… он… Маленькую Бобриху.

Он подумал, что она пытается успокоить его, заверив, что, в отличие от Маленькой Бобрихи, она жива.

— Я знаю. Слава Богу, — пробормотал он.

— Нет… Меградж… — Брианна икнула и снова попыталась все ему объяснить: — Он сказал, что… что Маленькая Бобриха тоже сопротивлялась. Я думаю… именно он…

Он отшатнулся и, потрясенный, посмотрел на нее. До него наконец дошел смысл ее слов.

— С тобой все в порядке?

Она кивнула.

— Успокойся, теперь все будет хорошо, — сказал он и покинул фургон.

Спрыгнув на землю, Най увидел, что Меградж сидит возле соседнего фургона. Он уже надел штаны и теперь тер свою укушенную руку. У него был сломан нос, и кровь струилась по его подбородку. Рядом с ним стоял Джеб Хенкс, направив на Меграджа револьвер.

Марк Бодвин положил руку Наю на плечо и спросил:

— С Брианной все в порядке?

Най не ответил. Услышав шум, многие люди вылезли из своих фургонов, однако Най не видел никого, кроме Меграджа. И истерзанного тела Маленькой Бобрихи.

Благодаря своему острому уму Най быстро восстановил в памяти все прошлые события и сопоставил все имеющиеся факты. Меградж избил и изнасиловал Маленькую Бобриху в тот день, когда в лагерь пришли охотники. За день до смерти Маленькой Бобрихи Меградж сказал Наю, что в форте нужны охотники. Най вспомнил, с каким вожделением Меградж в тот день смотрел на Маленькую Бобриху. И ему все сразу стало ясно.

Задыхаясь от боли и злости, Най подошел к Меграджу, крепко стискивая кулаки. Его лицо было убийственно спокойным, однако Меградж его слишком хорошо знал.

— Не смотри на меня так, — сказал он. — Я только хотел попробовать того, что ты имел все это время. Ты не ее брат и поэтому не имеешь на нее никаких прав.

Най стиснул зубы.

— Расскажи мне о Маленькой Бобрихе.

— Не понимаю, о чем ты говоришь, — буркнул Меградж.

Най схватил Меграджа за ворот рубашки и, с силой рванув его на себя, поставил на ноги. Теперь они стояли лицом к лицу, и Най снова тихим голосом повторил свой вопрос. Меградж видел смерть в его холодных серых глазах. Он попытался засмеяться, чтобы отогнать страх, но смех застрял у него в горле.

Меградж продолжал хранить молчание.

— Признавайся, мерзкий ублюдок! — рявкнул Най и с силой ударил его кулаком в живот.

Меградж согнулся и застонал. Его рубашка разорвалась от шеи до самой талии. Най снова встряхнул его, заставив выпрямиться. Он собирался еще раз ударить его, но вдруг увидел небольшую расшитую бисером сумочку, которая висела у Меграджа на шее на кожаном шнурке. Эта вещица показалась Наю знакомой. Он достал нож и срезал сумочку с шеи Меграджа. Как только его пальцы прикоснулись к расшитой бисером коже, Най вспомнил, где он ее видел.

— Маленькая Бобриха. Это ее вещь. Это ты убил ее!

Меградж громко хмыкнул.

— Ты сумасшедший!

— Неужели? — холодно спросил Най. — Расскажи мне все.

Меградж замер от страха под его проницательным взглядом.

— Расскажи мне все! — закричал Най и ударил его коленом в пах.

Меградж согнулся, выпучив от боли глаза. Най разжал руки, и он безвольно, как мешок, упал на землю. Однако Най на этом не успокоился. Ему казалось, что расшитая бисером сумочка разговаривает с ним женским голосом. Чей это был голос — Маленькой Бобрихи или Брианны — он так и не понял. Однако этот голос был громким и настойчивым. «Месть! — произнес голос. — Месть, месть, месть!»

Най смотрел, как Меградж корчился на земле от боли, и понял, что должен его убить.

Най ударил Меграджа ногой по спине. Когда же тот снова скрючился, он стал бить его по ребрам, и Меградж перевернулся на спину.

Отчаявшись, Меградж вытащил нож. Най ударил его ногой по руке и выбил нож. Он подошел к Меграджу и снова ударил его, потом еще раз ударил, еще и еще, не обращая внимания на протестующие крики Джеба Хенкса и Марка, которые пытались оттащить Ная от Меграджа.

Най крепко сжал руками горло Меграджа. Тот широко открыл рот и дико зарычал. Сквозь красную пелену, застилавшую глаза, Най увидел, что глаза Меграджа вылазят из орбит. Задыхаясь, тот в отчаянии шевелил губами.

Наконец он затих.

— Не нужно, Кол. Не пачкай об него руки. О, прошу тебя, Кол! — услышал Най.

Он пытался остановиться, однако пальцы его не слушались. Он вдруг осознал, что голос Брианны был чересчур взволнованным. Она явно была сильно напугана. Однако она была жива, а все остальное просто не имело значения. Она жива и она принадлежит ему.

Потом он услышал, что за его спиной щелкнул затвор револьвера и прогремел выстрел.

Най инстинктивно припал к земле. Буквально через секунду он вытащил свой револьвер и тут услышал еще один выстрел.

Панч Молтон, стоявший шагах в десяти от него, схватился за грудь. Его лицо скривилось от боли, и он упал на землю. Потом раздался громкий женский крик.

Най посмотрел на свой револьвер. Он был холодным. Значит, стрелял не он.

Повернувшись, он увидел Джеба Хенкса с револьвером в руке. Его револьвер все еще был направлен на Панча. Рядом с ним лежал Эдуард Меградж, во лбу которого зияло отверстие от пули.

Брианна обняла Ная. Он прижал ее к себе, однако все еще не мог отвести глаз от безжизненного тела Меграджа.

— Он мертв.

— Панч хотел застрелить тебя, — сказала она, еще крепче прижимаясь к нему.

Они оба повернулись и посмотрели на Панча Молтона. Марк опустился рядом с ним на колени и пытался нащупать у него пульс. Он посмотрел на Кола и покачал головой. Дульси прижала руку к губам и громко запричитала.

Марк поднялся и сказал:

— Мы все это видели. Панч хотел убить Коламбуса. Джебу пришлось выстрелить в него.

— А еще мы слышали, что сказал Эдуард Меградж! — крикнул кто-то. — Коламбус Най и Брианна Виллард не брат и сестра.

Услышав эти слова, Брианна спрятала лицо на груди Коламбуса. Он поднялся на ноги, увлекая ее за собой.

— То, что происходит между нами с Брианной, — это наше личное дело, — твердо произнес Най. — Мы не собираемся никому ничего объяснять и не собираемся ни перед кем извиняться.

— Что же, хорошо, — сказала Лавиния Декер. Уперев руки в бока, она вышла вперед. — Теперь все понятно. Мы уже давно заметили, как ты смотришь на нее. Не нужно ничего объяснять. Все написано у тебя на лице.

Брианна подняла голову. Покраснев от смущения, она смотрела на собравшихся вокруг них людей. Многих из них она уже успела полюбить.

В этот момент кто-то захихикал, и неловкое молчание сменилось всеобщим смехом. Брианна обняла Коламбуса за талию и улыбнулась.

Лавиния подошла к Колу и погрозила ему пальцем.

— Ну, Коламбус, — сказала она, — мы надеемся, что теперь ты возглавишь наш караван.

Кол улыбнулся. Он взглянул на Брианну, а потом поднял голову и посмотрел на пик Ларами.

— Нет, не думаю, что вам нужен именно я.

— Но почему ты отказываешься?

Он снова взглянул на Брианну и произнес:

— Скажем так, у меня есть другие дела.

— Но кто-то же должен вести караван.

— Среди вас много достойных людей, — сказал Кол и положил руку на плечо Марку Бодвину. — Вот Марк, например.

— Я не против, — раздался чей-то голос.

— И я тоже. Будут какие-нибудь возражения?

— Тогда так тому и быть. Марк Бодвин будет новым вожатым нашего каравана.

Марк засмеялся и поднял вверх руку.

— Неужели никто не хочет узнать, что я думаю по этому поводу?

— Конечно хотим, — сказала Лавиния. — Мы вот что тебе скажем. Именно ты будешь следить за тем, чтобы Коламбус Най относился с должным уважением к миссис Виллард. А это значит, что он тут не будет шашни крутить. Сначала пусть найдет священника и узаконит свои отношения с этой женщиной.

— Подождите-ка… — пробормотал Най.

Марк засмеялся и покачал головой.

— А ведь Лавиния права, Кол. В нашем караване все люди добропорядочные и законопослушные. Если помнишь, мы в самом начале нашего путешествия договорились о том, что если какой-нибудь мужчина соблазнит или изнасилует женщину из нашего каравана, то он должен будет держать за это ответ перед своими товарищами. И если его вина будет доказана, то ему предоставят выбор — либо его расстреляют, либо повесят.

— Само собой, — нахмурившись, сказала Лавиния. — И так будет, пока мы не доберемся до Орегона и не найдем священника.

Кол посмотрел на Брианну, ожидая, что она поможет разрешить это недоразумение. Однако она лишь опустила глаза и, подобно юной девушке, покраснела, как майская роза.

— Чертовщина какая-то! — пробормотал Кол.