Прочитайте онлайн Нежное прикосновение | Глава двадцать третья

Читать книгу Нежное прикосновение
2518+2354
  • Автор:
  • Перевёл: Елена Никитина

Глава двадцать третья

Брианна обмахивала рукой свое разгоряченное лицо.

— Прошу тебя, давай пропустим этот танец. Я очень устала.

Кол отвел ее в сторону от кружившихся в вихре танца пар и посадил на бочку с мукой.

— Но ведь у тебя только начало все получаться.

— Может быть, но я никогда не будут танцевать так же хорошо, как Люси.

Он повернулся и посмотрел на Люси Декер, которая танцевала со своим братом. При каждом движении ее пышные юбки развевались, открывая ее стройные крепкие ноги. «Вечно я ляпну что-нибудь не то», — подумала Брианна и выругалась про себя.

Почувствовав взгляд Коламбуса, Люси повернулась и посмотрела на него. Через секунду, вырвавшись из объятий брата, она направилась к ним.

— Ну же, пойдем! — сказала она, беря Коламбуса за руку и увлекая его к танцующим. — Сегодня ты еще не танцевал со мной.

Брианна не могла смотреть на них и подошла к столу с закусками. Женщины постарались на славу. На столе стояли чайники с кофе и разнообразные блюда. Здесь была и жареная говядина (во время спуска с Виндгласс Хилл одна из коров сломала ногу, и ее пришлось забить), и рагу из кролика, и хрустящие хлебцы из кукурузной муки, а также варенье, разнообразные соленья, салат из листьев одуванчика, запеченные телячьи ножки, тушеные бобы и сладкие пирожки.

Кто-то не пожалел меда, его добавили в воду, и получился очень вкусный напиток. Брианна налила себе целый стакан и тут же осушила его, однако это не смогло улучшить ее настроение. Она увидела, что Кол и Люси Декер удалились куда-то в темноту.

Брианна пошла к своему фургону, по дороге обдумывая, как бы ей незаметно взять немного еды с праздничного стола. Ей было необходимо это сделать, ведь сегодня ночью она собиралась незаметно покинуть лагерь.

Чем Кол и Люси занимаются там, в темноте, среди деревьев? Неужели сейчас он целует эту девушку так, как целовал прошлой ночью ее?

Дойдя до своего фургона, она поняла, что не сможет заснуть. Она села возле потухшего костра, на котором они готовили еду, и задумалась о том, как ей найти выход из столь сложной ситуации, в которую она попала.

Конечно же, она поступила глупо, отдавшись Колу. Если она ему так быстро надоела и если такая девушка, как Люси, может легко увести его у нее, то вряд ли он предложит ей соединить с ним свою жизнь. Когда-нибудь Баррет все равно поймает ее, и тогда он жестоко отомстит всем, кто ей помогал. Баррет не остановится ни перед чем и даже может решиться на убийство. Она понимала, что он вполне может убить Коламбуса. Ужаснувшись этой мысли, она вскочила со своего места.

И в этот момент она услышала выстрел, а возле ее уха просвистела пуля.

— Мы уже далеко отошли, Люси. Говори, что тебе нужно.

Они уже ушли за фургоны, и теперь Люси стояла перед Наем, нервно перебирая бахрому своей шали. Она встала к нему в профиль, чтобы он видел, как светлые локоны красиво спадают ей на шею. Она уже знала, что мужчинам очень нравятся ее волосы. Она специально тряхнула головой, чтобы ее локоны разлетелись в стороны.

— Просто хотела побыть с тобой наедине, — сказала она.

Най засунул ладони за ремень брюк и спросил:

— Зачем?

Она повернулась и пристально посмотрела на него.

— Ты ко мне так хорошо относишься, и… и я хотела сказать тебе, что я очень это ценю, — произнесла она и подошла к нему еще ближе. Люси положила руки ему на грудь, и шаль упала с ее плеч. — Ты мне нравишься, Кол. Ты мне очень нравишься. Неужели я тебе совсем не нравлюсь? — спросила она.

— Что тебе все-таки нужно от меня, Люси?

Став на цыпочки, она поцеловала его в губы.

Он оттолкнул ее от себя и сказал:

— Ты просто глупая девчонка. Ты хоть понимаешь, что ты сейчас делаешь?

Ее глаза заблестели от злости, однако она быстро взяла себя в руки. Когда она снова посмотрела на него, ее глаза выражали только боль и страдание.

— Нет, не понимаю, — сказала она дрожащим голосом. — Я сильно люблю тебя и просто не знаю, что мне теперь делать. Я, похоже, тебя совершенно не интересую. Возвращайся на праздник, Кол, и забудь о тех глупостях, которые я тебе тут наговорила.

Заплакав, она убежала в темноту.

Най выругался. Он даже не догадывался о том, что так сильно ей нравился. Она слишком молода и еще не знает, что такое любовь. Черт возьми! Он не мог просто уйти, оставив ее одну в таком состоянии. Кто знает, что у нее на уме? Он вздохнул и отправился ее искать.

И тут он услышал выстрел.

* * *

Люси остановилась у ручья, чтобы перевести дыхание. Она прислушалась и довольно улыбнулась. В темноте она явственно слышала чьи-то шаги. Кто-то бежал за ней. Как она и предполагала, Кол все-таки последовал за ней. Она быстро стащила через голову платье и сняла нижние юбки. Оставшись в одной сорочке, она увидела, что из кустов вышел какой-то мужчина и остановился перед ней как вкопанный. В руках у него было ружье.

Панч Молтон быстро посмотрел по сторонам. Девушка была почти голой. Вокруг не было ни души.

— Так-так, сладкая моя. Что же ты здесь делаешь? Неужели ждешь меня?

Люси улыбнулась, пытаясь сообразить, как же ей теперь поступить. Это был не Коламбус Най, однако этот мужчина вполне мог помочь ей заполучить того мужчину, который был так желанен. Ей просто нужно забеременеть и объявить всем, что отец ее ребенка — именно Коламбус. Тогда ее родители заставят его на ней жениться.

Когда Най подбежал к фургону Брианны, он увидел, что возле нее суетилась Лавиния Декер, а Дульси Молтон готовила для нее чай со сливками. Рядом стояли несколько мужчин с ружьями и напряженно всматривались в темноту.

— Что случилось? — спросил Най.

— Кто-то чуть не убил твою сестру.

Най посмотрел на Брианну, и их взгляды встретились.

Из темноты появился Тобиас Вуди.

— Я никого не нашел. Хенкс продолжает рыскать по кустам. Думаю, это случайный выстрел. За последние месяцы много людей было убито такими вот случайными выстрелами. И индейцы здесь совершенно ни при чем, — сказал он.

— Ха! — буркнул Джим Лайон. — Как в такой темноте вообще можно что-то разглядеть?

— Я думаю, что нам нужно выставить охрану. Может быть, даже нужно еще раз тщательно осмотреть все вокруг, — сказал Эбнер Гудмен и сплюнул.

— А где Панч? Он нам может в этом помочь.

Хенкс и Меградж, протиснувшись сквозь толпу, вышли вперед.

— Не нужно паниковать. Это точно не индейцы. В этом я уверен, — сказал Хенкс.

— Почему ты в этом так уверен?

Хенкс поднял руку, призывая всех успокоиться.

— Ты слышал, чтобы собаки гавкали? Если бы здесь появились индейцы, то они просто разрывались бы от лая. Собаки не выносят запаха индейцев.

Все переглядывались, смотрели по сторонам и прислушивались. Однако ничего подозрительного никто так и не заметил. Слышно было только, как кричали совы, да где-то неподалеку шумела река, а еще пели сверчки и трещали поленья в костре. Успокоившись, мужчины убрали ружья.

— Расходитесь, занимайтесь своими делами, — сказал Хенкс. — Отложим все это до завтра. Женщины могут помыться. Ведь сегодня впервые за много дней мы нашли чистую воду. Не упустите такую возможность!

— Слава тебе, Господи! — пробормотала Лавиния Декер.

Тихо переговариваясь, люди постепенно разошлись.

— Что случилось? — спросил Най у Брианны, когда они остались одни.

Она смотрела на него, широко раскрыв глаза.

— Как уже сказал Тобиас, кто-то просто случайно выстрелил, а я оказалась неподалеку, — сказала она и поежилась от страха, вспоминая, как пуля просвистела возле самого ее уха.

Най так посмотрел на нее, как будто не поверил ни единому ее слову. Она чувствовала себя виновной в том, что не рассказала Коламбусу об угрозе Баррета, но она очень разозлилась на него после того, как он уединился с Люси Декер.

— Со мной все в полном порядке, — раздраженно сказала она. — Занимайся своей милой куколкой и оставь меня в покое.

— Не понимаю, о чем ты говоришь.

Ее глаза гневно сверкали. В глубине души она понимала, что только таким способом сможет спасти его жизнь. Ей нужно держать его на расстоянии. После этого выстрела она поняла, что передвигаться по незнакомой местности одной, особенно в темноте, это величайшая глупость на свете. Бурные реки, торнадо, волки… Разве сможет она защитить себя от опасности, которая поджидает ее буквально за каждым углом?

— Держись от меня подальше, Кол. Мне стыдно за то, что произошло прошлой ночью. Я чувствую себя такой же грязной, как и эти твои индианки.

Она понимала, как сильно сейчас его обидела. На его лице отразилась такая боль, что у нее сердце сжалось, и она захотела немедленно забрать свои слова обратно.

Кол пристально посмотрел ей в глаза, но увидел в них только досаду и сожаление. Да, она сожалела о том, что позволила мужчине, который был женат на индианке, прикоснуться к своему телу.

— Прошу тебя, — сказала она, прижав руку к сердцу. — Я не могу больше находиться рядом с тобой после того… после… Просто уходи, прошу тебя!

Она оттолкнула его руку, залезла в фургон и плотно задвинула за собой брезентовый полог.

Най от злости ударил ногой по колесу фургона, выругался и пошел искать Джеба Хенкса. Он знал, что у этого старого охотника всегда где-нибудь припрятана бутылка виски, а Наю смертельно захотелось напиться.

Следующий день выдался теплым и солнечным. Повсюду чувствовался запах щелочного мыла — женщины стирали белье, мыли посуду и чистили одежду. Мужчины ремонтировали фургоны, смазывали дегтем колеса, перекладывали вещи и чинили веревки. Дети весело кричали, занятые разнообразными играми. Громко лаяли собаки. То здесь то там слышалось негромкое пение. «Мериленд, мой родной Мериленд» затянул кто-то высоким голосом. «Мой старый дом в Кентукки» подхватил кто-то басом.

Проснувшись утром, Най почувствовал, что у него раскалывается от боли голова, а в горле пересохло. Во рту ощущался привкус виски, которым старый Хенкс поил его прошлой ночью. Открыв глаза, Най увидел, что старый охотник сидит у костра и внимательно смотрит на него. Он налил в жестяную кружку кофе, добавил туда виски и протянул это питье Наю.

— На, подкрепись немного, старина, прежде чем ты уползешь отсюда зализывать свои раны.

Най взял кружку и подул на жидкость, чтобы ее остудить. Хенкс сел возле костра напротив него и скрестил ноги так, как это обычно делают индейцы.

— Хочешь поговорить со мной? — спросил Хенкс.

Най удивленно посмотрел на старика.

— Я знаю, что в горах существует неписаный закон, запрещающий задавать лишние вопросы и совать нос в личные дела других людей. Однако я уже давно живу на этом свете и кое в чем неплохо разбираюсь, — сказал Хенкс, допив кофе. Затем он поставил кружку и, взяв в руки свое ружье, начал шомполом чистить ствол. — У тебя ведь никогда не было сестры, не так ли?

Най попивал кофе, продолжая хранить молчание. Хенкс заметил, что прошлой ночью Най пришел к нему злой как черт. Теперь, увидев, как исказилось лицо Ная, Хенкс понял, что его слова вновь распалили в нем злость. Однако он понимал и то, что Най все-таки хочет выслушать Хенкса до конца.

— У меня когда-то была жена. Ты знал об этом?

— Насколько я помню, она была из племени кроу, да к тому же еще и чертовски красивой, — сказал Най сдавленно.

— Нет, до этого. Это было еще перед тем, как я подался в горы. Ее звали Мери. Она тоже была красивой, как утренняя заря, — сказал Хенкс и тряхнул головой. В его глазах читалась невыразимая тоска. — Мери умерла во время родов. Мой новорожденный сын тоже умер. Мне известно, что это значит — встретить настоящую женщину. Я понимаю толк в женщинах. Стоит мне только посмотреть на какую-нибудь из них, и я сразу могу сказать, чего она стоит. Ты будешь последним дураком, если упустишь эту вдовушку.

— Я и не собираюсь ее упускать.

— Тогда какого черта ты приперся ко мне и пил со мной виски всю ночь напролет?

Най поднялся на ноги. Если это все, что хотел ему сказать этот старый пень, то он больше не желал его слушать. Ему нужно было окунуть голову в холодную воду, чтобы развеять алкогольный дурман. Он должен как можно быстрее поговорить с Брианной и заставить ее объяснить свое вчерашнее поведение.

— Ты многого не знаешь, Джеб, — сказал Най.

— Ты намекаешь на то, что она все еще замужем, и этот ее муж уже много дней пытается ее догнать?

Най удивленно посмотрел на него и воскликнул:

— Ах ты, старый лис! Тебя не так-то просто обвести вокруг пальца.

Хенкс продолжал спокойно чистить свое ружье.

— Даже если этот здоровенный немец будет продолжать стрелять по ночам, тебе этого не стоит бояться. Однако лучше было бы, если бы ты все же вышиб из него дух, иначе тебе придется все ночи проводить в моей компании.

— Черта с два! Но я не уверен, что именно немец стрелял прошлой ночью. Думаю, что у него в нашем лагере есть сообщник.

— Да, Панч Молтон. Он еще тот хорек!

Най усмехнулся. Хенкс, конечно, за последнее время сильно сдал, однако он по-прежнему, как индеец, все замечает. Никому не удастся обмануть старого Джеба Хенкса.

— Я не уверен в том, что он единственный хорек в нашем лагере. Присмотри за ним, а я позабочусь о Брианне, — сказал Най.

— Уж как следует позаботься!

Най направился к своему фургону. Однако, к его большому разочарованию, Брианну он там не нашел. Она вместе с другими женщинами стирала белье. У ручья были разведены костры, на них стояли огромные чаны с кипящей водой. Он остановился и некоторое время внимательно смотрел на нее, надеясь, что она почувствует его взгляд и поднимет голову. Потом он сел возле фургона и стал ждать удобного случая, чтобы поговорить с ней.

Только после обеда Най смог застать Брианну одну. Она весь день была с ним так холодна, что он уже начал терять терпение. В конце концов, она сама запретила ему помочь ей избавиться от ублюдка, который был ее мужем. Она, конечно, была женщиной со странностями, однако он понял, что она злится на него не из-за его покойной жены. Поэтому он собирался немедленно выяснить, что же послужило причиной такой перемены в ее отношении к нему.

Брианна почти всю ночь не спала, плакала и ждала, что он вернется к ней. Она даже несколько раз вставала с постели и одевалась, собираясь отправиться на его поиски. Однако она все-таки решила не разыскивать его, страшась обнаружить его в обществе Люси. Она снова и снова пыталась убедить себя в том, что прогнала его только для того, чтобы защитить от Баррета.

Ей очень хотелось узнать, как Кол на самом деле относится к ней. Больше всего на свете ей хотелось, чтобы он любил ее, но он и вел себя с ней так, как будто действительно любил ее. Это чувствовалось по всему — и по тому, как он смотрел на нее, и по тому, как он прикасался к ней.

Однако это не помешало ему уединиться с Люси. Чем они занимались, когда прозвучал тот злосчастный выстрел? Почему он так долго не подходил к фургону? Неужели он ласкал юное тело Люси так, как ласкал ее? А может быть, он занимался с Люси любовью?

Брианна все утро старательно отгоняла от себя эти мысли. Она знала, что его не было поблизости, и задавала себе вопрос: где же он провел эту ночь? Она все утро спрашивала себя об этом. А потом она увидела его. Его кожаные штаны были грязными, как будто он спал на земле. Волосы у него были растрепанными, а глаза красными и уставшими. Казалось, что он вообще не сомкнул этой ночью глаз. Она предположила, что он просто где-то пил всю ночь. А может быть, он был пьян вовсе не от спиртного? Может быть, он всю ночь упивался любовью Люси Декер?

И вот он стоял перед ней, засунув по привычке руки за ремень брюк. Он так всегда делал, когда ему предстояло столкнуться с трудностями.

— Ты готова поговорить со мной откровенно? — спросил он.

Она налила в таз горячей воды, потом разбавила ее холодной водой, после чего сложила в него грязную посуду и столовые приборы.

— Я все сказала тебе еще вчера вечером. Что ты еще хочешь от меня услышать?

— Черт возьми, женщина, я вижу, что с тобой что-то происходит, а ты не хочешь рассказать мне, что именно тебя беспокоит. Оставь в покое все эти тарелки и поговори со мной.

Она вымыла тарелку и отложила ее в сторону.

— Ты хорошо провел время этой ночью?

Он недоуменно посмотрел на нее.

— Да, черт возьми, пока не началась вся эта заварушка. Но я не понимаю, почему ты об этом спрашиваешь?

— Неужели ты никогда не научишься нормально разговаривать и не употреблять бранные слова?

Най в бессильной ярости воздел руки к небу. Как же ему с ней себя вести? Пытаясь успокоиться, он положил руки ей на плечи и повернул ее лицом к себе.

— Бри, чего ты боишься? Пожалуйста, расскажи мне.

— Я не понимаю, о чем ты говоришь, — сказала она, сбрасывая его руки с плеч. Потом она взяла таз с мыльной водой и выплеснула ее на землю прямо возле его мокасин. — Я вчера вечером попросила тебя держаться от меня подальше. Наверное, мне нужно выразиться еще яснее. Я вас увольняю, мистер Най. Вы получите расчет и можете убираться на все четыре стороны.

Она направилась к фургону, однако он не стал ждать ее дальнейших действий. Он решил, что ему лучше уйти, иначе потом пожалеет о том, что может сейчас натворить.

Брианна видела, как он подошел к своему коню, сел на него и куда-то быстро поскакал. После этого она забралась в фургон, бросилась на постель и горько разрыдалась.

— Чертовы мулы!

Взобравшись на холм на своем гнедом, Баррет Вайт обозревал окрестности, пытаясь найти своих вьючных мулов. Когда он услышал топот копыт, сразу же поскакал в том направлении, откуда он доносился, надеясь, что это один из его дьявольски упрямых животных.

— Хей!

Он увидел незнакомца, который скакал на сером коне. Это был высокий мускулистый мужчина. Похоже, к тяжелой работе этому парню не привыкать. У него к ремню брюк был пристегнут револьвер, а на боку, в кожаной кобуре, расшитой бисером, висела винтовка.

«Интересно, — подумал Баррет, — можно ли будет отобрать у него этот великолепный чехол, не проливая кровь?» А потом он посмотрел в глаза этому мужчине. Они были суровыми, как грозовые тучи, острыми, как стальной клинок. Мужчина мрачно улыбнулся. Изо рта у него торчала деревянная щепка.

«Он, скорее всего, горец», — подумал Баррет. Он встречал таких парней в своем городе в пивной. Эти парни годами живут среди дикарей и медведей-гризли в так называемых Сияющих горах. Некоторым из его знакомых тоже довелось побывать в той местности. Они и рассказали ему об этих горах. «С таким парнем лучше не связываться, — подумал Баррет. — Да и кобура у него не такая уж и красивая».

— Сбился с дороги? — спросил у него незнакомец.

— Нет. Мои мулы сбежали. Вы их случайно не видели?

Мужчина покачал головой.

— Однако я видел неподалеку индейцев. Очень неосмотрительно с вашей стороны ездить одному.

Баррет, разволновавшись, посмотрел по сторонам. Ему сейчас меньше всего хотелось встречаться с индейцами.

— У меня есть напарник. Он где-то неподалеку, тоже ищет мулов. Если мы их не найдем, то лишимся всех наших вещей и съестных припасов.

— У вас есть ружье и лошадь. Всегда полагайтесь только на себя, и вы никогда не попадете в беду, — сказал незнакомец и ускакал прочь.

— Обязательно, — недовольно буркнул Баррет.

Конечно, такому человеку, как этот, действительно ничего, кроме лошади и ружья, не нужно. Он, наверное, никогда не спал на настоящей кровати и никогда не сидел на стуле. Баррет прекрасно понимал, что он не такой сильный, как этот мужчина, и для него было бы непросто выжить на этой пустынной земле.

Отъехав на значительное расстояние, Коламбус Най тихо засмеялся, вспоминая этого неопытного путника.

Покидая утром лагерь, Кол решил убить этого человека. Однако он постоянно вспоминал слова Брианны, заявившей, что она никогда не сможет с ним жить, если на его руках будет кровь ее мужа. Однако после того, что случилось вчера вечером, она, скорее всего, вообще никогда не будет жить с ним вместе. Но, несмотря на это, он по-прежнему хотел ее. Как он ни старался, но так и не смог выбросить из головы мечту сделать ее своей женой.

И все же, как только Най увидел Баррета, ему непреодолимо захотелось вцепиться в его горло и смотреть, как жизнь постепенно угасает в глазах этого насильника.

Увидев, что Баррет рыщет по огромным степным просторам в поисках своих мулов, которых именно он, Най, выбрал для него в форте Керни, он немного успокоился, а жажда мести в нем несколько поутихла.

Вайт уже на много миль отстал от каравана Меграджа. А что касается его пропавших мулов, то, возможно, в этот самый момент индейцы уже жарят их на костре. И он с легким сердцем покинул Баррета Вайта и поспешил в лагерь, чтобы удостовериться, что там все в полном порядке.