Прочитайте онлайн Нежное прикосновение | Глава девятнадцатая

Читать книгу Нежное прикосновение
2518+2352
  • Автор:
  • Перевёл: Елена Никитина

Глава девятнадцатая

К ночи выяснилось, что в лагере еще несколько человек заразились холерой, среди них были Амос Шотхилл и престарелая мать Эбнера Гудмена. Решили объявить общий сбор. Люди были напуганы. Все они еще в Индепенденсе видели, как ужасны последствия холеры, однако надеялись на то, что им удастся проехать через районы эпидемии и не заразиться самим.

— Я считаю, что выход у нас только один. Не стоит сидеть здесь и ждать, пока все остальные заразятся холерой от тех, кто уже заболел! — кричал Панч Молтон. — Я уезжаю отсюда к чертовой матери.

Коламбус Най поднял руку и, подождав, когда толпа успокоится, сказал:

— Холера не распространяется по воздуху. Никто также не заболеет, если просто прикоснется к больному. Зараза находится в воде и в пище. Именно поэтому заболело всего несколько человек, а не весь караван.

Все пытались высказаться, перекрикивая друг друга. То тут то там возникали ссоры и потасовки. Меградж и Джеб Хенкс призывали людей не нервничать и все спокойно обсудить. Наконец, потеряв терпение, Джеб выстрелил в воздух.

— Послушайте меня, люди! — сказал Джеб. — Я согласен с Колом. В этой местности, возле реки Платт, холера свирепствует потому, что здесь нет воды, пригодной для питья. Из-за этого больные страдают еще сильнее.

Некоторые согласно закивали, другие же продолжали сомневаться.

— А я все-таки считаю, что будет лучше, если мы отделим больных людей от здоровых! — выкрикнула одна женщина.

— Делайте что хотите, — кричал Панч, — но я не буду сидеть здесь и ждать, когда подцеплю эту заразу!

В конце концов было решено, что нужно изолировать заболевших, и так будет лучше для всех. Некоторые, например Панч, решили сразу уехать, даже несмотря на то, что было темно. Другие же намеревались подождать до рассвета. Том Кувер и Лайл Вуди вызвались съездить в форт и привезти военного врача.

Мысль о том, что Лилит окажут профессиональную медицинскую помощь, вселила в Марка надежду на ее выздоровление. Они с Наем молча направились к своим фургонам, подавленные страшными событиями.

Лилит лежала в своей постели, скрутившись калачиком и прижав руки к животу. Брианна сидела рядом с ней и омывала ее лицо холодной водой.

— Я умру, — шептала Лилит. — Я знаю это.

— Не думай о плохом. Ты должна найти в себе мужество и преодолеть болезнь. Вот, выпей это. Это ромашковый чай с молоком и тапиокой. Он укрепляет силы.

Лилит оттолкнула от себя чашку.

— Это бесполезно. Я умираю. Я буду лежать в могиле совершенно одна, и волки выроют мое тело, и…

— Ты не умираешь. Я тебе не позволю умереть, — сказала Брианна и замолчала, так как слезы хлынули ручьями из ее глаз.

Никогда ей еще не было так страшно. Выйдя из фургона, она попросила Ная спросить у Лавинии Декер, чем она еще может помочь Лилит.

Марк уложил Франсуа и Жана Луи спать в палатке. Следуя совету Ная, Марк вылил воду из своей бочки. Сидя в фургоне, Брианна слышала, как он разрубил эту бочку на мелкие щепки, пытаясь таким образом унять свой страх и отчаяние.

Когда Най возвратился от Декеров, он увидел, что Марк расхаживает перед фургоном, заламывая от бессилия руки.

— Лавиния тут написала, что нужно делать — примочки и всякое разное, — сказал Най, передавая листок бумаги Брианне. — Как она?

Брианна тихо пробралась в заднюю часть фургона и прошептала:

— О Кол, мне страшно. Ее постоянно мучает жажда, однако вода только усиливает спазмы, и все, что я ей даю, сразу же выходит обратно. Она так ослабела, что даже не может подняться. Мне нужно, чтобы кто-нибудь поддержал ее, пока я поменяю постельное белье.

— Я позову Марка. Ему нужно чем-нибудь занять себя.

Най вскипятил воду и заставил их вымыть руки с мылом после того, как они возились с Лилит. Следуя предписаниям Лавинии, Брианна попарила холодные ноги Лилит в горячей соленой воде. Она смешала камфорный спирт, настойку ревеня и настойку опия, потом накапала тридцать капель этой смеси в столовую ложку с сахаром и заставила Лилит проглотить все это, чтобы остановить понос. Однако Лилит тут же все вырвала. Брианна напоила ее бренди с солью, чтобы унять рвоту. Когда она увидела, что Лилит не стошнило после бренди, она снова дала ей смесь настоек с сахаром. Судороги скрутили ноги Лилит, и Брианна сначала растерла ей ноги кайенским перцем с уксусом, потом наложила на ступни горчичный пластырь.

— Воды, пожалуйста, дай воды! — постоянно умоляла ее Лилит.

Брианна дала ей воды, добавив в нее настойку опия, чтобы облегчить ей боль. Вокруг запавших глаз Лилит залегли черные, похожие на огромные синяки, круги. Ее кожа сморщилась, как у старухи. Брианна вытирала пот с ее лица и молилась. «Почему это случилось с Лилит? — думала она, вспоминая, в какой ужас приходила Лилит каждый раз, как они проезжали возле свежей могилы. — Почему именно Лилит?»

— Я хочу умереть, — прошептала Лилит, снова ощущая рвотные позывы. — Это так унизительно. Оставь меня и просто дай мне умереть.

— Тихо, — сказала Брианна, пытаясь унять подступившие к горлу рыдания. — Ты поправишься. Я не дам тебе умереть.

Когда Лилит наконец задремала, Брианна вылезла из фургона. Вокруг нее кружилась целая стая мух. Она положила губку в чашку с водой и сделала глубокий вдох, наслаждаясь свежим воздухом. Несмотря на то что она всеми возможными способами пыталась поддерживать чистоту, грязное белье источало жуткую вонь.

Увидев ее, Марк сразу же встал со своего места возле костра и подошел к ней.

— Она…

— Она жива. Я просто хочу немного отдохнуть и подышать свежим воздухом.

— О конечно, я посижу с ней, — сказал он и пошел к фургону, но потом остановился и повернулся к Брианне. — Я очень благодарен тебе, Брианна. Ты стала Лилит хорошей подругой.

— Я люблю ее, Марк. Она мне даже ближе, чем родная сестра, — сказала она. — Моя родная сестра. Я тоже потеряла ее из-за холеры.

Марк кивнул и залез в фургон.

Брианна, моя руки, слышала, как он что-то тихо говорил своей жене. Она пошевелила затекшими плечами и помассировала себе поясницу, которая нестерпимо болела. Она слышала, что Лилит снова стошнило. Потом она застонала, и ее снова стошнило. Брианна плотно закрыла глаза, пытаясь сдержать слезы. Однако ей это не удалось. Она горько зарыдала и стала вытирать ладонями мокрые щеки.

Все это напоминало ночной кошмар. Неужели она потеряет и Лилит? Может быть, это Господь карает ее за то, что она покинула Баррета? Сначала Бог забрал у нее сестру, а теперь отнимет и лучшую подругу? Брианна решила, что вернется к Баррету, если Лилит останется жива, невзирая на то, что он может с ней сделать. Однако в глубине души она понимала, что уже поздно. Лилит была слишком слаба. Если она доживет до утра, то это уже будет чудом.

«Брианна может стать следующей жертвой болезни, если не будет соблюдать всех мер предосторожности», — подумал Най, наблюдая за ней. Она теперь даже выглядела не так, как обычно. Ее платье было мятым и грязным. Прическа растрепалась, и волосы падали ей на лицо. Он сделал все возможное, чтобы защитить ее, однако понимал, что этого не достаточно. Но он не привык чувствовать себя беспомощным. Он воткнул нож в землю и встал.

Най услышал в темноте взволнованный голос Брианны и понял, что она знает, что он здесь.

— Я все время вспоминаю Джулию. А еще ту несчастную семейную пару. Они лежали мертвыми в фургоне, а их маленькая дочь…

— Это не поможет Лилит. И тебе тоже, — сказал он и вытащил ее из фургона, чтобы Марк их не услышал.

— Я знаю, — сказала она. — Просто я так и не смогла как следует узнать Джулию, и вот сейчас… Даже Шекспира уже нет со мной. Если я и Лилит потеряю, я этого не переживу, — произнесла она. Ей все-таки удалось сдержать слезы. — Мне временами кажется, что Баррет заключил сделку с дьяволом, чтобы у меня забрали всех, кого я люблю.

— Это просто глупость, и ты это понимаешь.

Она посмотрела на него, и он увидел в ее глазах страх, горе и гнев.

— Тогда почему, Кол? Почему мои родители умерли, когда я была еще совсем маленькой? Почему умерла Джулия? Почему сейчас умирает Лилит?

Най попытался прижать ее к себе, чтобы остановить этот поток горестных слов. Она вырвалась из его рук и, посмотрев на него, ударила себя кулаком в грудь.

— Неужели ты не видишь, что все это из-за меня? Я сейчас должна быть на месте Лилит. У нее есть мужчина, которого она любит, и двое детей. Это несправедливо, Кол, несправедливо!

— Прекрати немедленно! — закричал он и схватил ее за запястья. — Прекрати обвинять себя в том, в чем твоей вины нет. Она выпила зараженную воду из колодца и заболела. Ты здесь совершенно ни при чем. Как чувствовала бы себя Лилит, если бы ты сейчас умирала? Думаешь, ей было бы легко видеть это?

Он так крепко держал ее, что Брианна не могла вырваться. Его глаза просто пронзали ее насквозь.

— Ты думаешь, что мне было бы легко видеть, как ты умираешь? — спросил он мягко, и лицо его было печальным.

Она прижалась к его груди, и слезы хлынули у нее из глаз.

— О Кол, мне страшно!

Он убрал волосы с ее лица и прижался губами к ее теплой коже, ощущая ее аромат.

— Нам всем страшно, — прошептал он.

Она обняла его за талию и прижалась головой к его шее под ухом. Он что-то тихо шептал ей на ухо и качал ее так, как обычно укачивают младенцев. Она смахнула слезы с глаз, но не отстранилась от него. Ей было так тепло и спокойно в его объятиях, что она могла бы так простоять целую вечность. «Здесь я найду любовь», — подумала она. Здесь Брианна могла бы найти все, чего ей хотелось, если бы не принадлежала другому. И она отстранилась от него.

— Мне лучше снова пойти к ней.

Он кивнул и заставил себя отпустить ее.

У Лилит была рвота, когда приехал доктор из форта. Когда спазм прошел, он измерил ей пульс и осмотрел ее потускневшие глаза. Он потрогал ее кожу, ущипнул за тыльную сторону кисти и покачал головой.

Брианна и Марк вышли вместе с ним из фургона и напряженно ждали, что он скажет.

— У нее сильное обезвоживание организма… — произнес он и замолчал, привязывая свой саквояж к седлу. — А еще у нее сильный шок. Держите ее все время в тепле. Давайте ей опиум, смешанный с перцем и каморой, еще какой-нибудь стимулятор и перечную мяту. Давайте ей это через каждый час и все время ставьте ей горчичный пластырь. Однако я должен честно вам признаться, что не видел еще ни одного пациента, которому удалось бы выжить после того, как у него началась рвота.

— Доктор, неужели уже ничего нельзя сделать? — взмолился Марк.

— Мне очень жаль. Ее болезнь прогрессирует очень быстро. Вам нужно было вызвать меня раньше, — сказал он и по жал плечами. — Вот так обстоят дела…

Най повел его к Амосу Шотхиллу и Саре Гудмен.

— Она не умрет, Марк, — сказала Брианна, сжав руку Марка. — Я не допущу этого.

— Я знаю: ты сделала все, что могла.

— Тебе нужно немного отдохнуть. Ты можешь лечь в моем фургоне. Если что-нибудь изменится, я позову тебя. Ты должен заботиться о мальчиках, Марк. Ты должен быть сильным. Ради них.

Он пошел к фургону Брианны, а она вернулась к Лилит.

Брианне показалось, что прошла целая вечность, прежде чем подали сигнал к подъему. Зазвенели цепи, замычали волы. Люди готовились отправиться в путь. Лаяли собаки, плакали дети, однако никто не готовил себе завтрак. Те, кто был здоров, хотели как можно быстрее покинуть это место и поэтому даже не думали о еде. Шум еще больше усилился, когда фургоны сдвинулись с места. Многие уехали еще до восхода солнца.

Брианна услышала, что ее зовет Най. Выйдя из фургона, она увидела, что Клайв Декер разворачивает свой фургон так, чтобы он ехал за фургоном Марка, а сын Клайва Джонатан помогает ему. Эдвин и Седрик Декеры ждали, когда можно будет распрячь волов. Однако среди них не было его старшего брата Сэмюела и его семьи.

— Люси заболела. Думаю, что Лавиния вместе с ней в фургоне, — сказал Най Брианне. — Клайв отправил Сэма с семьей вместе с остальными, однако парни решили остаться.

Тут к ним подъехал еще один фургон.

— Это Том Кувер везет Бетси.

— О нет, только не Бетси! Ведь она еще такая молодая, да к тому же еще и беременна.

— Тому будет тяжело одному ухаживать за ней. Думаю, что ему и Декерам нужна помощь.

Брианна выпрямилась и заправила прядь волос за ухо.

— Я сделаю все, что в моих силах.

— Шотхиллам и Гудменам тоже понадобится помощь.

— Я начну с Бетси.

Най остановил ее, взяв за руку.

— Только не забывай об осторожности. Еще не хватало, чтобы и ты заболела.

Она попыталась улыбнуться.

— Я знаю. Обещаю тебе, что как только я вернусь от Бетси, то немного отдохну. Она, должно быть, очень напугана.

— Миссис Виллард, простите меня, — сказала Бетси, взяв Брианну за руку. — Я пытаюсь убедить Тома в том, что это все из-за воды со щелочью, а он меня не слушает. Он очень волнуется за ребенка.

— Он прав, Бетси. Нужно все проверить.

— Как вы думаете, с моим ребенком ничего не случится? — спросила девушка, и ее глаза округлились от страха.

— Конечно ничего. Мы позаботимся и о тебе, и о твоем ребенке, — сказала Брианна. «Господи, прошу тебя, только не Бетси и ее ребенок! Ведь это сразу две жизни, а она еще такая молодая!»

Пока Брианна поила Бетси Кувер смесью опиума и перца для того, чтобы она немного поспала, приехал Джеб Хенкс.

Най вышел, чтобы поздороваться с ним. Старый следопыт взялся рукой за луку своего седла и осмотрелся.

— Сколько здесь человек? — спросил он.

— Пятеро, не считая миссис Бодвин.

— Как она?

Най в ответ сокрушенно покачал головой.

Джеб посмотрел в ту сторону, где остальная часть каравана Меграджа, поднимая пыль, быстро уезжала прочь от этого места. Коричнево-белый пес Декеров понюхал колесо фургона, а потом поднял лапу, сделал свое дело и убежал.

— Думаю, что умрет не только миссис Бодвин, — сказал Джеб.

Най вытащил свой нож и начал вырезать очередную фигурку. Он никогда не сидел без дела.

— Почему ты здесь, Кол? — спросил Джеб. — Твоя сестра тоже заболела?

— Нет. Она очень подружилась с Лилит Бодвин. Брианна не уедет, пока Лилит не выздоровеет или… — он не решился произнести вслух это ужасное слово.

Джеб выпрямился и поправил свою шляпу.

— Твоя сестра сильная женщина. И очень хорошая, мне кажется. Лучше бы, конечно, вам уехать отсюда. Дай мне знать, если понадобится моя помощь.

Как только Джеб уехал, к Наю подошли Марк и Том. Высоко в небе над их головами кружил гриф, как будто уже чувствовал, что здесь витает смерть. Его широкие черные крылья были отчетливо видны на фоне яркого утреннего неба. Най наблюдал за птицей, и ему захотелось вытащить ружье и пристрелить этого грифа к чертовой матери.

— Нехорошо со стороны Меграджа оставлять нас в таком положении, — сказал он.

Том кивнул.

— Хенкс хороший человек. Намного лучше Меграджа.

— Господь обязательно когда-нибудь накажет Меграджа, — сказал Марк. — И Панча Молтона тоже.

Най вздохнул.

— Богу придется дождаться своей очереди.

Брианна не стала отдыхать после того, как посетила Бетси Кувер. Она пошла к Декерам, чтобы предложить Лавинии свою помощь. После этого она отправилась к Саре Гудмен и Амелии Шотхилл. Возвращаясь к Лилит, она остановилась, чтобы подбодрить Франсуа и Жана Луи. Они молча сидели у костра. На коленях у одного из мальчиков лежал котенок, но они не обращали на него никакого внимания. Брианна посмотрела на этих маленьких испуганных детей, и у нее защемило сердце.

Дети не должны страдать и не должны терять своих родителей. У нее у самой родители умерли, когда она была немногим старше Жана Луи.

— Брианна! — позвала Лилит и взяла ее за руку.

От прежней Лилит осталась только тень, так болезнь изменила ее. Запах рвотных масс был таким ужасным, что Брианна ощутила комок в горле. Она взяла чистое полотенце, чтобы вытереть подбородок Лилит.

— Брианна, послушай меня, пожалуйста, — хрипло прошептала Лилит и сжала руку Брианны. — Присмотри за моими мальчиками. Марк хороший отец, но детям нужна женская забота.

— Тихо, Лилит, — сказала Брианна и убрала мокрые от пота волосы с ее лица. Лицо у нее было синюшное. — Не беспокойся за них. Ты думай о себе. Сосредоточься на том, чтобы побыстрее выздороветь.

Глаза Лилит светились такой любовью, когда она протянула руку, чтобы коснуться лица Брианны.

— Ты такая хорошая… и Кол тоже. Без вашей помощи я бы не пережила такой трудной дороги.

— Тише, Лилит, побереги силы.

— Нет, мы обе хорошо понимаем, в каком я состоянии. Позволь мне высказаться, пока я еще могу говорить. — Она замолчала и облизнула пересохшие губы. — Почему только сейчас я так ясно вижу всю свою жизнь? Какой же я была глупой и эгоистичной! Я считала себя такой умной. Ха! Такая умная, а не понимала простых вещей. — Она застонала. — Не разрешай им оставлять меня здесь, в этой грязи. Заставь Марка сделать мне гроб. Меня просто в дрожь бросает, как только представлю, что… что волки могут разрыть мою могилу.

Лилит говорила все тише и тише. Брианна наклонилась ближе, чтобы хоть что-нибудь услышать.

— Ты не можешь так просто сдаться. Подумай о Марке и о мальчиках. Ты им нужна. Ты мне нужна. Пожалуйста, Лилит, не сдавайся! — умоляла ее Брианна.

Казалось, что Лилит ее не слышала.

— Не трать свое время. Ты… ты выйдешь замуж, у тебя будут дети. Не бойся. Часто… счастье приходит тогда, когда мы этого не ждем… Никогда не оглядывайся назад. Жизнь бесценна…

Она замолчала, потом закрыла глаза, и ее лицо внезапно вытянулось, однако на ее посиневших губах все еще играла улыбка. С этой улыбкой на лице она и отошла в мир иной.

— Лилит! — позвала ее Брианна и, схватив безжизненную руку женщины, громко зарыдала от невыносимого горя.

— Лилит!