Прочитайте онлайн Нежное прикосновение | Глава пятнадцатая

Читать книгу Нежное прикосновение
2518+2328
  • Автор:
  • Перевёл: Елена Никитина
  • Язык: ru

Глава пятнадцатая

Коламбус Най постоянно стонал, отвлекая Брианну от ее занятий. Он три дня был без сознания. У него было сотрясение мозга и серьезное воспаление легких из-за того, что он наглотался грязной речной воды. Лилит предложила Брианне помочь ухаживать за больным, но Брианна отказалась от ее помощи. Она не представляла себе, как такая утонченная дама, как Лилит, будет обмывать обнаженного мужчину. Лилит с облегчением вздохнула, получив отказ.

Брианна наклонилась над Наем. Он метался по постели, потом закрыл рукой лицо, как бы пытаясь защититься от кого-то, и закричал:

— О Боже, Маленькая Бобриха!

Она опустилась на колени возле его ложа и начала нашептывать ему слова утешения, гладя его по плечу. Она решила, что он снова переживает смерть своей жены. Похоже, Маленькая Бобриха приняла ужасную смерть.

Най затих. Он убрал руку с лица и открыл глаза. В них застыла невыразимая боль. Он пробормотал что-то на незнакомом, очень мелодичном языке и дотронулся рукой до лица Брианны. Большим пальцем он стал гладить ее по щеке. Он разговаривал с ней на языке шошонов, думая, что она — это Маленькая Бобриха. Брианна не знала, что ей делать. Ей показалось, что эти прикосновения успокаивают его. Должно быть, он сильно любил свою жену-индианку. Брианна почувствовала укол ревности. Он закрыл глаза, опустил руку и заснул.

Брианна поила и кормила его, вливая в рот с ложки воду и бульон. Она ставила ему на грудь примочки из дикого лука, растирала тело скипидаром и гусиным жиром для того, чтобы вылечить воспаление легких. Чувствуя запах лука, Шекспир морщил носик и убегал из фургона.

Она вытирала тело Ная губкой и наблюдала за тем, как светлые волосы, покрывавшие его грудь, высыхая, закручивались в завитки. Она ощущала его упругие мышцы, видела, как от холода отвердевают соски. Однажды она провела пальцем по белому шраму на его животе. У него было много шрамов на теле, и она изучила каждый из них. Бледное родимое пятно на внутренней поверхности его бедра теперь было ей так же хорошо знакомо, как и ее собственное лицо. Она часто гладила рукой его жесткие волосы, слушая его прерывистое дыхание, и вдыхала запах его кожи.

И она постепенно пришла к мысли, что все это принадлежит ей.

Каждый раз, когда Люси Декер приходила справиться о здоровье Кола или предлагала посидеть с ним, Брианна еле сдерживала свое раздражение. Каждый раз она ей решительно отказывала и уже не скрывала своего недовольства.

Брианна еще поняла бы такую настойчивость девушки, если бы Люси боялась засидеться в девках. Однако каждый вечер возле костра Декеров собиралась целая толпа парней. Они приходили туда явно не ради ее знаменитых лепешек и смотрели на нее с очевидным обожанием. По мнению Брианны, любой из них мог стать для нее более подходящим мужем, чем Коламбус Най.

Однако Лилит считала, что Люси Декер и Коламбус — прекрасная пара. Люси, простая и практичная девушка, будет шить ему рубашки, готовить ему горячие обеды и нянчить его детей. Причем все это она может делать одновременно. Что же касается разницы в возрасте, то Лилит твердила, что такой энергичной и деятельной девушке нужен мужчина постарше, чтобы он мог направлять ее энергию в нужное русло. Услышав ее рассуждения, Брианна просто закипела от злости. Именно по этой причине, а еще из боязни остаться старой девой, она и бросилась в объятия к Баррету Вайту. Однако она не стала рассказывать об этом Лилит, она просто отсылала Люси, не принимая ее помощи.

Вечером Брианна пила чай и наблюдала за мирно спавшим Колом. Она рассматривала его упругие мускулы и светлые усы. Она вспомнила, как он касался усами ее лица, когда целовал ее. Как-то она не смогла удержаться и провела по ним пальцем, чтобы убедиться в том, что они остались такими же мягкими.

Он открыл глаза и посмотрел прямо на нее. Она отставила в сторону чашку с чаем и положила руку ему на лоб, чтобы проверить, есть ли жар. Он схватил одной рукой ее руку, а другую руку прижал к ее щеке.

— Какая красивая, — хрипло пробормотал он.

Брианна вся напряглась, но сразу успокоилась, подумав, что он снова принял ее за свою жену-индианку.

Потом он обхватил ее рукой за шею и притянул к себе.

— Я так сильно… хочу тебя, — прошептал он, когда ее губы оказались возле его губ.

У Брианны чуть сердце не выскочило из груди. Она приоткрыла рот и облизнула языком губы. Он внимательно наблюдал за тем, что она делает.

— Иди сюда, — сказал он, и это прозвучало так маняще, что она почувствовала, как ее тело становится мягким, словно воск. Она ощутила сладкую боль внизу живота.

Упругие и мягкие как шелк губы Ная коснулись ее губ. Потом еще и еще раз. Она пыталась убедить себя в том, что она сейчас просто пользуется его положением. Этот мужчина думает, что он целует свою жену, а не ее, однако она просто закрыла глаза и не отстранилась от него. Ей очень хотелось распробовать вкус его губ, ощутить их мягкость и аромат. Ей хотелось еще раз пережить те незабываемые ощущения, которые дарили ей его ласки.

Брианна положила руку ему на грудь и стала перебирать пальцами мягкие волнистые волоски. Он нежно гладил ее рукой по спине. Она провела рукой по его груди, по его отвердевшим соскам и крепкими мышцам плеча. Ее пальцы запутались в волосках, и у нее по спине пробежала дрожь.

Его усы слегка щекотали ее кожу, доводя напряжение до предела. Она не могла поверить, что один поцелуй может вызвать столько приятных ощущений. Брианне казалось, что это волшебная сказка или прекрасный сон, и ей хотелось, чтобы этот сон никогда не заканчивался.

Он слегка покусывал ее губы, нежно посасывал их — сначала верхнюю губу, а потом нижнюю. Он осторожно исследовал языком ее рот, рождая безумно-сладкие ощущения. Она с готовностью ответила на его поцелуй. Их языки сплелись, и у нее бешено забилось сердце. Потом она исследовала его рот точно так же, как это делал он. Она не могла поверить в то, что это занятие доставляет ей столько удовольствия.

Потом он убрал руку с ее спины и сжал ее грудь. По ее телу прокатилась такая горячая волна желания, что Брианна чуть не задохнулась. Она отстранилась от него, и он открыл глаза. В них она увидела страсть и неудовлетворенное желание. Еще она заметила, что его взгляд стал вполне ясным. А это значит, что он полностью пришел в себя.

Она поднялась на ноги и почувствовала, что у нее кружится голова.

— Вы… вы, наверное, хотите пить. Я принесу воды, — сказала она.

— Бри, — прошептал он.

Она не откликнулась на его призыв, прозвучавший томно и хрипло. Что же на нее нашло? Она вела себя как распутная девка, думая, что он бредит. А может быть, все это время он был в полном сознании? Неужели он понимал, что целует ее, а не Маленькую Бобриху?

Стоя к нему спиной, она прижала чашку с холодной водой к своей груди для того, чтобы немного успокоиться. Ты вела себя как последняя дура, Брианна Виллард. И ты вполне заслужила то, что с тобой случилось. Посмотри, что ты наделала! Посмотрела? А теперь забирайся обратно в свою скорлупу. Там тебе самое место.

Когда она повернулась к нему, он уже спал. Его рука лежала на груди так, как будто бы он все еще обнимал ее. Его лицо было спокойным и совсем не бледным. Она протянула руку и пощупала его лоб. Он был влажным от пота.

Жар спал. Она знала: теперь ему станет лучше.

А станет ли лучше ей? Посмеет ли она посмотреть ему в лицо после того, как столь бурно отреагировала на его поцелуй, после его откровенных ласк, когда она ощущала его прикосновения в самых интимных местах? Она укуталась в шаль и выбралась из фургона. Она быстро побежала подальше от этого места, куда-то в наступающие сумерки, а потом горько разрыдалась.

Коламбус Най проспал почти весь следующий день. Каждый раз, когда он просыпался, он видел возле себя Лилит. Один раз он увидел Шекспира, который трогал лапкой его плечо. Во рту он держал пойманную им мышь.

Лилит уверила его, что с Брианной все в порядке. Однако Коламбус помнил, какой испуг читался в ее глазах после того, как они ночью целовались. Мысль о том, что теперь она стала избегать его, привела его в ярость. Он испытал просто божественные ощущения, когда держал ее в своих объятиях и чувствовал, что она отвечает на его ласки. Это развеяло все его сомнения. Она принадлежит ему. Ее брак с Вайтом — просто ужасная ошибка. Она, вне всяких сомнений, тоже понимает это.

Вечером Марк принес ему чашку бульона и рассказал обо всем, что произошло за день в лагере. А Брианна так и не появилась. Най понимал, что эту глупую женщину, скорее всего, мучают угрызения совести. Или страх.

— Нам понадобилось целых два дня, чтобы переправить все фургоны через Большую Голубую реку. Слава Богу, собака Шотхилла стала единственной жертвой этой переправы, — сказал Марк, садясь и упираясь локтями в колени. — Мы неплохо справились. Погода была хорошая, и все прошло на удивление гладко. Мы даже помогли переправиться тому каравану, который направляется в Калифорнию. Это они оттеснили нас возле Кау. Похоже, у них началась эпидемия холеры. Когда мы проезжали мимо них, то видели, как они копали могилы.

— Кажется, я не пропустил ничего интересного.

Марк засмеялся.

— Кроме постоянных посещений Люси Декер. Мне кажется, что эта девушка положила на тебя глаз. Должен заметить, что она хорошая девушка.

«Есть и получше», — подумал Най.

— Сегодня мы решили разбить лагерь в прелестной маленькой долине, — продолжал рассказывать Марк. — Здесь протекает очень чистый ручей, много деревьев, а среди них попадаются и огромные дубы.

Най не слушал его. Он снова думал о Брианне. Она за последнее время очень изменилась. Когда он с ней познакомился в Сент-Луисе, она была худющей (кожа да кости) и испуганной — этакая чопорная неприступная вдова. Она так заботилась о своем коте, как будто он был единственным родным для нее существом на свете. Теперь же она сама могла развести костер даже при сильном ветре, который обычно дует в прерии, умела держать в руках кнут и управлять упряжкой волов не хуже любого мужчины. Она сильна, как могучий дуб. И духом и телом. Лилит по сравнению с ней — просто тепличное растение. Он посмотрел на Марка и подумал: «Интересно, каково будет этому мужчине, если его растение увянет или даже погибнет в пути?»

— Джеб Хенкс подстрелил двух жирных оленей, — сказал Марк. — Он привел с собой трех индейцев шони. Они ходят по лагерю и продают мокасины, вяленое мясо и языки бизонов. Зек Ноулз считает это хорошим поводом для того, чтобы устроить праздник с музыкой и танцами. Поэтому сегодня вечером у нас будет весело.

Най отхлебнул бульона и стал вспоминать, когда же это он начал думать о Брианне как о своей женщине. Это случилось до или после той ночи, когда они целовались? Ему захотелось попросить Марка, чтобы он послал ее к нему. Однако не успел он и рта раскрыть, как у него начался сильный кашель.

Марк взял из рук Ная чашку с бульоном и испуганно слушал, как кашляет его друг. Снаружи до них доносился звон посуды — это женщины готовили ужин. Франсуа просил дать ему ведро, чтобы он мог наловить в ручье головастиков. Марк нахмурился, услышав, как Лилит отчитывает мальчика, говоря, что головастики грязные и от них можно заразиться какой-нибудь болезнью.

— Прости меня, Марк, — произнес Най, справившись с приступом кашля.

Марк ободряюще улыбнулся ему.

— Знаешь, Кол, а ты нас всех здорово напугал, — сказал он.

Най усмехнулся.

— Я сам здорово испугался. Думал, что я уже одной ногой на том свете.

Марк засмеялся.

— Не поверю, что ты испугался. Ты смог вытащить Лайла Вуди на берег и только потом ударился головой о дерево.

— Это кто же тогда кого спас? Кто меня вытащил?

— Лайл держал тебя до тех пор, пока не пришел Тобиас. Течение отнесло Тобиаса в тихое место, и там он смог выбраться на берег. Думаю, что он подоспел как раз вовремя.

Марк посмотрел на чашку с бульоном, которую держал Най.

— Ты что-то очень мало ешь. Я скажу Брианне, что тебе нужно заменить луковые примочки и бульон на что-нибудь более существенное.

Най улыбнулся.

— Даже не знаю, чего бы мне хотелось.

— Том Кувер, немедленно прекрати это! — смеясь, говорила Бетси, отталкивая от себя своего молодого мужа.

Однако он снова запустил руки под шаль жены и начал ее щекотать. Она при этом громко взвизгивала и хихикала.

Потом они затеяли другую игру. Он сжал руками ее груди и начал осторожно покусывать мочку уха. Она перестала смеяться, обняла его и подняла к нему лицо, чтобы он мог поцеловать ее. Скользнув рукой по талии, он погладил ее выступающий животик. Бетси была беременна, и это уже было заметно всем. Она улыбнулась и закрыла глаза, а он нежно гладил ее живот, как будто хотел уловить признаки новой жизни, которую они с Бетси зачали.

Брианна стояла на открытом всем ветрам утесе и наблюдала за молодой парой. Потом она склонила голову и отвернулась. Опустившись на колени, чтобы полюбоваться красивым розовым цветком, она услышала счастливый смех молодой пары. Неужели и она была когда-то такой же молодой? Однако такой счастливой она точно никогда не была. Очевидно, они так радуются из-за того, что Бетси ожидает ребенка и потому, что любят друг друга. Действительно, их лица так и светились любовью. Брианна вздохнула. Если бы она смогла забеременеть, то, возможно, Баррет тогда бы изменился. Однако как раз Баррет и не хотел заводить детей.

Она потрогала шелковистые лепестки цветка, удивляясь тому, что такое маленькое неказистое растение смогло произвести на свет Божий столь прелестный цветок. Острые колючки и ослепительная красота. Это как печаль и радость — эти два чувства не могут существовать одно без другого. Об этом ей когда-то говорил отец. Однако Брианна была уверена в том, что всю свою жизнь она получала только уколы острых колючек.

Она услышала за спиной чьи-то шаги, поднялась с колен и повернулась.

— Дульси! — воскликнула она.

— Привет, Брианна. Ты так глубоко задумалась, что я не решалась тебя побеспокоить.

Брианна улыбнулась и взяла молодую женщину за руки.

— Ты правильно сделала, что пришла сюда. Я соскучилась по тебе. Я не хотела подходить к вашему фургону, зная, как твой муж относится ко мне. Но я надеялась, что ты сама захочешь повидаться со мной.

— Панч хорошо к тебе относится, Брианна. Просто…

— Я знаю. Это из-за Кола. Не обращай внимания. Мы найдем способ видеться друг с другом так, чтобы не злить Панча.

Дульси вытащила листок бумаги из своего кармана.

— Я хотела попросить тебя об одном одолжении.

— Для тебя сделаю все что угодно.

— Я попросила Люси Декер рассказать мне, как она печет свои знаменитые лепешки. А она, вместо того чтобы просто рассказать, взяла и написала все вот на этом листке бумаги, — пояснила Дульси и покраснела. — Понимаешь, я не умею читать.

— И ты не хотела, чтобы Люси догадалась об этом.

Дульси нахмурилась.

— Эта Люси такая всезнайка! Слышала бы ты, что она говорит о твоем брате.

Брианна вдохнула.

— Да, я знаю. Она говорит, что у него такая уверенная, чисто мужская походка. Я права?

— Ха! Если бы только это. Она хочет сделать так, чтобы он женился на ней. Тебе нужно предупредить об этом Коламбуса. Люси рассказала мне, по какой причине ее семья решила переехать в Орегон. Все дело в том, что дома с ней произошла одна скандальная история. У нее были близкие отношения с женатым мужчиной, и когда он отказался ради нее бросить свою жену, она устроила настоящий скандал. Она даже пошла к его жене и потребовала, чтобы та оставила своего мужа. Люси вовсю хвастается тем, что ей удалось уложить того мужчину в постель. Я уверена, что она собирается применить такую же тактику и по отношению к твоему брату.

— Спасибо, что рассказала мне об этом. Я обещаю, что сделаю все, чтобы Люси Декер никогда не заполучила моего… брата. Если, конечно, у меня получится, — улыбнувшись, сказала Брианна. — Знаешь, Дульси, я, пожалуй, не буду читать тебе этот рецепт.

Глаза девушки сразу же стали печальными.

— Вот как?

— Да. Я просто научу тебя читать.

Дульси широко раскрыла от удивления глаза.

— Ты хочешь сказать, что будешь учить меня читать? И я смогу прочитать все, что захочу?

— Именно так. У Лилит есть несколько книг, в том числе и букварь, она взяла их для своих сыновей. Я уверена, что она позволит нам попользоваться ими, если я помогу Франсуа и Жану Луи заниматься. Может быть, к нам присоединятся и другие дети.

— О-о, я в этом не сомневаюсь! Их матери будут просто в восторге.

— Прекрасно, — сказала Брианна и кивнула. — Значит, договорились. Приходи к моему фургону, как только у тебя выдастся свободная минутка.

Схватив Брианну за руки, Дульси буквально стала подпрыгивать от счастья.

— Я подожду. О-о, Брианна, ты даже не представляешь, что это значит для меня!

И девушка, сияя улыбкой, побежала к своему фургону. Брианна тоже улыбнулась и направилась к лагерю. Она сделала всего несколько шагов, как услышала шорох в кустах, а потом из них появился Эдуард Меградж.

Она не успела и охнуть, как он крепко обхватил ее за талию. Его маленькие черные глазки блестели холодным огнем.

— Что же, это приятный сюрприз! Очень приятный, — заговорил он и еще крепче прижал ее к себе.

Его макушка оказалась как раз на уровне ее глаз. Однако разница в росте, похоже, его не смущала.

— Прошу прощения, мистер Меградж. Я совершенно случайно вас толкнула, — сказала Брианна.

Она уперлась руками в его грудь и пыталась оттолкнуть его, однако он стоял крепко, как скала.

— Вы можете толкать меня, сколько захотите, — заявил он, глядя на ее губы и облизывая свои.

Именно этого он и хотел с тех пор, как впервые увидел ее. Было бы еще лучше, если бы они разделись. Тогда бы он смог прижать ее к своей груди. Даже если она не сестра Коламбуса Ная, он все равно жаждет ее.

— Я просто хочу сказать, что очень хорошо к вам отношусь, — сказал он, приближая к ней свои губы.

Он положил одну руку на ее ягодицы и крепко прижался к ней бедрами, чтобы она почувствовала, как отвердела его плоть.

Брианна отвернулась, и он поцеловал ее в ухо. Он засмеялся. Было что-то зловещее в его смехе. Оставив в покое ее ягодицы, он повернул к себе ее лицо и впился губами в ее губы. Его губы были влажными и воняли табаком. Она не сопротивлялась, как бы давая ему понять, что он победил. Когда же он немного ослабил хватку и, поддавшись своей страсти, начал целовать ее лицо и шею, она согнула ногу и ударила его коленом в пах.

— Ч-черт… ты, — задыхаясь, пробормотал он, сгибаясь от боли.

— Что-то не так, мистер Меградж? — раздался чей-то голос за ее спиной.

Брианна быстро повернулась и увидела Марка.

Меградж пытался разогнуться. Его лицо было мертвенно-бледным, а голос стал хриплым от боли.

— Просто хотел немного подразнить миссис Виллард. Думаю, она меня неправильно поняла.

— С вами все в порядке? — спросил у Брианны Марк, когда начальник их каравана, прихрамывая, удалился прочь.

— Да. Со мной все в порядке. И как долго вы наблюдали за нами?

— Достаточно долго. Я видел, как вы дали отпор этому мерзавцу. Так ему и надо, — усмехнувшись, сказал он. — Я знаю, что ваш брат не любит этого человека. Теперь я понимаю, почему.

— Пожалуйста, Марк, ничего не говорите Колу. Просто мне пришлось пережить несколько неприятных минут, и я хочу забыть об этом.

— Я не думаю, что это хорошая мысль, — сказал он. Однако, взглянув на нее, он пожал плечами. — Хорошо, пусть будет по-вашему. Пойдемте, я провожу вас до лагеря. Кол проснулся, и ему, кажется, уже намного лучше. Уверен, что он хочет вас видеть.

Брианна нехотя побрела за Марком к своему фургону. Целоваться с Меграджем было так же приятно, как на бегу наступить на кактус. Однако увидеть Кола после того, что произошло между ними ночью, было еще хуже. И все же ей хотелось его увидеть. Стоило ей только подумать о нем, как ее сердце начинало учащенно биться. Неужели ее чувства к этому мужчине так сильны, что она уже не в состоянии их сдерживать? Ведь она никогда не сможет принадлежать ему. Опять только острые шипы — и ничего больше.