Прочитайте онлайн Нежное прикосновение | Глава четырнадцатая

Читать книгу Нежное прикосновение
2518+2196
  • Автор:
  • Перевёл: Елена Никитина
  • Язык: ru

Глава четырнадцатая

Коламбус Най проснулся утром, услышав сигнальный выстрел дежурного. Не открывая глаз, он перевернулся на спину и потянулся. Сначала его ступням стало холодно, а потом они уперлись во что-то теплое и мягкое, и это что-то двигалось. Он сел на постели, и в этот момент Брианна сделала то же самое. Шекспир, лежавший рядом с ней, поднялся и выбежал из фургона.

Длинные волосы Брианны закрывали ей плечи и спину. Они казались темными на фоне ее белой ночной сорочки. Пока он смотрел на нее, не в силах отвести взгляд и пытаясь подавить охватившее его желание, она натянула на себя одеяло до самого подбородка. Он мысленно выругал себя, увидев страх в ее глазах.

— Я сейчас уйду, и вы сможете заняться своим туалетом, — сказал он, сбросив с себя одеяло, которым он, скорее всего, укрылся ночью. Так как он спал полностью одетым, теперь ему оставалось только обуть мокасины.

Брианна зевнула. Ей очень захотелось снова зарыться под одеяла. Она провела тревожную и почти бессонную ночь, ожидая неизвестно чего. Ей все время казалось, что вот-вот что-то должно произойти. Может быть, она ждала, что Кол заберется в ее постель?

У нее по спине побежали мурашки и зазвенело в ушах. Она тряхнула головой, пытаясь отогнать нескромные мысли. Ей, конечно же, очень хотелось, чтобы ее любили, однако она чувствовала страх и отвращение, когда представляла, что ей придется спать с мужчиной. То удовольствие, которое она испытывала, когда Кол ее целовал, — это совсем другое. Одно дело поцелуи, а другое дело физическая близость. Она выбралась из постели и оделась, ругая себя за то, что думала о Коламбусе Нае как о любовнике. Несмотря на то что она убежала от собственного мужа, она все еще оставалась замужней женщиной. К тому же в тот вечер, когда Дульси Молтон побил ее муж, Кол ясно дал понять Брианне, что может предложить ей только дружеские отношения. Ей, конечно, больно было это осознавать, однако придется ей справиться с этой болью.

Когда Брианна вылезла из фургона, то увидела, что Лавиния и Люси Декер разговаривают с Наем, а Франсуа и Жан Луи играют с Шекспиром, заставляя его ловить кусочек кожи, привязанный к концу веревки. Возле соседнего фургона из-под брезентового покрова вырывались клубы дыма. Она поняла, что мужчины уже собрали плиту Лилит и она, как всегда безуспешно, пыталась разжечь в ней огонь.

— Доброе утро! — прокричала Лавиния. У нее был такой громкий голос, что его, наверное, слышали даже в Индепенденсе. — Люси сегодня встала пораньше, чтобы испечь свои знаменитые лепешки. Мы думали, что найдем мистера Ная под фургоном промокшим до нитки после вчерашнего ливня. Как хорошо, что вы пустили его переночевать в фургон!

Брианна наклонила голову, делая вид, что гладит Шекспира, чтобы никто не увидел, как покраснело от стыда ее лицо. Она тайком, из-под опущенных ресниц, посмотрела на Кола, который, ничего не замечая, с аппетитом уплетал лепешку.

— Угощайтесь, миссис Виллард, — сказала Люси, беря с тарелки еще дымящуюся лепешку и протягивая ей. — Мама всегда говорит, что я пеку самые лучшие в Индиане лепешки. Правда, мама?

Девушка с таким умилением смотрела на Ная, что Брианне захотелось швырнуть в огонь всю тарелку с лепешками. Почему она вдруг почувствовала себя старухой, когда ее назвали «миссис Виллард»? Сказав, что должен запрячь волов, Кол взял с тарелки еще одну лепешку и ушел. Люси смотрела ему вслед до тех пор, пока он не скрылся из виду. Повернувшись, она увидела, что Брианна смотрит на нее.

— У него такая уверенная, чисто мужская походка. Вы согласны? — обратилась к ней Люси и залилась ярким румянцем. — О-о, простите, вы, наверное, не видите в нем мужчину, ведь он ваш брат.

Лавиния громко расхохоталась.

— Пойдем, девочка, нам нужно еще свой фургон загрузить.

Когда через несколько минут вернулся Кол, ведя за собой упряжку волов, Брианна присмотрелась к его походке и решила, что Люси права. Он двигался со спокойной уверенностью, грациозно и в то же время по-мужски тяжеловато.

Надевая на переднюю пару быков ярмо, Кол поднял голову и посмотрел на Брианну. На его губах появилась знакомая ироничная усмешка. Она моментально покраснела и, подняв глаза, посмотрела на потемневшее небо. Послышались приглушенные раскаты грома.

— Кажется, снова будет дождь, — пробормотала она и поспешила к Лилит, чтобы помочь ей приготовить завтрак.

Эллис и Тобиас Вуди неуверенно переглядывались, слушая своего отца, который давал им наставления, перечисляя, что им надлежит сделать за сегодняшний день. За ночь уровень воды в Большой Голубой реке несколько уменьшился. Утром все боялись, что в этот день снова пойдет дождь, однако тучи прошли стороной. Теперь надвигалась еще одна гроза, но она, скорее всего, должна была разразиться к ночи. Поэтому решили как можно скорее переправиться через полноводную реку.

— Слушай, папа, — сказал Тобиас. — Эллис лучше управляется со скотиной, чем Лайл. Пусть парень останется здесь и поможет переправить фургон.

— Пришло время и Лайлу научиться управляться с животными, — ответил Тасвелл Вуди. — Ты же знаешь, что это совсем не трудно.

Из всех своих братьев Тобиас больше всех любил Лайла. Наверное, из-за того, что ему, как самому старшему брату, пришлось принимать активное участие в воспитании самого младшего. А может быть, еще и потому, что Лайл — этот рыжеволосый и шаловливый паренек — был как две капли воды похож на их единственную сестру Мери, которая умерла как раз перед рождением Лайла. Он даже не пытался убедить себя в том, что в этом не только его вина. Как самый старший из братьев он был ответственен за то, что Лайла так и не научили плавать. Однако сейчас уже поздно было упрекать себя в этом. Лайл не умел плавать, и с этим ничего не поделаешь.

Лайлу уже исполнилось восемнадцать лет, и он сам был в состоянии постоять за себя. Никто бы не заставил парня лезть в воду, если бы он признался в том, что не умеет плавать. Было много парней, умеющих плавать, и они могли бы переправить скот через реку. Однако Лайл решил никому ничего не говорить.

Не сказав ни слова, Лайл направился к своей лошади. Тобиас подошел к нему, положил ему руку на плечо и улыбнулся, подбадривая его и пытаясь внушить ему, что предстоящее задание ничуть не труднее, чем, к примеру, косить созревшую пшеницу на залитом солнцем поле.

— Ты двинешься вверх по течению, Лайл, а я пойду вниз по течению. Веди себя так, будто ты просто собираешь животных в стадо на поле. Покрикивай на них, посвистывай, чтобы они не волновались. Когда ты почувствуешь, что Старина Чарли поплыл, то вытаскивай ноги из стремян и плыви за ним. Если ты останешься сидеть в седле, то под твоим весом он уйдет глубже под воду и не сможет быстро двигаться. Тогда вы оба можете утонуть. Просто соскользни с его спины и держись за его хвост. Он потащит тебя через реку. Как только он коснется копытами дна, ты снова можешь сесть в седло. В этом нет ничего сложного, мой маленький брат.

Сев на лошадь, Лай весь сжался от напряжения. Он напоминал сейчас деревянную доску. Из таких досок они делали плоты для переправы фургонов. Он знал, что должен был делать его брат, и ему внезапно захотелось подъехать поближе к гнедой кобыле Тобиаса и в последний раз обнять его. Он старался держаться спокойно, и только узкая белая полоска, образовавшаяся вокруг сжатых губ, выдавала его страх.

— Я буду делать самую тяжелую работу, — сказал Тобиас, успокаивая его. — Тебе же нужно будет только подбадривать коров, чтобы они не боялись. Я буду направлять их так, чтобы их не унесло течением. Думаю, что это справедливое распределение обязанностей. Ведь я же старший, правда, Лайл?

Лай изобразил улыбку, но не решился посмотреть в глаза Тобиасу. «Поддержи меня сегодня, Господи! — молился про себя Лайл. — У меня появилось плохое предчувствие. Мне кажется, что сегодня мы с Тоби работаем вместе в последний раз. Убеди меня в том, что я ошибаюсь!»

Коламбус Най и с ним еще несколько мужчин собирали скот в стадо. В этот момент к охотнику подъехал Тобиас и сказал ему:

— Это, конечно, дело чести. Парень боится воды, но я решил, что если он согласился на это, то должен будет делать все без посторонней помощи.

Най внимательно посмотрел на Лайла Вуди. Парень как раз занимал свое место у дальнего конца стада. Гнедой жеребец Лайла был очень пугливым и наверняка уже почувствовал страх юноши. Чувство собственного достоинства у восемнадцатилетнего парня очень обострено! Впрочем, возраст здесь не имеет никакого значения. Однако Най не был уверен в том, что парню, чтобы доказать, на что он способен, нужно рисковать своей жизнью, но раз Лайл решился, так тому и быть.

— Я присмотрю за ним, — сказал он.

— Благодарю вас, — сказал Тобиас и улыбнулся.

Все были на своих местах, каждый верхом на своей самой надежной лошади. Най занял позицию в самом центре, в опасном месте, ниже по течению. Тобиас находился прямо за ним. Когда все были готовы, Най подал сигнал и начал загонять скотину, лошадей и волов в бурную реку. Выше по течению был привязан плот, на котором находился фургон Фергюсона. Теперь он тоже начал переправляться через реку. С обеих сторон к плоту были привязаны канаты, которые крепко держали мужчины, чтобы плот не снесло быстрым течением.

Тобиас увидел, как Най соскользнул со своей лошади, пристроился сзади нее и взялся за ее хвост. Потом Тобиас понял, что наступил момент плыть и ему, и соскользнул со своей лошади. Он пытался держать в поле зрения Лайла, однако, оказавшись в бурном потоке, понял, что это невозможно. «Господи, помоги ему переплыть реку целым и невредимым, и я снова буду ходить в церковь вместе с мамой, даю тебе слово!»

Они почти достигли середины реки. Серый конь Ная коснулся копытами речного дна, и охотник снова сел в седло. Он повернулся, чтобы пересчитать головы пловцов, торчащие из воды рядом с конскими крупами. В дальнем конце стада Амос Шотхилл как раз залезал на спину своей лошади. Рядом с Наем находился Тобиас. Его лошадь буквально секунду назад коснулась копытами земли. Най посмотрел в другую сторону, ища Лайла Вуди. Парень был одет в ярко-красную рубашку, которая почти сливалась с его рыжими волосами. Когда Най увидел юного Вуди, он тут же услышал чей-то крик. Кричавший, похоже, находился довольно далеко от него вверх по течению реки.

Плот благополучно причалил к противоположному берегу, и фургон Фергюсона уже наполовину выгрузили. Однако с одной стороны плот был очень скользким, потому что на него налипло много тины. Фургон накренился, и из него в воду выпал рулон индийской прорезиненной ткани. Его подхватило течение, и он быстро поплыл вниз по реке. Най наблюдал за тем, как люди пытались выровнять фургон. Они совершенно не обращали внимания на выпавший рулон, пока не раздался крик Тобиаса Вуди. Он громко кричал брату:

— Лайл! Будь осторожен!

Най повернул голову по направлению течения, чтобы увидеть, что же так напугало Тобиаса.

— О Боже! — снова закричал Тобиас. — Не отпускай лошадь, Лайл! Ни в коем случае не отпускай лошадь!

Тяжелый рулон несло прямо к лошади Лайла. Животное едва успело коснуться копытами речного дна, и спасительный берег был всего в нескольких метрах от него. Лайл почувствовал, что лошадь ступила на твердую почву. Все было так, как говорил Тобиас. «Я уже почти справился с этим делом, — радостно говорил он сам себе. — Ты видишь меня, Тобиас? Я уже почти на берегу!»

Старина Чарли, конь Лайла, пошатнулся, когда что-то ударило его в бок. Лайл даже не успел разглядеть этот темный предмет, который выплыл из-за конского крупа и ударил его в плечо. От неожиданности он выпустил из рук хвост коня. Мутная речная вода попала ему в ноздри, и он начал задыхаться.

«Тоби, о Тоби! Именно этого я и боялся. Я знал, что это должно случиться…»

Когда Лайл почувствовал, что его ноги коснулись дна, он отчаянно замолотил руками по воде и всплыл на поверхность, однако сильное течение снова утянуло его под воду. В его легкие попала вода, и он уже не мог сопротивляться. Он уже ни о чем не думал и даже не молился.

Най развернул своего уставшего коня и заставил его снова войти в реку. Он в отчаянии пытался разглядеть парня. Темный рулон проплыл мимо него. Однако парня нигде не было видно. Най выскользнул из седла, нырнул под воду и поплыл. Он смотрел по сторонам и молился.

И тут он заметил руку. Най потянулся к ней и, почувствовав прикосновение вялых, безжизненных пальцев, уже хотел схватить ее, но она исчезла. Он ощутил, что ему не хватает воздуха, и всплыл на поверхность. Набрав в легкие воздуха, Най снова нырнул под воду. Течение тем временем относило его все дальше и дальше от того места, где лошади и волы взбирались на высокий берег реки вдалеке от фургонов, в одном из которых находилась Брианна. Она даже не догадывалась о том, что с ним сейчас происходит.

Брианна вместе с семейством Бодвинов ждала своей очереди, чтобы переправиться через реку, когда к ним подбежал взволнованный Франсуа.

— Мама, папа, вы слышали новость? — закричал мальчик, задыхаясь от быстрого бега. — Мистера Ная понесло течением вниз по реке. Они с Тобиасом пытались спасти Лайла, и их унесло.

Брианна побледнела как полотно.

— Дорогой мой, — сказала Лилит, — я думаю, что все это случилось потому, что люди работают по воскресеньям.

Марк взял Франсуа за руки и, опустившись перед ним на колени, спросил:

— Ты уверен в этом, сын?

— Да, папа. Я слышал, как мистер Меградж громко созывал людей для того, чтобы они обыскали весь берег и как можно скорее нашли… — он замолчал, понимая, какие важные сведения он сейчас сообщает, — нашли тела.

— О Господи! — воскликнул Марк, опустив голову.

— Марк, — сказала Лилит, — я, конечно, согласна, что это ужасная трагедия, однако Господь не прощает богохульства ни при каких обстоятельствах.

Марк ничего ей не ответил. Он поднялся на ноги и побежал к реке, а Франсуа бросился за ним. Не раздумывая ни секунды, Брианна последовала за ними. Она слышала, что Лилит что-то ей кричала, но она бежала все быстрее и быстрее.

«Нет, только не Кол, — молилась она. — Господи, прошу тебя, не забирай Кола!»

Коламбус Най решил, что ему конец. Несмотря на все его усилия, он не мог выбраться на берег. Стремительный, бурлящий поток пытался затянуть его на дно. Он еще никогда не чувствовал себя таким беспомощным. Однако его теперешние ощущения были совершенно не похожи на те, которые он испытал, когда, вернувшись в свой вигвам, нашел там мертвую Маленькую Бобриху. Сейчас он не чувствовал ни злости, ни вины.

У Ная почти не осталось сил. Он понимал, что не сможет долго бороться с течением. Он просто старался держать голову над водой, позволив реке нести его, куда ей заблагорассудится. Вдруг он заметил какое-то красное пятно на стволе дерева, торчащем из воды, но в этот момент ушел с головой под воду.

Он вынырнул на поверхность и попытался отдышаться. Он отчаянно греб, пытаясь удержаться на плаву. Потом он снова увидел красное, похожее на свежую кровь, пятно на стволе.

Собрав последние силы, Най схватился за ствол. Грубая кора царапала его ладони, а течение пыталось утянуть под воду. Прежде чем ему удалось крепко обхватить руками ствол, он вдоволь нахлебался мутной речной воды. Он старался не думать о том, как долго сможет продержаться на этом дереве. Мышцы рук и ног просто горели от боли, когда он напрягся всем телом для того, чтобы забраться на ветку, а через нее и на ствол дерева. Крепко обхватив руками толстый ствол, Най начал кашлять, чтобы очистить легкие от воды.

— Най! Мистер Най!

Най часто заморгал, пытаясь сфокусировать зрение. Опять он видел перед собой красное пятно. Постепенно его глаза очистились, и он увидел юношу, который крепко уцепился за ствол дерева метрах в двух от него.

— Най… Слава Богу! — воскликнул Лайл, оторвав голову от ствола и пытаясь улыбнуться. По его лицу струилась вода. — Я уже не могу… не могу держаться.

— Ты ранен?

Лайл выплюнул изо рта воду и сказал:

— У меня болит плечо. Что-то сильно ударило меня.

Най оценил ситуацию и понял, что их положение не безнадежно: они смогут добраться до берега, но с большим риском для жизни. Дерево, к которому их прибило, было повалено в реку ураганом, но все еще держалось корнями за берег. Он подобрался ближе к юноше и стал громко кричать, пытаясь перекричать шум воды.

— Крепко держись за ветку, а здоровой рукой обхвати меня за шею. Мы попытаемся пробраться к берегу по этой ветке.

Лайл глубоко вздохнул и сделал так, как сказал Най. Когда они снова погрузились в воду, чтобы поднырнуть под ветку, ему на какой-то момент показалось, что они не смогут удержаться и течение понесет их вниз по реке. Однако когда Най вынырнул на поверхность, он понял, что они смогут добраться до берега.

Никто из них не заметил, что к ним приблизилось бревно. Оно ударило Ная в бок буквально через секунду после того, как он помог юноше выбраться на берег. Лайл вскарабкался на скользкий, покрытый тиной берег и, повернувшись, увидел, что Най ударился головой о ту самую толстую ветку, с помощью которой они добрались до берега. Най закрыл глаза и потерял сознание.

Лайл лег на ствол дерева и схватил Ная за руку. Через несколько минут их нашел его брат, но эти минуты показались ему долгими часами. Лайл еще никогда в жизни так не радовался появлению Тоби.

Вместе они дотащили Ная до берега, а потом попытались откачать воду из его легких. В этот момент их и обнаружил Меградж со своими людьми. Брианна все это время металась по берегу и наблюдала за тем, как мужчины боролись за жизнь Коламбуса Ная.

Ная доставили в лагерь, сняли с него мокрую одежду, вытерли насухо и уложили в постель Брианны. Однако он все еще не приходил в сознание.

На следующее утро у него за ухом появилась шишка размером с утиное яйцо. Брианна, не сумев разбудить его, побежала к Лавинии Декер.

— Побей его как следует по щекам или побрызгай на него холодной водой, — посоветовала ей Лавиния. Они с дочерью как раз готовили свой фургон к переправе через реку. — Это плохо, что он до сих пор спит. Жаль, что у нас нет льда, чтобы приложить к шишке. Понаблюдай за ним — может быть, заметишь что-нибудь странное в его поведении. Если у него сотрясение мозга, то у него должна начаться рвота.

Брианне пришлось вылить на Ная почти целое ведро холодной воды, прежде чем ей удалось его разбудить. Он с трудом открыл глаза и посмотрел на свою мучительницу.

— Кол! — позвал его Марк, придвигаясь к Брианне. — Я извиняюсь за то, что пришлось разбудить тебя таким зверским способом, но нам нужно осмотреть тебя, чтобы выяснить, насколько серьезно ты пострадал. Как ты себя чувствуешь? Голова болит?

— Очень болит, — ответил Най. — Что со мной случилось?

— Ты вытащил Лайла Вуди из реки, а потом ударился головой о дерево, когда обломок бревна ударил тебя в бок. Ты ничего не помнишь?

Най покачал головой и скривился от боли.

Он крепко сжал веки и спросил:

— Лайл Вуди?

После этих слов голова у него свесилась набок, и он снова потерял сознание.

Марк повернулся к Брианне.

— Лучше будет, если Франсуа сбегает и посмотрит, не переправились ли еще Декеры. Боюсь, что состояние Кола серьезнее, чем мы думаем.

Прошло целых три часа, прежде чем Лавиния Декер смогла осмотреть пациента. За это время фургон Брианны вместе с Коламбусом Наем, лежавшим там без сознания, переправили через Большую Голубую реку.

— Сотрясение мозга, — сказала Лавиния. — Он кашлял?

— Да, — ответила Брианна. — У него был глухой кашель.

Лавиния понимающе кивнула. Брианна пыталась ничем не выказать своего страха.

— У него воспаление легких? — спросила она с дрожью в голосе.

— Скорее всего, он наглотался грязной воды, — сказала Лавиния, положив свою пухлую руку на лоб Ная. — Он очень горячий. Я думаю, что у него жар.

— Что же нам делать?

— Я видела, что здесь неподалеку растет дикий лук. Я пошлю Люси, чтобы она нарвала его, и мы сделаем ему горячие примочки на грудь. Вы пока оботрите его прохладной водой с уксусом, чтобы снизить жар, но только следите, чтобы его не продуло.

Лавиния уже собиралась вылезти из фургона, когда Брианна, покраснев от смущения, спросила у нее:

— Какую часть его тела мне нужно протереть?

— Лучше всего все тело, дорогая, — сказала Лавиния и засмеялась. — Я бы конечно осталась и помогла вам, но Горди Феерман укусила водяная змея. Мелисса прибежала ко мне и сказала, что они не могут остановить кровотечение. Именно к ним я направлялась, когда меня нашел Франсуа, — пояснила она и похлопала Брианну по плечу. — Я поняла, о чем вы подумали. Водяные змеи не ядовиты. Однажды, возвращаясь домой, я видела такую змею. После ее укуса разжижается кровь.

Марк помог Лавинии выбраться из фургона.

— Я приду, как только освобожусь, — сказала она, поправляя юбки. — Если мистеру Наю станет хуже, пошлите за мной Франсуа. Тогда мы сделаем еще кое-что, чтобы очистить его легкие.

Най все время бормотал что-то невнятное, и Брианна не сводила с него глаз. Наклонившись, она приложила руку к его щеке. Он схватил ее руку и прижал к губам.

— Не уходите, — пробормотал он.

Брианна отняла у него руку и пошла за ведром с водой, которое Марк принес и поставил в задней части фургона. В это время в фургон заглянул Франсуа. Его личико было одновременно и озабоченным, и печальным.

— Скажите, Кол выздоровеет?

Она не решилась признаться ему в том, что она пока не знает, выздоровеет он или нет. Она потрепала мальчика по голове и сказала:

— Конечно выздоровеет. А теперь иди, но далеко от фургона не отходи, я могу тебя позвать, если понадобится сбегать за миссис Декер.

Она повернулась к своему подопечному и вытерла руки о юбку, подумав о том, как забавно все складывается. К тому времени, как Коламбус Най выздоровеет (если, конечно, это случится), она изучит его тело не хуже, чем он ее собственное. Скорее всего, даже лучше.