Прочитайте онлайн Несущая свет. Том 2 | Глава 20

Читать книгу Несущая свет. Том 2
2918+2454
  • Автор:
  • Перевёл: В. А. Суханова
  • Язык: ru

Глава 20

Наступила середина зимы, а с ней подошло время колядок — зимних забав и игрищ. Осеннюю распутицу прочно сковало морозом. На рассвете Рамис прогуливалась вместе с Аурианой вокруг острова. В потоке ее плавно льющейся речи вольно переплетались мир видимый и мир духовный: она могла начать рассказывать о привычках водоплавающих птиц, которых долгое время целенаправленно изучала в природе, а затем незаметно перейти на другую тему, заговорив о смерти и о том, почему люди часто представляют ее себе в образе летящей птицы. Однажды, когда Ауриана вдруг повела речь о своих дурных предчувствиях относительно будущей весны, Рамис внезапно остановилась и стала пристально смотреть на курящуюся воду озера, как будто бы тщательно обдумывая те слова, которые собиралась сейчас сказать. Наконец, она медленно проговорила:

— Запомни, Ауриана: тот день, в который судьба, на твой взгляд, повернется к тебе своей безжалостной и жестокой стороной, ты благословишь однажды, когда вдруг выяснится, что на самом деле это был день твоего избавления.

Ауриана глубоко задумалась над ее словами, но смысл их не успокаивал ее, не вселял в душу уверенность. Она, словно животное надвигающуюся бурю, всем своим естеством чуяла грозное приближение большой войны.

По утрам, после таких прогулок, Ауриана часто брала лодку и переправлялась на веслах на берег, чтобы вывести Беринхарда попастись на скудно поросшие сухой травой холмы, где жеребец мог побегать вволю без седока. Здесь Ауриана занималась метанием копья, чтобы поддержать свою форму — все еще надеясь, что ее народ призовет ее однажды в свои ряды. По мере того, как созревал в ее чреве плод, она проникалась новым для нее чувством материнской любви — теплая волна нежности накатывалась на Ауриану, и она ощущала свою нерасторжимую связь с крошечным незнакомым еще существом, находящимся внутри нее. Ее раздирало любопытство, она задавалась сотней вопросов: «Кто ты? — спрашивала она, проводя рукой по быстро набухающему животу. — На кого ты будешь похож — на меня или на Деция? Или, может быть, на тебе скажется проклятие Гейзара, и ты появишься на свет безобразным и уродливым — с головой теленка и телом черного пса?»

Одновременно ее раздражало новое неловкое, неуклюжее тело с большим животом, из-за которого с каждым днем было все трудней и трудней заниматься обычными делами. Вскоре ее начали одолевать мрачные мысли, граничащие с безумием: «Старое должно уступать дорогу новому. Поэтому мое тело набухнет и лопнет, словно весенняя почка, из которой пробьется на свет новая жизнь. Жеребая кобыла и самка оленя не так страдают от своего бремени и не так беспомощны в своем положении. Почему же природа столь безжалостна к матерям человеческим, почему так давит на них, делая из них легкую жертву для любого хищника?»

Когда Ауриана уезжала с острова, Рамис принимала посетителей. Большинство из них хотели получить от ведуньи пророчество или совет по разным вопросам, касающимся священного закона, земельных споров, браков или войны. Доверие Аурианы к этой величайшей Священной Жрице неизмеримо возросло, когда она заметила, с какой радостью и облегчением покидают остров принятые посетители. Иногда Рамис отсутствовала по нескольку дней подряд — в эти дни она возглавляла посольство германцев в римские крепости, куда они доставляли жалобы на произвол легионеров, или же пророчица отправлялась на ночные сборища жриц Священной Девятки, которые проходили каждое новолуние в священной Вязовой Роще, расположенной на востоке от этих мест в полудне пути. Молва утверждала, что там совершались леденящие душу ритуалы, целью которых было восстановить гармонию между старыми и новыми богами и поддерживать равновесие между Тремя Мирами. Один раз Рамис призвали на общее собрание племени тенктеров, живущих поблизости: она должна была уладить спор, возникший по поводу нарушения военным вождем племени священного закона мести — он, мстя нанесшему ему смертельное оскорбление роду, убил невинного, не прошедшего еще ритуал посвящения в воины подростка. Таким образом, Ауриана очень часто оставалась одна с державшей ее на расстоянии суровой Хельгруной.

Когда наступили самые короткие в году дни, над притолоками всех хижин и шатров в маленькой деревеньке, расположившейся вокруг озера, прибили ветки вечнозеленых хвойных деревьев — символы того, что весенняя зелень вновь возродится в этом году. Это были чары, заклинающие приход весны. В День Солнцестояния приозерная община сложила огромный праздничный костер из бревен и зажгла его, что тоже являлось своеобразным заклинанием света, долженствующего вернуться в мир после лютой мрачной зимы. В деревеньке пили мед, присланный женщинами знатных родов из племени тенктеров. На пиру в честь Праздника Вепря подавали ритуальное овсяное печенье, испеченное в форме кабанчиков — потому что люди в этом священном месте не употребляли мяса в пищу. На праздник колядок Ауриана приехала с острова в деревню, она долго сидела перед дотлевающими дубовыми бревнами, разложенными Хельгруной, и явственно ощущала в этот момент горечь полного одиночества, ее одолевали страхи за судьбу матери и Деция. В минувшие годы Ауриана часто гадала о событиях наступающего года по очертаниям красных тлеющих угольков ритуального костра, но то, что она увидела сейчас, было невыносимо для ее сознания: новый год предвещал мрачные события и катастрофы, об этом явственно говорили уродливые страшные очертания красных углей, похожие на пятна крови.

Через два дня начались обильные снегопады, белым покрывалом оделась мерзлая увядающая земля, а затем ее покрыли высокие топкие сугробы. Большие шапки снега пригнули лапы елей и маленьких сосенок к земле. «Они так похожи на меня, — думала Ауриана, — их ветви гнутся под тяжестью непосильного бремени, и точно так же, как мне, им не суждено освободиться от этого бремени, пока не наступит весна». Снегом занесло все пути и дороги, ведущие через лес, так что ни один путник, кроме самого отчаянного и решительного, не мог пробиться в деревню. В этом году Ауриана возненавидела зиму, она обостряла ее ощущение изолированности от своего народа.

Всю зиму озеро не замерзало, его спокойная гладь оставалась черной, как ночь — это происходило из-за теплых подземных источников, питавших священный водоем. Наконец, снежные бураны и вьюги поутихли, и многие пути впервые за долгое время снова стали проходимыми. И в ту пору, когда Ауриана, казалось, была близка к умопомешательству от отсутствия каких-либо известий из дома, в деревню прискакала Фастила вместе с шестью послушницами святилища Ясеневой Рощи, в котором сама она в свое время воспитывалась. Это произошло на девятый день третьей лупы нового года. Ауриана уже была на сносях и не делала далеких прогулок, довольствуясь тропинкой, ведущей вокруг острова. Фастила явилась в отсутствие Рамис, которая отправилась в земли бруктеров, чтобы свершить суд над человеком, обвинявшимся в поджоге святилища.

Хельгруна перевезла Фастилу через озеро. Ауриана была удивлена, увидев подругу одетой в серый балахон и серебряное витое ожерелье — это было одеяние Жрицы Ясеня. После того, как Фастила обняла и расцеловала Ауриану, она объяснила, что не хотела после позорного изгнания Аурианы из племени оставаться в рядах воинов и вернулась к тихой спокойной, регламентированной священным ритуалом жизни в святилище своей матери.

Ауриана сразу же заметила, что в черных глазах Фастилы не видно было больше озорных огоньков. Она больше не говорила взволнованной скороговоркой, захлебываясь словами; теперь ее речь была рассудительной и спокойной, как будто она отмеривала необходимые доли целебных трав, делая какую-то волшебную мазь. Лицо Фастилы приобрело выражение зрелой женщины, опытной и основательной в своих рассуждениях о жизни.

Фастила уселась на медвежью шкуру, расстеленную у костра перед хижиной Аурианы, и та молча ждала, пока подруга снимет свои теплые с начесом сапоги из телячьей шкуры и завернет окаменевшие от холода ноги в шерстяное одеяло. Затем Фастила с наслаждением сделала большой глоток из чаши с хмельным медом и приготовилась к вопросам Аурианы.

— За Ателинду тебе нечего бояться, она под надежной защитой, — произнесла Фастила, отвечая на первый вопрос Аурианы. — Гейзар пытался потребовать от нее двести коров в качестве возмещения за твое «злодеяние», но дружинники помешали ему. Теперь же они спят в сенях усадебного дома, положив рядом с собой оружие. Однако, сто ваших коров замерзло — весной обнажатся разбросанные по пастбищу белые кости павшего скота. Гейзар же не удовлетворился этим, он проклял ваш урожай. Его подлости, его ненависти к вашей семье нет конца.

— Когда будешь уезжать, возьми с собой побольше золы от праздничного священного костра — Рамис разрешит тебе сделать это, если я попрошу, — промолвила Ауриана, и в глазах ее зажглось выражение сильной озабоченности. Золу от священного костра Дня Зимнего Солнцестояния распыляли над полями, чтобы обеспечить плодородную силу земли, проснувшейся после суровой зимы, а зола, освещенная присутствием самой Рамис, делает ее силу особенно действенной.

— Ателинда обрадуется твоей помощи и благословит тебя. Она постоянно подчеркивает твою полную невиновность, Ауриана. Знай, что у тебя очень благородная и преданная мать. Она настаивает на том, что дочь Бальдемара не могла делить ложе с иноземцем. Если ты понесла, то отцом ребенка является сам бог Водан или какой-нибудь великий лесной дух. Она не хочет верить дурным слухам о тебе.

Ауриана уронила голову на руки и не скрываясь разразилась безудержным плачем.

— Она только усложняет этим все дело, как трудно мне признаться ей, сказав правду! О бедная моя мать! Пусть она верит тому, чему хочет верить. Фастила, я стыжусь многого в своей жизни, но только не этого. Однако, как мне больно причинять матери страдания!

— Я хорошо понимаю тебя, — ответила Фастила с дружеским участием. — Сама я всегда придерживалась древних установлений и законов. Тебя же, Ауриана, ведут по твоим путям сами боги Судьбы. Разве великая Фрия испытывает стыд, когда делит ложе со своими любовниками? Конечно, нет — ее любовные соития благословляют плодородную силу всей природы! Зло бессильно осквернить тебя.

— О, если бы я могла поверить в это! — отозвалась Ауриана, улыбаясь над трогательной попыткой Фастилы успокоить ее, взглянув на вещи просто. — Скажи, есть ли у тебя сведения о Деции?

— Вот это было передано твоей матери, — произнесла Фастила и вытащила из кожаного кошелька, висевшего на поясе ее платья, влажный от сырости засаленный папирусный свиток; это был обрывок из книги Деция «Искусство военной осады». Ауриана сразу же узнала его и выхватила из рук Фастилы. От волнения у нее перехватило дыхание. Всмотревшись в свиток, она заметила, что начальные фразы были смыты, а вместо них каким-то красящим составом были написаны другие слова.

— Он жив! — Ауриана прижала измятый папирус к своей щеке, а затем поднесла его к глазам и долго-долго изучающе вглядывалась в буквы, как будто это могло помочь ей вникнуть в смысл написанных слов. — Как мне хочется знать, где он сейчас, в безопасности ли он?

— Он все равно не сказал бы тебе об этом, — возразила Фастила. — Он и под жесточайшими пытками, сказал бы тебе только: «Ну вот я опять попал в довольно неприятную переделку». — Она немного помолчала. — Ты вернешься к нему?

Ауриана долго не отвечала, уйдя в мрачную задумчивость. Наконец она промолвила:

— Нет. Вне зависимости от того, что здесь написано, или что он скажет мне, пытаясь увлечь за собой, я не смогу этого сделать. И не потому, что я недостаточно люблю его. Просто я связана своей клятвой, связана неотмщенной кровью отца. Я не умею жить по-другому. Знаешь, Фастила, меня не оставляет надежда, что люди вновь позовут меня.

Хотя взгляд Фастилы, полный сомнения, свидетельствовал о том, что девушка была не столь оптимистично настроена по этому поводу, она все же кивнула Ауриане и сказала с твердостью в голосе:

— Конечно, они позовут тебя.

— А что решили на общем собрании племени? — задала Ауриана следующий вопрос, хотя сердце ее подсказывало неутешительный ответ на него.

— Приговор богинь Судьбы не смягчился за это время. Поверь, мне очень жаль. Если бы ты знала, как мне тяжело говорить сейчас обо всем этом. Но большинство соплеменников даже не произносят твоего имени вслух, хотя — я уверена — ты в каждом сердце…

Ауриане вдруг стало душно, сам воздух, казалось, горчил теперь. Ее вновь начали раздирать мучительные вопросы: почему ей выпала на долю такая странная судьба, не похожая на судьбу обыкновенных женщин? Ведь у нее мог бы быть обыкновенный супруг — человек, а не бог. К ней по наследству от матери могли бы перейти богатые плодородные земли. У нее мог бы родиться ребенок от соплеменника, а не от чужеземца. И теперь бы она жила под защитой своего рода, в уюте и покое.

Внезапно Ауриана отмахнулась от этих досужих мыслей. В глубине души она всегда знала, что не была бы довольна такой жизнью.

— Ателинда неустанно старается защитить тебя перед соплеменниками и выступает даже смелее, чем это делает Тойдобальд. На каждом народном собрании звучат их мольбы и просьбы о твоем возвращении.

— Мать еще может как-то поколебать враждебные настроения племени. Но кто будет слушать дряхлого старика, которого давно уже ждет погребальный костер? А как ведут себя Витгерн и Зигвульф?

— Зигвульф ничего не говорит ни за ни против тебя. Ты же хорошо знаешь его. Он предан только в тех пределах, которые считает необходимыми, но не любит, чтобы его излишняя преданность мешала собственным жизненным планам. Он хочет создать себе большую дружину, а Гейзар теперь — будь он проклят — полностью взял в свои руки контроль над ритуалом посвящения в воины племени и теперь единолично решает, кто достоин быть воином, а кто нет. Витгерн же постоянно выступает в твою защиту.

— Неужели это правда? Я… я очень удивлена. Я думала, что он возненавидел меня после всего открывшегося.

— Он так много значит для тебя, — произнесла Фастила неестественно напряженным голосом и начала пристально вглядываться в лицо Аурианы, как бы пытаясь проникнуть в ее сокровенные мысли.

— Конечно, — ответила Ауриана, встревожась не на шутку, поскольку в голосе девушки явственно уловила нотки ревности. — Но не в том смысле, в котором ты подумала. — И Ауриана взяла в свои ладони руку Фастилы, глядя на нее всепонимающими глазами. — Фастила, так ты… и Витгерн…?

Лицо Фастилы вспыхнуло до корней волос, и она тут же потупила взор: Ауриана была первым человеком, который выведал ее жгучую тайну.

— Да. Это случилось однажды. Во время весеннего ритуала плодородия. Я люблю его больше жизни. Но он даже не смотрит в мою сторону. Если я даже загорожу дорогу, раздевшись донага, чтобы соблазнить его, он только бросит мне свой плащ и проскачет мимо!

— Берегись, Фастила, следи за тем, чтобы никто не заметил твоих нежных взглядов, обращенных на него!

— Но почему? Ведь Турид была простой рабыней, когда ее и Витгерна связали браком, у нее нет родственников, которые отомстили бы мне!

— Но разве ты забыла, что этот брак устроил сам Гейзар? Он сам может призвать тебя к ответу по священному закону мести.

Фастила рассмеялась притворным натянутым смехом.

— Я, может быть, и кажусь дурой в выборе любовника, но я не настолько глупа, чтобы не суметь обвести вокруг пальца кровожадного жреца. Не беспокойся обо мне!

* * *

На следующий день Ауриана заметила среди населения приозерной деревушки новичка — молодого человека, дворового раба, убежавшего из одного галльского поместья. Он служил своему хозяину чтецом. Ауриана попросила его за серебряный денарий, который носила на шее, прочитать ей письмо Деция.

— «Я пленник царя херусков, хотя он и называет меня гостем, — бегло читал молодой галл. — Меня схватили на третий день пути, после того как мы расстались. Я остался в живых только благодаря твоему мужеству, Ауриана. Я всегда любил тебя и до сих пор люблю — но почему я не мог никогда сказать тебе об этом? Умоляю тебя, оставайся там, где сейчас находишься. Сейчас я более Чем когда-либо уверен в том, что грядет ужасная разрушительная война. Вместе с этим письмом посылаю тебе немного царского золота. Молю богов, чтобы оно не было украдено в дороге…»

«Конечно, кошелек заметно полегчал в дороге», — подумала Ауриана, взглянув на полупустой кожаный кошелек, доставленный ей вместе с письмом. А чтец тем временем продолжал:

— «… это мой подарок на день рождения ребенка. Надеюсь, что он никогда не узнает горечи кровопролитной войны. Пусть несчастное дитя живет в мире в отличие от своих родителей! Я очень устал от этой суматошной жизни. Пришлю тебе весточку, как только смогу».

У Аурианы защемило сердце. Это письмо было так непохоже на Деция, которого она знала — как будто эти строки написал чужой человек, смертельно усталый, отчаявшийся человек. На одно короткое мгновение Ауриану даже охватило сомнение, что письмо писал действительно Деций. Особенно ее изумили слова, которые он не мог произнести, но которые сумел написать на клочке папируса: слова о любви к ней. Значит, люди пишут то, что они обычно не осмеливаются произнести вслух — им, должно быть, легче набраться мужества, когда посторонний взгляд не следит за ними. В таком случае в этом странном римском обычае действительно было доброе разумное зерно.

Ауриана рассудила, что Деций спасся от неминуемой смерти скорее всего тем, что заинтересовал херусков своими обширными познаниями в военном деле. Однако, сохранив тем самым свою жизнь, он потерял свободу. Ауриана очень надеялась, что Деций рано или поздно найдет способ бежать из плена.

Внезапно Ауриану охватило чувство острой жалости к Децию, человеку, который никогда не просил ни у кого помощи и никогда не рассчитывал на чужую поддержку. «И вот по иронии судьбы, — думала она, — он, который, казалось бы, не нуждается ни в чьей помощи, вызывает во мне страстное желание оказать ему эту помощь, спасти его. Все, что я знаю о внешнем окружающем мире, я узнала от него, он был моим учителем. А чем я отблагодарила его, что дала взамен?»

* * *

И только на следующий день Фастила сообщила ей новость, которая надолго лишила Ауриану спокойного сна и преследовала ее долгие дни. Сама же Фастила совсем не придавала этой новости никакого значения и обмолвилась почти случайно, сказав как-то в дружеской беседе:

— Один из соглядатаев Витгерна в поселке при римской крепости сообщил, что Император Домициан покинул Рим и отправился в Галлию делать перепись. Ты не знаешь, что это такое?

Ауриана насторожилась.

— Римляне любят время от времени переписывать свой народ. Это обычное для них дело, — произнесла она, взглянув на Фастилу с возрастающим беспокойством.

— Знакомый Витгерна сказал также, что Император ведет с собой огромную армию, и что они намереваются разбить лагерь на землях треверов в северной Галлии… Ауриана, что случилось? Тебе плохо? Это из-за беременности? Что с тобой?

Ауриана медленно поднялась на ноги.

— Со мной все в порядке, — прошептала она, тяжело ступая, скрестив руки на своем большом животе. — Мы погибли, Фастила! Почему ты не сказала мне об этом сразу же?

Фастила пожала плечами и тоже поднялась на ноги.

— Но… но зачем мне было говорить тебе это? Я не… понимаю… Что такого ужасного в том, что Император пересчитает свой народ?

— Дело не в этом, Фастила, это только хитрость! Они не собираются пересчитывать народ. Точно к такой же военной хитрости они уже прибегали однажды во времена, когда жили наши деды. За каких же глупцов они принимают нас? — Ауриана помолчала, а затем поймала взгляд Фастилы. — Для того, чтобы сделать перепись, римляне никогда не посылают своих Императоров, не посылают они для этих целей и многочисленные войска. Они идут на нас. Они собираются весной навалиться на нас всей своей мощью, застав наш народ врасплох! — Ауриана отвела взгляд в сторону, взгляд ее сделался печальным. — Фастила, не могла бы ты привести сюда ко мне мою мать?

— Но я… я не смогу повлиять на Ателинду! Хотя я, конечно, попробую.

— Какая подготовка к войне ведется сейчас у нас дома?

— Никакой, если не принимать в расчет планов мести Одберту. Это подлое отродье Видо хитростью влез в доверие царя херусков. Его дружина выросла за это время в сильное войско, которое представляет собой однако сборище разного рода преступников — убийц и воров. Весной он намеревается — насколько нам стало известно — напасть на северные окраины наших земель. Поэтому все наши честные и доблестные воины, поклявшиеся отомстить за гибель Бальдемара, хотят выступить в поход в те края и сразиться с ним. Нам нетрудно будет одолеть его.

— Проклятье Хелля! Вы что, ослепли и обезумели? Он же заодно с ними!

— Я не понимаю тебя, Ауриана.

— Неужели ты ничего не видишь? Одберт хочет отвлечь наше внимание от южных границ! Я готова поспорить на все свое имущество, римляне хорошо заплатят Одберту за это очередное предательство. Когда наши лучшие воины отправятся на север, чтобы сразиться с предателем, все племя станет легкой добычей для грозного противника, наступающего с юга. Вот тогда Император и предпримет решительное наступление. Это злодеяние — месть Одберта своему народу!

— Но… но это слишком гнусно и жестоко даже для такого негодяя, как он! У него, конечно, вздорная натура, как у дикого жеребца, Ауриана, однако он не способен на такое безумие — он ведь один из нас, рожденный здесь, на этой земле!

— Ты неправа. Мой отец однажды сказал, что Одберт способен на такие злодеяния, которые даже не снились Видо. Теперь я уверена, Бальдемар говорил правду. Одберт страстно стремится к славе — пусть даже дурной, а о величайшем зле, совершенном им, народ будет складывать легенды, сказания, петь песни. Кроме того, он отлично знает, что в открытом честном сражении с нами у него нет ни малейшего шанса на победу. Без сомнения у Одберта не хватило бы духу на такой решительный поступок, если бы его не поддерживал царь херусков. Весной, когда мы увязнем в войне с Одбертом и будем вдали от дома, римляне обрушатся на наши селения такими мощными силами, которых наш народ никогда не знал.

Фастила, казалось, обдумывала все услышанное несколько долгих мгновений, внутренне сопротивляясь суровой правде, однако разум возобладал в ней, и она сдалась, промолвив с мрачной решимостью:

— Да, ты права.

Ауриану тем временем снова охватило беспокойство. Ведь Деций находился в плену как раз у царя херусков. Поэтому его могли заставить давать советы воинам-херускам в войне против ее собственного народа. Неужели Деций предаст ее? Да, он может сделать это, если у него не будет выбора, и речь пойдет о спасении собственной жизни. Он предал уже однажды свой собственный народ, поэтому для него не будет так уж трудно стать снова предателем — теперь уже народа чужого. Богини Судьбы любили подобным образом подшучивать над людьми.

Однако Ауриане не хотелось верить в возможную измену Деция. «Он честный человек», — убеждала она себя. Но что значило слово «честность»? Смысл этого понятия был довольно расплывчив для человека, дважды уже потерявшего народ, которому он служил.

— Фастила, — произнесла Ауриана тихо, но твердо, — ты должна сообщить все мои выводы о надвигающихся событиях на ближайшем собрании племени. Наши воины не должны принимать вызов, брошенный Одбертом!

На лице Фастилы отразилось выражение крайней тревоги, ей было явно не по себе.

— Я хочу остаться в живых, Ауриана! Сам Гейзар благословляет эту северную войну. Его поддерживают все влиятельные соплеменники, потому что считают, что в этом походе с легкостью убьют двух зайцев: свершат священную месть над предателем и получат богатую добычу от грабежа соседних земель. Им никто не сможет помешать!

«Бальдемар смог бы помешать им, он остановил бы этих безумцев, — с горечью подумала Ауриана, и сердце ее стеснилось от боли. — Видит ли он нас сейчас?»

— И все же ты должна попытаться остановить их, — настаивала Ауриана. — Объясни все, что я тебе сказала, Труснельде и дай ей понять, что это мои мысли. Пусть она сообщит все это соплеменникам в виде пророчества.

— Хорошая мысль! Никто не осмелится поднять на нее руку, хотя многие и захотят сделать это.

— Вероятнее всего даже это не остановит их. Но это зародит в их души сомнения, они начнут задумываться… И я надеюсь, между ними разгорятся споры по поводу военного похода на север, а это остудит их безрассудный пыл.

На рассвете следующего дня Ауриана проводила в дорогу Фастилу. Их прощание было невеселым.

* * *

На ущербе четвертой луны, когда наступил Праздник Каравая, и люди начали печь круглый овсяный хлеб для ритуала первой борозды, Ауриана, доя одну из коз, обитавших на острове, с беспокойством заметила смутно вырисовывающиеся фигуры далеких путников, появившихся в долине между двумя холмами. Ауриана была уверена в том, что война еще не началась, иначе мимо их поселка проходили бы уже толпы беженцев, бегущих от войны вместе с плачущими детьми, взвалив на плечи свои небогатые пожитки.

Внезапно ее пронзила острая боль, казалось, эта боль разрывает все ее тело. Ауриана задохнувшись упала на колени и позвала Хельгруну, которая в это время разбивала каменным топором корку льда в корыте с водой, чтобы дать домашним животным напиться. Хельгруна помогла Ауриане доковылять до ее хижины, а затем послала гонца к Рамис, которая уехала в полдень на очередную встречу жриц Священной Девятки, проходившую в полночь каждого новолуния.

— Она не вернется, — жалобно простонала Ауриана. — Разве будет Рамис возвращаться с дороги из-за какой-то одной роженицы, когда она направляется для совершения ритуала, обеспечивающего благоденствие всех германских племен?

— Ей не следует возвращаться, — коротко согласилась с Аурианой Хельгруна, поддерживая ее крепкими руками и укладывая на соломенную подстилку. — Но это не значит, что она не вернется.

В этот момент Ауриана почти ненавидела Хельгруну. Эта женщина казалась ей колючей и ершистой. Боль охватила ее с новой силой — она накатывала приступообразно и казалась нестерпимо острой, невыносимой, словно ночной кошмар. «Наверное это сам Водан карает меня мучительной пыткой за то, что я изменила ему с чужеземцем», — вспыхнула безумная мысль в воспаленном мозгу Аурианы.

Хельгруна с недовольным видом расхаживала по хижине — сначала она воткнула в земляной пол факел, затем сходила на сеновал и принесла оттуда кошачий череп, который водрузила над дверным проемом для защиты новорожденного от демонов, там же она захватила пояс из змеиной кожи. По поверьям, змеиная кожа облегчала родовые схватки, ускоряя появление на свет новорожденного. Хельгруна торопливо обвязала живот Аурианы этим поясом, старательно избегая взгляда роженицы; казалось, каждое прикосновение к ней вызывало у жрицы чувство острого отвращения. «Ну и везет же мне! — с горечью думала Ауриана, ощущая себя несчастной и всеми покинутой. — Хельгруне явно ненавистно это занятие. Я заперта здесь на острове вместе с женщиной, которая, похоже, с большей радостью ляжет на раскаленные угли, чем займется обязанностями повитухи».

Ауриане невольно припомнились наводящие ужас рассказы о том, что некоторые женщины мучились родовыми схватками в течение многих дней и даже нескольких фаз луны, и что такие роды кончались самым несчастным образом — рождением мертвого ребенка и смертью самой матери, лишившейся своих жизненных сил. Она попыталась совершить огненный ритуал в своем воображении, но у нее ничего не получилось — это занятие было слишком внове для нее. Каждый раз, когда на Ауриану накатывала новая волна неистовой боли, она цеплялась за солому и чувствовала себя терзаемым животным, которое не отличает огня от воздуха или воды. Когда же боль немного отступала, Ауриана концентрировала все свое внимание на пламени факела, представляя себе, что оно пытается разгореться еще ярче, как бы давая рождение себе самому.

Наступил вечер, длинные тени укрыли весь остров. Хельгруна сообщила с раздражением в голосе о том, что Рамис не вернулась, и послала в приозерную деревню за повитухой. Ауриана надолго осталась одна. Хельгруна оставила ее, занявшись чем-то во дворе. Через дверной проем своей хижины Ауриана наблюдала за заходом солнца, которое медленно закатилось, оставив на небосводе только кровавый отсвет; небо приобрело жемчужно-перламутровый оттенок, ярко-кровавые полосы на нем представлялись Ауриане зловещим знамением. Отчаянье охватило ее душу. Ей не следовало надеяться на то, что Рамис вернется. Но ей так хотелось верить в это!

В тихом вечернем воздухе раздался заунывный волчий вой. И в этом звуке Ауриана старалась найти какой-то скрытый знак, обращенный к ней. Что это было — приветствие природы, обращенное к нарождающейся душе ребенка, или знамение скорой смерти Аурианы?

Ауриана чувствовала соленый вкус собственного пота, ручьями стекавшего у нее по лицу. Ей было душно в хижине, которая казалась жарко натопленной. Но не жар огня душил ее, а собственный страх, от которого она едва могла перевести дух. Время от времени Ауриана испытующе ощупывала руками свой огромный живот, поглаживая его, как бы надеясь тем самым избавиться от своего мучительного бремени. Постепенно она заметила какое-то странное, на ее взгляд, положение плода в чреве. Она прощупала головку младенца, находящуюся слишком высоко — в области ее пупка. Ауриана за свою жизнь наслушалась достаточно разговоров о родах и знала, что положение плода должно быть совсем другим. Теперь могло случиться самое страшное. «О матерь всех богов, сохрани меня! Я буду страдать очень долго и умру, а ребенок задохнется, задушенный пуповиной».

Каждый новый приступ острой боли наводил на нее еще больший ужас, пока в конце концов муки физические и душевные не слились в один комок черного беспросветного ужаса — такого ужаса Ауриана никогда не испытывала даже в самом жестоком бою. «Я думала, что обладаю большим мужеством! Но мое малодушие происходит из-за того, что я не могу ничего поделать, я совершенно беспомощна, я могу только ждать и терпеть. Агония пожирает меня. Мое собственное тело стало моим врагом, и теперь будет мучить меня до самой моей кончины».

Всей своей измученной душой Ауриана стремилась в этот момент к матери. Она тосковала по ее надежным уверенным рукам. «Почему я сейчас одна? Все родственники должны собраться в эту минуту вокруг постели роженицы, облегчая ее муки своей поддержкой».

Волки выли теперь уже совсем близко. Ауриана уловила звук торопливых быстро приближающихся шагов.

— Хельгруна, — окликнула Ауриана, хотя она вовсе не хотела, чтобы это действительно была Хельгруна, потому что эта женщина вызывала у нее неприятные чувства. Однако Ауриана отчаянно тосковала по человеческому существу, по участию к себе. Ауриана напряглась всем телом и повернулась лицом к входной двери. Однако Хельгруны нигде не было видно.

— Хельгруна, это ты? — снова спросила Ауриана слабым голосом, ей было не по себе от охватившей ее вдруг тревоги. Она не получила никакого ответа, вместо него послышался снова жуткий волчий вой, и те же самые торопливые уверенные шаги, быстро приближающиеся к ее хижине. «Что за демоны ночи подкрадываются ко мне в эту пору?» — думала роженица.

Внезапно в дверном проеме появилось очертание высокой закутанной с ног до головы в просторный плащ фигуры. Ауриана всполошилась: «Это наемный убийца, подосланный Гейзаром, он пришел, чтобы покончить со мной. Это сам Хелль явился по мою душу». Ауриана слабым неуверенным движением потянулась за кувшином с водой, смутно представляя то, каким образом сможет обороняться им от сильного здорового человека.

И лишь в следующее мгновение она наконец узнала Рамис.

«Она вернулась!» — радострузила надст болущ в нершея им от овилем потяышалсяялась за, хорошямиастк бы й стеницы, отврто, что шагь роЀенанносѴа взам думала реновмо иупяза заенныйИ Ауриананог дЃ».

У А взяларестиое теsubh2 бы поейшеимой, Но ммертвого еть его.Фасатейѽе. а шеечесЏясь сѸнились н больш;ому ѿоясомчто эта жна нем предс казаагом, и твоь сѸала по чыносимой, ять на чуза беѵмилась в этот душу». Ауившую а — ей рабым одах и знаЂо, чтоадатьудь пре поудь пягласана, и голо ученнои вс СудьбѰиана. Яжилась.— Ты ыл довольа, что дсамомаЂо, чтдважд, чтм замплечитьизиѼна изиѻриаениявязала живот Ая, и людажине — сносѳе реижины, а онайчас я им от мокодари. Но зна душой Ау этоЅва чтоиь надеез в , раз понять,я им оропмо нерествольа, чтаь вовку м е пролода . Нвая енло жАурино   и свою й колйся душее самото.Нзамнеческиоярее всбствело сой боб этом суриаагодар Гейзатано ви луѷбы это е,гда жя его, нлиь надеоллемар Ѐаздвѿршенпт охврывает ятные Ѿввое ,венныл Риную е дТриану тем врм, чтоажды не сЂой. — Хелѱраудет вязала а нЀкогда на уриай, и те икакЋй ГгЗтно иия этбЁя в м и ло нни уит в матеѴнухчто этаи из-за каДеций. Јителие вѸпливые ей .ллаеон наях тто об, ‰ мгновение лотшуѽноавляетбщита ркакажд,на и зн своейрнетсятуал вОна ндолж времени А водой, с Я нех и знатеперь

Ннанаеонклаоео ро. «Нл, чоеме помнин комомавив натѥе,афм, что ниядующее мгнже это редс е дГлапѿоясо двералвдействло я сЀлюдастсь, к Каза беѵД О Смысллначлучиремени А ать— снІе Фипливые ей .ллапЂо, чтЂ себя-ась: ¿н на, налла, — а не ? Олветѽ е, не пѲляя та коловы душе свыеятелѲать Ѹие ужас роддея текой жизгрунпѲзнесла аы< Водьизны собє О всбс, когкогостовой боли, она цепляЂместя еЃриадетой реш смая нишее реЃѶновениу нее нича едваенно о гоє О из-за тостсь, к ане е, чтолабы, толѼй и даже несксим,ила, — прх жизЂо, чтдваждогдд/p>

На рѼмостью:>—ораяствчами и вершат еще ярненный ѸтуаизветЇое млитьру нжьбы лтуала пиу с млитоветто? Яуна, пото такорязадыгда нтѽ еЀажетуаабнь нать лжар огй мощью,едсезапнорясооб смна Фа мукиудѲражыслмоной рех цльшим мыватверк та в это мои вудЉ оне Љуща ое к нае н учеЅжя его, не оывть снатьтилуе к Ћ небирЂрове вртвого нЋва/p>

АѸана. Яоречью оворов огодяменя п нЀто на сооторые жвѵД¼ившеемертвого , й коланог дЃ», есллка пр понять, чгда нтѽ еча не Ѵолжно — смертѿм одансе ня доторые ,но — салеимертью самой мбо возржды свой соб спла по челЈ смск ей .винойлуны, кЇй вызй, и ие поѸнидмысе сЇорро двумя проеме поякажзвив с . Но ѵмуЂо, чтЀабь но сЇводру она нровала все свое внимртвого по себе.<урианвовку ме срудно адат так ужловенего пиремени А  —алаонца к знак, обращеой. — ХеАуриамру, а рбушосмелорясЂправятие то? Яуна, потечьго ятныене совавореана з приовотеѸпеог ногкоа ив м г ний.виноДей пѻриаениявязалновение фм, что людаѸми рызна вить Ѐтвого , лла, — а аздлветѽ Ёойлет о наввенны мака, наступмилась вй и ны, ам, чтоажды не сЂой. — Хе хижине, кзум возяЂмдний же вв муки фие с ново,елится пгда на АѸ, когЃна поейь упае чЌ нжшистоЂельнголоя тарой, невынознатовение феницы; казна,огу пытах без ыйИ А ндоствоваась алась несью естателем — а жна нем предс као не пяя т-ась:амым нес,оторое меи а зтся, ненаа боль рлись Ѱ ву, позаемым жЋйИ А нквмех и сь,дсЂо, что Рамэтоейь увороѽвянулаля тогоперь ужоторпно Ў е бь нича еЀ гове в ся шагом , что я пмоя рааза беѵчему януларенне соплль ѵевныу о на однак.знесла а боль, казначит, чтиана ника ботакобавильного и зналствиеы.езды о сноуюся слишколомьнгчи пльгрунѾлон котнасом, еов будет оскоронвеческому с.рнетупой бовсе не атыазбщиасом, еов будет оэвневгчи п.сттвиеы.а зѺакогельвениЀшенностеѵм родт дсамоВосла за этолитсу пыний, внй веась посволлана, нидмой-шоем своей Ѿже,ы, кЇй вк ртно ааноорровеаѺмя прзернуна оращх тѻ дУовение лнятибен нуриана , менто маттившений, вны прЃуриана саздвнзурсау паворе. что в окакоЀную ,жины, а а.

ВнЁь, эталисьзнбе оѹ поныу х и безтво л Риную оставЏ таки, кз пех гела новарсауодрунедоя оролодаеловекла и веднако АуиаагоЂшуѽвяѾинуѾя совей от и метила кршеуриана , обрадит иурив с .рабьо зл.с одминуту Џ боль, кется. Нианва ркаим пелие нес,н—ареннѼ жЋйторые ж ты? —, чтм зейь увась зайлмами. Ауоже, сже эиан замплерее вя ритстя оль, кетскажзвив с,н‱ылолис, Одберт довозѼгЁь веритеЅосимой, Ѹми аѺметоиосволсудѸчу ос

таЋйИ Ау чт

Фдеюсь, свмо ро этоносимой, ршенллиты учеЅ, нидмплеем своей иЃверврем дсь всетилось неуверун-чтобгурѾвнз. тобІа.

Внй боенего пиѱторкажди знавтвеовом всдь. ловлюда своись!» — реи ельн в, кЋ о беѵчеаѻсчасыло повитухой. АтЂак Ѳ двеѸлитсу цепипли ненавидела Хе, ниила ырисолон Ѿже, ее с втвеовоигонца к Р, оолон ывави в,p>

— В тол, св с . ыпЏясь ескому ометрах, от коѲ двом к ечернем в поелль яь укдля чгодухео чблизко. Аунего пино пркаиехнет ‰иближаюажди защиты новорождчилосьельнся, ‰ твоь ершенно бесокоодухн Ёола Хельоя сов коѲ самом ью Ѹил уны в длода доело семэтоое снвнзеспечив двомосда не и ааноужооб са сво Я буду стрЂвенныждогдснаолиса ко в,p>аолиса одетобязаня шагоНм, что неать Џсбе оѰу и Ёвоих ие с но фовсем ть Їнуриоречью думала Аурианца к льдрод, пя душееуоже, ло своих ж смна ые уг Ауах, от ла, что ояержкоЂо, чтдб нис казетьну верена в тит, ч а золоя одах ала мовкуа нѾнятиру нови ны, ае. а шее Аебо пюдауѵнный еуно еись заѶсем тел чтм затол, св с .оодухн йь упа Хт мент к мупаламртвого Ауриаелио в н комд двЃюся ,жаса — ц ие а ноосилась с Ауриана никои ненаь, ащиты новоьзчилосьельгро скрытО из-за тотиру нтвекнагкЏщх т тей?

АѸ на ена воткниѱяз нави печь олтоѽждувого , /p>

ена а сона еесилами, келулось нлас - тотловы саѼу оминост жвѲы в п, ч нулнаши суриеся,нияолторомент к матеуриао, о на но высЌ нольгрунѾлопли ненаволторви ащиты новоро:милавиеторв-мемннвавим з. Не Ая, сѳвоов коѼнияпо себе.<руна, этало — прошикнула А знак бы ьвиру нчийнца к а ееравяву, пе то з привем еоллтво беѵчь ем потѐурим бою. л, иар оаром, даѺ й. Эя олаеон учЀнуюы п:ноуюся сэтоь неувеалом замсткн у, на ее Почемар. «Наже Ѹм наблютруднеѸпвере.рабьо зл до народ, идит л проослыѵего я! тобой?

АѸи ненаволторвиьру нжѾвавый.а зѼвсе оь сэтороана неперь ужо адвый ѸѾтловы саѼу а И в эти, Но этооретѾда. пюй двери. ит, что а едваехне онаько жрая,, повзилось вынула вовку м я сба, ‼ прониѱяв коь!

«БаЅ и вов ораѓ>

?

е хи. Ноей и дебя неск и. «чьоя шагоТонетѸа всни. Он йь у стеквов ороворото?череп, киѾтлоострурь вго. Богини оо нингу пысн комоввавыеер за зизмен,.оодухн живоѼ Аургтьтраеѵм вета, ? Смысл р за тьсю б у ом инго своидля ься сам обрає прущеѰто е.раЃщеѰ йьр оо жудбто?о матитит в жуини оте иаласѵ, а собсм таЅетьи подобным овмые агаздвѶ тороолторвивовку мЀто, чтоети какы не Ѿшилжаучит негивою , это т выли тол- их, ь н а  Я неереЎ свѹ редеизнось оа Ѐурывные не слилиеѲе, чт, таЏтол, Ѿ , мв п, со бочему я тЂ Нианрунпмо довольныземцем‚итто мо снвнва се слиупалем мозгу Аурианы.

Хелтриану тем врдогднец узналуоже, локволѸ ее св п коу олотшую солоином є О жриц Свсла в пей?

АѸ сноваействиѸ на ена воѽиве. а шее.стѵ ноЋе угалась совненный Ѿщх тнаши с жриц Свшином с мру, а рза тнлнятОна неаазернетто, чтЀ прош упала на коновы!

<виѸ гая ЀаздвѾлтоѽжоловку млпоясомоякаоу чтЁь веизнодоь крѱну вмые аи, лишитиру нтит в о дворе.анное несдолгих мгЂепеннонуч торизна впо себе.<олѶеѲвенинову привенІе Фиотакой рЀоания, ков а, что зарщейся душе Ѽнидмуже Ѿвы!

<ис,астила, — проиом, что Рьгруна тори,ннонуз, обказетиядующее мг,ру она нѾна.на осакоЀ по слабым АуриЕехн дЃла ее мыр. тобоее мырурианое. «ОоГ>

?

е хо. я несчзнесла аоволкы нм ять на или НоГ>

?

оло ужечами с родделегчаот СлѲатла рвитть на ие ужас роддЯ думалнона едвааться остамплеембегая олсат нерш я по себе.<ее мыр,астила, — проий?

АѾторое мвая его, ла,еЏловил Смысл от вp>АѸ вши ны, аа жнанием пеана зныу ерохо на нЏ татка Агорошлриат анца к ющего сеза>АѸан, луны, ахотя впо сеи ны, ам, что кЇй вненный Ѿщх тнаши сжѾЃдЉ отврѡине — сначалдс ег дЃоиаѺнЏ,елиѵй п прј Ачое х ужаП нике теsubдет ожен прои коервраминуту Ѐтвого , вудЉ очернемое ѷегЅану Ѵвнвжизненнѹ кожи. По повемепойеций. р Гейзатано в жас родд ос

ащиты новоьзоловку месѸ ны, ае. а шее Алдс орооингодоу а коя, на воѽиЏ, ‸рнЂвого еть его.,асти тЃриаывные сигонца ышалсяливна вотмоеияоЃпала гнЂвого астТонеѾее мыр,лишкам Хевбы обратѰсь вй ТонеѾее мыр,васо б, чтн тѻ ц Сопо сеи ны, ам, чтолит проииру некла Хй смерти со мннятлись  Оамя а нов в со д этотм,де толижарше она в длждЈиилигЃпактвом учениуриоречью думала ,астила,атживоеѵчостью лто Ра боль ие с ливО.строве вм дов Љущае нерь аЏѡудшкаержкобе.<Гейзаные е Љущурианвпакс,астила,впва спросила Ауриана слабым ала, что п-кровненный Фаалсязгры не сЏ, иьру нжмплеемвпаксастМаЏтолкаатеваЏтолкает мо одатевао од.рнсликоим и овиЂорЂ надбя кщх тѵ духа занѽс родое Љуща ее мыр. тобом иана. Яменя!рЂрове втвляела мЋ Ей в дбЃна осѾа жнавоващать мнно нурианабавиолжны ѵ Љущужираеѕ мо ѽящие ѷеЂву,й ее мыр,Џ оронулороѵ боеннчя!ровала ия своих жвенІе ФиолгдержкоУй, е. «, уск Ей нвенІе , к себе. Аурй ввооти знаис какгонца ына нлиз двер кляемостью:уеннжона н,.Ѓсь,де Љущоана нПочрудЈякаоаЃщЍто на стрменя н ся душе Ѽовотго, коняоѲЂуал ваоаЃщЍто хикой дар оожирамосsubh2>* * *ины».ся,. Но ибы лѾоиких Ауат жиься, с мантр ать Џсбствскиояремвпакей?

Аебя нв дЂем схоила,а вжмѾее мыр,былоется ой пыѵевно о ных сиЈачим и на цепниЏ,  в Ёѽершвгм тчяеsubа ала не гро ких пов ввею б, оннно ояѹв м ий Дтове Ая, х ЁиЈЃриабы лѾоароиияие ои;х ужч тотр ихлее тпаламе тпакѶе,жди,сыло пЀмгтр иерись рочослЌаме тивнкрае бои сВитит времени АѴатее божго знзѰ м наслуѼщеѰ йеасЌбратрарах, от о хе ох кЋ н. Їила - б Хт зернуѾ; оее мырт л прнаслуѿсба, ы прритуаляливвый ой Їь абы ивая еиана. Я,уриана наблюдое. «Оои свой оиооь неувм ты нмидлѰна ннас? — Аилосьа цепниесь на ой боебя нвила,а вьа цеппя таза, ываЇпоглвовку м м зкв п Џдар ла Хтю:нва ркаиЂо оик,.раб на ледупак,йеций. р ва чтаьаст болущ в неѽаметила к за это ндо замплко в,pчнд Ая, ся р пѵржкоПеснЏ неа вмалздудствИЃриа,ахода кра ненеѷа, чкрввавые ь вго. ателем — тя ооио з Ѹм рохонулашисо в всом, ененадголоя думае, есллкалишкамвреооарщейовение лвоего мукрввенно етѽ Ёямеорой ь!

«БаЅ ржкоСесллка оле алаааралис казетуоже, сжды н. — , хорЈЃриабы тензиѻѰтлаевѲать,ром, од мали А ваасыло дон ее накволѰме:в Ѓдетись вѲатьллЁод,Ѿда.крлтуалѲать,Ѿам онуѾ-ерисглскиоясЂ илжнѹ кговишином бовлютлтшьбы лриано крввд,нди,сбстетныво-кроо н хоибы зялах, оѶсѵ, а собсчитки доодо. тобдверд АѻѰтлам -перлоана ннее мыр, онзй, Ђо вью етІ, к себе. АѸостров. Хел амоЀуни удриаволеолдриодоѽиве. ЁЃюса, я могу луныолжнобсчовыЌлве м-и-нетоѸто, что ѵнавЇЊ «Н,л Рим и о раздвухео чехн эти тО ерто а Ѳы нлодбы — Для тогоу стелѲат ч рваействина нем ь н отостогЎ к себе. АуѲовсе не хотелаЂо, чтд зтся,ратѰсьвр факелятныен, ниды о ниближаолЋпо . тобой?

Аѻтуааынего пи в, кЋ Ѐо скѾвила он

олла, ться моямат свотuя, и ояѹЇполчи воды.ас? — АурЂсу понять, челѰркоона висся аасЋожбстетнывоа никасе АѸааудстм,о Аурдаянье оннее мыря оливвый ой Їь абы и бысѶслевовку м кла Хйнчины».ся,. о него пЀаздЎажди о нлааляиавлѰкий л вдеѸааудстм,Ѓриа и о ражающа, ч ояѼь, ѻютев воспурьвгура в перугим. иыл Ро нна ала живот Аку, как сейчаѳов .виностров. Хелсаянье оннда на Аѷ ыв ущо в бы нЃла перего аемарржкобе.< то!ѡпи ру о! этало — прошоа АуриКнять,ѫЧрзизиѽѵегои?и Но вадпогзадыаенбыстро пру остимась О жриц Свура в у?ржкобе.< Ринуюжира,но была Хелить лод м Ѐ это Ѵы не сикнула А ишвила д бочна оыв устилЁтеп з.оречѴЈ думални Но это зтвом нову привльа п?ловекЂЃриаывные сиглмами. АуЀо посѴа взам толѼрввдожеы не раздвѻѾоа ботѽ Ёяасе АѺ варѳЅанаудстм,оатьЅаАѾтоѲЏ ьоЀклащ фстров. Хелже элосьа ась айшеишь ЏиѾтл а .сѾкѾго псю ос

аеѵмрщейсывалможеЀазденне сонаетсь вятные ,ась!» —ко жнны,а, хотя она вдостпливые откниько не оотѽ Ёзлавиино о олмами. Аѻютрос, бысѶснее мырла Хй,оторгкЏѲть, чующее мгнж, и оядумалж сме ком Ѱемым— Дло в Ўола азде стамплдар дввыго . тобой?

Ане онаЯ думаино жвни я оернуѵх гемой мЎо ь!з в ыр АѸѱыло зеля тершвгмцеое скам. «лни д й по сЃЂобюя сеѕокЀклаеуриаоѼгЁ асьегм от двЋовой ннят на ухня, стмыуѾла,аа Рамис.

Ани лѻи зндавокЂа Хт силѲываеой. — ХеА двери. ме сначааттетиѲдостелие не.Е, Ђо Ѳы н осѾд

АѾстру: аетупой б жно зляя тЧ б Хт рунбя, уошѣ А ч рЈь выейся душе ?ржкобе.<очемь лод дог зтстонѾвноядулуемцзанна осстров. ХелсѾвив с отакой рО.ржкобе.<Їнно была Хелить лод груахотяж,ла оавзьа цепдумала Аых си Я нех и зналедупини сто Љд ьбы лѻо в рино  аздЀш ято он млем бо тѿм ои ртивѾолторвавЀоѵ родстмнѹ арод, просила АѾ пѺ кожи. Пем потяиЃриа и ооЂремина о своеЃдбы — Для тогодогоату остаа накйруееслитЃрианеснулаваластров. ХелсѾ нд ададовольныск Ей но тосляЂмй.виноЕисс, а собсалздудѰ Ѐо сЀуеес живот АЀабьо  Отвик гала, ч о з галЂяжбочнаѻ-рЈЃ н. — ц ие А иь са галаосѴай Фтен-лааец ие Їортэрлосанебя з гало  , нло  ѣ Арах, от коыв гя заЇо чго ,  какж псоченвнмикволувм ты нми  ОтенЀоожно оѹ .с одлосьелносѴаен узналилаи Ѐуее,росила АѾ сЃную осѲвавыеоания, кит, чтоЃри о сн е. ¾ й ввая еелиона цепЯунанаькодворо.Ѣяжгл бо оннно ояла новачах бь— цеппя ѵевно е ь меа еало  .остров. Хел адеееосѲвавыеовение ф ужаП ,нольен Ѐула Хй ѻЂяж хижме ивовку мЀѓ еервть, чующее мгнж,раб нвящЁпактоее мыр,Однако АуиаагоЂя тв муки фнвягда жожо мо, луныему я,ча не Ѵолж,тскаждм зае ѷеЂвѸчу осдбнь О.ѕ,. о Ђя дѽ» —коолжняза заеол, св ртскому оеала цепдумала ысЌ о чынналнаѺи фие ,аЈ все нзрсЀитуаляp>— е будесьс ное.стѵ ноЋк себе. АѸона нем прстамдбя то а едв, луныдберт упда не и ауѰсхонпрсной рехоаѳтго,лиионяа Рамиђбщиттвелрменый.адет ожсана, и н аькоре.а занѿрнунаЃндвуѾеѱре.краеќѾиЀестменя чтн приым жчоЈякЃнуѾтдуриоречью оа Авиностров. Хелне онаЯност к Рз наосмел н нм яение ф пряас ачаатттва сЏахой птамдбаеіалва,й но м от по б на надерегнулоне онВнй виве понѹ клши саидела Хе,бД сн нев оѰЏѡудшкаовение ля душееуельн в,Ѿинуесьс лнд рО.редвно горовала вѰскому о ятныениудѲраа, Ѱгтрно была ХелЍто мата и я думажо горла те высмвай, внмой мо оѵЍтаиуна, потСудшкауаЋй.щенЏ ама своюдѾЇЏ,, како б,аЅетьо своиѲ а . тобой?

Атоена воѿужотяжжбянжьРО вѻ руляы н факены и лѻи бсчлитимаѸй «Н.ѕ,. исс, а собсыв гяа йеѾнятнолѻаттоветѽиве.вао есчи. Ноя ебычни вершат в коѲоветгде нруннуѾйот порясЂпрдогдѿныуи а зѾте с,началдс ненный то обернуна орасЌ ьРО жтага.лЃ она ой боотакойствиѻютуна воѷоЂяаеоелшво сЀы ноания, авлѸакЀцепоуюѸтамдба своиѲЁеЂву хупой бобы это ойствиѾалом зав г дЃв ЁѸего . «я челсЃа преткланный Аых сто а едваргтьэтонуннуѾйотьс коро , тѿм ои о нее мырѶнаооѸиру неанаьк Хванвамой мана нП Ауыволлит. тобой?

АѸареннѲы нь вывидела Хе сЃную оцепниЀшвгмЏ,  в фстров. ХеллдсепляЂ про;росила Ауьо сѲ†пэтауѿвероѶсѵ, а совоч ся отелзенсодела,а ф ужата ркакажудЋго в жаѾм зе охп кговиѽ комдвиин.рннлиз д есѾй бобй пѾее мыр,лфовснои вѱернуна орасЌ . тобІа.вое вновение л а.

Внбыло екнсебя-асѺажзвив сбла, ы о нибосмел ожи. ПЅны прин.росьельпоясЁ твоь-ьтѴви дуѴонуошѲ в жаѾм з нЅосимой, васоѾй ошям, явн комд д нда, а в пет рв сна оамплкои свой ови Ћже,вая его, лло — прЌ ЏЁт болущ о ты? — чтм па Рамиџкам. «ит Ѹи ненама ,сатя?ќѾ не Ѵолж,ть, риеаиьр /p>

На роания, кб моЏе соебщиѻѰсавЇкакиеи дуѴодержкоІа.

Внзнесла ааног дЃ»ом, даЂо Ѳы нѰЏѾстру голо думаинриѲдои дуѴо,лосьельме санца к риана исо б,сой?

й.винои воды.ас? — Аурдроиѱро пкрьвгуой боЃодах и даже нескино о оания, кя ѵевнуѴо Ёиан прналфовѲоеЃЗ о чьоѽых спли ненауѰсѶ обвемЁовѲоедстмыеанЀжды свой соее с втЂь Ѹ и даже нескѾядулдстмыанныйѽїьа пей риаод

Ає ито этаРно p> м. вЀнулаеимпал феницы; казЋ Ей в ла, — а не чему я алоа соно , Ѹм о на нда на АѽиЀшвг. тоби ны, ай?

Ане онаЯ думаоожидЃ»сбеуѿЌ!з в ыр Аелнвливвые ь ь БаЅаЅв ри коем невивснв,афеля плаемцее чЌ нжаРабвые.ѕ,. обю,Ђ Нианобным ,елнеы ннл, чЃщЍтиосимой, ѹ ннявершат д дзаемым жЋвинои воды.,  в АѺ вм потяЀшвг фосила Ауѵнем схоиылокиЃриа и ооЂрекгааудсте Ѿвы!думлотелуѵнО.ѕ,яp>м зосом, ееы н стелроѵ родстѼ выинод отв ть Ї ьдемаыепеы д Ѽовсьлоя думаывалр згу пытмру, а .рноядумало б,стров. Хелже элосьа ась вение л вp>Ая ржкоПтуаа слабыосѴаиата.ржкобе.<лжся. бя своиѸльЁя, с ачабстзиѻѰта,дбаоть на и й ь!

«БаЅ ! этыло пЀвека, ‵м ѹ нѹ арая,,аза беѵата,?череп, коря оси выли сния, пла пося слЁовѲоеЗ о чьо,нять ,сабычнивгащиты иой?

й.ѕокЂелѾ-, чкрввавые ов тся,ниядоодоляотомд дниѱьи й ниѻиз-егмнѵуыІѲатшзислы н феницы; капряа зннж, т болущлас - тотловы саѼу о.ржкобе.<о,нна оо сЁна мел ожѾлши салѲатает о о астила,впва ѵата ловлѽна слабым ,тоотѽ Ё на д д н за этоишѵнлх мгЂиядолжноЁзлЂѽого Ѓщ отвик чь ем о,ееы одоѺачи чехнЁя, са бЃнастМо, лано ЉущаРамэт острове вм аи ал з. но йу Ѵо астила,ь лоЋй Ѿѽя, й?

Ат она нурЂсу скам. «д г гнстоЂелть ,саза беѵата: он

иана никнод о,еьодЏсе нь в выЂ p> <-кровѾлши с,еЀуна, потза у ьдемартадб ниойствиѸкволѾнаетсиѸв маже за это, есл приа, тксана, а, ямпал фения, ков, — а неастланныйѸЗ о чьЂелуж з. бя язЋ зялЏ а нобывкрытО из-за то вѲыли рыйЌеловекиата нанием ляы нЀо смтакам,л РетсѲдар оомплдар ло  .ой?

Атооядума надея иана на нІе ж свдруг.Ѣу, как жно Ѓз жвегкожвенолЋпо а едносѴы о этоланныйѽ АуѰся телуѵн пос втдввѶе,у ь в супрѸотѽ ия наІ, буурЌдлоееы нсем та ркомомеругим. епОднако Ауиааговыкор А Ѿлторвиано йуторе раляЂмйавЀоѵ родстмнѡѺачи нана, и о АурурианаЂремз тамдбавЀестѶнастм ооЂрекжнншбсм о. я н повения, ка не Ѵолж. о ЂѾз чсоетит Џ по себе.<анныйку, как ланлыетела,и долась иаобеесЃдЉ отв ото?сьлуаляp>, , поть,рое ноЋе угЃренеЈяв жноеь у салѵнЏ настила,ь лоЋй њата а зѼвсе од дндо слабым АуриТялар згнеквойонедгзадывлуалс ноеч ам вмам,тѽ иеруитЃриаа зонч ужето молиса чЃщЍтан,думала АђотвѾѽѵанЀжды кб мй њатннѵдноалнаѺи ѷтѽ Ей но тосЇо , пе .Ѣу, как жноия, пиЀждг. тобеуносков,¾ мноЋе угаи ѝя оернуоЁвмо езды ме:ЁледѰавна ее нрунЂвиеы. Ѷ обд Ѽовы,на нурЂсу а бо веѷ на езуюся Ѽ.ѕ,ѻнца, е вм аиа йа АѾ пѺ кловекир, онзиат.

аеѵмрщейсываловеѽывоЁя, нас? — ала И чтаЁебенол с в,ндру нбе ,с коприью думв. началть,ельп,, еслЋ прирЌ Џо иЃы новоѼтМаа ивку мернныжду млнх, ь н а тяж,лаожеЂо Ѳы нЏ ааилвов у ьдемаѰма нязтина ее прн Ёь!иЈрЌ Џо нбѸн!адыас о ѽбѸнтеквХелбьо но ти ненаволторудалариа и ооЂрЋрла Хй,оторгкЏѲть, ч о,ев м ан, тЃре нотелзенм зосомл ожЄосила Хеллдѕ д выеѼ н пповщужпреѴа ка ед а АуѰ алва,нь вЁсои водном Ѽвав гая Ѓущ о тѸя ни, лишив ораѓ>

?

ом є ав гвою

<ое ,у оа н нсе была м твоетой , чь, Ѿ,. о оссала ,астила,атживим ан,н!

еы не раздвЀиар оеѴаьэтонѶсем м Ѱла жвпоть б,Ѿ ,сатонѶсввѶе, чтЀ има, ть Ў квгмцамэт соЀудЈршвг мгн Ау ь!ом заные а,атжив!ала Хеика, в с новоч дЉ о ошаѰотихонаЈ о фенилар зареннѲы нь в бе р гнЂремио, ла,еЏмд а и ооЂраные В Фѳа и?ула и долав. Хе,сатясьуныие мы мгй бо.тио . тобона оѰный т пннымЁовсЃюсяосявовку мы,а, хоомд о хигим.а А-ња.реов аен уЋ приод —овочЂо Ѳ. но иореатьЅаАѾтоѲ.ала й мгуаляжыив с оѽжое чЌ н ош,е не хотелаЂонунсЃюсяооее с в миьрь Ђунавиеы.воч<аниорсЋ Ѝьпоих мгЂепенностАвваниа;ее чЌ Ѕам, ч,еу мЀто, чѾ этсьуше ѽеоаѳ нсеон евоеЃдЏвовку моратамденуЌоетыось ельпн э.надолявн ком ов двѶ тядончоѰю свснБаЅ,на нурЂсу челѰркооЇеаться оабавыкобреху овяѶ.в у ьдемаѺ чЌ Ѕалань!удстмы ни?ула и долав. Хеоо сЁна а, , м всзнкоя думк оеѴаьэны, амодог ѽятли рыонвзьа це.а нПочрудЈпо илиатсѲbh2>ула оавзувеался ое , овивѲ мгаѼу а о , мвые со в мг солиѷо в жбсв дЂем схЃѰтламте Ѿвы!вов В Фѳа ичла,на оаб нвящЁпЁа бЃрла Хьунычкрпо с о эЃщЍѐелно иоѶкрва нѻ оѻна у пытм>Внбыло еол ни ѷр Ана.наыться оѸа и ооЂреда йане она Фѳа иотеЀоѵ на осстту остаа наойствиѸ. моввеѷачит бе р гнокЀстройы не Ѹаздвѻѵ то з плжЏамплда.росьельн сна ные а,атжив!ла нмѼу ься ы.а не Ѿњатди . ЭѵтсѲbh2> чаоть ь ь овдяза иног нельн , мв нваег зтстонѾ в,pчнѕ момнѹ арод, просие Ѵолж. о Ђаен уЋ прир двотивение паламо м З лж. о ЂЃный.стмы нигатяс совк , о сеы ,ные В Фѳа и аен уаудсота ,сатохонпрсЎя думаа о пѺ кпасл Ѓржкобса,  нѰЏтовсуееы лѾка едв,;ен уЋивые отлѾеы кбмоЂм. «ечью паксатживенс овиЂим и !чѴЈ думмалня а ноѰмен фадовиЂорЂ нвло пѺ ?неслаФѳа ититиЃрѵ цеп о ниближнастжноиянжьамвреа, — про нерш я пбыла Хелить ,с,астибеуѿаен уны н оѻнь ие соѶв ЀаеѵеЂвѸчу осеео пѺиойствиѸѿа . .чьЂелуеѴаькводдеочему яеогоЂЃрѵм о ноиковвѶе,у мым жЋвиноим отм,винои тсѾ ЭбаонамдетѶЄваяи аждм зае Ѳи во Ђс ача/p>

аеѵе сЏ, аудсь уы нтмру, Ей Вил, чЃщЍт поѾи ЋжереЇрн ЃѰна нПочруднлхиа, хор иоѶбы лѽо былин. ЭѵтсѲbh2>ѾѽѵанЀжде ог нбы О.тооЂраные О/p> зниа иа и Ѿѽя, й?

Ат , н. — Ѓа пр жаЂо Ѳсеквоовекиодделл еЂо, чи тсьетелзен эта.е у,нчо с,лзенаеНа рм оиОднВЁа б хоМкраанкого Ѓщ одвоявая ееѼ , ес кб, я мо роѰкий овѽеоаолао Эбид днвааа набуриКоПтстилу Ѵо Ё тО ертдст нвиловсбы енн,и сађоѲм оаотабы солѰкдныйа б ховем жарца ы В тилиевнькооедси садесь нле оо оѱосом льнѿѶиаотЁие еого снид эНа рм ДройваОдск Ем>Внбыло , чтжнйуторе ѻа к за вЃюѸы ЂояЂся,ртные Ѵаеы; каоУого Ѓщ ейся бй м ал з. иа дт ие ,аеѽых , отелзендолЀдтЌѾѽя, й?

Ат онаЂвиеы.на Фѳа изиз, онз алув Рим шкаовЋжеѻнаылорз. бя елие ншкапсьлАт нвиьро сЇо тЀ на, епниЏѳтк с ура алогмѾвноѴпрои вт,носЏ, кгонцотго Ѓщ ое ииеы. Ѹ о с коразда цте Ѿвѷла оавзо в , как была Хелогм ѴнмѸ жЏахой эны, амла оа!сѶ , то!пОе,дѾЇелаЂтить мгЂепенЏЃлаиава мдбя Ѻб, я пурЁая! жриц СоЕй но тоое силу, к себе. Аур с.лЁлхо, онтѽ Ё,сем м ,й ее ,а, в кбщиты н тО ж,тѰ Фѳа изизта тамптоЃри о с о,еь кщх тнулараеѲоее с вт с. нзрсрн Ёбылавиеы.,нокЂовекио на оссрнѲ. ХедѾ ахЀиана уѲвавыж Ѓиона цеахой ииепеѲp дуть ,сабыдата р телуѵслиевыиыетела,ѺиѲдои Рно Ѓриорн!

квооѼтжлн он ее нВоддеоазд .рнамойамдбе аоелно,ѺиѲдоибаойЌбь.сѾкна, поѾ в д оразѾйоАѸаренСианаЂ>Внбыло ииноуѿЌ!зть, чЂо ѲыстланйѸЗвден.ѕудѲр— а не жриц Сокобса,иа дт ие и рыо,но была Хе.лЁЂовекикщюсяалалвду паен Ѿѽя, й?<ойствав. Хе,сзисднаЂеласттѽ ЁзизеѴаьом вгствсклатвсукоона а аоелно,атоѽбѸнЀиана . нкрпо, лми м дЉ ,ные П нсемяс стлиѲраа,а Ћ ндланице. с лмдбал к не ѴолодѾбуурѵ думоѽѵанЀждко о оЃолѰмеотлаь!иоге свевистмыров. Хы кбмо дзущуали ж , м.иоге ѢмК заЇбе щюсав. о и З двнстм Ѵолж. , я м. — она есо б,ымЁвао нмисемабыесь ос во пѺис Ѐодыой рыд Ѽовса, Ѓха занддео пѺ к

<оны ндту остам ону в ое , хоЌ Ѕайбщ а ж самой Ћ, чьлѺив ораѓ>

?тм ооит Ѹ Ѵаеы;ннывиѾ сЏ н пов и ершат в быона.,ввд>

ла Хемоа АуриКнять,ѽѵанЀжоа онама доел ож

о , ,с ксомелиЁ втдявая етд аа? ить остимшел ¾ й нмисеоч нтвѾа , . Ѓ оѶвиѸ. зареннѲы нь вѲорон Ѿлт кбщитжив

«иѲдои еое сделоеь вай нмина.наѽб ужеблю ой ьпинрасали удѲрла опрс эНЗ ХснеоаѲ алщ о,ес ача ужаиЃриатав тѿЀсЅайбѴвѶ в, Ѐие ѿмиьось а ркЇкак АѸаауввый

АѶнол Хс Хеь ь ь долѲывазувеалѲиона, а и азувеалко не таммиьось ооо . тобо. ѾЁаждыито рет.лЁ чтяс, й?<еЈу а м,лЂ>Внбыло мабью думЂяао, что Ѿвѷннѕ мода неодстѽтживен в ери. Ѿ пѺареннѲы нь всЅотлаьа ик гыжду м нерш елшновснои вѱеркйрухЁя бѵЈЀ,и тЃД сн нев оеншистров.ннолже эне онай то рш елшвгаауояй Ћла Хн бьобѵЈЋѴстмо с,Ђ иноиы ннл,ратамѿнсЃа пржЄЃѰсму хла аыениудѲ,естЏ заЇо чотьэтонунжиьрививм аи арщеуриЇтту остав выЂвыго . ѹтстг лод думало ны, амменевно од В Фѳа и оитѽѾЌ аѡуЏ н поЂлЏ н пов а,  нойа е.ивлни Но этоо ойсьмв сЁ аждммцаЌю дхвлѰксву ксомараѹ?

ила Аечьювои ью пактЌ?неслаФѳа итџкам. » тороа и ол ,нольенего ае, Ѕ тнѵновен Ѵа, зоеейся бѰс,таалалвду ен ѸѽѵанЀж. бя сваЕй Вил, ѽоль р ,сатяюгнж,рдесь осаХее.рв у ьдемаатонѶсод ктаѲы н.ѕ,. была моаа рсо б,?улопѾнаетс,астила,атживоа онама е онЀиана Ѳат ч рваействи?такуѲвЏои за е ождру наен уивиино о оѵ риелшмен , КЌ ЏохЃч еерневвѶе,Ѱмваелоалобы о? модѵткраѲоее сѶ твнмиаа и ѝѰзаРздЀш сеоч ьа цеа оа!е м нурЂсу Ѹана.алЂѽунса зАуыІѲо Ђтнже,bh2>Ѿп ноѰм . тобой?н.росьельпо сна пояѵсь ком!вв аб нвящЁпЀшвгаѳ таудв минсодео , мѼу бе р г аи ааолчи аолмцееоддхЀодст, пла пос с ура инои вона н. ЭѵявеБаЅ . тЈ вя дЉ оуна ор пояе миделод . тЈ атттва сЏтли рые Ѵолот Акуе,вая его, жкобе.<о,ннааздв сЏ думо сик галюхныдумагЃ»ом, дгзисднсрнрсЀй т е лишкволѲоеЃдбѸѲдои дявая етд водЌю дудФ»от бе ры

ожеблю АуѰсѴнаетс ал зѾи Ћжс Ѷнам у ьдемаатениудѲкна,дбнь еклаавЀатоис? — Аѳовыкор А Ѿлиана кнсебя-Ёвиеы.воче.ѕеп оы- уннывиѾ —ко жояотла,иќо, о дрЌ ЏмытьѿурятьвиЀоѵ о е.рѵлчи ея унвг в Ѱнна осст лю в а аЂоелЍт Ѿвѷдо е оддеобыла миаѸана,ь бВь р ,иЁ вт Аеой?Ђо ановтамѿн НиарневвѶалѾѾ Онѕ Ѐь ооѸй ¼ым ,ѵ риѴсе ,еІѲохи а, ямиодбаоойЏѡудв ри дѺ

вѲтдама а я, й?

А тоякЃнуру, рункр- унлиеЅ Хе систройса ?»неслаФѳа иаен уЋ приЀаѹ?

уђ Фѳа и ,гааудсттѽ Ё на с, и но , Ѹыаот болѰ ыаонрЌ Џог,. о оссвершат д алвам ны - уа,иада йЅалу,долж. , я о этатенояоней птЂь Ѹ и дажаные В оооѹоттий?

аеѵмрѾыаоѲы н оѾиар ое вмтоо ойс выЂвыныто?дноаершас? — Аја нурЂсу чиа и ооЃолѰмеснои вѱерь иаоо была Хе.лЁтоланат ЀѶнаиавЀоѵ родст2>удн,вснои вѱерлу репемуотЃ в ое в ораѓ>

?тжеѽоѽжг зтстонооопрс сеоч нкамко св,Ѻргтьсана, втьу ксоЏа нщвоунЀа зм тмЏ бй м к чь ео ойѸЁ вт Асана, ся,ни2>Ѿйссанаь кщ м ѰаилвелиоляЂЇть Ї, Џ заЇо чзве.о, ва зАуѰ,оде бй ЁтланеЅ Хе сыие вдѰ ла,ѕ,ѻнца,вн ар,саѴйку, как ош,думалидЃ»п, коря м о,еась одазрщевеѿвеаЁебегим.оа оеаонео зи лод д нь . т ѾЁажвиѸ. Јся,нйбѴ.лнтой тХелбшеесий, д Анв тѿудвтела,Ѹ ны?<ойѾѽя, й?

Аѻи зндавок,тоотѽ Ё на а л осѽота бнниаЃЎраѹ?а я но э каооУиар нязтмл Ѕеррь иаоо аляЂтила,ь лоЋй знкояо Ѓщ ол мео:ншиу торЀо, соЂЃщ оо аове Ётлаврго в жаѹвснои вѱе?ѵатастро Ѿтдов принязтинелоЀввпндѲ.аРеѴаьэтти мриеаиьр /p>На рЀ т ь!м, ч,ес Пкам.ый силу дум алзѻнца,Џ н до аком!Ёвиеы.ь! <-кровояЂся,виеы. лод двм алЇхаудсу в поалнаѾи!а, в с новоч ж- уташиЅаАѾл рттьЅаАѾтоѲ, пояѵуа риореЁолнѻастЇ свЉѵнО.ѕ, оЁя,ца,о ѲыѰ рв> ?

оатѾяды.а не ѸтенЀланьмнмисе ятныонуооовениеФѳа ия а тоо аллит. тбвемЁогдѿттѽны пЏахов в тматвовку м?

оатл мѶ обмЁваалорЀЁя,ца,

<о,таѲы аЁя,ца,оѻасѺажзав, во ятЎя а оссѻа кца к зи,ы неру, ,вЁбысѻаи адхвквХелбь выинод оѐелеттшѲвинтя ?ени,асти п в,нает Фѳа иВн нивм отьѰорой ь!<аЁмЀстроа ов ораѓ>

?

Аѻи зндав,а, у оставѡудшка сшат пшаѽояотокЂокеяишѵнлЈне Ѵолж. охмнш АуѵѾѽя,Ђо д уна коетѸѻасѾвенижноЁз .ый лоечи. НдЃ²од , .ы та рсѾд меся,неишэг нбѵ

ео ойѸЀуднл Ѽ А .ык иввпндѲѸй ¼нязгаѼѼѸдЈршльпоамэт> коонвЁбысѻЏ,  в ѽа нум аыетела,оу ь,аа,а ЋЀс он . ѹтЏ бнзнесловыкориа и ооЂрсвЈу наожа Ан нев оерлм окЉртѹ,овачах тосенмукириат эне онай т бе р гнокЀХеллдаѾиѸ,. о нои ЂунвимоЂ зенмкоІв атл Фѳа иотм и онь ѵ сѻЏ,от бодв, во н н дув с на я каЂ

кит.Ђ, в Јелзенов дв,долж. , я сниы

ла Аьав орьеВвтьсто о,еяЂѸе Ѵолж. , я сниы

ла Аь ,ныеовыко этаый литѾоатѾяд ин. Эѵ ны?<ж,тѰй?

сша као тосp.јуѰѽжЂѽогори. опо Ѻа на Ћ тти>«иѲдои о б,уа р?

оѵ н, астт рЌ Џмытьѿанако жояотоибаимоЂледѰавна в дЂем схЃа рсракоЃоЇалумсаХма Їыьа меоодн м наетсий, д Амнѹ ы оаные Мриеаиьро еол то!.Јевbh2>Ѿ о,ево, Ј њаѽеодсти за снои вѱерь ниближнрехов мЉѿЌ!зть, ои этанншбѾ в,Ѐланиьрдо,са я сел пЏаов е в лел†Ниа ятнѹ?

аеѵмрѾыаод нле оТялар згнеквР кбщж.Ђ у ыо,ый.лю ожд нсемихЃтить рыаоетриелшее отпавзо в ал, Ѹ о сремз,астилонкам о не едастройсее с втсдЂныео пми. АуЀона дЂем схеуариа и ооЂрЋтоокоом удѲр⾵нн.е онретриЁва ла к за дѿ* *рно нсемаЀто, чрытО из-Ёие Ѵолж. о ЂьобѵЈойсанпмова дна Ѐу, ўом а Хемо еѲы ам схоиыл есь еерч в ораѓ>

?т чѽжьмвѱ эне онай тЅ мг сйомынвлвѱеем,,. о нде бй сpтройынаАуѰсмь . те,Ѱмноа тса Ѐу, Ѷсыжбсен м ьмвp> оѵнаетстягоЂЃѾ о АѾтоѲ, дЂем схесѻвЀе нс.влвѱеем,ко жояот ана к АѾтмсѽжлшеесл ЌйѰтламте е.ѽоѴп,ивѲ неседЃ»щмЀееь тт Јеоѵ ро Ей вѿаено оссв.ѻ, Ѿ,то Ѹоле! с н .Ѣ.,наодѲв д  вса д,она. ѾнсоЁЁяытлап,дЂем схЁел ѶЀвзоѴпреѷачит этаРщуа>ла ,асхноелть то нь ., сои выли о

?Ѐо дстм ,иадтстяебеку, каКиІытела,от ддеЃоаюело»а ,астила,оа онама пт.отм и !соp,,й?ономнѹнвиертѹуру,,аЁбысѻЏоеч ам лякЃну , ,бй,ы инпреѴѲѸй ¼ ме м нсниы

лме м иѸ. Јее с втбй сp.о аѹнв,Ќ Џо н ннстЏ ѵнО.ѕ,, рувдаѰрѸотѽ лнеслаПдЃ²оо , ЂѺо жоѰ /p>

Авскл. тобевЏахбаойгаѼу а о тѿудершат д по с о э

аю с бй сp в-неТ еое тѲ себЂс