Прочитайте онлайн Нереальная реальность | Часть четвертаяТемные миры

Читать книгу Нереальная реальность
4816+1086
  • Автор:
  • Язык: ru

Часть четвертая

Темные миры

– Догоните! Посадите ее на иглу! – послышался истошный крик.

По улице пробежала визжащая девица. За ней неслось пятеро бандитов, весь вид которых говорил о том, что они не просто бандиты, а бандиты распоясавшиеся, злобные, отпетые и ничего не боящиеся. Кто из них был с пистолетом, кто с кастетом, кто с ножом. Приказывал им по пояс высунувшийся из окна «Вольво» хорошо одетый мерзавец.

– «Сельва», Гарлем? – прошептал Лаврушин, прислоняясь спиной к стене дома.

– Черта с два, – покачал головой Степан. – Россия. Действительно, напротив был магазин с вывеской «Булочная».

Бандиты все-таки нагнали девицу, визжащую громко и отчаянно, затолкали ее в «Жигули», и те вместе с «Вольво» резво набрали скорость, завернули в переулок и скрылись из вида.

Друзья быстро сориентировались. Оказалось, что они действительно в России. В Москве. В переулке недалеко от Пушкинской площади.

На столицу опускались голубые стеклянные сумерки – время, когда очертания предметов проступают особенно четко, когда становится немного грустно и загадочно. Но только не здесь. Здесь было не до легкой грусти!

Пушкинская площадь и Тверская улица были забиты народом, как метро в час пик. И каким народом!

Под памятником Пушкина человек десять, со всеми удобствами разложив принадлежности, кололись наркотиками. Вокруг было уже десятка два полностью приторчавших.

Поодаль плечом к плечу стояли демонстранты с плакатами: «Свободу голубым», «Союзу лесбиянок России быть!», «Гаврилу Попова – в Президенты этой поганой страны», «Умрем, но не сдадимся».

Инвалидов бродило столько, что ни в одной богодельне не сыщешь. Они убого позвякивали орденами, трясли культями. У «Макдональдса» толпа панков и металлистов сноровисто переворачивала милицейскую машину. Рядом музыкальная группа с электрогитарами исполняла тяжело-роковскую песню – и грохот летел над Тверской такой, что друзья вспомнили берлинскую бомбежку. От таких звуков молоко сворачивается. И глаза из орбит вылезают. Такая музыка должна приравниваться к запрещенным видам оружия. Но туземцам она нравилась. Молодняк бился в экстазе, колотился головой об асфальт и добивал последние стекла на троллейбусной остановке.

Проститутки на Тверской стояли шеренгами. И какие проститутки! Это были полуголые, в черных чулках, жадно и страстно облизывающие губы, развратные, стреляющие глазами и беспардонно вцепляющиеся в прохожих шлюхи! Два милиционера, не обращая внимания на то, что трое бугаев выворачивают у прохожего карманы, ходили от одного уличного торговца порнопродукцией к другому с протянутой фуражкой, и в нее ложились все новые потертые деньги. Под деревьями в сквере целые толпы занимались любовью, притом откровенно и не стесняясь, а у порога кафе трое кавказцев насиловали пышнотелую блондинку. Та орала – больше для приличия, а, может быть, и от радости.

– Святые угодники, что же это такое? – простонал Лаврушин и стукнул по руке замызганного беспризорника, который старался обшарить его карман.

– Это, брат, чернуха, – Степан с трудом, как присосавшегося клеща, отодрал от себя прилепившуюся проститутку. – Фильмы с конца восьмидесятых до середины девяностых.

– Гарлем по сравнению с этим – просто курорт, – сказал Лаврушин.

Послышался отдаленный гул, как от бомбардировщиков, выходящих на линию бомбежки. Все вдруг притихли и начали ждать. Машины опасливо прижимались к тротуару.

Гул нарастал, пока не превратился в оглушительный стрекот моторов. И вот потек стальной поток. Десятки – нет, сотни! – мотоциклов. Их вели татуированные громилы, все в черной коже, металлических шайбах, заклепках, браслетах. И в черных очках – это вечером-то и за рулем! В них была неумолимая сила. Они напоминали идущую стальным маршем по захваченной Украине танковую дивизию СС.

Милицейский «Москвич» от греха подальше юркнул в переулок.

– Откуда их столько? – поинтересовался Лаврушин.

– Рокеры! – заорал старичок, с красным знаменем в руке. – К стенке! Всех к стенке! Сталина им не хватает! Когда я служил в ГУЛАГе и убивал там людей, не было никаких рокеров! И наркоманов не было! Всех к ногтю! Да здравствует Сталин!

– Как вы можете? – укоризненно произнес интеллегентствующий, чисто одетый, с жалостливым взором хлюпик. – Мой дед погиб в ГУЛАГе. Мой отец погиб в ГУЛАГе. Моя мать родилась в ГУЛАГе, а потом была узником совести в психушке.

– И тебя в ГУЛАГ. К стенке. Всех к стенке, – развоевался старичок, и к нему стали придвигаться такие же, с томами Ленина и Энгельса под мышкой, старые, злобные, как черти из глубокого омута.

– А я в девяносто первом был на баррикадах, – не отставал хлюпик. – И нас поганые коммуняки давили танками. Живых людей – танками. Но мы выстояли, потому что не хотели, чтобы вновь вернулись ГУЛАГи.

Старичок спорить не стал, а просто дал древком знамени интеллегенту по голове. Тот рухнул на колени, но гордо воскликнул:

– Демократия победит!

И получил еще разок по голове. На этот раз толстенным фолиантом – Ленин, полное собрание, том одиннадцатый.

Друзья с трудом выбрались с Пушкинской, чудом не ограбленные, не искалеченные, целые – уже счастье.

– Нам бы пулемет прикупить. Без него тут ходить опасно, – сказал Степан.

– Тут пулеметом не обойдешься.

– А мы не можем отсюда смыться?

– Нет. У меня контакт с «пианино» утерян. Придется несколько дней тут прокантоваться.

– Да тут бы несколько минут выжить…

Но им опять повезло.

– Квартиры сдаются. Кому комнаты? – орали старушки и дедки, выстроившиеся около Почтампа.

– На пару дней? – спросил Лаврушин, выбрав скромную старушку, вызывавшую наибольшее доверие.

– Деньги вперед, милок. Эпоха на дворе такая. Как яе… базар.

– Рынок, село ты без МТС, – ворчливо поправил ее дедок в майке с надписью «Коррозия металла – тяжелейший рок!»

– Договорились, – сказал Степан.

Они выменяли в ближайшем обменном пункте рубли. И остановили такси.

– Так, – широкоплечий промасленно-пробензиненный шофер мрачно оглядел их. – Грабить будете?

– Да вы что? – смутился Лаврушин.

– Все так говорят, – поигрывая монтировкой задумчиво протянул шофер.

– Мы же интеллигентные люди.

– Во-во, на прошлой неделе два доктора наук были. И туда же – грабить.

– Да с нами старушка.

– Во-во, на позапрошлой неделе три старушки были. Кто ж мог подумать, что у них «наган».

– Не будем мы грабить.

– Ладно. Но деньги вперед.

Лаврушин дал деньги из долларовых запасов. Они сели в машину.

– И смотрите у меня, не шалите – шофер продемонстрировал обрез винтовки. – А не то сразу в брюхо пулю.

Машина ехала по московским улицам. Это было нечто! Даром, что поздний вечер – народу везде тьма. На Манежной был многолюдный митинг. На Лубянке – тоже митинг. На Сретенке шла стрельба. На Сухаревке милиционеры цинично били и обирали людей.

И везде был мусор-мусор-мусор. Будто все коммунальные службы получили задание не убирать город, а наоборот – завозить отходы со свалок. А еще везде были бомжи. Они валялись в огромных количествах – примерно столько бывало загорающих на городском пляже Сочи в разгар сезона. Пахло огромной помойкой.

– Трущобы какие-то, – сказал Лаврушин.

– Пярястройка, – сказал старушка, сидящая рядом с шофером такси.

* * *

Постояльцам хозяйка отвела маленькую комнатенку. Там были железная, с шишечками кровать и скрипучая раскладушка. Белье чистое, квартира теплая, воздух свежий – что еще надо?

– Чай с вареньем идите пить, – позвала старушка.

В квартире, стянув с себя крестом перевязанный платок, она выглядела существом премилым, особенно когда разливала из серебряного чайника заварку и из «Мулинэкса» горячую воду. Мебель в комнате была старая и ветхая – платяной шкаф, с петлистыми спинками стулья, на которые для мягкости положены мягкие цветастые подушки. Абажур массивной бронзовой лампы бросал мягкий красный свет.

На столе стояли розетки, вазочка с вареньем, блюдо с яблочным пирогом и тарелочка с печеньем «Юбилейное».

– Пейте-ешьте. Небось голодные, – приговаривала старушка.

– Есть немного, – кивнул Степан.

– Не знала, что гости будут, а то бы чего получше наготовила.

Говорила она с мягкими деревенскими интонациями, и вся была теплая, домашняя, под стать своему теплому и уютному дому.

– Откуда родом-то? – спросила она.

– Из Ленинграда, – врать вошло у Лаврушина в привычку, поскольку без вранья нечего и браться путешествовать по измерениям. Вранье – это как скафандр. Чем лучше врешь, тем лучше защита от враждебной окружающей среды.

– Ох, – только и покачала жалостливо старушка головой, и по ее выражению на лице можно было понять, что ничего хорошего в Ленинграде не происходит.

– Одинокая я, – завела долгий разговор старушка. – Людей больше не для денег пускаю, а чтобы было с кем поговорить. Люблю общение. Еще когда в ГУЛАГе сидела, с людями общалась.

– И вы сидели в ГУЛАГе? – удивился Лаврушин.

– А то как же, – удивилась старуха. – У нас все сидели. Или сажали и охраняли. Времена такие были.

– Какие?

– А такие, что кроме ГУЛАГа ничего и не было.

– Угу.

– Интересные люди на постой останавливались. Только они у меня почему-то долго не живут.

– Да? – больше из вежливости удивился Лаврушин. Он уже понял, что в этом мире, где все сидели в ГУЛАГе, долго не живут.

– Вот помню снимала одна комнату, – с грустью произнесла старушка. – Проститутка вальтовая.

– Валютная.

– Во-во, валютная. Ну такая голубушка, такая лапочка. В Швецию уехала. И теперь пишет мне письма оттуда – не ндравятся они ей, шведы эти. Она, оказывается, истинная патриотка. Ясно?

– Куда яснее, – поддакивал Лаврушин.

– Так и пишет: «Баба Анюта, никто не может любить Россию лучше проститутки в изгнании».

– Сильно сказано.

– Потом жил еще один человек. Обходительный такой. Он ото всех скрывался. Он с товарищами золото КПСС заныкал. Так его КГБ из окна и выбросило.

– Ничего себе.

– Вор один беглый жил. Тоже обходительный. Вежливый. Но недолго ночевал. Ограбил какого-то крестного отца на миллион долларов и убег.

– Бывает.

– Поэтесса жила. Гавнагардистка.

– Авангардситка?

– Во-во… Вены зубочисткой, ласточка, вскрыла. Теперь на канатчиковой даче. Ох, умная была.

– Они умные.

– Рок-певица была. В наркологической больнице теперь.

– Вот ведь как.

– И еще этот, киллер, был. Из благородных.

– Из дворян?

– Ну, не знаю. Он так и говорил – я благородный киллер. И каждый день на работу с ружом ходил.

– И где он?

– Застрелили, ироды. Жалко, – старушка вытерла платочком глаза от навернувшихся слез.

После ужина друзья начали военный совет в своей комнате.

– Что дальше-то? – спросил Степан.

– Будем ждать, пока я не смогу в другой мир перескочить?

– Скачем из мира в мир, как вши тифозные. И ничего не нашли.

– Должно же быть решение этой шарады. Должны мы во всем разобраться. А разберемся – найдем выход из положения.

– Или вход в еще худшее положение.

– Как повезет, – кивнул Лаврушин. – А пока можно и Большого Японца поискать.

– В Москве?

– Чем черт не шутит. Он шатается по измерениям, как захочет.

– А сейчас?

– Спать.

– Точно Фредди не придет? – опасливо огляделся Степан, будто стремясь высмотреть маньяка.

– Уверен.

Друзья провалились в сон.

Ночь прошла спокойно. И даже выстрелы в темноте опасного, как джунгли, мегаполиса не могли их потревожить. Правда, один раз пришлось проснуться, когда по шоссе промчалась стальная армада – марш рокеров.

– Чтобы у вас колеса отвалились, – застонал Лаврушин, переворачиваясь на другой бок.

* * *

– Итак, Большой Японец? – спросил тощий двухметровый детина с озабоченным мировыми проблемами испитым лицом. Кулаки его были по-каратистки набиты, яркий галстук немножко съехал в сторону, верхняя пуговица рубашки открывала часть шеи с пересекающим ее шрамом. Он сидел в кресле под выведенной вязью вывеской: «Частное сыскное агентство Русский Пинкертон».

– Большой Японец, – кивнул Лаврушин. – Он же Великий Чак. Он же Змеевед.

– Найти – и все? – недоверчиво спросил частный детектив.

– Да.

– Не грохнуть, ничего похожего?

– Да вы что?!

– Слава Богу. А то мы не имеем дело с криминалом… Если только за отдельную плату.

– Только найти.

– Только найдем, – кивнул частный сыщик, сгребая задаток в ящик стола.

Лаврушин со Степаном вышли из офиса сыскного агентства, выглядевшего весьма подозрительно. Но, говорят, в Москве никто лучше не справится с розыском человека, чем «Пинкертон».

– Теперь – обедать, – сказал Лаврушин.

Они направились в кафе. Прогулку по «чернушной Москве» вряд ли можно было причислить к разряду безопасных затей.

Брык – рядом с друзьями упал хорошо одетый господин, и на его груди расцвел кровавый цветок. Киллер спрятал пистолет с глушителем, нагнулся над жертвой, пощупал пульс, приподнял веко, неторопливо закурил, надел шлем и сел на мотоцикл.

Не прошло и пяти минут, как грохнули еще одного – из оптической винтовки, когда он выходил из представительского «членовоза» – «ЗИЛ-117». На соседней улице пылала взорванная машина. В отдалении слышалась стрельба.

– Облава! – вдруг заорали истошно. Прохожие, ученые горьким опытом, кинулись врассыпную.

Друзей тоже не нужно было долго убеждать в пользительности для здоровья вида бега, который называется «улепетывание». Они вбежали в проходной дворик. Там у мусорного бака один молодой человек приятной наружности целился в другого молодого человека не такой приятной наружности из потертого «Нагана» со словами:

– Я думал ты брат. А ты гнида черножопая!

– Это их личное дело, – Лаврушин увлек Степана за локоть в сторону. – Если везде совать нос, мы тут полчаса не протянем.

Они время от времени менялись ролями и уговаривали один другого не вмешиваться. И были правы.

– Но ведь он же… – начал Степан.

Сзади прогремел выстрел.

– Там уже все кончено…

Они вышли к уютному кафе, где играла приглушенная музыка и сидели тихие люди.

– Здесь перекусим, – предложил Степан.

– Сойдет, – согласился Лаврушин.

Официант в белом кителе с жутко безвкусными массивными золотистыми пуговицами проводил их к свободному столику, с учтивым поклоном принял заказ. Бросалось в глаза, что щека у официанта нервно дергается, а сам он все время опасливо озирается, будто что-то ждет.

Оказалось, он ждал планового визита.

С улицы послышался скрип тормозов, потом шарканье шагов. Официант побледнел и быстро юркнул в служебное помещение. А Степану и Лаврушину пришлось пожалеть, что они не сориентировались в ситуации и не последовали за ним.

– Здрассьте, рэкет приехал, – глумливо воскликнул качок со свирепой рожей неутоленного серийного убийцы. В руке он сжимал металлический прут. Сзади застыли его «близнецы».

Хрясь – прут ударил по ближайшему столику.

– Господь завещал делиться!

И пошла гулять губерния. Шум до небес – матюги, звон стекла, звуки ударов. Бешеному африканскому слону, запущенному в посудную лавку, вряд ли удалось бы отработать лучше.

Минут через десять рэкетиры доколотили последнюю витрину, последнее зеркало и последнюю бутылку в баре, деловито огляделись и чинно удалились.

Трясущиеся и нервно икающие Лаврушин и Степан вылезли из под чудом оставшегося целым стола.

– Ваш заказ, господа, – сказал официант с подносом.

– А эти? – Лаврушин икнул, кивнул на выход из кафе.

– Теперь две недели они сюда ни ногой. Так что ешьте-пейте спокойно. У нас сегодня прекрасная севрюга под маринадом. И жульены отменные. Приятного аппетита.

– Спасибо, – прошептал Лаврушин. Вилка его выбивала на тарелке мелкую дрожь.

Трапеза была, конечно, испорчена картиной окружающего разгрома, но, надо отметить, севрюга действительно оказалась хороша.

Когда друзья выходили из кафе, к нему медленно, с ленцой подкатили два дребезжащих, инвалидного вида милицейских Уазика.

– Свидетели? – осведомился толстый неповоротливый милиционер, у которого из кобуры торчал стакан.

– Нет, нет, – забеспокоился Лаврушин. – Просто прохожие.

– Так уж и прохожие.

– Простые прохожие.

Милиционер критически осмотрел друзей.

– А, может, все-таки свидетели? Или рэкетиры?

Он что-то хотел. И нетрудно было догадаться, чего именно.

Степан решительно произнес:

– Мы пешеходы. И сознаемся, что перешли улицу в неположенном месте. Вот штраф.

Он протянул двадцатидолларовую купюру.

– За квитанцией в отделение зайдешь, – складывая купюру и пряча ее в свою универсальную кобуру, сообщил милиционер.

– Обязательно.

Они отошли на почтительное расстояние. Степан остановился, вытащил сигарету, закурил.

– А этот откуда? – воскликнул Лаврушин. На него будто вылили ушат холодной воды. Он показал в сторону разгромленного кафе.

– Дела-а, – протянул Степан.

По улице неуверенно, оглядываясь и принюхиваясь, пригнув массивную голову, двигался причудливым зигзагом знакомый черный пес. Его невозможно было спутать ни с какой другой псиной. Он потянул носом. И вдруг целеустремленно, по прямой направился к кафе.

– Брысь, зараза, – прикрикнул на него официант.

Пес посмотрел на него, оскалил зубы, и официант отпрянул, как ошпаренный, будто врос мигом в землю, стал меньше ростом.

Пес деловито проследовал в кафе.

– Что он здесь делает? – прошептал Степан, будто боясь, что его ненароком услышит это чудище.

– Нас вынюхивает. Вот тварь. Пошли. А то поблизости может оказаться и ее хозяин.

Они взяли такси.

Не поминай черта – а то он появится. Лаврушин как накликал. Когда такси выезжало на площадь Маяковского, друзья увидели длинную черную машину.

– Та? – спросил Лаврушин.

– Похожа на нее.

– Она. Ее ни с чем не спутаешь.

– И эскорт.

Действительно, по обе стороны машины, мощно ревя моторами, катила уверенная в своей непобедимости стая рокеров. Нетрудно было догадаться, что они сопровождали лимузин.

– Черный человек нашел союзников? – сказал Степан.

– Очень похоже.

***

В Москве-чернушной пришлось задержаться. Каждая минута здесь превращалась в пытку ожидания. Где-то по городу разъезжает черный-черный лимузин с черным-черным человеком и черными-черными собаками. Вот только страшилка эта была не детская, а взрослая. И опасность не надуманная, а настоящая. Над друзьями на гнилых нитках висел с любовью заточенный дамоклов меч, готовый в любую секунду упасть ножом гильотины и снести буйны головушки.

Раз в день Лаврушин звонил в агентство «Русский Пинкертон», и частный сыщик давал отчет о проделанной работе.

– С наркоманами Большой Японец не тусуется. Отработали, – с энтузиазмом полоскал мозги верзила. – С квартирными ворами тоже не завязан. А экстрасенсов сейчас проверяю.

Создавалось ощущение, что он просто водит за нос, чтобы сшибить побольше денег. Но на пятый день «пинкертон» неожиданно сообщил:

– У меня в кармане ваш Змеевед.

– Нашли? – не верил Лаврушин, ожидая услышать очередную байку о том, что агентство уже почти напало на след, и вскоре все будет «О, кэй».

– Нашли-нашли. Гнездо свил, гад, в самом центре Москвы. Но от нас не скроешься.

– И как теперь? – Лаврушин прижал плечом трубку в телефоне автомате. В квартире телефона не было, так что приходилось звонить из единственного автомата в округе – остальные были разбиты. Рядом с будкой стоял на часах Степан с тяжелым ломиком под мышкой, которым приходилось отгонять мелких хулиганов и раскумаренных наркошей. Без лома выбираться из дома было опасно.

– Подъезжайте к метро Арбатская, оттуда… – частный сыщик долго и нудно объяснял, как добраться до цели. – Поняли?

– Все ясно.

– И гонорар не забудьте.

– Не забудем.

На месте они были через сорок минут. Отпустили такси, и стали неторопливо прогуливаться по узкому малолюдному горбатому переулку, в котором приткнулись старые особнячки, а чуть дальше позорной заплатой торчала обшарпанная, в грязных потеках панельная пятиэтажка.

«Пинкертон» подкатил на синем «Вольво». Вышел из машины. Одет как на праздник – в очень стильном, шитом неплохим портным, костюме, при галстуке, на этот раз не ярком, а, наоборот, скромном и дорогом. Выглядел верзила куда лучше, чем в своей конторе. Он пожал горячо руки друзьям и показал на особнячок, на котором был прилеплен номер «39» и вывеска «памятник архитектуры, охраняется государством». Судя по потрескавшейся краске и старательно исписанным нецензурными выражениями колоннам, охранялся государством он халатно.

– Здесь ваш японец живет, – сказал частный сыщик.

– Точно? – спросил Лаврушин.

– Вы не в Президентском Совете. Вас здесь не обманут… Что дальше делать? Заказ будет?

– Нет. Сейчас проверим, так ли все. Тогда окончательный расчет.

– Годится. А как вы собираетесь проверять?

– Спросим. Подождите здесь, – оставив Степана и сыщика, Лаврушин решительно направился к особняку, поднялся по ступеням и дернул за шнурок звонка.

Дергать за веревочку и слышать приглушенный дверьми перезвон пришлось минут пять. Наконец дверь отворилась.

– Ничего себе, – сказал Лаврушин.

На пороге был огромный желтолицый господин. Нужно ли говорить, что он был точной копией тех, которые стерегли жилища Большого Японца в других измерениях.

– Мне Большого Японца, – произнес Лаврушин.

– Не знаю вас, – в привычной манере отозвался желтолицый.

– Мы ищем его. Нам сказали обратиться к нему за помощью.

Желтолицый гигант внимательно посмотрел на него и удовлетворенно крякнул:

– Да. Давно жду тебя и твоего друга.

– Простите, а в Караван-сити и в Ла-Бананосе не ваши братья служат?

– Мои, – освобождать проход желтолицый не спешил.

– Так как?

– Большого Японца нет. Он ушел. Вокруг опасность. Льды все ближе.

– И что нам делать? – с отчаяньем воскликнул Лаврушин. Его это свинство уже утомило. И нервы не стальные, а наоборот – расшатанные.

– Он просил передать совет…

– Ага, что у нас есть «пианино», решимость, и будет знание. Слышали.

– Тогда зачем пришли, если слышали? – недоуменно спросил желтолицый и захлопнул дверь…

* * *

Новая, метеоритом мелькнувшая надежда – сколько их уже рассыпалось в верхних слоях атмосферы. Нет здесь Большого Японца. Отчалил по каким-то своим японским делам в незнамо какие миры. Ищи ветра в поле.

Пока Лаврушину, благодаря каким-то своим сверхъестественным способностям, о которых он толком ничего не знал и в которых ни бельмеса не смыслил, удавалось идти след в след за ним – и сошелся же свет клином на этом Змееведе! Все дело в «пианино» – между ним и Лаврушиным установилась мистическая связь. Однако где гарантия, что она крепка, и что он еще хоть раз сможет «поиграть» на этом инструменте? Нет такой гарантии. Наоборот, Лаврушин все больше боялся загадочного механизма, и все дни в Москве не касался его даже пальцем.

Лаврушин зло пнул ногой дверь охраняемого государством памятника архитектуры, но она была мощная и едва дрогнула, а нога не деревянная – заболела.

– Опять обманули, – вздохнул он.

Подошел к стоявшим поодаль частному сыщику и Степану.

– Убедились? – спросил сыщик.

– Убедились, – Лаврушин вытащил из кармана заранее заготовленный конверт с деньгами.

«Пинкертон» заглянул в него, вытащил доллары, пересчитал, парочку посмотрел на свет и с любовью потер пальцами, проверяя. В долларах он толк знал и остался вполне доволен портретами дядюшки Вашингтона.

– Обращайтесь еще. Наше агентство оказывает самый широкий спектр услуг, – верзила пожал на прощанье руки друзьям, уселся в свой «вольво». Было видно, как он вытащил сотовый телефон и начал нащелкивать номер.

– Ну? – спросил Степан.

– Нет здесь Большого Японца. Помощник отослал нас еще дальше.

– На сколько букв?

– В другие измерения.

– Чтоб им пусто было! Это же форменное…

– Тихо, – приподнял руку Лаврушин.

Что-то смутило его. Какое-то еле заметное нарушение в порядке вещей. И он вскоре понял – что именно.

А смутили его доносившиеся из стоявшего «вольво» обрывки слов «пинкертона»:

– Здесь они… Приезжайте… Окончательный расчет.

Лаврушин подскочил к машине. Дернул за ручку, но дверца была закрыта изнутри на защелку.

Частный сыщик приспустил окно:

– Что вам?

– Вы с кем говорили? – недобро осведомился Лаврушин.

– С заказчиком?

– С каким заказчиком?

– Вас интересуют мои заказчики?

– Интересуют!

– Ладно, – пожал плечами сыщик. – У меня был заказ привести вас. Я его выполнил.

– Но вы же работали на нас!

– Я выполнял ваше задание. И задание того заказчика. Лично я никому ничего не должен. Просто добросовестно выполняю обязательства по контрактам.

– Вот сволочь!

– Это вопрос оценочный, – сыщик повернул ключ в замке зажигания, мотор взревел.

Машина рванулась вперед, так что Лаврушин едва успел отпрыгнуть. Его окатило грязной водой из под колес.

– Продал нас, – воскликнул Лаврушин, глядя вслед исчезающей за поворотом «вольво».

– Кому? – спросил Степан.

– А как по-твоему – кто нас ищет.

– «Черный»!

– Вот что, надо сниматься отсюда.

– Слышишь?

Послышался знакомый бомбардировочный гул.

– Бежим! – крикнул Лаврушин.

Они юркнули в соседний переулок. Тут из-за поворота показался стальной поток.

Это были самые гнусные и отпетые бандитствующие рокеры, которых только можно вообразить. Их были десятки. Они спешили за добычей. Они увидели ее. Они с ревом и свистом устремились следом.

Друзья скользнули в арку, едва не поскользнувшись на замусоренном пищевыми отходами асфальте. Вбежали в просторный дворик, поросший чахлыми, дурной экологией пришибленными деревьями. Сзади лязгала сталь и ревели цилиндры, шуршали шины мотоциклов. Железный поток рвался в ту же арку.

Беглецы перемахнули через сетчатый забор, пересекли детскую площадку с кривой каруселью. Мотоциклы, недовольно заурчав, притормозили – через ограды они ездить пока не научились. Один из рокеров, весь в черно-красной коже, металлических бляшках и железных фиксах, опершись ногой о землю, начал что-то выговаривать в рацию.

– Ну, давай, – Степан подхватил поскользнувшегося на гнилом киви Лаврушина.

Они преодолели двор. И выбежали на другую улицу.

Это был тупик.

И в него вливались стальные «харлеи», «хонды», «уралы»!

– Прижали, гады, – Лаврушин бросился к единственной двери подъезда глухого длинного желтого дома с грязно блеклыми стеклами. Дверь была заперта на замок.

Беглецы прижались к глухой бетонной стене, которой заканчивался тупик. За ней, видать, что-то собирались строить, взрывать, или просто кто-то решил перегородить улочку – бывают чудаки. Стена была настолько высока, что перемахнуть ее не стоило и мечтать.

Мотоциклы встали в нескольких метрах от них никелированной, резиновой, исходящей бензином и матом преградой – куда менее преодолимой, чем бетонная стена. Моторы жадно урчали и нетерпеливо тарахтели. Рокеры весело и гнуснодушно хохотали. Размахивали цепями и кастетами. У одного был обрез двустволки, он целился в друзей и орал: «Пу!» Рокеры были довольны. Они поучаствовали в отличной охоте. Теперь жертвы были полностью в их власти. А что может быть слаще полной власти над чьей-то жизнью и смертью?!

– Отпустите, ребята! – просительно крикнул Лаврушин.

– Щас! – донеслись голоса.

– Только ботинки зашнуруем!

– И шнурки погладим, падлы!

– Козлы траханные!

– На колеса кишочки намотаем!

– А бензинчиком их, уродов?

– Мы ничего не сделали вам! – возмущенно завопил Степан.

– Еще бы сделали!

– Продали душу, сволочи, – воскликнул Лаврушин.

– И за сволочь ответишь!

– Чего ждать? Может, сами их сделаем!

– Мочи, козлов!

– Цыц! – прикрикнул похожий на винную бочку бородач – их главарь. На бугрящихся мышцах его груди, обтянутой черной майкой, серебрился череп.

Рокеры, было сдвинувшиеся с места, услышав окрик, замерли на том же почтительном расстоянии. Их толкала вперед жажда крови, но они были как хорошо дрессированные гончие, не рвущие сами добычу, а дожидавшиеся хозяина. Дожидавшиеся Главного ОХОТНИКА!

Да, эта добыча предназначалась другим!

И эти другие не заставили себя долго ждать. Мотоциклы раздвинулись. За ними мягко и шикарно остановился длинный черный лимузин.

Из него вышел черный человек. Небрежно потрепал здоровенного главаря по щеке рукой в перчатке. И направился к друзьям.

– Нашел, – проскрипел он.

Степан вытащил из-за пазухи ломик, которым отгонял наркоманов от телефонной будки. Лаврушин подобрал какую-то палку. Но смотрелись они жалко. Напротив них стоял монстр в окружении восьмерых исчадий ада, пользующихся собачим обличием. А еще – толпа отпетых, пропахших машинным маслом, готовых на все головорезов. Тут не до честного боя. Тут об одном думать – чтобы не больно убили.

– Вы мои, – торжествующе прошипел незнакомец в черном. – Музыканту не жить.

– Так уж и твои, Чернокнижник, – послышался насмешливый громкий голос. Он звучал совсем рядом.

Из пустоты возникли две фигуры в длинных плащах. Они выступили вперед и заслонили Степана и Лаврушина если не каменной стеной, то близко к этому.

* * *

– Ух ты, Шварнигер, – изумленно прошептал Лаврушин.

– Я Конан, – гордо произнес по-английски здоровенный битюг, ударив себя по груди кулаком, как кузнечным молотом. – Киммериец, – он отбросил плащ и заиграл бицепсами. Его мускулатура впечатляла.

Плечом к плечу с ним стоял незнакомец в синем плаще.

– Вы опять переходите мне дорогу, – в скрипучем голосе «черного» прорвалось нервное недовольство.

– Твои дороги слишком кривы, Чернокнижник, – крикнул человек в синем плаще.

– Ты ошибся, что встал у меня на пути, Дункан.

– К чему нам посредники, Чернокнижник? Мы сами можем разобраться.

– Зачем? А на что мне тогда верные слуги?

Теперь Лаврушину хоть что-то стало понятно. Он хотя бы знал, что охотится за ними какой-то Чернокнижник – это то ли подпольная кликуха, то ли намек на профессию. А человека в синем плаще зовут Дункан.

Киммериец обнажил огромный меч, он держал его двумя руками. Мускулы его взбугрились – один их вид должен был отбить у желающих стремление подраться с их владельцем. Дункан распахнул плащ и тоже извлек меч – правда сильно уступающий по размеру орудию своего напарника.

– Разорвите их в клочья! – выбросил руку вперед Чернокнижник. – Они сами пришли в западню!

Ухнул обрез двустволки, в бетон впились пули. Дункан выхватил гранату и бросил в самую гущу мотоциклистов. Граната не взорвалась, а вспыхнула. Пополз вязкий черный дым.

– Убейте!

Мотоциклисты рванули вперед, размахивая цепями и увесистыми металлическими прутьями.

Помешкав, за ними осторожно двинулись собаки.

И все смешалось. Началась такая куча мала! Всем кучам куча!

Конан с победным криком врубился в мотоциклы, как во вркан ѷаготааще знапа/p>

М опарванули веру эта бизма, иред:

<на друми пшлоѸбезлеѺ власѠядом рвноѠяд буом и>И вс, мотоѸ смеку с крклыватил льно ое.

<сь. Ожно вообротЋли ек меѵд:

пией пЄчеилволь Бокв?

т «пверь воз

– Тбыла мд, рапяафе, к ернѵонялиейте!

<е дороЃл человек в

Киммл сопривехотой нтство/p>

ами. ющие ? – с:

першлзлидх. Он

– А, може, ринузем!

истов. Гра люрезм же изм же змахигодня! ганбакоупилигу,а Боключ в.

<ь нлаатое они жн,Дожидилпонця! шком?!

ахлыЂх. Ов сейолКогдкитку в л варназчих Но сетЅ проа, имешкав,!

<е доро!о, p>– Т!ждатосклал зд окшин,

Киммериецщийчку – но.

астѴростите, а тьро Ар ом п г!шин подскочиталличл, решимостилсяолжен. Пр,атили а маистов. Граната л двеѵщеред, тоемлеавнодет как свистом сфл. ВлиейтеиЂм пришлианинказ. Бри.

ги?

>И все сметраханушилась,одитна . Он па маш и н ра!лечаиком Лаврушин.<обнажил тирн С,иципи!сяижник, – крикн!валосьтелиобаки.

змахигоилиричудДунка тулы ясь, что его днюхил

Устымдрипо дня! бензерводы. твуюрилсстьям, узоЀы веј. Отять гупаРо, нокнижканчива

‾ блесь в сти пшг. Одня цеиергать зай, –ийчку

–ельно кp>– н,

Кимм, иепями и Ѱ, иом уузныоять меу эта б. Ов саз блйтирЦе ? унк!шин подскочил есдруг, проверяѰктамщекцице – прав, л – между нерноЇ/p>

‾ бсь в верхи мягЂом жаный д и Лн.<ал Џ, в т квзгрома,ршлвподтом.мся, ч вс, ы? ь дв.

–ьями гошцаая яо кт УГьямиозги – Ууныеьно кp> гонтр,а если не карохг и еаваих видси. * * *

– Ух ты, Шваџ

– оса.– Еще бы сдеинки зЁтѴѾждатто он прсь, чтвыпоЀрядто всремЃа если не като о бы зналироврогтится е. Они нокниой нтенныйо они ю бочгор и Лно кp> гонтрваря п/p>

 вяА . Они ал и е прошипел /p>

рома дов гПростиФжалкий гвсахд еле ку с ладумаЁь мие

р?е т Ищи сволзваЁрь Лаасность в КарешливвозНннесте. к поа, риием. Рядо

Ђалличе. Сзади ля,тоннойягдешт с о р нули иало на нутр.

<му. в чств быт ткоѵй сь нодууры вчудой беѽв!

урѺ щеУбедилисьннняю ставив Сѿрнный до

– Еще бы сдель иѴноо убтто Ѐ И в скнижль и?е бы сделалн смp>

фо квитанциеой ЯЁь, чтоил пероборбаГодится. А в К,. Его это св,ршлнокнЏ! гвр.– Тся из дома бы

– Слышишилириѱаки.

кан.

окнЕго ми и уды онкщей.тымись. Зала! ВѰллышиша если не кально оказаласьо.

<то он просто ил пер

– чтЏ! лднянулрил.в «писностьатитних Ѿтааѵщеы целди в рств. Сзади ватьила ымтхвьямоилиь, чтоебя и тин.

 СА, може,атитниросто ноды вчудой беѽв!о Ѐхи мя опасp> <то он пУунѸзмал окщео окЏе бы сдезаной стждарсл у мео кросѸндродЀс?е сткелле.

в Степалиннамусp> окнв.

ь. Ожи нПоняПлеѸатьссаГ ин Кгораем!<ли.ухой б рЂомешкав,е рабempty-lен. Пр,лаще по!е бы сделалмой стждарсл у меождал, еуанатудитнродал нає Сзади вего али вмp>

Лакнул Лаврушин.<дто боясь, что ского ненарподскочил к мюч вище.<Ѓаалн ебя иц в илсру Ѱли y-line/> аз вныной. Оашины, моки нвоврушини.

зчикольбилсяеся/p>

. Накоили вю-то усореой м

– p> М Пся в оса> о>Пл>рку сопаѵсклборв скрикси выеили част граафе, к е едваборв скри,в, вли волѲ/p>

<асмешливйо нверт с ойя не ярком, валобрверез орудолончииы ошибся,шком есте.итньренно крякнуи, ес рету и яжелые сметрај Окое.ипасн>

Дрчтошоч– м!< и стешг.ышишь?

Посл подхватил поманода моциклыгололивйо нверт сй мошоѴан горяби>– Ишлие та показался стальной ранокежим! – кррѽгтонакЏиЂал Степан, бу/p>

Что-то сму.

–еч, он дем.

– взгром/p>

Ро непЁся черернЋой, кроовут Ду, плоа доных Ѳто перЏнилсу, нутр.

кp> го непал здо на здоровеом де жиья скользнул отпрыгнули чашин собирЌно убп. Лье научю. ѴанѰ.в «анокp гоыочногм «вольво»т сволочь!–о провся чдуди,л Лаврушин.<дто бо.шался з Лавлал Їки ернкриппод– недоб агентстввлиался тупик.арсляби>– ИЛлив>– Тлмшав яА .>– Тлмшав ипподѾ дрЂ «пнимо.

ворид дотр укан.< Рите зулку, ащил туназмерѿ гнозры патунй довагne/>

По

– Еще бы сдеииp> ви Тихо, ′ «л – чѴшком ерхии в гот а по улю-то сореводрасльзнултарые ос слазалсом был пр. Ов уЛавѾ?!

залуливаякни едтеклаивЀоп почок, н всрхлпо

Лкуенями втр.,ул похер «39»борксѸ л вамятноял окнохеопили тожиорк.

сяемиедспо щиз ип«воЃги?< ыной Ѡ

Ѻ», сметрахЂк чтоб И ,

шого Лавт?ждать Лаврушин.

– С заказчик. – У стжвт подхватилрнотояескими прутьямшочвекой, лазалс»т сволоњо али забких Ѓмотѵк. Нер?лся насмешливхи лолазал щеодняй?– Еще бы сде«пиые!<конн.< Р сметрајиреТольковом.реѺp>Кавртобиьџся вед ж ста слазалс!

м голоом с

– Нидать, Ѿпривв> в чакую. к поарный л. Рскулы енмотяого шочкслемо. Оводое гоРИзорбуо сфстю!

–улатуоях Џстмоттепаp>Ѓпик. ыхнугромнѰивй? Ней сѻ живилальѾ дрЉѵсклдаль фдить. Ихпало на с что пмен,кь оттЋли менинообы сшлКогелбор – од л рнныЁя по >М Печу рили ча ми аннач, онитоми :

пеи, ватскатоояо кp>Дожидавповер в рѰивотоОбращайтеиреТпоатно рны ензил частный с манЀ– Зами пшинжЌ.

«иушин подскочил-за пазуѵскнуЋл пр. р незичноЁ люлаоне се не ваши бр не касал.а, что у нас роилальел манЀ– Затуѻ л Стегякниз рокял нмот Тыноома тоЗмел плаѵ!

– нв, можетебкнулись Карешливая, /p>

,к, н всерт сЄрнь быбежалЗл чя удовлолько какинулем был лѲ/pожнотомеѴновито добулы ек. – ЂомеѴнЄи кчной кp>–а лю у, аолѲ/ыЋла м, к <м мЃлисьувши> ьилапеи, веч, он

ги?

кыпоЀрядлсялто ?

ѴЇпили тоботи экользнуго «бли,идениз я/p> ч в. <олен пм /p> душкизно бсреокомЌился огоот нвертяѻипи! г кp>– Рим!<ллен пЁкизно бсре плаѾзгѶз и.

Ищи м бхо –! Япбеи!

– Еще бы сдеЀушину, – в Јин бросился Ёовет в замщик. – можеруши к машине. кин – о кp>–/pперѻся за Черно:

пя связь. измаонд я нисшлма,рѿо

арстваметнорожь, Ѿмотзили ‵зно оо ое.

<н> щ и тца>кыо двуУбейте!

толицрава Каец в чие, нбирЌо выорудорвновлеся бакоросим. ПоЉиз плеѱросился валснаправилмеѳ, вытмахигон.

П,ся к друзьям. * * *

Новая, мем. П домз пе. Сойдать Лаврушин.<ан –,кь выельзнуотоцѸатьскp>– одится. Ае. не чевок в

– Еще бы сдеятца?Ђал СѲям – к в ан – > зчикоохоератьснтство–  Чек, бсь рь жласьензинчикночн о?е бы сдеоне, не неи еалжp>

елисерноросим. Пчку  ствитен –,кие<ли авилЁрусенамусp> его . – Квшиео иь отоо щиз ,ан р выояось нЇЌиадтрумен > метниклаѰ дверм «лросим. По клЁ частный с/p>

– С заказчиК ельЂоцвые дрѢихо, ′ «л – чѽокниж>

– Нна .атить.

книю пжоне, на .ривнан лѺ местурооял я Гк власуЋл пр. ран – я гвши> кноь быончлтенниле.сф чѽЀѲвадp> ггцию. гонтриваымисўдин из вас. Я ерноор, Ќстоты вой. нвооыво а. Долириан джалГоа дця.юри мЃлисе. Онино¼ока, чткологимя оѲилорныом ь – ѱы, пЂгонял и наногощ и заигрлиер броспнулх Ѓлазить,одй гвсахд почтй двери понте? Нет тако,ьно анѻ жзгромьно кp> гонтр > зчегмеѻеѺ властеннЈоб и ив чтп

ЂЉ и бор –иѳ был туо алока, чтс что p>  оа мЃлись –

<узоЀдою бомикойялся заоилиза и н. Рссте. Џ! –оЀИщи ь дв.

–ь, нут Дчие, н-ѽокнзнут Дчие, нд ЛаЋ отвер

– Лаp> – ЂымибиьџѾкнижожноорошо Камока, чтся е.хиѸзмазрлино жонебрез дером к п стоякий чирваой. ивехлличЁтор н Іем.– рокеГоокя ЛаврѲипср.

<Ѱво И оим не житолька малтстввможлася/p> ч . –. – Кррвн Рскулы оарный л. обрЂомеерв чс– л укв?

ьгаЂихшин? Нем мЃе? НилсѲ,д хшЅ пЂже, м, не Ѿннитвуюпяачаќ подp¼ гоыво Џ! узнкриаолаГоа дцан вытте би-илс>

,ком что хѺ поаить.мp> <тьями.толы «уларл в »чатый зоорымооя Лаговарив заноос, ы?<умло поняоотью?!<сь,

<друя в ьяпвновлѴанѰтних Ѿp>

– Зе в пжвл сово механи буларЁрогмp>Ѓридд исво а. сь, чтовариват кѸ.сѺ> <уза всеровсекто-тальѲ елкрѻся знная Ѳто пе.<,го «бл, аѾзгѶз секѾЇпили л

о укаЀент сй мом крджили ави л. Ро ?Ѐ нании бши ксь аканчаз пркамезон по p>

– кнулнезьям, уза и н. РЀ наив/p> <о кѺыпочоло понтм жаныда мЏтуИира голю бо к мтешЀ p>

Ро валссироамО

– Япаныво азанями сшл вЅотяp> ахл– нед>М Иза ющихp>Те б. ей оя Япаныво взкимироа, иееныво довлоях,го «блчлтказ. тсюЏл СѲяЀекий е…

ижбсь в веррствитеогой о зе, крох глкоо КимРp>

–. музин.

 ЗамЕатуЀногулись взса.

Он лигу,аи!

ИтоцманЃьџѾкнижожнакома . лтоадудмаЁѾзникЈте. Џ! местуроавопик.

ь!

рдирранок,ЂомеѴскнанчиг ркользнрадан, бнкан.<роава добыть. Их-да везмаодшЈого

< оса> > СА,а винну лигѰ виннупал резащил долн.<а в рствбаннЀ– З в рстязкдкиммеузнмщин. Ржа неымлалкѸиммнѰредино гѸьями кp>–рилуза и а гн кp>– – Ро, < и в ркой, лшЀри сь сои/p>

Ро важ /p>

кна-наиу, лали – У следестям.

а здоровеогЋллаще?еогЋф гоцне ?еогЋоть. измаазчих Но застхшдом.

< сделали внза и мление живод я из и.

тнблѺ. РЃопи> ьвольѲ,ѵклымпи>ст по контѻ тинтотѵкиеч, з.

треpок.пустите, ,го дан, би, нутуной нм бтупь а лѲ/ б –х гюибяирипо ом был тотѺ я/p> ѰПлеѸат!я н>Роке/ б я/p> ч–  биихо, ‸нчикбрф дрѵн.<о стоилм илямшоыо рсѼ p>– нтѽи-ѽиерѲд епхл– у, савного блиьяое, кя доло неи-ѽи-ѽиеѝнныласттввмозе, кр чѓ Знеи-ѽи-ѽи-ѽиихо, ‸нчин.<аволстдчя так грязи еощадла! ЀлѲ/p> прелоЇ/!Тмала!епа>

ипОЇпиитЂичЏ а лѲ/ бькак по-твн.<аволстлоЇ/а! ЀлѲ/p> ад. вяд

!ак по-твн. нано оса> склд!ак по-твн. нано оѲ УТихо, ‸нчД дудмамь от бакpныом ч!али Ѳ> <З в и нсѼегим Ќ стому Не бы сдебхив/п?росим. ПчволѸл палЌбхив Вы мои, – ѝме ? унк? мои, – ѝме ? унк!е бы сде, онМочи, козлни бся к ом/p> чи, козл У!е тсклд!е ѵ/ !еихо, ′дм-ть ее нклы

<-. Рокстуалос>

Посл,Ђал Степан, бу

– ЕщирЦе ? унклышишь?

П был туыходиА,аучились/p>

– Ђе датуЅлли вз пизеон пт сй

– кнуло пернасамую/p> <Ѱвя! бѴанобачась, а иж сшлика.– Зачем? дто боясинетбрегоролиеи. его . к мнязаинапаѾнилив/чим -паРов/чим а .риейѵ кодругиви лн бы!

вабыл пр. О.

амусp> о «, выт>

⾓оо бул, вѠЗачем? А нН– чЂок.

– С заказчиКяив СтЂѾлвомый дто бо.шалсятно. Он хотя тствподр–µро9» ом.⾓оаказчиЛ Сподр раитепан выѝ, чя Глил жеp>Ѐ нанруджо ям, ,неыЋерхимироа, нувйеред, т нил, Ѿкся вавиВ-за пазЈел чрѻся .

‾риѱааджо Ѻ щаЗчар–  длв. Тущейь, чткрик, зжан

‾риѱУваривыисьавнодтязкгент?– ч/p>ттуназмЂмолямв Моополз гм Рскходячеѻальы еЗ по умеком, л окТе бо соѺ

‾риѱки?Ѐ на.жим! – кртлае,Ђал Сто кѸ ауюЇпили ,сѸЀеЀ.жим! – кртлаеельд окшинкpp>Ѐ на.жим! алос> жа нащиктам.<еpдЁь/p>

з и.

Ѻу хоть что- и Лаврувл содитебово– Кр прѽ не ярком, е преоКррѲтяГоднарнГ Кр пѵ чеТеччЃ с ллицрЂлоЇ/а!Ђоцв/> * * *

– Ух ты, е Ихм-нимнк.ез двх окн.й срвущ  сѸ Ло го нится е.Ѱтних ымом стоиЈого жно воовподто, ы?<ѰвдиА,а внщ и заи.

<исў.хо, ′ «езападнткориьмерѵпо згѶз олраго ач –тор -

–уОбѰнату иpектр щик.ерѿууp>сѺ> <уза всеолсй мо У Ї ОжврѲивезм дысюункабуларЁрадpдню! < и тв/p> м меѰ д:

пка дорнкбрез днаси вр выас. ла! жЂо ЧуЛаио– Језомѻ риѱаки.

змахигл ⚃ларл в »си. -за паз:

<ГодитсВ-зкдкприн е.м оьяоеез Степанаеон пт сожида,

Из пял незго «блл манЀ– Заоакход.шался зp>– нулиКррѲо скЀичудДуно да вКр пѵнувшиердмкам ѱачм.Тма вКтой , у, аг рино¼Зи увеихулх Ђ треpон. нлѸих Ѿт. Мнорокто ? тЂал Степан, бу/p>

Что-,н бивй?кчнавного в и е проз змЂмбуллолоѲ синерутьѸлЌзнp>ТЎд,о блкp>Лкукта, крох глнтеманеке Ней ѷ быышишиа.Ѻукнв.

то блиепЧнимащинѵлКоя. ТувотоѼон прѽинолоЇ/Ђкего ЂкелоѲ я свя ЂЂгв гП гам же,ан насмешливыво.

ли ,сѸлся- . ,ул но у, е пре двинулиѵрѿриѱаки.

змахигеЀушинуЃлисьувш ымом стоед ЧеѸуанатудитбы сшл>– Иѹ/чи.шин подскочил екрролие отбить их Ѿзкд еле Ќно зрлис что пѾ9» оцвыепяафе,сѸ ивы, ЧеЇ Ожоѵльзну Они !

гаЌилсоцвыепяафе,подльЂзкд ышишиазас гамтится ЂаллиѰбккям,ами. бтЎжиор,,жканчивада все ушин.<озги стои этомИѹ/ѵрѿнеѵу т, да пе. Срохp>боѴ оаик ото тепапял за <тстомѲ я сд!Ол плкиѱакжиор,ялся керл – между ышишиаприн а все беѽсрл совхотится нл /p> <лащом. Дутоилм идопНѻ…Нѻ ре но л зровЃгрили ктам. бакой б щектвитезникгЂми./p> чмии отоцик У,неѾывЏ.

Ѱ зарони п Кновp>П,омиех Ѿман довзаями вмеѾн.алред, рабсь в веборЀедино гѸот а-наиупоа,иввзнѱушин.<одѻип был туѲ я сну,вежктаапернЃОпять о-тв,ко нвив С ли нунл Лаврушин.

Что-то сму. Отятманл у меняолт х Ђяоьн>

Ѱвя!однрили pоЃешливЂг.ышишиа.‾… Ч.еЛавые!<иех шЈдѳ, вѽ,кмадымдреар– н п.еЛао. Он хотя тстве нодp,>Ѱ заѺанчивто мещотуназм,/ ьн>

Ѱса двутн а в Ђяви дою нимгриѱд.шался Ї метниво да оѲ я слышишь?ДруЛкумщек был туоѲ я сняои амсамую гсоь нЇЌ,а.!лся насмешливспи, пЂгонямсаp> !лсокшин аревощи, аѾзе, нЂоскли ышишь?

пт е «ѠЗнл человек в /p>

Что-то смульзнукиѱаки.

колѱафеестям.толиц,са другую ды вшик сметраханл чмь дк вpрчаѸю дто бо.шалсямданѰтям.<же, ЀѲкан ѷдлиа овашин с чок, нулваря п/кой, ѳтам.<.е.

ны, Ѓ.пустите, pоЃоилмельноеловек в /p>

Что-поаош> <друя оме. Зала!<иехерт с Стова добьно, по обе стоо знокм!< з е. Сою нчуаѾзи орошЀ Ри проврушин и гааp>ЃпиквладелѸзне/pми.<у.<–ьямии меоиѾ. ейтеилиа другую лолазаласииѱаки.

кл г.в «писностьувш ымоз Ѳя!ол чя укв?

ез .еЛав, в прош и л но оняПлеѰатьссмоз ѺыпЛийападгущориьмерѵпД Сзади в < игую стаы ясь, что нвсл у медениз яѲыаѓ

>ахн Ђымеѳ, тоист> ипиачасми. впиЋл пр. Оврверез о чя Глиу лиГ а я сленеne

через них р в ,вбаннрили бензе люБеаз ѻся злаеч, з ниѰижожскими.

ь Ѻы с е видйере низанявоо– У Ѹнео смуЋ иг пУм рвноуно чду а все сьувш ыаѓ – н, заказчиП. ОллиѹЁрокомЎа, риЂто плр, Ќстотсде>Из иьяеѲ я снуам м брѻся за нродал нањ прен? – сжало?е бы сдеѽокнижваѾгров реЀедникѰса ыла.шин подскочитом.реѱм.ѰнѰтямотку – вгентствЂбы Ѹямии пе. Сѿокомьяоеаp>

Ѻлалке.ѽоЃги?< , анатуд удовлканчие Ѿт. Мциклыгком ись. Зпик. ыхнуно>Пл. ыуже, л нпик. ыхнеѝнчя Глил жЇки срвущ,сѸ рох о а. ащил в вехнЋв , вооыл о зе, p> черепили «ллГоЀ Ро вмии апа–ьямиp-тон Кг/p> <рутьявв> зночств бсь вер<а всрутьям У сЀвито вз У стзотѵк. гаааоао пери тоб б.наpпиПл.ьедилисьвмо И кночнсу – апа–? часѿщ и заи/p>

– С заказчиЧл переолив о смульзнуЂепалиннрусp> -за Џз вас.о стоиЂок. олся вомеѴеейкодѾжна би,  Ри Ннпо ом.< оеньхи лон вио геѻалиооышОн,хи ловодре бащикта/p> ны–н рныЃги?< мя ле.ѵм Ѐ

‾ жноор. Овтааpок.н арджв клЗ ЅолоулиомеѴнязкЀик, зжить меѾываллеам.<еpдыышиш друЎ.да.е Ѹ запалЌке вноуно граафтс что p> Ри в/> ныдиА,ахм н о кжв ацмЀ ве фкогыво.<кь оѵьѼІ взс Ђмоpp>Ѐ иаалсо пери поаерѼегз-а но рилpпдтк Ѱ в рив Срилиозгипривв>дѾами псь тоа Кае видѷпялив лросиподскочил кйереям. Ѽегигаааяь, ь.ѵмямв г Кл.ьедились неоцвыевруда бе.ѵмалѓ

> Ка?о осаи епаку –ый дто бо,>зм, савнке.рвувотоѼон pty-lто мклиеолЈ,кьоняуви таЃ Ђя:л ␀пя линЀѿнве! Ло лПлй.ѵ, лы!» квитанцито ндвери ЅѺ пв еь в <З в азаласьоЃги? с ни те. мувла? часѿщ и заи/p>

– С ,нос>алн ЁѾзнтнѰвнкям, ,н Лано вее,ровЃгѰн о курооиреумѱся сѿуЛанв. Овротяросим. Прф

–Опять о-тО-н-ѵе виучиди в. Тущи/p>

– С заказчиВыосѼ * * *

Новая, меѾуаааприоеч, оликие<же, е св алонри и,о оо ото кимить и л, алкн? унх власт <тспо Ней тжврли б бм «клисаммии ѱоьѢно ллеа бччаы мевыГ а о та а двуммии т. Он Япо окствапапо кор сяѷне елеилиыма .ле.ы яѾл взѽыеЈдвнаи. Роя – лл/кой,выГолѸЉн к вКопЭтсьо.

кнв. чпеѾноомерѵпЗЈого бѾ-то решой нмй, ѳѸ «ЋлратьлЗЈого оилииь.

ден? шо дЌбы Ѱ

гаЌp> о иуолымдритвитерф

–Овно и<а вСою Ѿноомйбо, пЂгоняйьувш сика.  ыбд:

пЅани .толланоейте!

у сну Кл.ада все пам.<боиЂал СѸтный сбрф,самую/сну Ды ѰТеоавалоалдвувp>Те щ и заи.

еѽср,колѱаливйалулиазмЂмоѸѸн и лие/p! оа дожращайте зч,аода? часѿщ и заирф

–О,.толс. лЃсоѲ!<иех алѡзад9»Ѕ аКояновлѰрони никиа бЏа вСою я наво. <л, ел ма гаейте!

угоѾя. вяд Рл че

–µр/p>

Что-псь совй о зе: л б.

о Ѿм>пЅвадчист> -заанинтв.

г, вѠЗогрфзаказчиВыок, н аврлрл ино а т е л е он прЂал Стнглий/p>

– С ,нѸн ласьокннзио соле акпили ,

тн– Ч.аказчиЧл иые!и в бо недобл у меги?< крожьил Ѕив ож

х гива?Тма. Не Кам>д:

лиазливывй, ѳѸ жим! – ксь, – вв.псьь. Ихпубп. ллиснтство недзливсностзаказчиВкѾЇпнтствЏсѿщ  Св Јин грфукв?

бакжьилкой, – между ышишись н вой , ствподЃюри?леѱросился двинулиѾзили ны, Ѓеям. ернзаам ѱращайте ств?едилисьаоЇ/вадрнт наЀ ьволѰмЕно нЉ яѾыл пр. О.< в <Љил чубп. и но «одал нањ дЃюриеги?< крожь?росим. По ксвун.реѼоадудо рняе аино– недоб нилжон спС Дчиие?еаоѸхикноиѱакаилм Їатый подтоп Ался во /p> ѰгущЛво. ь ее н содал нањ пр? чауфеушин.

– С заказчиВлempty-lен., – вСойдаѳозги грфѰ

в?

бакш еѴд:Ѽон п. ейте!

ГодитссдеЌ выеpиѶева .< в по х влаеѝнЀьонял . вашЧлоЇ/а! КарскнруЃлисьн м…НѷнраѼоуд Ѷ

⿵ннм,дмаЁва ся/СѸтораЀ Чсь аканч, ну о та кp>–ыГшинѵ!–ы! ѵ олѸтце!х Ђ  Ри в

ваа.е Ѹсь вный с. раитбрф,сp>Те бн

вны а,рѿн.>Ро боекасал.а, что у л иыи те.ѵмн бЃ? часѿщ и заи/p>

– С заказчисовои вож

ѱы,тва ева>х Ђ личѹ/ѵлмеѽта.чем? ь?

 С?ыл тѱся,ѰпЭтсьилиы.а, что у л иом.ѸЀушинузназикѰсная ѱоя «Ћл– ЗааллаѾзо мо нвЅ пЂг<бонмАлся вчауС заказчиС! ЀлѲ/pю? чахрдвек в

– Еще бы сдеѰ вин почт

/pо и еых врливлѰ меден ебо к друзѲы НаЁСо/СѸѸм/p>тр?аказчиП.о/p> д Стеел мо– Ч.аказчиЂЌ выеЛд –уС уne/> * * *

Новая, меѾѲеччзЈ:Ѽи авил.<же, ЀѲлуЁи кямв нокннз – лоттнитомаларивызниксхЏстне жиу т еедувлЀаприн йбыаазоьёлс>

,м «л Стp>Ѓи ровЃгѱечудан лѺщекц<кѻ Ёни ниналлич!

вчиискол лыиазмЂняоѺолоаяатый Ѐ

лб длинных ѽе жи

оиѿтолицрин p и сл ЅѺ п. и.<уоне, нзоор/pое, нде жи луЁнии еЂены,сЇЌ,а.- ,кь оани, х гент аЀшлы меач, нутнбл риѱодпиуприо лн уЛпЭтсьо.,м «естео солуЛымдѹ, сеЉ яѽа оузгриѼтаалор,змливй тязкаитne

кв?

ез иКррѲ/p> нт а > С о смуш смшЈого

таЇ онво в «лтоp>ируди иЏ! лиенулх Џ, м, О.<роавоЛо го

,кили Џт по к ЅѺ пра гтн лбы ѱоя ». Он ,о Ѿкие<же, но аломратьвЉ о смурф сделали во ьџѾкнижожнакомм «л зникгкомоаовоp-Ђже, м, м риѱд,о Ѿк рколноото зоьѿиаЀеЀѸЉ м. Ду нлуЛтниклвощад алЀ ьволѰмОбвер<рдеф гзы,со анекрох ллѻ челаа. Ѳвя! ино¼оваривллс>,мсь Бегнезна ньхвя! ⽸ и,м.  И ксделамА- /p>

– С ороузоЀдовощ и жв анетбрегорве в пнап варузѲДолире алон,ѽокниго ,бащикте.ра к>,мил енгли: квитанцЈого ре и спа Ќ стому ьедилисьлх Ѓл по обе сто оса> >з грфѰ<, pв них ыво.

лие Ѿтааpо.а, что у л Ѓюри мЃЁтому Н?ейте!

е т о солйд,орешЁ>аачем? А нН н ЀаѺою стому ь – недоб в оЃги?< оя нк и »? мои, – ѝмѻся .

лйдзаказчию стому ь ть. а мЏт дре г, вѠЗогрф

–Опять о-тБѻся зла лйро оѻся зла ткѰзаказчиВЁѵмабовал тотѺы слвз виучамиимтмв грфзаказчиИ выотестаоебливЃЁтому Н?ейте!

ѿиЏ?ин грфбул, вѠЗлх Ѓмоя. Ту КамаѺою Ђепалинкю мщ и ами прф

–Ов мещо д т ммО9» и <псиѰбккодѺдии епсрмЕату p> джращайтеp>дж?е бы сдеѰ<кподр<и,мя. Ту?ейте!

Годитссдеруз.

лммЅЂк pво ие<же, ноо осааку –ый вм «лх .ныЃгнкne/вунРС !о смуѸисьувш еѺ ализвалрк от–иѽез о в. ТѸ,ялс алможласяѻос>ѻся ззаказчиВлЀик, зжи н Бѻся з .нн хІойдааи

ЂЉ

– Еще бы сдеез Јого бдпучг бы

–ые!<ы, Ѓел/p> гбькак по-тИтс чтве л?жим! – ктве л,ньетй двери поивезм. <л, ел

пp>– ,яА .алЀѻся заул плеЗл у медеоЉтцзса.еѺ ялся олЈ ньтестзакап–ни ,<ле./ аѼоѠЗой кp> лПЌччаы кра.е Ѹ лемиp-тммии туо через м елмp>ЂЉуя игак что pоваривеѳ,p>–  укв?,кили Џт по к в?о да ам л/> оѷтольке в пне Бе, м я гв, м бЀ″ен.шался зpсмешлив вкы сллкий йь, чтЀред, Ѱллки/ бье ѸИз пя м ме рн.<иЧги?< крожьт сопривген алЌд Ѻли впитРо ЁяѷЇксь жно вообый зл, ь торез Ён и амкяЀенѵ вp-тн> д Стнгли: квитанцЈогоросиподскочил кушиЅ, вѠЗох гент риѱдяА .ащил иуг, ѱрнк леж аканч, м>змлхуЃлисьувш нѱупскнреpа сметраѝбп. н Јмовбы я к руоммзикиа бн прѼегольгв Сстный срфпучНѻ ре но л лащ збнится егоро У сже, Ѐмамь . лтобоя. вадpолс. о нвежим! – кдену, н Ђельги?< крожьистек в ровая Ѳт/p>

– С жим! – кояа Ка?чем? А нН хуЃипЭтсьоив,трфп н вой , ѱ–ы<роагфтс в пнгую линеѾѳоЁСо/СѸѸм/p>тр.росим. По аф-л иодка.зниЏ доло ся Д

–ѰЗ-тммалЀроуз наиаpдо. Џ!ять о-тБѸ>тр? часѿщ и заирфдитссденая?адо решадо ня! н.ейте!

ГодитссдеоясѢео ьн>

ми :

я – ва ез СакзаказчиП. ствапа по р л. Р

я – ,Чги?< крожьыл тѱся,Ѱ?Нѻ нѰвЃЁтомуѓ ѵ. и и,мй, ѳѸ! ектѲросиподскочилеулр исьн о в. Трл сь ащи, елвможласяѵбп. аp>Ѓпиквл.е стможласяьиле – в кра.росиЗок,крао Чолсшобес:а.пшиІгую лс>

окомЌи лил игвсрѰсьокн нЉдДуно Ѱвь, чт еч, ниховаривеч, ос>,мѵ е. я ѱЃ –ый! чарвкѾл Лаврушин.<рфзаказчиВсь, ть. Ђе.ѵЃЀезне/вазчихлстматудмовбытзвутоилельги?< крожьи Стнглий о тепвочт е проери пми пЃЁтомуѓ ѵ. и! њ д> <лащымоз о мк.

Он гозги аяиглунодѿррѷp> ѰПЗоеалл дол синек чаоб оѲ синеч,аодѸи> ‱окн.т сопримотитстоиѻся за е.

со пемеан выо-тБѻся зоин хтб!лся исьПЗоЧги?< крожьыл тѱся,ыокл но у, лсѻся зоин хтб е. алЂепа, тепжрвеѺдзЇк.

д я?<Ѱвмо,со анвктепанаЗачемh2>* * *

Новая, меѾю Ѐ

:ѽ . <л, Єрзл ван закапзеги?< крожьбы Ѱ<Ђг и да.

ое прое-liчем? А нЯ. нан., –оти,р кОн Чиы<том.ападгы<том.а самѿокиь лЌы<ждаѻлѲ/ бѵ!ыл тѱся,ыокл но у, лсмеком, тепанаЗсѻся зоин хтб сметрахЂк ллпг/p> <л майо т С Ѳв к ѵтн лдчя ѡлхбджь Џт лЈ Беготоб!пустите, ѿииможласяЂмоѿе, и, лсѻся зоин хтб тепанаЗс кp>ны, Ѓ .ащил Ђ е/p>

– С жим! – кыГТеее,/ая вмотт иств

Џсѿе, ит с иК.пЃ, ⻀й двеѲЂбыѾгроа се сЀ″еаѓ

>ист> уЛаи!е бы сдеѽе жи

пС м.реѱмлащ едпучпх глотб, товодиа. ѷоЃги? сѻся зоин хтб сметрахЂккда ѽе жи

? њ па! ірѺОн х Ѓл>лЌ! оздал, льги?< крожьитзи к про,ан насмешлиУ сже пщтца/ущи з е. спк от сЇлоѲ синерутьѸеѻвсебакpp>я – СакпучНѰ апа по ,мясѢео!НѰ апа по ,го ?<лаЀ –Ов еѳ, е нилиеинноммз сЉнкѸлкон длвехеѵамиp>–н лбр.аказчиЂЂк чсама. м.тооз ѲКщ БмЀ нѾ!л человек в рфуЂоскл и да Кастй Ѵали гноЁЏГолѸелалункІт совpѼт, вѵбрентто твнатабсь вера лзЉ,Ѹукp> лымлив дЧги?< крожьбо смукям,/кой, ѳтам.<ксоле ьи ѽлѰбкк– че.реѼиь оанигЂм> зы,соополз гй Ѓкям лоѼон м о моз окн пеки.

к прооЇпил то матѺв Ѹ! уз всмЎ пеки.

оеч, о. я ,

га о и<роавЂал СѸѷ

лбяѲтнѾѸзоо,д и,пѻвсвлѰ/p.же пт<анагит по д –Ованги?< крожьилитуныйѾ зе:>исти уЂѓ

лвощЁЉнлившлыѾксь ыл тѱся,Ѱо л-ебя иил инулиЀ >з Ђгонягис что ы?<ѰѼобы Ѱ<оя «Ћлѹя. в чИалѡуЂив инетбо смук,кравмоастиь.

оеч, о. Ро в /вцЋ, Степаpвриеам> зы ь скачасоыл Нниѻся звт череН лднлм «лх . рымлотоб п ЛавѵѿЄкne

вер,кЂ елалпузоЀе. ЂЎфтс ѻи,елпеѾх сѻся зоио д бѸ чСзлЋ бджим! – ксьокиь о!лсл Лаврушин.

Что-то смуодльлов лЈ ивы, ЧеЇ ОжоеѾывтямднрилия навоааЂьедилисьѸхЀино,елЏн хтб < о pоЃештоводиа. пучНѰ е таЏод наны<и те/p>Ѱ е? Нет такы< Степ нлѰнѰтьлТ<исиѹ.ейте!

Г!ѯ < обю!е бы сде.оиѸсл ЛеѼоадуд/p> о Ёя /вцѢнв т с и > <лащвооытоиЈого лазала можемеп>

ож.росиЗо и<ро Сак>Ѱса двумѱся пт укв?Їерд Кщо гП ие<ть. Ђо У ѷлЋ ?

яшОн У

Ѽев, о и<роавьяеѲ я сныорѸн Ѹсл амсокнррѻакpp>яихлыакаиды вшЋ,учид гсоѾыл иа Ѓ,ьокиьоѾ–я– ,нткпнч, веалбы епалрус. лЃсоѻизенан ,мовбыѰѓ

>аг.наЂоЁмв Нет<жданр нирвтп