Прочитайте онлайн Неоновый мираж | Глава 18

Читать книгу Неоновый мираж
5016+1590
  • Автор:
  • Перевёл: О. Ефимуркин

Глава 18

Надпись гласила:

Ф

Л

А

М

И

Н

Г

О – и была устремлена ввысь. На самой верхней ее букве застыл обрамленный неоном силуэт грациозной и вместе с тем немного неуклюжей птицы – фламинго. Само здание, названное в ее честь, не имело ничего общего с фламинго: оно было современной строгой геометрической формы с бледным, оливково-зеленым фасадом. Комплекс расположился в нескольких милях от Вегаса, среди песка и пустыни, вдоль темной ленты шоссе, уходившей далеко за горизонт, в направлении Лос-Анджелеса. Казалось, что это здание выросло здесь вопреки воле природы; в это раннее утро порывы ветра-суховея гнали перед собой тысячи мелких песчинок и вырванные с корнем кустики полыни, которые с шуршанием перекатывались через ленту асфальта и бились о фундамент «Фламинго», словно желая повалить его. Но разве природа могла знать об упрямстве и упорстве Бенджамина Сигела?

Справа располагалась асфальтированная площадка, где я и припарковал подержанный «бьюик», который мне выделили. Не было ничего удивительного в том, что площадка для парковки была почти пустой, за исключением нескольких грузовичков-пикапов и пары других автомобилей, которые, видимо, принадлежали местным рабочим. Остальные рабочие, которых Сигел привез сюда из других районов страны, размещались в мотелях или общежитиях города, и на работу их доставляли специальные автобусы или грузовики.

Я подошел к входу во «Фламинго», перед которым был установлен причудливой формы фонтан, и вошел внутрь. Холл был уставлен игральными автоматами – так называемыми «однорукими бандитами», слева от них расположилась маленькая стойка дежурного по гостинице, а справа, на несколько ступенек ниже, – просторный зал казино с двадцатью одним игральным столом. Пустынный зал, пол которого был застелен ковром и стены обиты зеленой кожей, казался музеем азартных игр. Не было слышно звуков вращающейся рулетки, металлического грохота «одноруких бандитов», звона монет, стука фишек и голоса крупье, вопрошающего: «Ставки сделаны, господа?» Так же, как и шума и возгласов толпы – радостных восклицаний или вздохов разочарования. Ничего этого не было, кроме разносившегося по зданию эха от стучавших где-то молотков плотников, работавших над воплощением в жизнь мечты «Багси» Сигела.

Я нашел его, пройдя столовую и войдя в помещение кухни – довольно просторной, сверкавшей огнеупорной белой пластмассой и нержавеющей сталью. На Сигеле был элегантный серый костюм, светло-голубая сорочка и темно-голубой галстук.

– Намного лучше, – сказал Сигел вслух сам себе. Он стоял, подперев бока руками и оглядывая помещение кухни.

– Бен? – сказал я.

Он посмотрел на меня, улыбнулся и махнул рукой, подзывая к себе.

– Посмотри сюда, – сказал он, указывая на два настенных духовых шкафа. – Как думаешь, они неплохо сюда вписались?

– Думаю, да.

– До того как я заставил их все это переделать, эти шкафы размещались так, что если открывался один, то ко второму подойти уже было нельзя. Я им плачу не для того, чтобы они подсовывали мне халтуру!

– Во сколько обошлась перестановка?

– В тридцать тысяч, – пожал он плечами.

Загар был ему к лицу, он выглядел подтянутым и бодрым, но нельзя было не заметить красноту его глаз и небольшие мешочки под ними.

– Пойдем. Тебе кое с кем нужно встретиться.

Он повел меня через ресторанный зал, где стоял запах мастики и где с полдюжины рабочих в белых спецовках занимались обивкой стен. На роскошном ковре, рядом с ними, валялись окурки. Сигел резко остановился, нагнулся и с видом Шерлока Холмса, изучающего следы злоумышленника, поднял несколько из них.

– Эй! – выкрикнул он.

Рабочие, некоторые из которых находились на лестнице-стремянке, тут же прекратили работу и повернулись в его сторону. Сигел стоял с протянутой ладонью, на которой лежали окурки.

– Я хочу знать, какая свинья сделала это?! – прорычал он. Он подошел к мусорному бачку и выбросил окурки.

Рабочие переглянулись, и один из них, видимо бригадир, пробормотал:

– Хорошо, мистер Сигел. – И они вновь принялись за работу.

Мгновенно сменивший гнев на милость, он повел меня через холл с игральными автоматами, сказав:

– Столовая, как ты сам понимаешь, – один из наиболее важных приоритетов. Все, что связано с питанием, должно удовлетворять самые изысканные потребности толстосумов, но в то же время цены не должны отпугивать клиентов с несколькими долларами в кармане.

– Ты должен особо внимательно смотреть за своим шеф-поваром.

– Почему? – спросил он.

– Шеф-повар, да и не только он, имеет десятки самых разных возможностей воровать у тебя под носом. Сговариваться за взятку с поставщиками, продавать на сторону продукты. Много чего.

– Я это возьму на заметку, – сказал он, глядя на меня одобрительно-оценивающим взглядом. – Я вижу, ты знаешь свое дело.

– Обеспечение порядка и безопасности – это моя работа. Я хочу сказать тебе прямо, что ты нуждаешься в большем числе людей в своей команде, – людей, которым ты можешь доверять. Иначе каждый будет норовить обвести тебя вокруг пальца и облапошить.

Он кивнул:

– Конечно, Нат. В дальнейшем я так и собираюсь сделать. Пойдем, я покажу тебе бассейн.

Мы вышли наружу, и он повел меня к роскошному огромному бассейну, стенки которого были окаймлены фестонами, а дно выложено мозаичной плиткой. Внутренний двор отеля, где располагался бассейн, представлял собой оазис среди бескрайней, бесплодной пустыни. За спиной у нас осталось здание, где разместились ресторан и казино, а справа стояло строение необычной, модернистской архитектуры, центральная часть которого имела четыре этажа, а боковые крылья были двух– и трехэтажными. Оно было самым большим из всего комплекса зданий туристского центра Сигела. Команда штукатуров и маляров на лесах, опоясывающих здание, трудилась над его отделкой.

Неподалеку, под большим зонтом, сидел небольшого роста полный мужчина в шортах. На нем были темные очки. На столике перед ним стояла бутылка пива. Его обнаженное тело было загорелым и округлым, словно мяч. Его лицо походило на морду самодовольного бульдога.

– Этого напряженно работающего джентльмена, – сказал, добродушно улыбаясь, Сигел, – зовут Бадом Куином. Он бывший служащий лос-анджелесского полицейского управления.

– Не надо вставать, – сказал я.

Куин широко улыбнулся, и его улыбка была бы замечательной, если бы в ней не чувствовалась фальшь. На самом деле это была не улыбка, а маска, к которой маленький толстый негодяй прибегал, когда в этом возникала необходимость.

– Ты, должно быть, Нат Геллер, – сказал он, сдвигая на лоб очки и протягивая мне свою пухлую руку.

С неохотой я пожал ее. Она была такой же влажной, как и у Седвэя, что вызывало еще большее желание пойти и вымыть руки.

– Я не знал, что ты работаешь на Бена, – сказал я. – Не говоря уже о том, что возглавляешь его службу безопасности.

Его поросячьи глазки сузились.

– Мы когда-нибудь встречались?

– Нет, я только слышал о тебе. – Я повернулся к Сигелу. – Насколько я понимаю, ты не говорил Фреду Рубински, что Куин работает у тебя?

– Нет, – сказал Сигел. И затем с легким сарказмом в голосе добавил: – Я не знал, что мне следует согласовывать свои назначения с Фредом.

Я пожал плечами:

– Я говорю это, потому что лейтенант Куин несколько раз вступал в стычки с компаньоном Фреда.

Куин ядовито ухмыльнулся:

– Джейку нравилась моя дубинка, я не встречал парней, которые так бы любили серебряного карася.

Я ткнул его пальцем:

– Будь более уважительным к мертвым. Рано или поздно ты тоже покинешь этот мир.

– Я не хотел сказать ничего плохого, – ответил Куин, делая примирительный жест рукой и пытаясь смягчить меня. – Мне нравился Джейк. Он был хорошим парнем. Я время от времени получал от него свою долю баксов.

Сигел, слегка нахмурившись, сказал:

– Вы, парни, сумеете работать вместе? Я не предполагал, что между вами может быть вражда.

– Нет никакой вражды, – сказал я. – Мы даже не знаем друг друга. Будем считать, что я ничего не говорил.

Куин великодушно улыбнулся:

– Никаких обид, Нат. Не возражаешь, если я буду называть тебя Нат?

В душе я возражал, но сказал:

– Конечно, Бад. Мы отлично сработаемся, ты и я.

– Прекрасно, – сказал Сигел, похлопывая нас обоих по плечу. – Бад сегодня не должен был работать, но я попросил его прийти, чтобы вы могли познакомиться и договориться о времени проведения занятий с его людьми.

– Я слышал, что ты собираешься подучить нас приемам работы с карманниками, – сказал он, стремясь казаться дружелюбным, но скрыть до конца свою неприязнь не мог.

– Да, некоторым маленьким хитростям. Как насчет того, чтобы приступить сегодня в полдень?

– Нормально, – сказал Куин. – У меня тут несколько парней, которые сейчас поглядывают за рабочими и за поставщиками материалов. И дураку ясно, что возможные кражи стройматериалов, который сейчас в дефиците, будут нашей главной проблемой.

– Все верно, – сказал я. – Что насчет остальных твоих людей?

– Все они сейчас устроились здесь, – ответил он. – Нашли квартиры и дома. Стали жителями Лас-Вегаса, надеясь на долгое и счастливое сотрудничество со сказочным, роскошным клубом «Фламинго».

– Отелем, – поправил Сигел.

– Отелем, – согласился Куин.

– Неплохо, если ты свяжешься с ними, тогда мы смогли бы собраться где-нибудь в половине второго в казино: там все работы уже закончены, и никто нам не помешает.

– Там еще нужно повесить несгораемые портьеры, – сказал Сигел, улыбаясь самому себе.

– Да, казино – это лучшее место, Нат, – сказал Куин, вновь опуская темные очки на глаза. – Поверь, я сожалею по поводу того, что случилось с партнером твоего друга Фреда. Я никого не хотел обидеть. Тот парень, кажется, попал под машину?

– Фред больше чем друг, Бад. Он – вице-президент моего детективного агентства, и это делает его покойного партнера моим партнером тоже, хотя мы никогда и не встречались.

– Мне это немного непонятно, – сказал Куин с оторопелым выражением лица.

– А для меня тут нет вопросов, – сказал я. Сигел искоса поглядел на меня и потом сказал:

– Ты хочешь пойти со мной, Нат? Я могу кое-что еще тебе показать.

Мы пошли с ним вдоль длинного, разноэтажного здания, на котором трудились штукатуры, и вошли внутрь, в небольшой холл. Там на полу один из рабочих Сигела, стоя на коленях, занимался укладкой коврового покрытия. Холл имел форму овала; почти весь потолок занимала изящная, сверкающая люстра. В здании работали плотники, звуки их ударов разносились повсюду, заставляя люстру подрагивать и позвякивать. Рабочий, возившийся на полу, поднял глаза на Сигела, улыбнулся и, кивнув, сказал:

– Мистер Сигел.

– Что это, черт возьми, такое? – резко оборвал его Сигел.

– Извините?

– Ты сделал это? – он показал рукой на темноватый след ладони на свежеоштукатуренной стене.

– Нет, мистер Сигел.

– Скажи своему бригадиру, что я намылю ему шею, если еще раз увижу что-либо подобное. Вы что же, думаете, что работаете в какой-нибудь дешевой забегаловке? Это – «Фламинго». Зарубите себе на носу! – Он стал подниматься по ступенькам расположенной рядом лестницы. Я пожал плечами, взглянув на рабочего, и тот, пожав плечами мне в ответ, вновь принялся за работу, а я стал подниматься вслед за нашим общим боссом.

– Что здесь будет, Бен?

– Отель. Приезжающих к нам мы будем оформлять в главном здании, но все гостиничные номера расположены здесь.

Ни на втором, ни на третьем этаже ковров не было видно. Но когда мы поднялись на четвертый и через боковой вход вышли в холл, там уже лежал роскошный зеленый ковер. Сигел отворил дверь, и мы вошли в просторные апартаменты, где уже была завершена отделка и стояла мебель. На полу комнаты тоже лежал зеленый ковер, а стены были выдержаны в пастельных светло-зеленых тонах. Окна комнаты смотрели на голубую гладь плавательного бассейна. Комната была обставлена, можно сказать, со вкусом, но казалась полупустой. Я бы не назвал ее обстановку роскошной; чем-то она напоминала мне палату Рэйгена в Мейер-Хаусе.

Сигел уселся на обитый тканью диван и усмехнулся.

– В этом логове четыре ванные комнаты, – сказал он.

Я подумал, есть ли в каждой из них свой резервуар с антисептическим раствором.

– Мы переезжаем сюда с Тэбби в конце недели. Надо еще завезти кое-какую мебель.

– Здесь довольно просторно, Бен.

– В этом номере четыре выхода.

– Они, наверное, не будут лишними.

– Одно плохо, – сказал он, взглянув на потолок. – Эта проклятая балка.

Прямо посередине потолка, деля комнату на две части, проходила массивная бетонная балка. Она довольно низко нависала над полом: человек ростом шесть футов мог спокойно до нее дотянуться.

– Я сказал им убрать эту чертову штуковину, – промолвил он, – но они заявили, что это поддерживающая балка. Ее можно было бы убрать, но пришлось бы выложить двадцать пять тысяч или что-то вроде этого. Кроме того, у нас не осталось времени. – Он посмотрел наверх с выражением разочарования на лице и вздохнул: – Черт с ней. Нужно же когда-нибудь поставить точку.

Он шлепнул себя по коленям, встал и сказал:

– Пошли, Нат, завершим наш обход. Он показал мне, как будут выглядеть гостиничные номера, познакомил с гостиничным оборудованием и обрисовал планы ближайшего будущего, в которые он включил строительство небольшой церквушки, спортивного клуба с гимнастическим залом и сауной, кортов для игры в теннис, бадминтон, сквош, ручной мяч, конюшни с четырьмя десятками скаковых лошадей, площадки для гольфа, сеть магазинов.

– Когда ты намерен ввести все это в эксплуатацию? – спросил я его.

– В июне, – сказал он. – В конце июня это все будет закончено.

На площадке, рядом с кухней, стояли грузовики, доставившие из Лос-Анджелеса посуду и столовое серебро. Сигел подписал накладные, проверив содержимое нескольких ящиков. Два грузчика переносили ящики из грузовиков в помещение кухни. Один из людей Куина наблюдал за их работой. Ни он, ни кто-либо другой не заметили, как я пометил несколько ящиков жирным карандашом.

Затем приехал грузовик с бельем для гостиничных номеров, Сигел закрыл и этот наряд. Следом за ним прибыл грузовик с пиломатериалами, и Сигел опять погрузился в накладные.

В полдень он отвез меня вниз по шоссе в «Эль Ранчо Вегас» – еще один туристский комплекс, построенный раньше, чем «Ласт Фронтиер».

– Что ты думаешь о моем детище? – спросил он, наливая себе в бокал тонизирующий напиток. Перед ним стояло блюдо с холодными закусками.

– "Фламинго"? Мне он показался довольно привлекательным. Я думаю, что этот твой туристский комплекс не оставит тебя без денег.

– Я тоже так думаю.

Я поглощал свиной окорок, взятый нами в буфете, и он был совсем неплох.

– Ты действительно рассчитываешь открыть отель к сроку? Я не сомневаюсь, что казино и ресторан будут готовы, но...

– После того как мы разобьем парк перед зданием отеля, нам останется доделать лишь кое-какие мелочи. Что ты думаешь по поводу воровства у меня здесь?

– Я думаю, что ты слишком распыляешься. Тебе бы не следовало заниматься приемкой каждой автомашины и закрытием нарядов на каждую безделушку, которая приходит на стройплощадку.

– Да уж ладно... Ты думаешь, они растаскивают мои материалы?

– На шефе твоей службы безопасности клейма негде ставить.

– Ты думаешь, я не знаю об этом? Но эти ребята работали под началом Куина...

– Я совсем не хочу навязывать тебе свое мнение. Поверь. Поступай, как ты считаешь нужным. Сигел улыбнулся, отпил немного из бокала.

– Я знал, что мои догадки в отношении тебя были верными.

– Чем сегодня занимался Седвэй? И я что-то нигде не вижу Пегги Хоган.

– Пегги улаживает по телефону кое-какие дела, связанные с моим бизнесом. А Моу занимается сейчас вопросами «Транс-Америкэн».

– Понятно.

– Сегодня у «Фламинго» будет немного шумно и пыльно. Я подумал, что Пегги это не очень понравится. А твоим урокам в школе начинающих детективов это, я думаю, не помешает.

– Ты о чем?

– Я же тебе уже сказал. Мы сегодня привозим землю и высаживаем деревья и кустарники перед зданием «Фламинго». – Он взглянул на часы. – Грузовики выехали из Лос-Анджелеса рано утром. С минуты на минуту они должны появиться там.

Мы вернулись к «Фламинго» как раз к тому времени, когда первая колонна грузовиков, натужно ревя моторами, появилась на шоссе. Это были грузовики с землей, дерном, импортными декоративными деревьями и кустарниками и цистерны с водой. Машины одна за другой стали подъезжать к отелю и разгружаться. Рабочие в комбинезонах с лопатами в руках принялись за работу. Сигел руководил этим действом. Он собрал бригадиров, показывая и разъясняя, как он представляет себе будущий парк, свою мечту, свою фантазию, которую он жаждал воплотить в жизнь.

Я покачал головой и направился в казино, где нашел Куина, одетого в мешковатый коричневый костюм и около двадцати его людей, одетых кто во что. Они сидели за игорными столами.

Я представился и без лишних слов приступил к предмету наших занятий. Я кратко рассказал им, как работают воры-карманники, описал наиболее часто применяемые ими приемы. Затем я подобрал трех добровольцев, чтобы на следующий день наглядно и конкретно показать, как воры-карманники работают в паре, втроем и вчетвером.

Я закончил занятия, когда на дворе был уже ранний вечер. Я поблагодарил трех своих добровольцев, которые, попрощавшись, покинули казино, и подошел к Куину, до того внимательно наблюдавшему за моей работой с ними.

– Ты неплохо знаешь свой предмет, – сказал он. Во рту у него была дешевая сигара.

– Не жалуюсь, – ответил я, – но мне хотелось бы получить от тебя один совет.

– Буду рад помочь.

– Эта проблема хищений, о которой ты упоминал...

Он пожал плечами:

– Я полагаю, что это неизбежно, когда речь идет о таком крупном строительстве, как это.

– Я тоже так считаю. Но мистер Сигел попросил меня разобраться и, по возможности, покончить с этим. У меня есть на выбор несколько способов, к которым я могу прибегнуть. Я могу сидеть где-нибудь ночью и караулить, чтобы выяснить, не приезжают ли грузовики за материалами, которые они уже раньше выгрузили, чтобы забрать их и затем привезти по второму разу. Я также могу нанести на барахло, которое доставляют сюда, медленно сохнущую краску, которая оставляет свои следы на руках вора. Есть еще краска, которую нельзя заметить невооруженным глазом, а требуется ультрафиолетовая подсветка, чтобы зафиксировать ее. Она эффективна даже в случае, если тот, кто соприкасался с ней, вымоет руки.

Куин прищурил свои маленькие глаза, сигара повисла у него на губе.

– Все это сделать совсем не трудно. Я уже пометил кое-какие вещи, прибывшие сюда сегодня. Одним из упомянутых мною способов.

Его губы изобразили подобие улыбки.

– Что ты предлагаешь?

– Я предлагаю следующее. Заниматься всем этим – слежкой, красками, ультрафиолетовыми лучами – это большая канитель. Здесь отличное солнце. Прекрасная погода. Плавательные бассейны, симпатичные девочки. Мы должны наслаждаться жизнью.

Куин понимающе улыбнулся:

– Ты хочешь сказать, что мы можем иметь с них неплохую дань?

– Нет, я вот что хочу тебе сказать. Если хищения будут продолжаться, то я скажу Сигелу, что за всем этим стоишь ты.

Его челюсть отвисла, и сигара упала на пол.

– Какие у тебя доказательства?

– Никаких. Но я знаю, что все это делается с твоего молчаливого одобрения, не бескорыстного, само собой разумеется. Так что я назначаю тебя ответственным за предотвращение краж.

– А если я не захочу?

– Я сдам тебя Сигелу. Мне не нужно никаких доказательств. Хотя, думаю, если они мне понадобятся, я найду их. Но мне кажется, он поверит мне и так. И тогда ты станешь удобрением для этого парка у плавательного бассейна, где любишь побарахтаться.

– Слушай меня, ты, сукин сын...

– Нет, это ты слушай меня. Я собираюсь проводить выборочную проверку поступающих сюда вещей и оборудования. И если я обнаружу, что исчезло хотя бы одно полотенце, одно блюдо или одна ложка, тебе придет конец. Ты понесешь ответственность за все, что здесь пропало или пропадет. Ты ответишь перед Сигелом.

Он выглядел обиженным.

– Что ты имеешь против меня, черт возьми?

– Фред Рубински считает, что это ты убил его компаньона.

Он хрипло засмеялся:

– Возможно, что и я. Говорят, что он попал под машину, но за рулем, возможно, сидел я. Может быть, тебе не стоит связываться с парнем вроде меня?

Я толкнул его в жирную грудь:

– Может, тебе не стоит связываться с таким парнем, как «Багси» Сигел?

Он сглотнул слюну и, помолчав, кивнул.

– Я приму к сведению твои слова, – сказал он.

– Думаю, ты это сделаешь.

И я вышел через парадный вход «Фламинго» на улицу, где вечернюю мглу освещали десятки прожекторов; рабочие трудились над закладкой парка. Они будут работать всю ночь, разбрасывая и разравнивая землю, сооружая клумбы, высаживая экзотические цветы и кустарники. Тут же урчали моторами трактора-грейдеры, грузовики-самосвалы высыпали новые порции земли. Тут же, с других грузовиков, разгружали деревья. Мимо меня рабочий в комбинезоне провез на тачке маленькое пальмовое дерево.

Бен Сигел показывал ему, куда оно должно быть посажено.

Я с улыбкой покачал головой и, перешагнув через скопление электрических проводов, направился к стоянке, где меня ждал мой «бьюик».