Прочитайте онлайн Немного порочный | Глава 9

Читать книгу Немного порочный
2718+4391
  • Автор:
  • Перевёл: Е. С. Бушуева
  • Язык: ru

Глава 9

Целых два дня Джудит не выходила из своей комнаты, залечивая саднящую грудь. Бабушка, которая забыла о собственных недугах, часто навещала ее. Приносила книги, конфеты, домашние новости и каждый раз просила внучку лечь в постель и хоть немного поспать. Тилли по приказу бабушки приносила в спальню Джудит подносы с едой и каждые четыре часа меняла компресс с лечебной мазью.

Хорэс Эффингем передал с Тилли букет цветов и записку, в которой сообщал, что цветы он собрал лично, и желал Джудит скорейшего выздоровления.

Брануэлл пришел проведать сестру.

— Как тебе домашний праздник в Харвуд-Грейндж? — поинтересовалась Джудит, после того как брат справился о ее здоровье.

— О, я замечательно провожу время! Сегодня утром мы ездили верхом в аббатство Клайнбурн. От него остались одни руины, но зрелище все равно впечатляет. Сперва мы заехали в Грандмезон за Бедвином. Мне кажется, Джулиана ему нравится, но, попомни мои слова, сердце ее будет разбито. Все члены семейства Бедвин — птицы высокого полета. Бьюкасл, я имею в виду главу семьи, герцога Бьюкасла, всем известен своим высокомерием и вряд ли одобрит брак собственного брата с дочерью простого баронета.

— Рада, что прогулка тебе понравилась, — улыбнулась Джудит. Интересно, что сказал бы Брануэлл, узнай он, что лорд Рэнналф Бедвин не далее как вчера сделал ей предложение?

— Послушай, Джуд, — резко поднявшись со стула, молодой человек пересек комнату и остановился у окна спиной к сестре, — не могла бы ты одолжить мне несколько фунтов? Может быть, фунтов тридцать?

— Нет, совершенно точно... нет, — ответила Джудит. — Сомневаюсь, что мне удалось бы наскрести и пару шиллингов, даже если вытрясти весь кошелек. А зачем тебе нужны тридцать фунтов? — Для Джудит это была огромная сумма.

Пожав плечами, Брануэлл повернулся к ней с глупой улыбкой на лице.

— Не важно. Это пустяковые деньги, и Эффингем просил меня не беспокоиться об этом. Но мне ненавистна мысль, что я ему должен. Скрепя сердце я согласился, чтобы он оплачивал все мои дорожные счета, да и то потому, что отец в последнее время стал слишком прижимистым. Он что, на что-нибудь копит?

— Неужели дорога сюда обошлась тебе в тридцать фунтов? — Джудит была поражена.

— Ты не представляешь, что значит быть джентльменом и путешествовать в компании других джентльменов, Джудит, — терпеливо начал брат. — Мне нельзя отставать от других, не могу же я выглядеть деревенщиной в безразмерных камзолах, старинных панталонах и сапогах, которые выглядят так, словно были сшиты подмастерьем деревенского сапожника. Кроме того, мне необходимы были модный экипаж и приличная лошадь в упряжке. И если уж ты вознамерился стать светским человеком, то обязан посещать те же места, что и другие джентльмены, — клубы, скачки, «Таттерсоллз».

— Бран, ты и другим людям должен деньги?

Сделав беспечный жест рукой, Брануэлл улыбнулся сестре, хотя улыбка вышла несколько напряженная.

— Каждый человек имеет долги, — сказал он. — Это даже странно, если настоящий джентльмен не должен половину своего состояния портному, сапожнику и галантерейщику.

— А карточные долги у тебя тоже есть? — вырвалось у Джудит. Честно говоря, ей вовсе не хотелось этого знать.

— Самые пустяковые. Я не то что некоторые джентльмены, которые должны тысячи фунтов. Люди, Джуд, проигрывают целые поместья из-за одной плохой карты. Я никогда не ставлю на кон то, что не могу позволить себе проиграть.

У Джудит не хватило смелости уточнить сумму его долга.

— Бран, когда ты собираешься определиться с карьерой? — осведомилась она.

— Вообще-то, — рассмеялся брат, демонстрируя свой веселый нрав, — я собираюсь жениться на богатой девушке. Жаль, что Джулиана положила глаз на Бедвина, хотя, осмелюсь сказать, у нее нет ни одного шанса заполучить его. Но я слышал, что папа сестер Уоррен богат, как Крез, и к тому же они обе достаточно симпатичные. Правда, не думаю, что их папа примет меня с распростертыми объятиями.

Брануэлл говорил так, словно все это было не более чем шуткой, но Джудит подозревала, что на самом деле у брата серьезные намерения. Совершенно очевидно, что он снова погряз в долгах. Неизвестно, удастся ли отцу вызволить его на этот раз и не обанкротиться самому. Что же будет с мамой и сестрами?

— Да ладно тебе, Джуд, — Брануэлл подошел к ней и взял ее за руки, — не расстраивайся ты так. Я сумею выпутаться, не стоит обо мне беспокоиться. Кстати, ты сильно обожглась?

— Через пару дней все пройдет.

— Отлично! — Он сжал ее ладони. — Если вдруг в течение ближайших двух недель тебе посчастливится получить несколько фунтов — может быть, папа пришлет содержание, — не могла бы ты одолжить мне немного? Ты же знаешь, я умею быть благодарным, а кроме того, вряд ли ты много здесь тратишь.

— Я не ожидаю никаких денег, — ответила Джудит.

— Понимаю, — нахмурился Брануэлл. — Ты приехала в этот дом с визитом, не правда ли, Джуд? Ты же не хочешь сказать, что отец прислал тебя сюда жить за счет дядюшки Джорджа? Это означало бы полный крах. Что случилось с отцом?

«Ты причина всех несчастий отца, — подумала Джудит, — и наших тоже». Она вдруг страшно разозлилась и уже собиралась накинуться на брата и высказать ему всю нелицеприятную правду о положении в доме, которая странным образом не касалась Брануэлла, но ей помешал приход горничной, которая принесла новую мазь и таблетку снотворного.

— Тебе придется извинить меня, Бран, — сказала Джудит, — мне надо немного отдохнуть.

— Конечно. — Он поднес руку сестры к губам и улыбнулся своей самой сладкой улыбкой. — Позаботься о себе, Джудит. Ты даже представить себе не можешь, как мне приятно, что одна из моих сестер находится здесь. Ты же знаешь, я всегда по всем вам скучаю.

Если бы кто-то взялся за него, из Брануэлла мог бы выйти толк. К сожалению, самой Джудит сейчас было не до воспитания. Она мучилась от боли. Кто бы мог подумать, что маленькая чашка чая может причинить столько страданий!

На третий день после ленча Джудит отважилась спуститься вниз. Она хотела отыскать бабушку. А больше ни с кем не желала встречаться. Но по иронии судьбы первым, кого увидела Джудит, спустившись по лестнице, оказался Хорэс Эффингем, который поспешил к ней навстречу, всем своим видом излучая удовольствие.

— Джудит, — воскликнул он, — наконец-то вы выздоровели! Я приношу глубокие извинения за мою неловкость. Пойдемте в гостиную. Мы все пытаемся решить, что делать сегодня после обеда, раз уж дождь закончился и небо прояснилось. Прошу вас, скажите свое мнение.

С этими словами он предложил ей руку.

— Мне бы не хотелось этого делать, — призналась Джудит, — я никого из гостей не знаю. Вы не видели бабушку, Хорэс?

— Говорите, что никого не знаете? Признаюсь, вы меня шокировали. Неужели никто не догадался представить вас гостям?

— Это не имеет значения, — покачала головой Джудит.

— Напротив, имеет. Я не могу позволить себе отпустить вас после трех дней терпеливого ожидания. Пойдемте.

Джудит нехотя оперлась на предложенную ей руку и тут же оказалась неприлично близко прижата к боку Хорэса, который повел ее в гостиную. В течение следующих нескольких минут она пришла к выводу, что это была хорошая идея — познакомить ее с гостями. В конце концов, она была не совсем обычной прислугой в этом доме, и будет просто неловко полторы недели постоянно сталкиваться с людьми, которым она не была официально представлена. Конечно, выглядела Джудит как прислуга. Брануэлл улыбнулся и спросил, как она себя чувствует, миссис Хардинг посочувствовала приключившемуся с ней несчастью, а Джулиана выказала свою радость по поводу того, что Джудит выздоровела и сможет наконец избавить их от надоедливой бабушкиной болтовни и ее нескончаемых просьб. Большинство гостей, однако, проявили вежливость при знакомстве с Джудит, но никто не сделал попытку вовлечь ее в разговор.

Джудит с удовольствием ретировалась бы, как только церемония представления ее гостям закончилась, но ей пришлось на минуту задержаться, потому что дворецкий объявил о прибытии леди Бимиш и лорда Рэнналфа Бедвина.

— А-а, вот еще два человека, с которыми я хочу вас познакомить, кузина, — сказал Хорэс, направляясь к вновь прибывшим.

— Я уже имела такую честь, — попыталась выпутаться из ситуации Джудит, но было слишком поздно — ей не удалось избежать столкновения лицом к лицу с лордом Рэнналфом.

— Мисс Лоу, — поприветствовал ее Бедвин, отвесив вежливый поклон, — надеюсь, вы снова в добром здравии?

Сделав реверанс, Джудит решительно попыталась отогнать воспоминания об их последней встрече: он тогда стоял на пороге ее спальни рядом с бабушкой и давал советы, как лечить ожог, глядя на нее с искренним участием, а потом отправился вниз, чтобы поторопить служанку с лечебной мазью. А ведь после того, что произошло ранее, Джудит хотелось только ненавидеть этого человека и забыть о нем.

— Рэнналф рассказал мне о приключившемся с вами несчастье, — вмешалась леди Бимиш. — Надеюсь, вы не слишком пострадали, мисс Лоу?

— Нет, ничего страшного, спасибо, мэм, — заверила ее Джудит. — Мне гораздо лучше.

Джулиана хлопнула в ладоши, привлекая всеобщее внимание. Она выглядела необычайно притягательно в муслиновом платье цвета нарциссов. Ее светлые локоны при каждом движении колыхались.

— Мы решили, — провозгласила она, — пойти прогуляться по лесу, а потом попить чаю на поляне. Раз пришел лорд Бедвин, нет смысла ждать. — Она лучезарно улыбнулась, а Джудит, невольно взглянув на лорда Рэнналфа, увидела, как тот поклонился, выражая свое молчаливое согласие, и одобрительно посмотрел на Джулиану.

Это ранило Джудит. Глупо, конечно, но ей стало больно.

— Мы только захватим свои шляпки и накидки, и можно будет отправляться, — сказала Джулиана.

Ее планы вызвали всеобщее одобрение. Комната наполнилась оживленной беседой, как только все гости встали со своих мест и поспешили переодеться.

— Мне надо найти бабушку, — прошептала Джудит, высвободившись наконец из цепких рук Хорэса.

В этот момент в дверях гостиной показались бабушка и тетя Луиза, так что пожилая леди услышала слова внучки.

— Не стоит беспокоиться обо мне, любовь моя, — сказала она, ласково улыбнувшись Джудит. — Сара составит мне компанию. Теперь, когда ты выздоровела, беги развлекайся с молодыми людьми.

— После нескольких дней вынужденного заточения свежий воздух пойдет вам на пользу, мисс Лоу, — заметила леди Бимиш.

Тетушка Эффингем, естественно, придерживалась иного мнения.

— Мне понадобится твоя помощь, Джудит, — резко сказала она. — Очень жаль, что твоя неуклюжесть стала причиной столь длительного ничегонеделания.

— Но, дорогая мачеха, — заискивающе улыбаясь, запротестовав Хорэс, — я тоже очень нуждаюсь в помощи Джудит. Благодаря ей я не чувствую себя здесь лишним. Может быть, ты не заметила, что джентльменов на этом празднике несколько больше, чем юных леди.

— А все потому, что ты не сказал мне, что приедешь, Хорэс, — ответила тетушка, как будто опечалившись, — и что привезешь с собой Брануэлла.

— Джудит, — Хорэс поклонился ей, — идите к себе в комнату и захватите накидку.

Жизнь в Харвуде оказалась еще тяжелее, чем ожидала Джудит. Несмотря на то что мать всегда находила девочкам работу по дому и отец требовал строгого исполнения правил поведения, Джудит никогда не чувствовала себя абсолютно бесправной дома или начисто лишенной свободы передвижения. Во всяком случае, к ее мнению нередко прислушивались. Здесь все было по-другому. Гости были бы удивлены, узнай, что Джудит предпочла бы выполнить любое поручение тетушки Эффингем, вместо того чтобы прогуливаться по лесу в компании Хорэса и людей, среди которых она чувствовала себя абсолютно чужой. Кроме того, перед ее глазами все время были Джулиана и лорд Рэнналф Бедвин, которые шли рука об руку. Джулиана оживленно болтала, а лорд Рэнналф наклонялся все ниже, чтобы уловить каждое ее слово. Несколько раз раздавался взрыв дружного смеха, и Джудит невольно вспоминала время, когда он вот так смеялся с ней, особенно случай перед деревенским магазином, когда он рассматривал смешную табакерку.

Шумная компания углубилась в заросли деревьев, меж которых вилась тропинка, ведшая к западному крылу дома. Все здесь было устроено с претензией на изящество. По обеим сторонам от тропинки росли дикие цветы, на глаза гуляющим то и дело попадались скамеечки и уединенные беседки, расположенные на возвышенностях, с которых открывался живописный вид на дом и часть парка. Эта рощица была специально предназначена для того, чтобы укрыть человека от летней жары или пронизывающего осеннего ветра.

Джудит была не в силах по достоинству оценить царившее вокруг великолепие, она только отметила про себя, что эта рощица может в будущем послужить ей еще одним убежищем, как только выдастся свободный часок.

Теперешняя прогулка не доставляла ей ни малейшего удовольствия. Хорэс игнорировал всех присутствующих, сконцентрировав на Джудит все свое внимание. И хотя он был далек от флирта, его поведение обескураживало ее. Сначала он попытался взять ее под руку, но Джудит крепко сцепила руки за спиной. Потом он старался замедлить шаг, чтобы оказаться позади остальных, но она намеренно прибавляла шаг, как только между ними и другими гостями образовывалось расстояние. Взгляд Хорэса был устремлен больше на Джудит, чем на окружающую природу, особенно на ее грудь, которую даже свободное платье не могло скрыть полностью. Хорэс вспомнил, как прилипло к ее телу мокрое платье, заметил, что Джудит с такой фигурой следует одевать в более подходящие наряды.

— Мне кажется, мачеха приложила руку к вашим нарядам и шляпкам, — начал он. — Она намерена этим летом выдать Джулиану замуж, желательно за Бедвина. Вы не заметили, насколько моя сводная сестра красивее всех приглашенных девушек? — Хорэс усмехнулся. — Мачеха не сможет вынести соперничества в столь важный момент, особенно со стороны кузины.

Джудит так и не смогла придумать достойный ответ на его замечание, поэтому предпочла промолчать. Она убыстрила шаг, чтобы нагнать мистера Питера Уэбстера и мисс Терезу Кук, ближайшую к ним пару. Но Хорэс вдруг издал возмущенный возглас и остановился. Как выяснилось, ему в подошву забился камень. Он облокотился рукой о ствол дерева, поднял ногу, чтобы вытащить его, так что Джудит оказалась зажатой между ним и деревом.

— Ну вот, порядок, — удовлетворенно произнес Хорэс через несколько секунд, поставил ногу на землю и с улыбкой взглянул на Джудит.

Ее смутила его близость, а кроме того, они оказались на порядочном расстоянии от других.

— Знаете, Джудит, — вкрадчиво заговорил он, скользнув взглядом по ее лицу и задержавшись на ее груди, — я бы мог сделать ваше пребывание в Харвуде весьма приятным, а еще я мог бы наносить визиты в этот дом гораздо чаще, чем раньше.

Проследив за движением его руки, Джудит поняла его намерения. Отшатнувшись, она сделала шаг вперед, чтобы обойти Хорэса, но, поскольку он не сдвинулся с места, она против воли еще ближе придвинулась к нему.

— Меня вполне устраивает мое нынешнее положение, — сказала она. — Мы отстали.

Хорэс хрипло рассмеялся, в то время как его рука, добившись своего, сомкнулась на ее груди. Но только на мгновение. Он опустил руку и отступил назад, потому что в этот момент раздался треск сучьев, свидетельствовавший о приближении посторонних. Увидев Брануэлла, Джудит чуть было не закричала от радости.

— Ого! — воскликнул он. — У вас, кажется, проблемы?

— Мне чуть было не пришлось просить твою сестру помочь мне снять сапог, — рассмеялся Хорэс. — В подошву забился камешек, и вытащить его оказалось дьявольски трудно.

— Понятно. Значит, Бедвин ошибся. Он послал меня назад, потому что ему показалось, будто Джудит чувствует себя не в своей тарелке и необходимо, чтобы кто-нибудь проводил ее домой. Так ты вытащил камешек?

— С трудом, — отозвался Хорэс, протягивая Джудит руку. — Джудит, давайте отпустим Брануэлла к той леди, которой посчастливилось оказаться в его компании на этой прогулке. Вы знаете, что ваш брат стал любимцем всех приглашенных дам?

Джудит, однако, не хотела упускать неожиданно представившуюся возможность избавиться от своего спутника.

— Продолжайте без меня, — поспешно сказала она. — Не нужно меня провожать, я действительно чувствую слабость. Пойду посижу с бабушкой и леди Бимиш или, может быть, поднимусь к себе и прилягу.

— Ты уверена, Джуд? — озабоченно спросил Брануэлл. — Я с удовольствием пойду с тобой.

— Абсолютно уверена, — улыбнулась она.

Несколько минут спустя она выбралась из рощицы и устремилась домой, в безопасность собственной спальни. У нее мурашки бегали по спине. Рука Хорэса Эффингема напоминала прикосновение змеи. Во всяком случае, у Джудит возникла такая ассоциация. Он предложил ей стать его любовницей. Неужели все мужчины одинаковые?

Неожиданно она вспомнила, что именно лорд Бедвин послал ей на помощь Брануэлла. Он правда решил, что ей плохо? Или догадался, что происходит на самом деле? Но каким образом он вообще обратил внимание, что они с Хорэсом исчезли?

Внезапно она поняла, что не может сразу вернуться в дом. Даже если она спрячется у себя в комнате, покоя ей не видать. Правда, вряд ли ей удастся дойти до спальни, не встретив по дороге бабушку или тетю Эффингем. Джудит была слишком возбуждена, чтобы сносить искреннюю доброту одной или острое раздражение другой.

Повернувшись спиной к дому, она бросилась бегом через огороды, пересекла задний двор и через пару минут взбиралась вверх по склону холма. Она собиралась посидеть на берегу озера, чтобы свежий воздух и прекрасный пейзаж успокоили расшалившиеся нервы. Озерная гладь выглядела соблазнительно-прохладной. Джудит содрогнулась, словно вновь ощутив на груди мужскую ладонь. Она чувствовала себя грязной.

* * *

После трех дней, проведенных в компании мисс Эффингем и ее гостей, Рэнналф мечтал об уединении в Линдсей-Холле, герцогской резиденции, где он до сих пор проводил большую часть времени. Там никогда не устраивались домашние праздники, а гостей отбирали очень тща