Прочитайте онлайн Немного порочный | Глава 12

Читать книгу Немного порочный
2718+4390
  • Автор:
  • Перевёл: Е. С. Бушуева
  • Язык: ru

Глава 12

Сама природа, кажется, принарядилась по случаю садового праздника в Грандмезоне. Несмотря на облачное утро, грозившее обернуться дождем, день выдался ясным и солнечным, не слишком жарким. Гостиная была приготовлена специально для тех, кто собирался провести праздник в помещении, но стеклянные двери в сад были распахнуты и большинство гостей отдыхали на воздухе, прогуливались по дорожкам регулярного английского парка, сидели в розарии или прохаживались по тропинке вдоль бурлящего водного потока. На террасе длинные столы были накрыты хрустящими белыми скатертями и уставлены множеством аппетитных блюд, керамическими емкостями с чаем и кувшинами с лимонадом и пуншем.

Джудит намеревалась хорошо провести время. Она надела свое любимое платье из бледно-зеленого муслина, которое, правда, не избежало переделки тетушкой Эффингем. На голове у нее красовалась одна из ее собственных шляпок. Джудит не ощущала себя красавицей, впрочем, она никогда не питала иллюзий относительно своей внешности. Однако сегодня понимала, что не так уж сильно отличается от большинства гостей, приглашенных из соседних поместий. Эти люди сильно уступали в роскоши и элегантности гостям Харвуда. Джудит имела возможность познакомиться с некоторыми из них, когда накануне разносила приглашения на бал.

Первые полчаса она провела в беседе с дочерью и женой викария, решив, что со временем их знакомство может перерасти в дружбу. Они, в свою очередь, представили ее еще нескольким гостям, которые вежливо поздоровались, вместо того чтобы окинуть ее презрительным взглядом или, того хуже, быстро отвернуться, как будто она была пустым местом. Примерно через час Джудит отправилась в гостиную проведать бабушку и захватила для нее с террасы блюдо с закусками. Они с удовольствием посидели вдвоем, пока леди Бимиш не нарушила их уединения и не уговорила старушку пройти в розарий.

«Праздник удался на славу», — поймала себя на мысли Джудит, оставив двух закадычных подруг вдвоем. Повсюду вокруг нее раздавались громкие голоса, слышался смех. Джудит казалось, что все без исключения молодые люди собирались в небольшие группы или разбивались по парам, всем своим видом излучая молодость и хорошее настроение, наслаждаясь обществом друг друга. Даже гости старшего возраста пришли на праздник с кем-то из своих близких. Впрочем, у нее тоже был близкий человек — ее бабушка.

Джулиана стояла в окружении ближайших подруг и нескольких джентльменов. Лорд Рэнналф находился рядом, как и весь сегодняшний день, а кузина обратила к нему сияющее улыбкой лицо.

Он действительно собирался жениться на Джулиане.

Джудит внезапно захотелось остаться одной. Она вдруг поняла, чего с ней никогда прежде не случалось, что в толпе людей можно чувствовать себя ужасно одиноко. Никто не обращал на нее внимания. Она была уверена, что на заднем дворе любого особняка всегда тихо и уединенно. Обогнув дом, она, как и ожидала, оказалась на огороде. К счастью, поблизости никого не было, и Джудит облегченно вздохнула.

Она твердо сказала себе, что преодолеет это ощущение ненужности, потерю уверенности и жалость к самой себе.

С другой стороны дома располагались конюшни, а за ними выгон. Джудит прошла вдоль огороженной забором лужайки, полюбовалась на лошадей, мирно щиплющих траву, с удовлетворением отметив, что поблизости нет конюхов.

Дорога позади конюшен спускалась поросшими травой уступами к небольшой рощице. Джудит почти бегом спустилась по природным ступенькам и оказалась в зарослях рододендрона, чей тяжелый аромат внезапно сковал ее. Впереди она увидела хорошенький летний домик, а позади него — поросший лилиями пруд.

Шестиугольный летний домик с остроконечной крышей, покрытой дранкой, выглядел абсолютно глухим. Джудит потянула дверную ручку, и та неожиданно подалась на хорошо смазанных петлях, открыв взору плиточный пол и обитые кожей скамейки вдоль стен. Очевидно, этот домик иногда посещали. Здесь было чисто. На одной скамье стояли несколько книг. Тем не менее вряд ли это строение служило кому-то убежищем, раз оно даже не было закрыто.

Джудит вошла внутрь, оставив дверь открытой. Ей хотелось вдыхать свежий воздух, напоенный ароматом рододендрона, слушать пенис птиц и беспрепятственно любоваться красивым, ухоженным прудиком с лилиями. Под сенью деревьев вода в нем казалась темно-зеленой, и от этого лилии выглядели ослепительно белыми.

«Вот он, рай на земле», — подумала Джудит, усаживаясь на скамейку и складывая руки на коленях. Впервые за весь день она позволила себе расслабиться. Тоска по дому, одиночество и сердечная боль отошли в сторону. Не в ее привычке было подолгу предаваться грустным мыслям, тем более что она и так страдала уже слишком долго. Здесь царили мир и красота, способные залечить истерзанную душу, и Джудит с радостью приняла подарок судьбы, открыв всю себя для этого волшебства.

Она сделала глубокий вдох и ощутила приятную слабость во всем теле. Просидев так несколько минут, Джудит закрыла глаза и почувствовала себя счастливой. Она напрочь забыла о времени.

— Бог мой, милая картина, — произнес мягкий голос, неожиданно вернув Джудит к неприятной действительности.

Прислонившись плечом к дверному косяку и скрестив обутые в сапоги ноги, на пороге стоял Хорэс Эффингем.

— О, — воскликнула Джудит, — вы напугали меня! Я гуляла, набрела на этот домик и присела отдохнуть на несколько минут. Мне пора возвращаться. — Поднявшись на ноги, она вдруг обнаружила, что помещение не такое уж и большое.

— Почему? — спросил Хорэс, не сдвинувшись с места. — Потому что у миссис Эффингем могут возникнуть какие-то поручения для вас? Потому что вашей бабушке нужен кто-то, чтобы поднести пирожные? Садовый праздник продлится еще некоторое время, а мы, гости Харвуда, останемся ненадолго после того, как остальные приглашенные разъедутся. Вам это известно? Мы приглашены на ужин. Расслабьтесь. Вас еще не скоро хватятся.

Именно этого Джудит и боялась.

— Здесь очень красиво, не так ли? — бодро проговорила она. «А еще очень далеко от дома и уединенно».

— Очень, — согласился Хорэс, не отводя от нее глаз, — А будет еще красивее без накидки и шляпы.

Джудит улыбнулась.

— Это комплимент, мистер Эффингем? Спасибо. Вы побудете здесь некоторое время? Или пойдете вместе со мной в дом?

— Джудит, — Хорэс улыбнулся, обнажив великолепные белые зубы, — тебе нет необходимости стесняться или называть меня мистером Эффингемом. Я видел, как ты ушла с праздника, почувствовав себя одинокой и покинутой. Тебя здесь не сумели оценить, не так ли? Все потому, что мачеха обращается с тобой как с бедной родственницей, и укрепила всех гостей во мнении, что ты бабушкина компаньонка. Еще потому, что тебя заставляют ходить в этой ужасной одежде. Я единственный мужчина из присутствующих, за исключением твоего брата, кто имел удовольствие заглянуть за непрезентабельный фасад.

Джудит мысленно обругала себя за то, как оделась в день приезда Брануэлла. Этот мужчина никогда даже не обратил бы на нее внимания, если бы видел ее одетой только так, как сейчас. Джудит не смогла дать достойный ответ на его замечание.

— Хочу заметить, тебя совсем недооценивают, — продолжал Хорэс.

— Ну что же, — рассмеялась Джудит, — спасибо. Но мне правда пора идти. — Она сделала шаг вперед. Сделав второй, она рисковала столкнуться с Хорэсом. Но, как и во время лесной прогулки, тот продолжал твердо стоять на месте, даже не попытавшись уступить дорогу. — Простите меня, пожалуйста, мистер Эффингем.

— Осмелюсь предположить, — вкрадчиво проговорил Хорэс, — что в доме священника ты получила очень строгое воспитание, Джудит. Знаешь, небольшая шалость может иногда доставить много удовольствия, особенно когда вечеринка такая скучная.

— Меня не привлекают никакие шалости!

— Это потому, что ты ни разу не пробовала, — парировал Хорэс. — Мы восполним пробел в твоем образовании, Джудит. Как ты думаешь, можно ли рассчитывать на более живописные декорации для первого урока?

— С меня довольно, — коротко ответила Джудит. Сейчас она не на шутку перепуталась, ибо Хорэс был похож на человека, который не примет отрицательного ответа, даже резко высказанного. — Я ухожу. И советую вам не мешать мне. Вряд ли тетушка Луиза и дядя Джордж будут довольны вашим поведением.

Хорэс расхохотался, все происходящее искренне веселило его.

— Бедная невинная девочка! — воскликнул он. — Неужели ты и вправду думаешь, что они будут меня в чем-то обвинять? И ты всерьез думаешь, что наябедничаешь им? — Хорэс сделал шаг вперед.

Джудит отступила.

— Я не хочу этого, мистер Эффингем. С вашей стороны будет бесчестно подойти ко мне еще хоть на шаг или продолжить разговор на неприятную мне тему. Позвольте мне уйти.

Вместо того чтобы отступить, Хорэс Эффингем поднял руку, рванул ленты накидки и швырнул ее вместе со шляпкой на скамейку. Волосы рассыпались по плечам Джудит, и она услышала, как он шумно втянул в себя воздух.

Это было последнее, что она сознательно видела и слышала. Ей показалось, что прошла целая вечность, хотя на самом деле все заняло не больше пары минут. Затем она слепо бросилась на Хорэса, сжав руки в кулаки, пиная его ногами, вцепившись зубами в первое, что попалось на ее пути. И только потом она поняла, что ни разу даже не вскрикнула. Она не привыкла решать проблемы криком. Каким-то непостижимым образом часть ее тела отделилась от нее, сделала шаг назад и остановилась, бесстрастно наблюдая за тем, как Джудит пытается освободиться и как Хорэс легко сводит на нет ее усилия, не переставая тихонько посмеиваться.

В следующую секунду ее тело оказалось прижато к телу мужчины, платье задралось до самых колен, между ног втиснулось мужское бедро, руки были намертво прижаты к его широкой груди, а отвратительные мокрые раскрытые губы искали ее рот. В это мгновение сознание вернулось к Джудит. Этот человек намеревался изнасиловать ее, и она была не в силах остановить его. Но она просто так не сдастся. Джудит продолжала упорствовать, все больше поддаваясь панике от сознания того, что любые попытки освободиться лишь сильнее веселят и распаляют Хорэса.

И вдруг без какого-либо предупреждения она оказалась на свободе. Пораженная, она в недоумении уставилась на нечто огромное, оторвавшее от нее Хорэса. Нечто приняло облик лорда Рэнналфа Бедвина, который как следует встряхнул Хорэса, вышвырнул его на улицу и, выйдя следом за ним, прижал спиной к дереву.

Джудит, как во сне, дотянулась рукой до ближайшего подоконника и тяжело оперлась о него.

— Возможно, от вашего внимания ускользнуло, — свистящим шепотом выговаривал лорд Рэнналф, — что леди не разделяет ваших желаний.

— А это как раз и возбуждает больше всего, не правда ли, Бедвин? — парировал Хорэс, тщетно пытаясь сбросить с себя руки Рэнналфа, крепко державшие его за лацканы пиджака. — Она больше стеснялась, чем не хотела. Мы оба это знаем... О-о-о!

Лорд Рэнналф замахнулся и нанес Хорэсу удар кулаком в живот.

— Мы оба знаем лишь то, — процедил он сквозь стиснутые зубы, — что назвать вас червем значит обидеть славный мир фауны.

— Если бы вы сами попытались с ней... О-о-о! — Хорэс сложился пополам, получив новый удар, но вторая рука лорда Бедвина надежно удерживала его на месте.

— Скажите спасибо, — прошипел он, — что вы находитесь в доме моей бабушки на празднике. В противном случае я с удовольствием отослал бы мисс Лоу и задал вам трепку, которой вы заслуживаете. Уверен, в конце вы лежали бы на полу в луже крови, а ваше лицо превратилось бы в сплошной синяк.

Он опустил руки, и Хорэс с жалким видом отошел от дерева и начал приводить в порядок сюртук и сорочку.

— Вы так думаете, Бедвин? — с нарочитой беспечностью спросил он. — Боже мой, и все из-за проститутки, которая рада вниманию любого, кто носит брюки.

Лорд Рэнналф прекрасно помнил, что драка может спровоцировать скандал на садовом празднике леди Бимиш, поэтому ни один из его ударов не был направлен Хорэсу в лицо. Тесно прижавшись к подоконнику, Джудит наблюдала за происходящим, с трудом отдавая себе отчет в том, что Хорэс, хотя и пытался махать кулаками, не нанес ни одного серьезного удара. Это не было дракой, хотя Эффингем имел все шансы начать ее. Это больше походило на наказание, и оно закончилось, когда обидчик Джудит оказался на земле, стоя на четвереньках, шумно кашляя и сплевывая на траву.

— Вам, очевидно, будет угодно отказаться от ужина, Эффингем, — проговорил лорд Рэнналф абсолютно ровным голосом, как будто ничего не произошло. — Меня стошнит, если я увижу вас за столом в доме своей бабушки. И в будущем держитесь подальше от мисс Лоу, слышите? Даже когда я буду не в состоянии следить за вами. Я все равно узнаю, и уж тогда ваша жизнь будет висеть на волоске... в лучшем случае. А теперь убирайтесь.

Хорэс медленно поднялся на ноги, держась рукой за живот. Он был бледен как полотно. Но прежде чем отправиться восвояси обернулся и посмотрел на лорда Рэнналфа.

— Вы мне за это ответите, — сказал он и перевел взгляд на Джудит. — И ты тоже мне ответишь! — Глаза его сверкнули ненавистью.

А когда он, наконец, ушел, Джудит увидела, как побелели у нее костяшки пальцев: с такой силой она вцепилась в подоконник. У нее дрожали колени и желудок сводило от страха. Лорд Рэнналф отряхнулся и повернулся к ней. Она тут же поняла, что надо было использовать время, чтобы привести себя в порядок.

— Мне жаль, что вы стали свидетельницей подобной жестокости, — проговорил он. — Мне следовало отослать вас домой, но вряд ли вам хочется, чтобы гости увидели вас в таком виде.

Не дождавшись ответа, он вошел в домик.

— Вы выдержали нешуточный поединок, — заметил он, — вы очень смелая.

Потом он взял ее руку в свою и накрыл сверху ладонью.

— Это больше не повторится, — пообещал он. — Я знаю таких мужчин, как Эффингем. Они ведут себя жестоко по отношению к женщинам, которые отказываются обожать и боготворить их, и до смерти боятся мужчин, призывающих их к ответу. Уверяю вас, он испугался и на всю жизнь запомнит мое предупреждение.

— Я ничем не спровоцировала его поведение, — проговорила Джудит, не в силах сдержать дрожь в голосе. — Я пришла сюда не с ним.

— Знаю, — ответил Рэнналф, — я видел, как вы обошли дом, а потом заметил его, отправившегося следом. Мне потребовалось несколько минут, чтобы отвязаться от своей компании и незаметно исчезнуть с праздника. Прошу прощения, что пришел слишком поздно.

Прическа у Джудит растрепалась, и длинные волосы свисали по обеим сторонам лица. Глянув вниз, она обнаружила, что платье сбилось во время отчаянных попыток освободиться и некогда скромный вырез теперь открывал верхнюю часть грудей. Она подняла свободную руку, чтобы поправить платье, но ладонь дрожала так сильно, что невозможно было даже ухватить ткань.

— Идите сюда. — Лорд Рэнналф взял ее за руку и усадил на скамейку. Сам он опустился рядом, не выпуская ее ладонь и ободряюще похлопывая рукой по плечу. — Хоть на несколько минут забудьте о своей внешности. Никто сюда больше не придет. Если хотите, опустите голову мне на плечо. Вдохните воздух полной грудью.

Джудит подчинилась, и они просидели так пять или десять минут, не двигаясь и не произнося ни слова. Как двое таких похожих на первый взгляд мужчин могут быть совершенно разными, недоумевала Джудит. Лорд Рэнналф сделал ей непристойное предложение после аварии почтового экипажа и не замедлил воспользоваться случаем. Чем он тогда лучше Хорэса? На самом деле она давно уже ответила на этот вопрос. И продолжала твердо верить в собственный ответ — сейчас даже больше, чем когда-либо. В тот день он бы уехал один, если бы она сказала «нет». Он оставил бы ее в трактире у почтовой станции, если бы она отказалась последовать за ним на постоялый двор возле рыночной площади. Он позволил бы ей спать на кушетке в кабинете, если бы она отказала ему. Хотя нет, он бы предоставил ей кровать и лег бы на кушетке сам. Джудит знала это наверняка. Лорд Рэнналф Бедвин готов был флиртовать и даже заниматься любовью с женщиной, разделявшей его желания, но он никогда не стал бы брать женщину силой.

И тем не менее он собирается порочить брачные узы любовными связями на стороне. Такое поведение не соответствовало ее представлениям об этом мужчине. Но она ведь — да, чего уж там говорить, — была влюблена в него, и для нее было естественно идеализировать его.

Джудит подняла голову, высвободила руку и отодвинулась от него. Она с благодарностью отметила про себя, что он не повернулся, пока она поправляла лиф платья и приводила в порядок волосы. Наконец Джудит спрятала волосы под шляпкой и надела накидку.

— Я готова, — сказала она вставая. — Спасибо вам, лорд Рэнналф. Не знаю, как смогу отплатить вам за добро. Я, кажется, все время оказываюсь у вас в долгу. — Она протянула ему правую руку, которая, к ее чести, нисколько не дрожала.

Лорд Рэнналф встал и взял протянутую ладонь обеими руками.

— Если хотите, — предложил он, — можете отказаться от ужина и последующих развлечений, сказавшись усталой, Я прослежу за тем, чтобы вас отправили домой в бабушкиной карете, и даже пошлю с вами лакея, если вы боитесь ехать одна. Только скажите.

До чего же соблазнительное предложение! Джудит не представляла себе, как выдержит предстоящий ужин и как будет, сохраняя спокойствие, вести беседу с любым человеком, который окажется рядом. Она не в силах будет смотреть на лорда Рэнналфа Бедвина рядом с Джулианой, а он, конечно, будет сидеть подле нее. «Но ведь я леди, — напомнила себе Джудит. — И хотя не самая близкая родственница дядюшки Джорджа, все же член семьи».

— Спасибо, — наконец проговорила Джудит, — но я останусь.

Рэнналф неожиданно улыбнулся.

— Мне нравится, как вы вздергиваете подбородок, словно бросаете вызов всему миру, — сказал он. — Мне кажется, именно в эти минуты на сцену выходит настоящая Джудит Лоу.

С этими словами он поднес ее руку к губам, и на мгновение Джудит окунулась в мир блаженной близости. Она улыбнулась ему в ответ.

— Я думаю, — сказала она, — что в Джудит Лоу все же есть немного от Клер Кемпбелл.

Рэнналф предложил Джудит руку. Случай неожиданно сблизил их, но не стоило заходить слишком далеко. Он спас ее и утешил, потому что был настоящим джентльменом, и не стоит ждать от него большего. Не надо привязываться к этому мужчине. Подобрав подол платья, она начала медленно подниматься по уступам холма наверх, к конюшням.

— Я вернусь тем же путем, что пришла сюда, — сказала она, как только они достигли вершины, — а вам лучше пойти другой дорогой, лорд Рэнналф.

— Хорошо, — согласился он, повернулся и направился к входу в конюшни, заставив ее почему-то почувствовать себя покинутой. Разве она ожидала, что он будет спорить?

Джудит почти бегом пересекла поляну, прошла через огород, содрогаясь при мысли, что она могла бы возвращаться при совсем иных обстоятельствах, если бы Рэнналф не заметил, как Хорэс отправился за ней следом. Думать об этом было невыносимо.

Но почему он обратил на это внимание? Она была уверена, что ушла никем не замеченная. Тем не менее, Хорэс увидел, куда она отправилась, и лорд Рэнналф тоже. Видимо, она не такая уж невидимка, какой привыкла себя считать.