Прочитайте онлайн Неизвестные приключения Шерлока Холмса | Тайна восковых картежников[5]

Читать книгу Неизвестные приключения Шерлока Холмса
4016+1264
  • Автор:
  • Перевёл: Т. Голубева

Тайна восковых картежников

Когда мой друг Шерлок Холмс растянул лодыжку, судьба сыграла с ним злую шутку. И не одну. Уже через несколько часов после этого досадного происшествия он столкнулся с проблемой, которая потребовала, чтобы он немедленно нанес визит в заведение, пользующееся дурной репутацией и тем не менее весьма посещаемое.

Моему другу просто не повезло. Человек по натуре азартный, он согласился на импровизированный боксерский матч с Рейтером по прозвищу Забияка, известным профессионалом в среднем весе. Встреча состоялась в старом спортивном клубе «Крибб» на Пэнтон-стрит. И к изумлению почтенной публики, Холмс отправил в нокаут Забияку прежде, чем тот пустился в характерную для него долгую и изнурительную борьбу.

Пробив защиту Забияки и успешно увернувшись от его правой руки, Холмс сделал свое дело и уже выходил из спарринг-салона, как вдруг поскользнулся на ступеньке плохо освещенной и шаткой лестницы. (Надеюсь, что после этого почетный секретарь клуба отремонтировал ее.)

Известие об этом происшествии застигло меня в тот момент, когда мы с женой заканчивали обед. Погода стояла омерзительная, на улице холод и ветер, к тому же лило как из ведра. И хотя дневника в данный момент под рукой у меня нет, думаю, это произошло на первой неделе марта в 1890 году. Прочитав телеграмму от миссис Хадсон, я ахнул и тут же показал ее жене.

— Ты должен ехать немедленно и присмотреть за мистером Шерлоком Холмсом день или два, — сказала она. — А на вызовах тебя заменит Анструтер.

Жили мы в то время в районе Паддингтона, а потому долго добираться до Бейкер-стрит мне не пришлось. Холмс, как я и предполагал, полулежал на диване в пурпурно-красном халате; нога с забинтованной лодыжкой покоилась на горе подушек. По левую руку от него стоял на маленьком столике микроскоп. По правую руку беспорядочно валялся на диване ворох газет.

Несмотря на усталое и скучающее выражение его лица, я сразу же понял, что неприятность с ногой ничуть не умерила пылкости его нрава. В телеграмме от миссис Хадсон упоминалось лишь о падении с нескольких ступенек, а потому я потребовал от него более подробных объяснений, чтобы лучше представить себе картину случившегося.

— Я так гордился собой, Уотсон, — с горечью произнес он. — Витал в облаках, вот и оступился. Дурак, вот и все!

— Ну, повод для гордости у вас все же был. Забияка — сложный противник.

— Напротив. По-моему, его сильно переоценили, к тому же он был под мухой. Однако, Уотсон, вы, кажется, несколько озабочены и своим здоровьем.

— Господи, Холмс! Да, верно, я опасаюсь простуды. Но пока ни малейших признаков ее нет. Удивительно, как это вы догадались?

— Удивительно? Но это же элементарно, Уотсон! Вы измеряли свой пульс. Под указательным пальцем правой руки виден еле заметный след нитрата серебра, пятнышко этого вещества есть на левом запястье. И чем это, черт возьми, вы теперь занимаетесь?

Невзирая на возражения Холмса, я осмотрел и заново перевязал его распухшую лодыжку.

— А знаете, мой дорогой друг, — весело заметил я, твердо вознамерившись поднять настроение своему пациенту, — в известном смысле мне даже доставляет удовольствие видеть вас временно обездвиженным. — Холмс странно взглянул на меня, но промолчал. — Да, — продолжил я подшучивать над ним, — мы должны умерить свой пыл; недели на две, а то и больше вы прикованы к этому уютному дивану. Но не поймите меня превратно. Прошлым летом я имел честь и удовольствие познакомиться с вашим братом Майкрофтом. И вы уверяли, будто он превосходит вас в наблюдательности и дедукции.

— Так и есть. Если бы искусство расследования ограничивалось чисто логическими рассуждениями, которые можно вести не вставая с кресла, мой брат, несомненно, стал бы величайшим сыщиком всех времен и народов.

— Позволю себе усомниться в этом. А теперь слушайте! Если уж вы прикованы к дивану, почему бы вам не продемонстрировать свое превосходство в расследовании какого-нибудь дела?

— Дела? Но у меня нет никакого дела!

— Не падайте духом. Оно непременно появится.

— Колонка происшествий в «Таймс», — он кивком указал на груду газет, — совершенно бесцветная. Не утешают даже подвижки в исследованиях каких-то новых болезнетворных бактерий. И вот еще что, Уотсон. Если бы передо мной встал выбор: ваши утешения или ее величество Работа, я предпочел бы последнее.

Холмс тут же умолк. Явилась миссис Хадсон и подала ему доставленное посыльным письмо. Я не предполагал, что мои предсказания сбудутся так скоро, однако не без удовлетворения отметил, что на бумаге красовался герб и что стоит такая бумага как минимум полкроны за пачку. Однако меня ждало разочарование. Холмс пробежал письмо глазами и презрительно фыркнул.

— Ваши утешения не помогли! — сказал он и быстро нацарапал на клочке бумаги ответ, попросив миссис Хадсон передать его посыльному. — Какая-то совершенно безграмотная записка от сэра Джервейза Дарлингтона: он просит аудиенции на завтра, в одиннадцать утра. И ответа будет ждать в клубе «Геркулес».

— Дарлингтон! — воскликнул я. — Как будто вы упоминали это имя прежде?

— Верно, но только тогда речь шла о Дарлингтоне, торговце предметами искусства, в связи с делом о подмене фальшивого рисунка Леонардо на настоящий, что вызвало такой скандал в галереях Гросвенор. Сэр Джервейз — это совсем другой, более экзальтированный Дарлингтон, хотя и в разных скандалах замешан не меньше.

— Кто же он?

— Сэр Джервейз Дарлингтон — наглый и самоуверенный тип, обманом присвоивший себе титул баронета и питающий пристрастие к кулачным боям и распутным дамочкам. Дутая фигура, впрочем, таких типов было полно еще во времена наших дедов. — Холмс умолк, и лицо его приняло задумчивое выражение. — А в данный момент ему не помешало бы соблюдать осторожность.

— Вы меня заинтриговали. Почему?

— Сам я скачками не увлекаюсь. Но помню, что на дерби в прошлом году сэр Джервейз выиграл целое состояние. Ходили упорные слухи, будто это удалось ему с помощью подкупа и получения секретной информации. Будьте добры, Уотсон, уберите куда-нибудь этот микроскоп.

Я повиновался. И на маленьком столике подле дивана остался лишь листок дорогой бумаги с гербом. Из кармана халата Холмс извлек старинную золотую табакерку с вмонтированным в крышку огромным аметистом, подарок короля Богемии.

— И теперь за каждым шагом сэра Джервейза Дарлингтона пристально следят, — добавил он. — Если он попытается связаться с каким-нибудь подозрительным человеком, на ипподром его больше не пустят. А возможно, дело вообще кончится тюрьмой. Никак не могу припомнить кличку лошади, на которую он тогда ставил…

— Бенгальская Леди лорда Хоува! — воскликнул я. — Происходит от Индийского Раджи и Графини. Финишировала, обойдя остальных на три головы. Хотя, конечно, — скромно добавил я, — в скачках я разбираюсь немногим лучше вас.

— Да неужели, Уотсон?

— Ваши подозрения, Холмс, в данном случае неуместны и даже оскорбительны! Я человек женатый, на счету в банке кот наплакал. Кроме того, скачки обычно проводятся в такую чудовищную погоду…

— А кстати, скоро ведь Большие национальные скачки в Эйнтри.

— О Господи, верно! И лорд Хоув собирается выставить на них двух лошадей. У его Громовержца очень хорошие шансы, а вот от кобылы по кличке Ширнесс ожидать особо нечего. Но полагаю, — добавил я, — скандал в этом поистине королевском виде спорта невозможен. К тому же лорд Хоув — человек безупречной репутации.

— Вот именно. Как человек безупречной репутации, он сэру Дарлингтону не товарищ.

— Но почему вы считаете, что сэр Джервейз не представляет для вас интереса?

— Будь вы знакомы с этим джентльменом, Уотсон, вы обнаружили бы в нем полное отсутствие интереса к чему бы то ни было. Кроме, пожалуй, боев тяжеловесов. — Тут Холмс присвистнул. — Черт! Как это я забыл? Сэр Джервейз был среди тех, кто сегодня утром наблюдал за моей малоинтересной схваткой с Забиякой.

Я рассмеялся:

— Налицо весьма типичный случай, мой дорогой Холмс. Каждый врач знает, что пациент с травмой, подобной вашей, и даже обладающий незаурядным чувством юмора, становится неразумен, как дитя.

Холмс защелкнул крышку табакерки и убрал ее в карман.

— Я безмерно благодарен вам за заботу и за то, что вы здесь, Уотсон. Но буду еще признательнее, если на протяжении ближайших шести часов вы не произнесете ни слова. Иначе я не выдержу и ляпну такое, о чем потом буду долго сожалеть.

Мы погрузились в молчание и не разговаривали даже за ужином, а после допоздна засиделись в уютном кабинете. Холмс сосредоточенно и мрачно проставлял индексы в своих записях о преступлениях, я погрузился в чтение «Британского медицинского журнала». В комнате не раздавалось ни звука, кроме тиканья часов да потрескивания дров в камине. А на улице и в каминной трубе завывал промозглый мартовский ветер, и крупные капли дождя барабанили в стекла.

— Нет, нет! — неожиданно воскликнул мой друг. — Оптимизм — это глупость. И уж определенно ничего интересного в этих газетах… Вы слышали? Что это? Уж не звон ли колокольчика?

— Да, мне тоже показалось. Слышал отчетливо, несмотря на ветер. Кто бы это мог быть?

— Если клиент, — Холмс едва не свернул свою длинную шею, чтобы взглянуть на часы, — то, должно быть, это что-то серьезное, раз он не поленился приехать в два часа ночи и в такую кошмарную погоду.

Последовала долгая пауза: ровно столько времени понадобилось миссис Хадсон, чтобы подняться с постели и открыть дверь. В дом вошли сразу два клиента. Мы услышали их голоса еще в коридоре, говорили они одновременно, перебивая друг друга.

— Не надо, дедушка, умоляю! — то был голос молодой женщины. — Последний раз прошу тебя, пожалуйста! Ты ведь не хочешь, чтоб мистер Шерлок Холмс, — тут она понизила голос почти до шепота, — счел тебя простаком.

— Никакой я не простак! — вскликнул ее спутник. — Прошу тебя, Нелли, перестань! Я видел то, что видел! Мне следовало все рассказать этому джентльмену еще вчера утром, но ты и слышать не хотела об этом.

— Но, дедушка, эта «Комната ужасов» — жуткое, пугающее место! Тебе просто пригрезилось, дорогой. Игра воображения.

— Да, мне семьдесят шесть. Но ничего мне не пригрезилось! И воображение у меня развито не больше, чем у этих восковых фигур! — запальчиво воскликнул старик. — Чтобы я вообразил такое? Я, работавший ночным сторожем еще до того, как музей переехал на новое место?..

Посетители умолкли и вошли в комнату. Старик простоватой, но приятной наружности, с упрямым лицом и красивыми седыми волосами, был крепко сложен. На нем были насквозь промокший от дождя плащ и клетчатые брюки. Внучка ничуть не походила на него. Это была стройная грациозная девушка, со светлыми волосами и большими серыми глазами, окаймленными длинными черными ресницами, в простом синем костюме, отороченном у шеи и на запястьях узкой белой каймой. В каждом ее жесте сквозили изящество и скромность.

Она заметно волновалась, ее изящные руки немного дрожали. Сразу же определив, где Холмс и где я, девушка извинилась за столь поздний визит.

— Я… Элеонор Бакстер, — представилась она. — А это, как вы, наверное, уже догадались, мой бедный дедушка. Он работает ночным сторожем в музее восковых фигур мадам Топин, на Мэрилибон-роуд. — Она вдруг умолкла. — О! Ваша бедная лодыжка!..

— Сущий пустяк, мисс Бакстер, — сказал Холмс. — Не стесняйтесь, будьте как дома. Уотсон, примите у наших гостей верхнюю одежду и зонтики, вот так. Садитесь вот здесь, напротив дивана. Где-то тут есть костыль, но, надеюсь, вы извините, что я лежу. Так что вы говорили?

Мисс Бакстер, разглядывавшая листок бумаги на столике, страшно смутилась, вздрогнула и покраснела, поймав на себе взгляд Холмса.

— Вы знакомы с восковыми фигурами мадам Топин, сэр?

— О, они очень знамениты.

— Простите! — Элеонор Бакстер еще гуще залилась краской. — Я не точно выразилась. Вы когда-нибудь посещали этот музей?

— Гм. Боюсь, в этом смысле я не отличаюсь от своих соотечественников. Стоит англичанину прослышать о каком-нибудь удаленном или недоступном месте, он готов жизнь положить, лишь бы увидеть его. Но когда достопримечательность буквально под боком, в ста ярдах ходьбы от его собственного дома… Вы были когда-нибудь в музее мадам Топин, Уотсон?

— К сожалению, нет, хотя немало наслышан о подземной «Комнате ужасов». Говорят, администрация музея предлагает кругленькую сумму тому, кто рискнет провести там ночь.

Упрямый старик, который, на взгляд опытного врача, явно страдал от боли, громко и насмешливо хмыкнул.

— Господь с вами, сэр! Все это сущая ерунда, не верьте ни единому слову.

— Так это неправда?

— Ни капли правды, сэр. На ночь они вас туда не впустят. Какой-нибудь джентльмен может еще, чего доброго, закурить там сигару, а они до смерти боятся пожара.

— Тогда правильно ли я понимаю, — спросил Холмс, — что беспокойство ваше вызвано вовсе не этой «Комнатой ужасов»?

— Нет, сэр. У них там есть даже статуя старого Чарли Писа. А рядом с ним Марвуд, палач, вздернувший этого самого Чарли на виселицу одиннадцать лет назад, но эти фигуры совсем не страшные, даже, напротив, симпатичные. — Старик немного повысил голос. — Но скажу честно, сэр. Мне совсем не нравится, когда эти восковые фигуры вдруг начинают играть в карты!

Дождь шумно барабанил в окно. Холмс всем телом подался вперед:

— Что?! Восковые фигуры играют в карты?

— Да, сэр. Даю слово. Слово Сэма Бакстера.

— И что же, в этой карточной игре принимают участие все фигуры или только некоторые?

— Только две, сэр.

— Откуда вы знаете, мистер Бакстер? Вы что, сами видели их за этим занятием?

— Не приведи Господи, сэр, нет, конечно! Но что прикажете думать, когда один сбрасывает карты или берет взятку, а потом, глядишь, все карты сброшены и валяются на столе? Но может, лучше объяснить все с самого начала?

— Да, прошу вас. — Холмс любезно улыбнулся.

— Видите ли, сэр, за время ночного дежурства я делаю только два обхода «Комнаты ужасов». Помещение довольно большое, освещено слабо. И причина того, что я не делаю больше обходов, — мой ревматизм. Тот, кто не страдал от ревматизма, никогда не поймет, что это за адские муки! Прямо выламывают и выкручивают тебя, всю душу вынимают.

— Боже правый! — сочувственно пробормотал Холмс и подтолкнул к старику табакерку.

— Вот так, сэр. Нелли моя — девушка хорошая, добрая, несмотря на то что получила образование, а потом и приличную работу. Но когда ревматизм особенно разыгрывается, а достает он меня, почитай, всю последнюю неделю, она каждое утро встает пораньше и идет меня встречать. В семь утра кончается дежурство, и Нелли помогает мне сесть в автобус. И вот сегодня, беспокоясь обо мне, и, кстати, совершенно напрасно… Нет, Нелли, не спорь… Так вот, моя внучка пришла домой час назад и привела молодого Боба Парснипа. Тот вызвался подежурить за меня. И тогда я сказал себе: «Я столько читал об этом мистере Шерлоке Холмсе, да и живет-то он всего в двух шагах, так почему бы не пойти и не рассказать ему?» И вот мы здесь.

Холмс кивнул:

— Понимаю, мистер Бакстер. Так что вы говорили о прошлой ночи?

— А, ну да. О «Комнате ужасов». Так вот, по одну сторону там ряд живых картин. Это такие отдельные кабинки, и каждая огорожена железными перилами, чтоб никто не заходил. И в каждой кабинке восковые фигуры. Все эти живые картины называются «История преступления». Это история одного молодого джентльмена… довольно приятного, вот только слабохарактерного, который попадает в плохую компанию. Он играет в карты и проигрывает все свои деньги. А потом убивает одного старика, который жульничал при игре. Ну и в конце попадает на виселицу, прямо как Чарли Пис. И все это сделано для того… э-э…

— Чтобы преподать моральный урок. Берегитесь, Уотсон! И что же дальше, мистер Бакстер?

— Так вот, фигуры в этой кабинке играют в карты. Их всего двое, молодой джентльмен и тот, что постарше, шулер. Сидят они в красивой комнате, на столе золотые монеты. Не настоящие, конечно. Сейчас такого уже не увидишь, но на них чулки и коротенькие такие штанишки, вроде как бриджи…

— Наверное, костюмы восемнадцатого века?

— Именно, сэр. Джентльмен, что помоложе, сидит по одну сторону стола, лицом к вам. А старый шулер сидит спиной, смотрит на свои карты и словно посмеивается. И карты, которые у него в руке, хорошо видно. — Старик умолк и откашлялся. — Так вот, сэр, говоря о прошлой ночи, я имею в виду две ночи назад, потому как сейчас уже почти утро. Я прошел мимо этих кабинок и ничего особенного не заметил. А потом, где-то через час, вдруг и думаю: «Что-то там было не так». Какая-то мелочь. Но я так часто видел эти живые картины, что уже почти перестал замечать, что не так. И вот я решил пойти и взглянуть еще раз. И Боже ты мой, сэр! Старик, ну тот, что сидит спиной и держит карты… так вот, этих карт у него вдруг оказалось меньше! Он сбросил их, возможно, смухлевал, и они смешались с картами на столе. Я ничего не придумываю, сэр. И воображения у меня почитай что нет. Да и ни к чему мне оно, это воображение. Когда Нелли пришла за мной в семь утра, я весь извелся от ревматизма и от того, что видел. И не стал говорить ей тогда, ну, подумал, может, мне показалось. Может, просто приснилось? Но ничего мне не приснилось! Потому как сегодня ночью было то же самое. И никакой я не сумасшедший, сэр, не думайте! Вижу то, что вижу. Вы, конечно, можете сказать, что кто-то сделал это ради развлечения: поменял карты в руке, смешал их и все такое. Но днем этого никто не мог сделать, потому что заметили бы. Сделать это можно было только ночью, там есть одна боковая дверца, она плохо запирается. Хотя, с другой стороны, на шутку какого-нибудь посетителя это не похоже. Если уж они изволят шутить, то могут нацепить фальшивую бородку на королеву Анну или надеть на Наполеона соломенную шляпку. А подмену карт вряд ли кто заметит. Так что и смысла нет шутить. Но если там и правда кто-то был, если играл в карты за эти чучела, то кто он и зачем это делал?..

Несколько секунд Шерлок Холмс молчал.

— Мистер Бакстер, — сказал он наконец и покосился на свою перебинтованную ногу, — вы проявили незаурядную смекалку и терпение. И я буду рад заняться этим необычным делом.

— Но, мистер Холмс! — растерянно воскликнула Элеонор Бакстер. — Не принимаете же вы это дело всерьез?

— Извините, мисс. Скажите-ка, мистер Бакстер, а в какую именно карточную игру играли эти восковые фигуры?

— Не знаю, сэр. Я и сам об этом долго думал, с того самого дня, как устроился туда сторожем. Может, в вист или наполеон? Честно, не знаю.

— Так, по вашим словам, в руках у фигуры, сидящей спиной, оказалось меньше карт, чем обычно? А скольких именно карт не хватаю?

— Сэр?..

— Так вы не заметили? Черт, страшно жаль! Тогда прошу, подумайте хорошенько, прежде чем ответить на очень важный вопрос. Эти фигуры играли азартно?

— Но, Холмс… — начал я, однако, перехватив его взгляд, тут же умолк.

— Вы только что утверждали, мистер Бакстер, что карты на столе передвигали или просто трогали. А монеты тоже передвигали?

— Так, дайте-ка сообразить, — задумчиво пробормотал Сэмюель Бакстер. — Нет, сэр, никто их не трогал. Так и лежали. Странно, однако.

Глаза Холмса возбужденно блестели, он потер руки.

— Так я и думал. Что ж, к счастью, я готов с должным рвением заняться этой проблемой, поскольку других дел у меня в данный момент нет. А другое, довольно скучное дело с участием сэра Джервейза Дарлингтона и лорда Хоува, подождет. Лорд Хоув… Господи, что с вами, мисс Бакстер?

Элеонор Бакстер поднялась и не сводила с Холмса растерянных глаз.

— Вы, кажется, сказали «лорд Хоув»? — спросила она.

— Да. Это имя знакомо вам, верно?

— Он мой наниматель.

— Вот как! — Брови Холмса поползи вверх. — Ага, понял. Вы работаете у него машинисткой. О том свидетельствует небольшая потертость на рукаве вашего бархатного костюма, в том месте, где машинистка обычно опирается о стол. Значит, вы знакомы с лордом Хоувом?

— Не скажу, что вижу лорда Хоува часто, хотя довольно много печатаю для него в его доме на Парк-лейн. Я слишком незначительная особа, чтобы знать его близко…

— А вот это жаль! Ладно, сделаем все возможное. Уотсон, вы не возражаете, если вам придется выйти на улицу в такую ненастную ночь?

— Ничуть, — несколько удивленно ответил я. — Но куда и зачем?

— Я приговорен к этому дивану, мой друг. А потому вы станете моими глазами и ушами. Мне страшно не хочется доставлять вам лишние хлопоты, мисс Бакстер, но не согласитесь ли вы сопроводить доктора Уотсона в небольшой прогулке по «Комнате ужасов»? Вот и отлично, спасибо.

— Но что мне там делать? — спросил я.

— В верхнем ящике моего стола найдете конверты, Уотсон.

— Что дальше, Холмс?

— Окажите любезность, пересчитайте карты в руке каждого воскового игрока. Затем аккуратно, строго соблюдая последовательность слева направо, сложите каждый набор карт в отдельный конверт и соответствующим образом пометьте. Сделайте то же самое с картами на столе и принесите их мне, как только управитесь.

— Но, сэр… — возразил было мистер Бакстер.

— Нет, нет, мистер Бакстер, с вами я пока говорить больше не буду. У меня возникла всего лишь рабочая гипотеза, и есть в ней одна загвоздка. — Холмс нахмурился. — Самое главное теперь — выяснить, в какую именно игру играли фигуры в этом музее. От этого зависит все.

И вот мы с Сэмюелем Бакстером и его хорошенькой внучкой вышли в промозглую ночную тьму. Несмотря на протесты мисс Бакстер, ровно через десять минут мы оказались в «Комнате ужасов» у игорного стола.

Здоровяк по имени Роберт Парснип, явно неравнодушный к прелестям мисс Бакстер, зажег газовые лампы под запыленными стеклянными шарами-абажурами. Но этого мерцающего голубоватого света оказалось недостаточно, в комнате по-прежнему царил полумрак, и ряды восковых фигур выглядели как-то особенно зловеще. Точно выжидали, когда посетитель отвернется, чтобы прикоснуться к нему длинными бледными пальцами.

Выставка восковых фигур мадам Топин слишком хорошо известна, и нет нужды описывать ее. Но меня неприятно удивил экспонат под названием «История преступления». Сцена выглядела особенно живо по краскам и исполнению; достоверность ей придавали и костюмы восемнадцатого века, парики и маленькие шпаги. И если бы я действительно был грешен в том, на что шутливо намекнул Шерлок Холмс, то непременно ощутил бы угрызения совести.

Пригнувшись, мы пролезли под металлическими перилами и приблизились к фигурам игроков.

— Черт побери, Нелли, не трогай эти карты! — воскликнул мистер Бакстер, не на шутку озабоченный вторжением в его владения. Со мной он говорил куда вежливее: — Послушайте, сэр, вот видите? У старого шулера в руке девять карт. А у молодого джентльмена ровнехонько шестнадцать.

— Слышите? — вдруг испуганно шепнула девушка. — Там, наверху, как будто кто-то ходит!..

— Ерунда, Нелли, это же Боб Парснип. Больше некому.

— Нельзя сказать, что карты на столе лежат в беспорядке, — заметил я. — Вот эта небольшая кучка перед «молодым джентльменом» и вовсе не тронута. Двенадцать карт лежат у его локтя…

— Да, а девятнадцать возле старика. Странная игра, доложу я вам, сэр!

Я согласился с ним и, внутренне передергиваясь от прикосновения к холодным восковым пальцам фигур, начал складывать карты в заранее помеченные конверты, спеша поскорее убраться из этого неуютного и душного помещения. Наконец мы снова вышли на улицу, и, несмотря на робкие протесты мисс Бакстер и ее деда, я нанял кеб до дома. Перед этим возница высадил из него какого-то в стельку пьяного господина.

Я с радостью вернулся в теплый и уютный дом моего друга. Но, едва войдя в кабинет, с неудовольствием увидел, что Холмс поднялся с дивана. Опираясь на костыль правой рукой, он стоял у письменного стола с зажженной лампой под зеленым абажуром и рассматривал раскрытый атлас.

— Довольно, Уотсон! — резко оборвал он мои возмущенные крики. — Конверты у вас? Прекрасно! Так, давайте-ка их сюда… Благодарю. В руке старого шулера, восковой фигуры, сидящей спиной, было девять карт, верно?

— Поразительно, Холмс! Откуда вы знаете?

— Элементарная логика, друг мой. Теперь посмотрим.

— Минутку, — упрямо возразил я. — Недавно вы говорили, что неплохо было бы обзавестись костылем. Так откуда, позвольте спросить, он у вас взялся? Да и костыль какой-то странный. Похоже, сделан из легкого металла и так и сверкает при свете лампы…

— Да, да. Он уже был у меня.

— Уже был?

— Он сделан из алюминия, и это своего рода память об одном деле, за которое мой личный биограф еще не успел прославить меня. Я уже говорил вам, но вы, видно, забыли. А теперь сделайте одолжение, забудьте об этом костыле. И давайте наконец посмотрим карты. О, прекрасно, просто великолепно!

Появись вдруг перед ним все сокровища Голконды, он, пожалуй, пришел бы в меньший восторг. Холмс обрадовался и немного удивился, когда я начал рассказывать ему, что видел и слышал.

— Как? Вы еще ничего не поняли?.. Прошу, возьмите эти девять карт, Уотсон. Разложите их на столе в том же порядке и называйте вслух, по мере того как раскладываете.

— Валет бубен. — Я начал выкладывать карты на стол под лампу. — Семерка червей, туз треф… Господи, Холмс!

— Так вы тоже заметили?

— Да. Здесь два туза треф, один идет за другим.

— Ну разве не прелестно? Но вы насчитали пока всего четыре карты. Осталось еще пять. Продолжайте.

— Двойка пик, — произнес я, — десятка червей… Боже милостивый, здесь еще один, третий туз треф и два валета бубен!

— И что из этого следует?

— Кажется, я начинаю понимать, Холмс. Музей мадам Топин знаменит тем, что все его экспонаты максимально приближены к реальности. Восковая фигура старика изображает заядлого шулера, обманывающего молодого человека. Ну, и для достоверности еще один небольшой штрих. Они показали, что в руке у него фальшивые карты, с помощью которых он обыгрывает этого юношу.

— Вряд ли это можно назвать небольшим штрихом. Любой мало-мальски опытный игрок вроде вас, Уотсон, непременно насторожился бы, увидев, что на руках у победившего его противника не менее трех валетов бубен и целых три туза треф.

— Верно.

— Далее. Если пересчитать все карты — те, что находятся на руках, и те, что лежат на столе, — получится пятьдесят шесть. Иными словами, на четыре штуки больше, чем в обычной колоде.

— Но что все это означает? Где следует искать ответ?

Атлас лежал на столе, на том самом месте, где оставил его Холмс, когда я передал ему конверты. Он схватил его, неловко повернулся, застонал, оперся на свой странный костыль и снова открыл книгу.

— «В устье Темзы, — начал цитировать Холмс, — на острове…»

— Но, Холмс, я же спрашивал, где искать ответ на нашу проблему.

— Это и есть ответ.

И тут вместо объяснений он потребовал, чтобы я немедленно шел спать наверх, в старую свою комнату, и не желал слышать никаких возражений. Взволнованный и заинтригованный, я думал, что не засну. Однако усталость взяла свое, заснул я как убитый, и когда спустился утром к завтраку, было почти одиннадцать.

Шерлок Холмс уже позавтракал и снова расположился на диване. Я похвалил себя за то, что успел чисто побриться, поскольку друг мой был поглощен беседой с очаровательной мисс Элеонор, чья робость исчезла от непринужденности его манер.

Я хотел позвонить, чтобы принесли бекон и яйца, но, заметив озабоченное выражение лица Холмса, передумал.

— Мисс Бакстер, — начал он, — поскольку целостность моей гипотезы нарушает одно обстоятельство, пора сказать мне одну очень важную вещь… Какого черта?..

Дверь в комнату с грохотом распахнулась. Точнее будет сказать, ее распахнули ударом ноги. И, видно, человек, почти выбивший дверь, счел это забавной шуткой, потому что грохот сопровождался громовым раскатом смеха.

В дверном проеме стоял плотный краснолицый джентльмен в атласной шляпе и дорогом расклешенном сюртуке, специально не застегнутом. Видно, он хотел продемонстрировать белую жилетку с цепочкой для часов, усыпанной бриллиантами, и огромный рубин в булавке для галстука.

Ростом он был пониже Холмса, но куда плотнее и шире в плечах; походил сложением скорее на меня. Он снова громко и самодовольно хохотнул, приподнял кожаную сумку и потряс ею, а его маленькие хитрые глазки весело сверкали.

— А вот и вы, приятель! — воскликнул он. — Вы же тот самый парень из Скотленд-Ярда, верно? Тысяча золотых соверенов ваши, стоит только захотеть!

Шерлок Холмс, хоть и был удивлен этим внезапным вторжением, однако вида не подал и продолжал холодно и сдержанно взирать на визитера.

— Сэр Джервейз Дарлингтон, не так ли?

Не обращая ни малейшего внимания ни на меня, ни на мисс Бакстер, мужчина приблизился к Холмсу и потряс сумкой с монетами у самого его носа.

— Так точно, мистер Детектив! Я это, я. Видел вчера, как вы дрались. Могли бы выступить и лучше, но все же справились. Настанет день, мой дорогой, и бои за деньги непременно узаконят. А пока они там чешутся, платные боксерские и кулачные бои будут проводиться втайне. Так, погодите-ка…

С кошачьим проворством и легкостью, странными для человека столь плотного сложения, наш незваный гость подскочил к окну и выглянул на улицу.

— Опять этот старый черт Филеас Белч, будь он трижды проклят! Этот тип преследует меня вот уже несколько месяцев. Подсунул мне подряд двух слуг, мерзавцы вскрывали мои письма! Ну, одному я хребет переломил. — Тут сэр Джервейз снова громко расхохотался. — Ладно, не важно!

Холмс изменился в лице, но секунду спустя оно обрело все то же холодное и непроницаемое выражение. Сэр Дарлингтон бросил сумку с монетами на диван.

— Берите денежки, мистер Сыщик! Мне они ни к чему. А теперь вот что. Через три месяца мы сведем вас с Джемом Гарликом, Бристольским Громилой. Проиграете, шкуру спущу, но если завалите Громилу, увидите, какой я благодарный. Сам тоже внакладе не останусь. Вы же у нас темная лошадка, ставки будут восемь против одного.

— Насколько я понимаю, сэр Джервейз, — начал Холмс, — вы предлагаете мне стать профессиональным боксером на ринге?

— Вы же из Скотленд-Ярда, верно? И по-английски понимаете, так?

— Ну, когда слышу, что говорят по-английски, то да, понимаю.

— Это шутка, что ли? Ну а если я отвечу вот так? — И тут Джервейз размахнулся левой, и тяжелый кулак просвистел буквально в дюйме от носа моего друга. Холмс и глазом не моргнул. И снова сэр Джервейз покатался со смеху. — Следите за своими манерами, мистер Детектив, когда говорите с настоящим джентльменом. Да я вас пополам разорву и не посмотрю, что лодыжка сломана, Богом клянусь!

Мисс Элеонор Бакстер побелела как полотно и, издав тихий жалобный стон, ухватилась за стенку.

— Сэр Джервейз! — воскликнул я. — Будьте любезны, держите себя в руках в присутствии дамы!

Гость наш быстро развернулся и смерил меня гневным взглядом с головы до пят.

— А это еще кто? Уотсон? Тот самый лекарь? Ага. — Внезапно его мясистое красное лицо грозно надвинулось на меня. — В боксе чего-нибудь понимаешь?

— Нет, — ответил я. — Если честно… немного.

— Тогда смотри, как бы тебя не проучили хорошенько, — шутливо заметил сэр Джервейз и снова хохотнул. — Дама? Какая еще дама? — Увидев мисс Бакстер, он слегка поморщился и выдал убийственную характеристику: — Никаких дам лично я здесь не вижу, мистер Костоправ! Какое-то жалкое маленькое создание…

— Сэр Джервейз, — возмутился я, — последний раз предупреждаю.

— Минутку, Уотсон, — прозвучал спокойный голос Шерлока Холмса. — Мыдолжны простить сэра Джервейза Дарлингтона. Несомненно, он еще не оправился от визита, который нанес в музей восковых фигур мадам Топин три дня назад.

В наступившем вслед за тем гробовом молчании отчетливо было слышно, как стучит в стекла дождь. Но нашего гостя не так-то просто было обескуражить.

— Стало быть, сыщик, да? — насмешливо фыркнул он. — И кто же вам сказал, мистер Ищейка, что я три дня назад был у мадам Топин?

— Никто. Но о том свидетельствуют факты, имеющиеся в моем распоряжении. Да и визит с виду выглядел вполне невинным, не так ли? Никаких подозрений со стороны тех, кто мог следить за вами. К примеру, какой-нибудь топтун, нанятый знаменитым спортсменом сэром Филеасом Белчем, который хочет убедиться, что вы не собираетесь еще раз выиграть состояние с использованием секретной информации. Как это случилось в прошлом году на дерби.

— Мне все это неинтересно, приятель!

— Вот как? И однако, учитывая ваши спортивные наклонности, я просто уверен, что вас интересуют карты.

— Карты?

— Карточные игры, — уточнил Шерлок Холмс. Достав из кармана халата несколько карт, он развернул их веером. — А если еще точнее, так вот эти девять карт.

— Да какого черта вы ко мне прицепились?

— Вот вам первый очевидный факт, сэр Джервейз. Обычный посетитель «Комнаты ужасов», проходя мимо двух восковых игроков, видит карты в руке одного из них, не прикладывая к этому особых усилий. А затем с этими картами происходит весьма странная вещь. Карты в руке другого игрока, «молодого джентльмена», остаются нетронутыми. Это сразу заметно, они все в пыли. Но некий человек вынул несколько карт из руки так называемого шулера, бросил их на стол, а потом добавил четыре карты из как минимум двух лишних колод. К чему он все это проделал? Думаю, совсем не потому, что этот некто хотел подшутить, создать у посетителей иллюзию, будто восковые куклы поглощены азартной игрой. Если б таков был его мотив, он непременно перемешал бы и поддельные золотые монеты на столе, а не только карты. Но монеты нетронуты. Ответ прост и вполне очевиден. В английском алфавите двадцать шесть букв. А если двадцать шесть умножить на два, получается ровно пятьдесят два, что соответствует числу карт в обычной колоде. Допустим, мы выбираем по одной карте для обозначения каждой буквы, и тогда у нас получится довольно примитивная, детская система шифра.

Сэр Джервейз Дарлингтон визгливо рассмеялся.

— Система шифра! — передразнил он и затеребил мясистой красной рукой рубин в булавке галстука. — О чем это он, а? О чем толкует этот придурок?..

— И разгадать его не составляет особого труда, — невозмутимо продолжил Холмс, — если в слове из девяти букв содержится два «е» или два «s». Допустим, валет бубен обозначает у нас букву «s», а туз треф — букву «е».

— Может, догадка и верна, Холмс, — вмешался я, — но никакой логики я тут не вижу! С чего вы взяли, что зашифрованное послание должно непременно содержать эти буквы?

— Да с того, что я уже знаю это слово. Вы сами назвали его мне.

— Я?..

— Да, представьте себе, Уотсон! Если карты действительно обозначают эти две названные мною буквы, тогда в начале слова у нас имеются две буквы «е», а в конце его две буквы «s». Предположим, слово начинается с буквы «s» и перед сдвоенным «s» в конце стоит буква «е». Нетрудно догадаться, что за слово у нас получилось. Ширнесс.

— Но что, черт побери, обозначает это «Ширнесс»… — начал было я.

— Географическое расположение найдете в атласе. Это в устье Темзы, — перебил меня Холмс. — Но вы сами недавно говорили, что это кличка лошади из конюшен лорда Хоува. Она хоть и записана на скачки, но вы сами сказали, что ожидать от нее особенно нечего. Однако если эту кобылу усиленно тренировать в полной секретности, то из нее может получиться звезда и фаворитка не хуже Бенгальской Леди.

— Бог ты мой! — воскликнул я. — Но это же находка, сущий клад для любого игрока по-крупному! Зная этот секрет, он может поставить на лошадь и сорвать огромный куш!

Шерлок Холмс держал в левой руке развернутую веером колоду.

— Мисс Бакстер, дорогая моя, — укоризненно и печально промолвил он, — скажите, почему вы позволили Джервейзу Дарлингтону уговорить себя? Вашему деду совсем не понравилось бы, что вы, воспользовавшись выставкой восковых фигур, оставляли там сэру Джервейзу послания. Не говоря с ним, не посылая ему письменных сообщений, не приближаясь к нему и на милю! — Если чуть раньше мисс Бакстер побледнела и тихо застонала при появлении сэра Джервейза, то теперь в ее серых глазах светился неподдельный страх. Она нетвердо держалась на ногах и что-то лепетала в свое оправдание. — Нет, нет! — мягко заметил Холмс. — Так не пойдет. Уже через несколько секунд после того, как вы вошли в эту комнату, я понял, что вы знакомы с сэром Джервейзом.

— Но, мистер Холмс, как такое возможно?

— Возможно. Будьте добры, взгляните вон на тот маленький столик слева от дивана. Вы подошли ко мне, и на столике в тот момент не было ничего, кроме листка бумаги, украшенного весьма сомнительным гербом сэра Джервейза Дарлингтона.

— Господи, помоги! — воскликнула юная леди.

— Да, и на вас это письмо произвело странное впечатление. Вы глаз от него не отрывали. А заметив, что я смотрю на вас, вздрогнули и изменились в лице. Вскоре путем осторожных расспросов я выяснил, что вы работаете машинисткой у лорда Хоува, владельца Ширнесс…

— Нет! Нет! Нет!

— Вам ничего не стоило заменить несколько карт в руке воскового игрока. Ваш дедушка сам сказал, что в зале имелась боковая дверка и что она плохо запиралась. Вы могли произвести замену ночью, тайком. А потом делали вид, что пришли проводить мистера Бакстера до дома после ночной смены. Вы уничтожили бы улики, если бы в первую же ночь дед сказал вам, что в музее что-то неладно. Но он не говорил ни слова, вплоть до прошлой ночи, когда оказался там вместе с Робертом Парснипом, и при них вы уже ничего не могли сделать. Неудивительно, что вы так бурно возражали против визита деда ко мне. Позже Уотсон заметил, что вы пытались выхватить карты из руки воскового шулера и разбросать их по столу, но тогда он, конечно, не знал, что это были вы.

— Холмс! — вмешался я. — Довольно мучить несчастную! Ведь настоящий злодей у нас не мисс Бакстер, а вот этот наглый, бессовестный тип, который стоит здесь и насмехается над нами!

— Поверьте, мисс Бакстер, я не имею намерения добивать вас, — сказал Холмс. — О Ширнесс вы наверняка узнали случайно. Спортивные боссы разоткровенничались, их осторожность усыпил невинный стрекот пишущей машинки, доносившейся из соседней комнаты. Но сэр Джервейз еще до того, как за ним установили слежку, настойчиво рекомендовал вам держать ушки на макушке. А потом придумал и этот оригинальный способ передачи ценной информации. Сначала этот способ показался мне каким-то уж больно замысловатым. Действительно, почему бы просто не написать ему? Но когда сэр Джервейз появился здесь, я узнал, что всю его корреспонденцию вскрывают. И карты были единственным способом. И теперь у нас есть доказательства…

— Ничего подобного! — завопил Джервейз Дарлингтон. — Никаких доказательств у вас нет!

Молниеносный, как у змеи, бросок, и он выхватил карты из руки Холмса. Мой друг инстинктивно вскочил, но тут же дала знать о себе боль в лодыжке. Он с трудом подавил крик. Тут сэр Джервейз нанес ему удар правой и опрокинул на диван.

И снова этот торжествующий визгливый хохот.

— Джервейз! — взмолилась мисс Бакстер, ломая руки. — Пожалуйста, не смотрите на меня так! Я хотела как лучше!

— Э, нет! — воскликнул он, и на лице его появилась злобная усмешка. — Не-е-ет! Явилась сюда и предала меня? Да я прямо подпрыгнул, как только увидел тебя. Ты ничем не лучше всего остального жулья, так и знай! А теперь пошла вон, не путайся под ногами! И будь ты трижды проклята!

— Сэр Джервейз, — вмешался я, — я ведь уже предупреждал вас.

— И этот лекаришка туда же…

Теперь кажется, что тогда мне просто повезло, хотя ради справедливости следует отметить, что даже мой друг не ожидал от меня такого проворства. Мисс Бакстер едва успела вскрикнуть.

Несмотря на боль в лодыжке, Шерлок Холмс снова поднялся с дивана.

— Вот это да, Уотсон! Отличный хук левой, а затем удар правой, прямо в голову! Такого я еще никогда не видел. Нокаут самой чистой воды, очухается в лучшем случае минут через десять.

— Заметьте, — сказал я, дуя на разбитые костяшки пальцев, — что мисс Бакстер не слишком огорчилась, увидев этого грубияна на полу. Я же сожалею только о том, что напугал бедняжку миссис Хадсон, которая несла мне бекон и яйца.

— Славный добрый мой старина Уотсон!

— Чему вы улыбаетесь, Холмс? Разве я сказал что-то смешное?

— Нет, нет, упаси Господи! Просто подозреваю, что сам я гораздо мельче, а вы значительно глубже, чем я привык думать.

— Что-то ваш юмор не доходит до меня, Холмс. Однако улики спасены. Но не станете же вы предавать огласке деяния сэра Джервейза Дарлингтона и уж тем более — мисс Бакстер!

— Гм!.. Вообще-то с этим джентльменом у меня свои счеты, Уотсон. Он обещал мне карьеру профессионального боксера, и, признаться, мне это льстит. Считаю это комплиментом. Но спутать меня с легавыми из Скотленд-Ярда! Нет, это настолько оскорбительно, что я никогда и ни за что не прощу!

— Послушайте, Холмс, я часто прошу вас об одолжениях?

— Ну, не очень. Ладно, так и быть, поступайте как знаете. Придержим эти карты на всякий случай, пока эта спящая красавица не очнулась. Что же касается мисс Бакстер.

— Я любила его! — воскликнула несчастная и залилась слезами. — По крайней мере думала, что люблю.

— В любом случае, мисс Бакстер, Уотсон будет молчать. Ровно столько, сколько вы этого захотите. Не заговорит, пока вы не станете почтенной пожилой дамой, и тогда эти воспоминания вызовут у вас разве что улыбку. Пройдет полвека, и вы забудете о сэре Джервейзе Дарлингтоне.

— Никогда! Никогда и ни за что!

— Как же, как же, — улыбнулся Шерлок Холмс. — On s’enlace, puis, un jour, on se lasse, c’est l’amour. Да в этой французской поговорке больше мудрости, чем во всех произведениях Генрика Ибсена, вместе взятых.