Прочитайте онлайн Нефритовый подарок | Глава восьмая

Читать книгу Нефритовый подарок
3116+350
  • Автор:
  • Перевёл: Л. А. Коробкова
  • Язык: ru
Поделиться

Глава восьмая

Джо стоял на крыльце, прислушиваясь к кваканью лягушек и треску цикад. Он пил чай со льдом, сожалея, что это не пиво, и думал о том, насколько он и Софи разные. Она была нежной и ласковой. Он — твердым и резким. У нее были все основания надеяться на будущее. Он же переживал за восьмидесятитрехлетнюю женщину, которая, если не переборет свою депрессию, может и не дожить до восьмидесяти четырех лет. Если она умрет…

Джо не хотел думать о смерти бабушки, он так любил ее, но он знал, что ему придется продать дом, в котором прошла его жизнь. Таково было ее завещание: дом продать. Половину вырученных денег отдать ее любимому благотворительному фонду, а другую половину поделить между тремя наследниками.

Джо давно решил отдать свою долю сестрам, ведь деньги никогда не смогут заменить ему мисс Эмму.

Итак, пора заканчивать здешнее «приключение» и отправляться в обратный путь. Сегодня вечером он должен окончательно все выяснить, а завтра…

* * *

Софи была на грани срыва, но усилием воли пыталась держать себя в руках. Нет, она больше не боялась. Все было позади. Никто не пострадал, кроме бедняги Даррила. Но ее не оставляло чувство, будто она была свидетелем происшедшего.

Слава Богу, здесь оказался Джо. Наверное странно, но у нее даже мысли не было, что он приложил к этому руку. С чего бы такая уверенность?

Софи не хотела задумываться, почему она так убеждена.

Уложив Айрис, она запустила в новый аквариум двух рыбок. Джо, конечно, стоит на крыльце в ожидании ее ответа. Что бы такое придумать, чтобы отложить этот разговор? Ведь если она отдаст ему коллекцию, он сразу же уедет. А потерей для нее будут вовсе не антикварные ценности, не финансовая независимость, связанная с ними, а отъезд Джо. Очень большой потерей.

Софи тихонько открыла дверь. Джо даже не повернулся. Он продолжал стоять, прислонившись к белому столбу. В траве блестели светлячки. Вдалеке на шоссе изредка мелькали фонари машин. Джо что-то держал в руке. Стакан. Свет из окна падал на его часы и потертые джинсы.

Стоя за спиной Джо, Софи с трудом сдерживалась, чтобы не коснуться его крепких бедер. Она сгорала от желания ощутить плоть этого бывшего полицейского из Техаса.

О Господи, спаси!

Что это за мысли?!

И об этом думает молодая мать! Женщина на грани банкротства, чей дом только что ограбили.

— Ты выйдешь на крыльцо или останешься в гостиной? — спросил Джо.

— Выйду. Не стоит выпускать прохладный воздух наружу.

— За городом так тихо!

— Скучаешь по городскому шуму?

— Не особенно.

— Мне кажется, если человек одинок…

— Я не одинок, — прервал ее Джо.

Эти слова оказались неожиданными, так как в душе Софи надеялась, что он ответит «да» и попросит ее нарушить его одиночество.

Она встала рядом с ним, так близко, что могла слышать его ровное дыхание.

— Я тоже не одинока. Сейчас у меня так много планов, что даже некогда подумать о своем одиночестве. Я подожду, пока Айрис исполнится три месяца, а потом начну искать работу в таком месте, где есть детский сад. У некоторых фирм они теперь есть. В банке мне сказали, что дадут характеристику. А пока я смогу работать по ночам и составлять рекламные объявления, если только у меня будет компьютер…

— Куда ты дела?..

— … компьютер?

— Перестань. Ты прекрасно знаешь, о чем я говорю. Не думаю, что они нашли то, что искали. Иначе они не стали бы выворачивать дом наизнанку. Они вымещали свою злобу, потому что никак не могли найти коллекцию.

— Едва ли в этом есть моя вина, — сказала Софи, сложив руки на груди. — И почему ты говоришь «они», а не «он»?

— Или «она»? — И Джо рассказал ей о следах машины, найденных помощником шерифа, которые не совпадали ни с ее машиной, ни с его, об отпечатках двух пар ботинок, мужских или женских. Джо помнил следы мужских ботинок, но что касается женских следов и следов автомобильных шин, то в спешке он их не заметил. — Хватит молчать, дорогая. Тебе придется признаться. Мы оба это знаем. Если не ради себя, то ради Айрис. Ведь они заявятся снова, стоит мне только уехать.

— Я не хочу это слышать. Не хочу.

— В этот раз они знали, что дома никого нет. — Джо не отступал. — Наших машин не было. Возможно, в следующий раз им будет все равно, дома мы или нет. Что тогда?

— Следующего раза может и не быть. Ты не можешь быть уверен, что они не нашли то, что искали. Наверное, они поняли, что в доме нечего воровать.

— Где она, Софи?

— Ради Бога! — Нервы Софи были на пределе. Она вскинула руки и выбила у Джо стакан. Он скатился к краю крыльца, а кубики льда вылетели на клумбу с петуниями. Это было последней каплей. Софи выругалась, что делала крайне редко, и залилась слезами. А вот за таким занятием она довольно часто проводила время.

Джо обнял ее, как будто в этом не было ничего особенного. Он чувствовал, как внутри его борются два человека. Один, твердый, хотел продолжать наступление, а другой, мягкий (хотя Джо мог поклясться, что в нем не осталось ни капли мягкости), сказал:

— Эй… не стоит плакать. Никто не пострадал. Если бы у тебя была хорошая сигнализация, ничего бы не произошло. — Он лгал, и они оба это знали.

— А кто бы ее услышал и вызвал полицию? Мой «добрый» сосед? Все воры знают, как и где перерезать провод и тому подобное…

Вдаваться в подробности преимущества хорошей сигнализации Джо сейчас не хотелось. Едва ли она могла позволить себе дорогую вещь. Скорее всего, у Софи не было денег, даже чтобы прокормить собаку, которую он собирался ей подарить. Но тем не менее Джо был намерен осуществить свой план.

Софи было хорошо в объятиях Джо. Он же старался представить себе, что обнимает сестру или дочь, но у него ничего не получалось. Он обнимал женщину. Теплую, приятную, пахнущую детским тальком и травяным мылом. Конечно, можно было бы воспользоваться моментом… но нет, он должен позаботиться о ее безопасности, найти коллекцию и отправиться домой на Запад.

Софи глубоко вздохнула, сняла руки с его плеч и шагнула назад. Джо тут же ее выпустил. Она пыталась доказать себе, что не должна позволять подобных объятий, хотя на самом деле предпочла бы кольцо его рук свободе.

— Пойду возьму лопату, — сказала Софи со вздохом. — Включи во дворе свет, пожалуйста. Второй выключатель за задней дверью. И прислушивайся к Айрис, пока будешь в доме. — Она спустилась с крыльца и направилась к грядкам.

Любопытно! Джо повернулся, вошел в дом и через несколько минут был уже на заднем дворе вместе с Софи, в дальнем конце огорода.

Он молча наблюдал, как она поставила ногу на лопату, осторожно нажала на нее и так же осторожно вынула довольно большой кусок земли. Джо следил за тем, что она делает.

— Вот, первый, — сказала Софи, протягивая Джо грязный пластиковый мешок, в котором было что-то тяжелое.

Она перешла к следующей грядке и повторила свои действия. Джо собирал мешки. Двенадцать штук. Один предмет из коллекции был уже продан. Ваза Чен Лунг нашлась в аквариуме Даррила. Да, аквариум оказался надежным тайником, впрочем как и огородные грядки.

— Почему ты решила спрятать ее здесь?

— Дома у меня нет сейфа. В моем банковском сейфе она тоже не помещалась. А потом, ценности обычно закапывают в землю. Испокон века.

— Ты права, — согласился Джо и вспомнил шутку, которую ему рассказали несколько лет тому назад. Вор, угодивший в тюрьму, написал жене, что закопал награбленное добро в огороде. Неделю спустя она прислала ответ, в котором сообщила, что перекопала весь огород, но ничего не нашла.

Софи поставила лопату к забору, отряхнула руки и пошла к дому. Джо шел за ней, неся тяжелые мешки.

Коллекция уцелела. Одному Богу известно, сколько на самом деле она стоила. Джо не дал бы за нее и пяти долларов. Хотя резьба на некоторых предметах была невероятно тонкой и красивой. И цвет! Здесь присутствовали все оттенки зеленого: от неяркого хаки до бледно-салатового. Но из множества коллекций, собранных дедом, а теперь хранившихся в шестнадцати комнатах бабушкиного старинного особняка начала века, эта коллекция меньше всего нравилась Джо. Ему более по душе орнаменты на ковриках индейского племени навахо, а также эмблемы бейсбольных команд.

— Ну вот, — сказала Софи. Они сидели за столом на кухне. Коллекция была разложена здесь же.

— Ну вот, — повторил Джо, потирая виски. Голова начинала болеть.

— По правде говоря, меня стала беспокоить совесть. Когда я поняла, что за человек был Рейф, я задумалась о происхождении этой коллекции. Да, он говорил, что коллекционирует антиквариат, и вполне мог приобрести ее законным путем. Но, оглядываясь назад, я думаю: он не собирался мне ее дарить. Просто так ему вдруг захотелось. — Софи вздохнула и коснулась пальцем одного из пластиковых мешков.

Решив сообщить ей о вознаграждении, Джо произнес:

— Десять тысяч. — И сам этому очень удивился. Он думал о пяти тысячах, но решил, что на эти деньги сегодня далеко не уедешь. Десять тысяч — сумма более солидная.

Софи была готова расплакаться. Глаза ее заблестели, подбородок задрожал, кончик носа покраснел.

— Нет, — сказала она. — Нет, спасибо.

Джо нахмурился. В последнее время он не проверял свой счет в банке, но был уверен, что его сбережения выдержат этот удар.

— Нет, я ошибся, двадцать.

— Спасибо, Джо. Я понимаю, что ты пытаешься сделать, но не могу принять эти деньги. Спасибо.

Ее голос дрожал, и Джо понял, каких усилий ей стоило сказать эту фразу.

— Ничего я не пытаюсь. Тому, кто найдет коллекцию Дана, положено вознаграждение. В конце концов, она была застрахована.

Софи не могла даже поднять глаз. Все кончено. Она знала, что именно так и будет. Теперь он заберет коллекцию и уедет. Причины, по которой он мог бы остаться, уже нет. Ей будет не хватать его. Боль пронзила все ее тело. Подобное она испытывала и прежде. Но раны всегда заживали. Заживут и на этот раз.

В дальнейшем она постарается быть благоразумнее, не станет поддаваться эмоциям.

— Софи!

— У меня есть коробки в… Тебе понадобится бумага, чтобы завернуть каждый предмет. Где-то оставалась коробка от новогодних игрушек…

— Софи, послушай. Я о вознаграждении. Ты можешь…

— Нет. Джо, я уже сказала. Я не возьму этих денег. Давай договоримся: коллекция принадлежит твоей бабушке, а ты помог мне в трудную минуту, и я рада, что могу отплатить хоть чем-то.

Джо отставил стул, поднялся и начал нервно ходить по кухне, которая была для этого явно мала. Он не находил себе места и мог взорваться в любую секунду.

— Ради Бога, Джо! Мне кажется, ты должен радоваться! Ты нашел коллекцию, и это не стоило тебе ни цента! Что тебе еще нужно? Зеленые марки?

Он удивленно поднял брови.

— Зеленые марки? Ты увлекаешься филателией?

— Вовсе нет. Моя мама часто так говорила.

— А моя мама обычно говорила так: «Но я купила это на распродаже, Джордж. Посмотри, сколько денег я сэкономила». Ну ладно, семейных историй на сегодня достаточно. Давай вернемся к нашему разговору. Если ты не хочешь взять денег для себя, возьми их для Айрис. Сегодня содержание детей обходится дорого.

— Я не нуждаюсь в благотворительности.

Джо провел рукой по волосам. Досчитав в уме до семи, он взревел:

— Хорошо! Объясни мне, почему ты не хочешь взять эти деньги. Объясни!

— Потому что я уже продала один предмет. Его нет. Я не могу вернуть тебе эти деньги. Если цена, которая была указана на фотографиях, настоящая, то я продала его гораздо дешевле, потому что не знала его истинной стоимости. Владелец антикварного магазина в самом начале предложил мне всего лишь сто долларов…

— Сто долларов! — Джо вскипел от ярости. — Ты не…

— Нет, конечно, нет. Я не настолько глупа. Он закончил на… Неважно, он дал мне гораздо больше.

Джо обошел стол и остановился напротив Софи. Его ботинки почти касались ее испачканных кроссовок.

— Ничего не говори. Не хочу ничего больше знать. Мы вычтем эту сумму из вознаграждения, и твоя совесть будет чиста.

— Нет. Я не шучу. Мне не хочется драться с тобой, Джо, из-за этого. Ты получил то, что хотел. Радуйся.

Из груди Джо вырвался какой-то странный звук. Обхватив руками ее лицо, он заглянул ей в глаза. Софи была не в силах отвести взгляд.

Они молчали. Дыхание ее участилось. Он дотрагивался до нее прежде, но вот так — впервые. Она чувствовала его злость, нетерпение и… что-то еще.

— Джо, — прошептала она.

— Молчи. — Дыхание его было теплым, сладостным и приятным. Руки уверенными и твердыми. Софи потеряла дар речи. Она не могла проронить ни слова, даже если бы от этого зависела ее жизнь.

Поцелуй был неотвратим. Она закрыла глаза и приблизила свои губы к губам Джо. Софи глубоко вздохнула… Это был желанный миг! Она задрожала. Джо нежно ласкал ее губы своими. Он был очень осторожен, будто боялся спугнуть ее.

Вдруг сознание ее проснулось, и внутренний голос сказал «нет, нет, не сейчас!».

— Софи, — шептал Джо, прижав ее к себе. — Я не отпущу тебя.

Нет, отпустишь, подумала Софи. Обязательно.

Как тяжело было оторваться от него! Но Софи справилась с этим. Она ушла в комнату, взяла Айрис, села на стул и начала кормить дочь. Он не придет сюда, думала Софи. Надежды на то, что он последует за ней, не было.

Конечно, он этого не сделает. С какой стати? Чем может соблазнить располневшая, плохо одетая женщина с младенцем на руках?

Софи вздохнула. Все планы на будущее ей придется пересмотреть. Ждать три месяца (пока Айрис подрастет) она уже не сможет. Необходимо немедленно разослать резюме и попытаться взять на время в агентстве компьютер, чтобы продолжать работать дома. Конечно, много она не заработает, но пока другого выхода у нее не было.

О покупке дома тоже надо забыть. Дай Бог, чтобы хватило денег на аренду.

А одежда?.. Прямо с завтрашнего дня ей надо начать заниматься гимнастикой. Ведь, когда она пойдет на работу, ей придется надевать свои старые наряды, которые она носила до беременности. Купить новые она теперь не в состоянии. Ноги ее за девять месяцев выросли на полразмера. Но этого уже не изменить.

К тому времени, когда Софи закончила кормить, она, как ей показалось, разобралась со всеми своими мыслями. Обычно в голове ее не было такой сумятицы. Только вот в последнее время…

Джо нигде не было видно. Она заглянула в ванную. Зеркало там запотело. Вдруг она услышала шаги над головой. Вероятно, Джо принял душ и пошел спать.

Чувство потери не покидало Софи, но с этим ей предстояло примириться. Приняв душ, она долго изучала свое отражение в зеркале и лишь затем отправилась спать.

Боже! Как она устала! Немудрено, если вспомнить все происшедшее с ней за последние двадцать четыре часа.

Посреди ночи Софи неожиданно проснулась — как ей показалось, без особой на то причины. Поднявшись, она взглянула на колыбельку, которую перенесла сюда из детской. При слабом свете ночника она увидела спокойно спящую Айрис.

Вдруг послышался странный звук. Он доносился из задней части дома, а не из передней. Видимо, кто-то был на кухне.

О Боже, она не вынесет повторения всего этого ужаса! Неужели Джо забыл закрыть окно?

Ее первым порывом была мысль позвать Джо, но она остановилась. Убеждая себя, что прекрасно может сама позаботиться о себе, она тихонько подошла к двери, стараясь не наступить на скрипящую половицу.

В кухне горел свет. Дверь была закрыта неплотно, и свет проникал сквозь щель. Можно позвонить в Службу спасения или распахнуть дверь и во всю мочь позвать на помощь. Зная, что на кухне прекрасно слышен любой телефонный звонок, она выбрала последнее.

Ее преимуществом должна стать внезапность. Стоит ей только крикнуть, как Джо пулей примчится вниз. Вор еще не успеет понять, что произошло, а Джо уже схватит его. В этом Софи не сомневалась. В конце концов, у полицейских такая работа: принимать меры в чрезвычайных ситуациях.

Сердце ее вырывалось из груди. Набрав в легкие воздуха и затаив дыхание, она подошла к двери, взялась за ручку и широко распахнула дверь.

— Джо-о!

Сахарница выпала из рук Джо. Он с ужасом смотрел на привидение в широком ярком халате, со взъерошенными волосами и раскрасневшимся лицом.

— Боже! — прошептала Софи, закрыв лицо руками. Но, не удержавшись, сквозь пальцы стала разглядывать Джо, стоявшего перед ней в одних шортах и ботинках.

Как ладно он скроен: широкие плечи, узкие бедра, плоский живот…

Софи опустила руки и, сглотнув, посмотрела ему в глаза.

— Я не хотела испугать тебя.

— Я тебя разбудил? Я старался не шуметь, но уронил крышку масленки.

— Я подумала, в кухне вор.

— Господи, дорогая, извини. Я никак не мог заснуть и решил, что если что-нибудь съесть… — Он взглянул на стол, где был сыр, масло и банка джема. Софи выдохнула.

— Я тоже долго не могла заснуть. А когда все-таки заснула, то увидела плохой сон. За мной гнался пират с огромным изогнутым ножом.

Джо потянулся за хлебом.

— Давай я сделаю тебе бутерброд.

— Я не хочу есть.

— Тогда выпей молока. Кормящим матерям…

— Я все о них знаю, — сказала она, взяв пакет молока и разлив его по стаканам. — Просто сегодня был не очень удачный день.

Они молча пили молоко и ели сыр. Софи старалась больше не разглядывать Джо, и ее первое сильное впечатление от красивого, по-настоящему мужественного тела стало постепенно ослабевать. Но если он скажет хоть слово о коллекции, то она запустит в него банкой с джемом.

Однако Джо не обмолвился о коллекции ни словом. Он убрал остатки ужина в холодильник, а Софи вымыла стаканы. Ей пришла в голову мысль, что муж нужен как раз для того, чтобы разделить бессонную ночь. Он развеет плохой сон, поддержит тебя в трудную минуту и не станет задавать вопросов, на которые нет ответов.

— Пойдешь спать? — осторожно спросил Джо, стараясь своими словами не оказывать давления. Понимая это, она была ему благодарна.

Как было бы хорошо, если бы он сейчас обнял ее, подумала она. Просто, по-дружески, пожелал бы ей спокойной ночи. Неужели ей хотелось слишком многого?

Заметив, как она неохотно потянулась к выключателю, Джо догадался, что ей вовсе не хочется уходить.

— Боишься, что не заснешь? — спросил он.

— Наоборот. — Софи покачала головой. — Боюсь, что, как только засну, меня сразу же разбудит Айрис. Она ни на что не станет обращать внимание.

— А почему бы нам не скоротать время вместе? Как только ты станешь засыпать, я уйду. Мы посидим у окна и тихонько поговорим о ее будущем образовании. Куда ее лучше отправить: в военное училище или в женский колледж? А какую собаку мы заведем?

— Мы?.. — произнесла Софи, и в эту секунду Джо взял ее за руку и поднес палец к губам.

— Шшш, не разбуди малышку.