Прочитайте онлайн Нефритовый подарок | Глава одиннадцатая

Читать книгу Нефритовый подарок
3116+386
  • Автор:
  • Перевёл: Л. А. Коробкова
  • Язык: ru
Поделиться

Глава одиннадцатая

«Этого не случится» эхом звучало в ушах Софи. И все же, думала она, что-то между ними уже происходило в эту минуту, когда они стояли босиком здесь, на кухне, а прохладный ветерок, влетевший в открытое окно, играл с полами ее халата и его рубашкой.

Если бы Джо коснулся ее сейчас руками, а не взглядом, ощущение Софи было бы таким же острым. Она затаив дыхание смотрела на его загорелую шею, где учащенно бился пульс.

— Мне бы тоже этого хотелось, — прошептала она. — Чтобы ты обнимал меня… хотя бы сегодня ночью.

— Хотя бы сегодня ночью, — повторил он. В словах его слышалось сожаление.

Обняв Софи за талию, Джо повел ее по коридору в спальню. Как муж и жена, подумала Софи. Как будто они всегда любили друг друга. Если бы так было на самом деле!

В глубине души она ощущала чувство потери. Сказочный сон, ставший почти реальностью, сон, в который она поверила, на самом деле очень скоро рассеется и оставит ее в темноте.

Как и в прошлый раз, Джо откинул одеяло, и Софи легла на кровать. Они не раздевались, но ее мучил вопрос: что было бы, если бы они разделись? Что тогда?

Нет, еще было слишком рано.

А может быть, слишком, слишком поздно…

Как и в прошлый раз, Софи легла на правый бок (она всегда спала на боку, подложив руку под голову). Джо лег сзади, прислонившись к ней всем телом. Он обнял ее правой рукой, а левую положил ей на запястье.

Софи чувствовала на своих волосах его дыхание, вдыхала аромат его тела. Аромат, который нельзя было спутать ни с каким другим. Немного пряный, но невероятно возбуждающий.

Что касается секса, то здесь у Софи опыт почти отсутствовал. В ее жизни случились двое мужчин — Рейф и мужчина, с которым она была короткое время помолвлена. Но сейчас у нее такое чувство, будто она впервые в жизни оказалась в постели с мужчиной.

— Ты спишь? — прошептал он.

— Нет. А ты? — Он не спал. Она это знала. Всем своим существом она чувствовала, как в нем закипает желание. Она слышала его дыхание, биение его сердца.

Вместо ответа он осторожно положил руку ей на грудь, но, услышав звук, похожий на тихий стон, спросил:

— Я сделал тебе больно?

Софи покачала головой и задумалась: что бы она ответила другому мужчине, будь он сейчас на месте Джо?

Неужели, думала Софи, мужчину интересует в женщине только ее тело и ему совершенно безразлично, какая она? Ведь женщина любит прежде всего сердцем, а уже потом любовью наслаждается ее тело. Но сейчас она не согласилась с этим. Никогда еще ее сердце, ее тело не стремились так к близости с мужчиной.

Но с ней подобного не произойдет. Сейчас она не должна даже думать об этом. Но желание переполняло ее. Часто Софи приходилось слышать жалобы со стороны мужей, что их жены полностью поглощены своими детьми, а секс их не интересует. А что же происходит с ней? Может, она слишком любвеобильная?

Может быть, она испытывает желание только потому, что завтра Джо будет уже далеко, а она привыкла ничего не откладывать на завтра, потому что ее «завтра» всегда неопределенно?

У нее перехватило дыхание, когда пальцы Джо неожиданно с нежностью коснулись ее соска. Он ласкал его открытой ладонью, возбуждая Софи до самых кончиков волос.

Она чувствовала, как он наслаждается, целуя ее шею. Тепло его руки обжигало Софи сквозь ночную сорочку. Джо весь пылал, он был возбужден, но, несмотря на это, его ласки были так нежны, что Софи хотелось взять его руку в свою и указать путь к эпицентру возбуждения.

Джо как будто прочел ее мысли, понял потребность ее тела. Его рука медленно скользнула вниз, остановилась на мягком плоском животе и заскользила дальше вниз.

— Ты сводишь меня с ума, — шептал он. — Что ты чувствуешь, Софи? Чего тебе хочется?

Она улыбнулась.

— Тебе должно быть это известно. Я хочу… — Голос ее прервался, потому что рука Джо стала творить чудеса.

— Да… Я хочу того же. Сумасшествие, правда? Ведь это не должно было произойти.

Джо движениями тела подсказывал ей способ высвобождения чувств и энергии, но Софи все еще была в нерешительности.

А что, если…

— Джо, ты думаешь, мы могли бы…

Она напряглась, вздохнула… и прижалась к нему. Ласки Джо заставляли Софи забыть обо всем на свете. Она уже не рассуждала. Она была уверена, что именно так и должно было случиться, хотя не решалась в этом признаться.

Внезапно ей захотелось большего. Софи хотелось почувствовать Джо внутри себя, хотелось слиться и стать с ним одним целым.

— Софи… Софи… — шептал Джо, прижимая ее к себе и гладя спину. Сорочка задралась, Джо приподнял Софи и раздел ее. — Позволь обнять тебя, дорогая, вот так, хотя бы ненадолго.

Джо был обнажен. Она любовалась его крепким телом, гладкой кожей, видела его напрягшуюся плоть. Чувствуя его возбуждение, Софи скользнула вниз и коснулась ее руками.

— Не надо… — возразил он.

— Пожалуйста, позволь мне…

Софи не скупилась на ласки и любовь. Ее губы, руки, доставляли Джо невообразимое удовольствие…

Спустя некоторое время они без сил лежали на измятой постели, обнявшись, переплетя руки и ноги, совершенно без сил.

Софи знала: он не спал, так же как и она. И гадала, что будет завтра. Уедет ли он или останется? Если останется, то на сколько? Будет ли у них еще такая ночь? Будут ли они по-настоящему заниматься любовью? Но ведь и этой ночью они любили друг друга, сказала себе Софи. Правда, своеобразно, только так, как могли, и без слов. Но он должен знать: ей никогда не удавалось скрывать свои чувства и то, что ей довелось пережить этой ночью, было с ней впервые в жизни.

Она поняла, почувствовала всем сердцем, что он, и только он, — ее единственный мужчина. Он был создан для нее.

Только вот почему он живет в Техасе, а она здесь, в Северной Каролине?

Когда Софи открыла глаза, солнце уже светило вовсю. Услышав голосок дочки, доносившийся из детской, она поднялась. Ее грудь тут же среагировала на звук.

Джо что-то пробормотал во сне. Зазвонил телефон.

— О эти телефонные звонки с утра пораньше! — проворчала она, пытаясь отыскать халат. — Кому-то не спится!

— Я возьму трубку, — зевнув, сказал Джо и поднялся. Софи увидела на его теле шрамы от старых ран, и ей стало не по себе. Сколько раз он рисковал своей жизнью!

Найдя наконец халат, Софи поспешила в детскую.

— Кто бы это ни был, — сказала она на ходу, — скажи, что я перезвоню. Прежде всего я должна успокоить Айрис.

Как будто и не было прошедшей ночи! — подумала она, беря на руки малышку. Жизнь продолжается.

В холле слышался голос Джо.

— Джо, кто это? — спросила она как можно тише.

Он продолжал говорить. О Боже, неужели это опять кто-нибудь из тех, кто уже звонил им? Кто-нибудь из тех, кто вломился в ее дом?

Но ведь они должны были быть в тюрьме?

Сначала Софи показалось, что Джо повесил трубку, но он продолжал разговаривать.

— Джо!

Через несколько минут он появился в детской.

Она сразу же поняла, что-то произошло. Джо стоял в одних джинсах, не успев их застегнуть. На нем не было ни рубашки, ни ботинок. По его лицу Софи поняла, что он принес не радостную новость.

— Мне нужно ехать.

Софи глубоко вздохнула.

— Хорошо. — Она смогла сказать только одно слово. Собрав все свои силы, ей удалось сдержать себя, чтобы не броситься к его ногам с мольбой остаться здесь навсегда, оставить семью, оставить все, что было в Техасе, и начать новую жизнь с ней.

Софи, осторожно взяв сосок двумя пальцами, вынула его изо рта малышки и повернула девочку к другой груди. Она не пыталась ничего скрывать. Сейчас это уже не имело смысла.

Джо стоял как вкопанный, глядя на нее.

— Софи, ты меня слышишь? Мне нужно ехать домой.

— Я слышала. Я могу помочь? Через несколько минут я закончу кормить малютку, переодену ее, а после этого смогу помочь тебе собраться. Сделать бутерброды?

— Лучше отвези меня в аэропорт. Если я буду там к одиннадцати, то успею на прямой рейс в Даллас и в двенадцать сорок пять уже буду дома.

Глаза Софи были полны смятения. Эти ясные серые глаза, в глубине которых Джо тонул столько раз!

— Мисс Эмма в больнице. Она упала и сломала шейку бедра, а в ее возрасте это довольно опасно. С прошлой зимы, когда ее разбил паралич, она не выходит из депрессии. Я расскажу тебе об этом по дороге в аэропорт. Сейчас мне нужно принять душ и собрать вещи.

Из душа он вышел ровно через четыре минуты. На сборы понадобилось и того меньше.

Они поехали на старенькой машине Софи. Джо вполне мог бы поставить свою машину на стоянку на длительный срок, но он решил, что дополнительные четыре колеса не помешают Софи, если будут стоять рядом с домом. Его машина будет служить ей дополнительной мерой безопасности. Ведь он так и не закончил с забором и телефоном. А служебная собака?!

Джо пытался отвечать на вопросы Софи, но все его мысли были о бабушке. Раз или два она уже была на краю пропасти. Сможет ли она устоять сейчас?

Джо думал и о Софи. Боже, какое счастье, что существовала эта женщина! Каким наслаждением было видеть ее в детской с обнаженной грудью… В лучах утреннего солнца она была похожа на мадонну с младенцем на руках. О, как он хотел эту женщину!

Джо вспоминал, как сварил кофе, пока Софи одевалась. Торопясь, он обжег себе язык. Затем они вышли из дома. Джо нес на руках Айрис. Софи закрыла дверь и поспешила за ним. И тут он вдруг вспомнил, что забыл коллекцию, ту самую коллекцию, ради которой проехал более тысячи миль. Он помчался назад, а Софи засмеялась. Правда, смех ее больше походил на плач.

Но что же или кого она оплакивала? Его или коллекцию? Джо вспомнил того негодяя, который хотел построить свое счастье на несчастье одиноких женщин. Не будь его, Джо не обогатил бы свой жизненный опыт. Он мог бы никогда не побывать в здешних краях и не встретить Софи Байяр, а также никогда не узнать, что значит быть отцом, пусть даже не совсем настоящим.

— Прошлой ночью… — сказал он и замолчал. Что он мог сказать?

— Договаривай. Мы оба… мы оба…

— Так вот, — выдавил он из себя, сворачивая со 158-го шоссе на шоссе Ист 1-40. — Софи, я надеюсь, что очень скоро какой-нибудь хороший человек сделает тебе предложение. Если ты сочтешь этого мужчину достойным и заслуживающим твоего уважения, подумай серьезно над его предложением, хорошо? — Боже! У Джо все внутри перевернулось, когда он представил, как другой мужчина ласкает Софи, ласкает так же, как ласкал ее он прошлой ночью. И позволяет себе то, что не позволил себе Джо.

И все же Джо не мог даже подумать, что Софи будет жить в одиночестве. Она ласковая, отзывчивая женщина и заслуживает сильного мужчину, на которого можно опереться.

— Тебе нужен мужчина, чтобы он заботился о тебе, — выдавил из себя Джо, — и…

— Большое спасибо, но я сама о себе позабочусь…

— … и Айрис должна расти, понимая, что супружеская жизнь вовсе не поле боя. Стабильность очень важна для ребенка. Только вначале удостоверься, что ты сделала правильный выбор, хорошо?

На этот раз Софи не спорила, а просто кивнула. Джо увидел это краем глаза. Сейчас у нее было знакомое выражение лица, блестящие глаза, вздернутый подбородок.

Они приехали в аэропорт, и Джо отдал Софи ключи от своей машины, с тем чтобы она могла пользоваться ею, если ее машина сломается. Он пообещал позвонить ей сегодня же вечером, а как только бабушке станет лучше, прилететь за машиной.

— К тому времени Пышечка, надеюсь, уже научиться сидеть, а у тебя будет хорошая работа и масса льгот.

Они оба знали, что это неправда. Он приедет раньше, чем она сможет выйти на работу на полный рабочий день, потому что ему нужна машина. А потом они расстанутся, и разделять их будет огромное расстояние.

Джо открыл дверцу, вышел из машины и повернулся, чтобы попрощаться с Айрис. Она смотрела на него с заднего сиденья. Он намотал ее хохолок себе на палец, поцеловал ее в щечку и что-то шепнул. Софи не услышала.

(Я не буду плакать, не буду! Не буду! — повторяла она про себя.)

— Не провожайте меня, — сказал Джо, беря свою сумку и баул, в котором лежала нефритовая коллекция. Софи выглядела такой несчастной и подавленной, что Джо захотелось обнять ее. И он не выдержал. Подошел к Софи и поцеловал ее так, как мечтал это сделать прошлой ночью.

Стоя в очереди у билетной кассы, Джо все еще ощущал ее поцелуй у себя на губах. Он даже несколько раз обернулся, надеясь увидеть Софи внутри здания. Но она так и не появилась. Она поверила ему, поверила его обещанию.

И правильно сделала, подумал Джо.

— Один до Далласа, первый класс, если есть — два места ручного багажа.

Софи, отчаявшись ждать, легла спать в одиннадцать часов. Джо позвонил в одиннадцать двадцать пять. Она стремглав бросилась к телефону и чуть было не упала. В этот момент она поклялась, что установит телефонный аппарат в каждой комнате или приобретет сотовый телефон, на покупку которого ее пытался уговорить Джо. Он убеждал ее в необходимости современной, более совершенной системы связи и сигнализации, сторожевой собаки и нового забора, а сам вошел в этот дом и очень быстро покинул его, унеся с собой ее сердце.

Софи слегка оттолкнула ногой Леди и взяла телефонную трубку.

— Алло? — осторожно сказала она.

— Совсем забыл о разнице во времени. Я разбудил тебя?

Джо рассказывал ей о состоянии бабушки, о том, как долго она пробудет в больнице и как он готовится к ее возвращению.

Он рассказывал ей о новом будущем муже Дейзи, вдовце с двумя сыновьями, которым еще не было и десяти лет. Говоря о преимуществах подобного брака, он часто смеялся, но в его смехе Софи слышалась горечь.

Затем он стал расспрашивать об Айрис, о собаке. Софи сказала, что Леди теперь спит на кухне, но большую часть времени путается под ногами.

— Смотри не наступи на нее, — предупредил Джо.

Разговаривая, они оба понимали, что хотели бы говорить совсем о другом, но ни тот, ни другой не решались коснуться волнующей темы.

— Я позвоню тебе завтра вечером, хорошо?

Софи ответила, что в звонке нет необходимости.

Наступило долгое молчание, а когда Джо заговорил снова, то Софи не сразу узнала его голос. Еще несколько мгновений назад это был голос мужчины, знающего себе цену. Теперь в нем звучали нотки неуверенности.

— Софи, ты хочешь, чтобы я тебе позвонил?

— Да! Пожалуйста… Я хочу сказать… я бы хотела знать, как здоровье твоей бабушки.

— Она спрашивала о тебе и о ребенке.

Софи переложила трубку в другую руку, прислонилась к стене и улыбнулась. Ее охватило то же чувство, которое она испытывала, глядя на свою дочурку. То же самое она переживала и тогда, когда ей улыбался Джо.

Они попрощались, и Джо еще раз пообещал позвонить завтра вечером. Софи вновь повторила, что это совсем не обязательно. Но, говоря это, она знала, что умрет, если завтра не услышит его голос.

Ложась спать, Софи напомнила себе, что Джо должен вернуться за своей машиной и они увидятся. А до того времени она должна каждый день заниматься гимнастикой, сделать хорошую стрижку и купить себе несколько новых нарядов на осень. Еще нужно попробовать новый лосьон, который должен помочь ей избавиться от пигментных пятен на коже.

Вот тогда Джо найдет ее неотразимой и решит остаться здесь, в округе Дэви. Он подыщет себе какую-нибудь работу, подходящую для полицейского в отставке. Честно говоря, он мог бы и не работать.

Софи подумала об еще одном препятствии, стоявшем на пути их сближения. Деньги Джо. Хотя он никогда не говорил об этом, но ведь он был единственным внуком женщины, которая с легкостью позволила себе подарить более миллиона долларов музею. Не это ли свидетельство тому, что его происхождение было полной противоположностью ее?

* * *

Прошло семь недель, когда Джо позвонил из Далласа и попросил Софи встретить его в аэропорту Гринсборо. Его рейс прибывал в три часа сорок семь минут.

Софи выронила телефонную трубку, наступила на лапу Леди, а потом крикнула механику, который пришел ремонтировать холодильник и стоял у двери, чтобы он входил, так как дверь была открыта.

Джо, конечно же, слышал все это, и ему захотелось узнать, кого она приглашает в дом. Услышав ее объяснение, он что-то прорычал, а потом сказал:

— Встречай меня, хорошо? И пожалуйста, осторожнее веди машину. Я подожду тебя, если ты опоздаешь.

Но она приехала в аэропорт вовремя. Ветер слегка растрепал ее новую прическу, а новое голубое шелковое платье немного помялось. Ее загорелое лицо сияло.

Джо опустил дорожную сумку и поцеловал Софи. Она смеялась и всхлипывала одновременно. Айрис начала возмущаться.

— Прости, Пышечка. Дай-ка я поцелую и тебя.

Вернувшись домой в начале шестого, они весь вечер провели в делах: разложили продукты, купленные по дороге, поужинали, покормили Айрис, потом купали ее и укладывали спать. Несколько часов они даже не могли подумать о том, о чем мечтали все это время.

А мечтали они только об одном: оказаться в объятиях друг друга. Джо осматривал новые замки, не сводя при этом глаз с Софи. Что бы она ни делала, она все время чувствовала его рядом. Стройный, загорелый, с черными как смоль волосами, он не отходил от нее. Софи была сама не своя. Все у нее валилось из рук, и она в конце концов отправила его взглянуть на новую площадку Леди.

Вскоре все дела были сделаны: посуда вымыта, Айрис спала, Леди тоже успокоилась.

Наступила долгожданная минута. Ничто не мешало Софи и Джо быть вместе.

— Все эти бесконечные недели я думал только о том, как сильно я хочу тебя. Иногда мне казалось, что без тебя я медленно схожу с ума.

Софи молча покачала головой.

— Что это значит? Ты мне не веришь? Не веришь, что я хочу тебя? Не веришь, что я потерял из-за тебя голову?

— О Джо! — вскрикнула она, бросившись к нему. Они засмеялись и в нетерпении стали расстегивать друг у друга пуговицы и молнии. Ожиданию пришел конец. Неважно, что будет завтра! Софи вдруг охватило беспокойство. Завтра… Главное, есть сегодня, сейчас. Есть только он — Джо.

Только Софи, думал Джо, только она может заставить меня забыть плохое, заставить меня захотеть начать все сначала и не дать нашему счастью упорхнуть.

— Твое колено, — сказала Софи.

Джо отошел назад и посмотрел на нее.

— Тебя волнует мое колено? Ты думаешь, это передается по наследству? Боишься, что наши дети родятся с поврежденными коленями?

Спрятав лицо у него на груди, Софи засмеялась.

— Нет, глупость какая-то… Я… — Подняв лицо, она посмотрела в его глаза. — Джо… наши дети?

— Мне еще нет сорока. Думаю, мой возраст вполне позволяет мне обзавестись семьей, правда? — Джо почувствовал прилив свежих сил.

— Джо, значит ли это… Ты уверен?

Глубоко вздохнув, Джо взял Софи за руку, и они пошли в спальню.

— Не скрою, за все эти годы я поизносился, но самые важные части до сих пор работают как новенькие.

— Докажи.

— А ты не боишься…

— Доказать?

На лице Софи появилась та же самая завораживающая улыбка, которую он не мог забыть со дня их первой встречи.

— Но если ты слишком устал… — проворковала она.

Это был явный вызов. Один из тех, которые настоящий мужчина просто не имеет права оставлять без ответа.

— Слишком устал? — Он развернул Софи спиной к кровати и стал медленно наступать на нее. Когда ее ноги коснулись матраса, Джо опрокинул ее на кровать и на секунду всем телом навалился на нее. Но в ту же минуту увлек ее, скатившись на бок.

Рубашка на нем была расстегнута. Софи потянулась к ремню, и через мгновение ее ловкие пальцы уже расстегнули и ремень, и молнию на брюках.

— Не спеши, дорогая. Впереди у нас целая ночь.

— А я не хочу медлить, — сказала она. — Ты знаешь, как долго я тебя ждала?

Он ничего не ответил. И даже не пытался.

Поцелуи и ласки сменяли друг друга. Страсть нарастала и вскоре достигла высшей точки. Софи была на вершине блаженства, слившись с Джо в единое целое.

Джо наслаждался, глядя на эту женщину. Она была само совершенство: упругая зрелая грудь, белая шелковая кожа. И эта женщина принадлежала ему! Он искал слова, чтобы выразить ей свои чувства. Но в этот момент Софи выгнулась, ее руки сначала нежно коснулись его плеч, а потом — маленьких плоских сосков. Они в ту же секунду ответили на ее прикосновения. Джо застонал и проник в Софи еще глубже. Она продолжала ласкать его, упиваясь любовью. Джо в порыве страсти бормотал что-то бессвязное.

Из детской донесся «зов природы». Софи улыбнулась.

— По ней можно часы проверять.

— Но надо отдать ей должное: она ждала. Останься здесь. Я сам принесу ее тебе, — сказал Джо.

Софи хотела было возразить, но потом посмотрела на своего любовника, улыбнулась и прошептала:

— Да, конечно…

В этих словах не было какого-то особого значения, и в то же время они означали очень многое.

Джо вернулся, неся Айрис в своих больших мускулистых руках.

— Твоя прабабушка обязательно полюбит тебя, солнышко.

А Софи подумала: да, конечно…