Прочитайте онлайн Нефритовый подарок | Глава десятая

Читать книгу Нефритовый подарок
3116+347
  • Автор:
  • Перевёл: Л. А. Коробкова
  • Язык: ru
Поделиться

Глава десятая

Послышался голосок Айрис, и Софи поспешила к ней. Она покормила дочку и уже меняла ей памперс, когда к дому подъехала большая синяя машина с названием фирмы «Синко системз» на борту. Вышедший из нее мужчина поднялся на крыльцо, вошел в дом и позвал хозяина. Не успела Софи выйти из своей комнаты, как Джо по-хозяйски уже показывал дом рабочим фирмы. Софи попыталась протестовать, но, увидев лицо Джо, поняла, что это бесполезно.

Да, она слабый противник. Но разве это новость?

Спустя некоторое время они уже выбирали собаку. Джо понравилась немецкая овчарка. Софи же отвергла эту большую собаку с первого взгляда за ее (как ей показалось) надменность и самоуверенность.

— Как тебе вот эта? — спросила Софи, указывая на толстую коротконогую серую дворняжку с редкой шерстью и извиняющимся взглядом.

— Мы выбираем служебную собаку, а не коврик к двери.

— Мне нравится. Она напоминает одного человека, которого я когда-то знала. — Софи подошла к собаке, которая стояла, прижавшись носом к прутьям клетки. В ее маленьких глазках появилась надежда. — Ты ждешь своего счастливого случая, правда, Леди? — Софи, присев, просунула палец в клетку и дала собаке понюхать его.

— Пойдем, дорогая. А то она и вправду подумает, что ты серьезно.

Каждый раз, когда Джо называл ее «дорогая», у Софи замирало сердце.

— А я не шучу.

Джо посмотрел на нее. Этот взгляд был красноречивее всяких слов.

— Если мне нужна собака, то я заведу такую, какую хочу, — сказала она раздраженно. — Все животные, которых ты мне показал, смотрели на меня враждебно, у нас не было взаимопонимания.

Джо показал ей еще двух немецких овчарок и помесь боксера с ротвейлером. Все остальные питомцы были или слишком маленькими, или слишком старыми, слишком дружелюбными или с какими-то кошачьими повадками.

— Почему бы нам не взглянуть еще раз на…

— Нет.

— Софи, будь благоразумна. Нам нужна служебная собака, а не игрушка. Если тебе здесь никто не приглянулся, давай съездим в другое место.

Они оказались в приюте для животных только потому, что на этом настояла Софи, назвав свой приезд человечным шагом. Джо согласился, так как не хотел давать ей лишнего повода для новых перепалок. Он решил доказать, что может быть человечным, как и любой другой мужчина.

Пока же он доказал только то, что пошел на поводу у женщины.

Софи поспешила с Айрис в дом, как только они подъехали к крыльцу. Пришло время кормить малышку. Джо не надо даже смотреть на часы или прислушиваться к ребенку — ему стоило лишь взглянуть на грудь Софи, а в последнее время он только этим и занимался. Этой женщине удалось увлечь его. Он терялся в догадках, знает ли она о его чувствах.

Взяв бельевую веревку с заднего крыльца, он остановился в нерешительности. Может быть, войти? — подумал он. Вдруг ей нужна помощь? И неожиданно для себя произнес:

— Женщина, ты из меня веревки вьешь!

Сейчас ему предстояло вытащить из багажника грузовика ту паршивую собачонку, на которой все-таки настояла Софи, назвав ее Леди. Джо дал ей другое имя — Трэмп. Увидев веревку, перекинутую через плечо Джо, собака сжалась.

— Не бойся, ты, старый мешок с блохами, я не собираюсь тебя вешать. Мне нужно привязать тебя к забору и соорудить тебе временное пристанище.

Найдя на заднем дворе ржавую проволоку и несколько полусгнивших деревянных реек от забора, стоявших у сарая, Джо принялся за работу, вспомнив и о своем намерении поставить новый забор. Это займет несколько дней, размышлял он. Пару дней придется уговаривать Софи, и еще несколько дней уйдет на работу.

Но сейчас нужно было огородить площадку для Трэмп. Иначе ему придется закрыть ее в сарае или держать привязанной к забору. Какой смысл заводить сторожевую собаку, если она будет сидеть на цепи!

Сторожевая собака. Ну не смешно ли!

К счастью, скоро в доме будет установлена первоклассная охранная система, плюс новые замки в дверях и на окнах. С такой системой Софи будет в полной безопасности, а он может отправляться домой с чистой совестью.

Когда вышла Софи, чтобы позвать Джо обедать и взглянуть на то, что он сделал, конца работе не было видно. За это время он умудрился сломать ручку лопаты, прищемить два пальца и повредить ногу. А после того, как на него неожиданно упал столб от забора, на лбу появилась шишка. Но это было не все. Трэмп же, изжевав веревку, освободила себя из плена и спала, растянувшись на солнышке.

— Ничего не скажешь, мастер! — с издевкой сказала Софи. Бросив на нее обиженный взгляд, Джо коснулся поясницы и выпрямился. Софи смеялась над ним. Это хороший знак. Если она шутит, значит, не станет возражать против его планов.

— Покрышки я меняю гораздо лучше, — сказал Джо, вытирая грязной рукой пот со лба.

— Я тоже. Но кроме этого, я могу делать чай со льдом и бутерброды с беконом, сыром, листиком салата и кусочком помидора. Это тебя не заинтересовало?

Вот если бы она облила его водой из садового шланга, было бы здорово! — подумал Джо, а вслух произнес:

— Звучит заманчиво, но вначале я вымоюсь.

Хромая, он шел за ней к задней двери и с восхищением смотрел на ее покачивающиеся бедра. Специально она это делала или нет? — подумал Джо. Конечно, нет.

Остановившись на крыльце, Джо, прыгая на одной ноге, попытался снять с ушибленной ноги грязный ботинок. Процесс оказался очень болезненным. Наверняка, думал Джо, удар пришелся по кости, когда он, промахнувшись, попал лопатой по ноге. Работу пришлось остановить.

— Ты поранил ногу?

Джо посмотрел на Софи, стоявшую в дверном проеме. Она выглядела спокойной и посвежевшей в платье без рукавов, на котором были изображены подсолнухи.

— Нет, ничего подобного, — ответил он, явно злясь.

— У меня есть английская соль…

— Ничего, не стоит беспокоиться.

— А что, если нога распухнет и ты не сможешь надеть ботинок?

— Это всего лишь ушиб, понятно?

— Ты голоден?

— Да… наверное.

Джо было стыдно за себя. Всю жизнь его учили учтивому обхождению с дамами. Ему приходилось быть вежливым даже с сестрами!

Ночью он долго не мог заснуть, гадая, как бы отреагировала Софи, попробуй он снова лечь с ней в постель. Проспав почти все утро, он не успел даже позавтракать, как уже приехала бригада для установки сигнализации. После они поехали выбирать собаку.

Довольно долго он возил ее из одного приюта для собак в другой, пока Софи не остановила свой выбор на этой собачонке Леди.

Наконец-то Джо нашел подход к Софи. Фокус заключался в том, что одновременно надо было быть твердым и хитрым. Оспаривать ее логику было бесполезно.

— Так ты ударил лопатой по ноге? — удивленно спросила она. — О Боже! Тебе, должно быть, больно!

Джо бросил на нее сердитый взгляд. За годы полицейской службы на экзаменах он получал высшие оценки за то, что с завязанными глазами быстрее всех в отделении мог разобрать револьвер, почистить его, вновь собрать и зарядить. Пару лет он даже работал с гранатами и бомбами.

Но когда дело касалось молотка, гвоздей и пилы, то руки его отказывались слушаться. Джо объяснял это тем, что много лет жил в окружении слуг, готовых выполнить и выполнявших любой его каприз. Правда, мясо на своей тарелке он резал все-таки сам.

С трудом сняв ботинки, Джо, хромая, в одних носках прошел в дом и умылся у раковины. Если бы бабушка видела эту картину, она бы очень удивилась, если не сказать больше.

Джо доедал второй бутерброд, когда вспомнил о собаке.

— О черт! Я забыл привязать Трэмп, — сказал он, бросаясь к входной двери.

Софи пошла за ним.

— Леди не убежит. — (Джо недоуменно посмотрел на нее.) — Нет, не убежит. Теперь она знает, что это ее дом. Правда, дорогая? — спросила она, обращаясь к собаке, которая стояла на крыльце, прямо перед дверью. Махая хвостом, она завывала подобно гиене. — Думаю, она хочет еще есть. — Софи сказала это таким тоном, какой женщины приберегают для младенцев, любимых кошечек и собачек. — Ее следует покормить.

— Но она уже съела свиную отбивную с яблочным соусом и картофельный салат. Ей не мешало бы немного похудеть и сбросить с себя несколько тысяч блох.

— Она не виновата, что за ней не ухаживали. Я вымою ее шампунем, как только разделаюсь с посудой.

Джо прорычал что-то себе под нос про шампунь и керосин и ушел, в сотый раз спрашивая себя, что его держит в этом доме.

Почему вместо того, чтобы вернуться к своей прежней жизни, он ищет один за другим поводы, лишь бы побыть в этом старом доме с этой нелепой женщиной и ее толстощекой дочкой, да еще берется за опасную работу?

Темнело, когда Софи вышла посмотреть, что же в конце концов получилось у Джо. Золотые лучи заката освещали серо-голубые облака, проплывавшие над рощицей и речушкой, находившимися неподалеку. Софи остановилась полюбоваться этой красотой и послушать знакомые звуки цикад и древесных лягушек.

Она жила здесь меньше полугода, но чувствовала себя гораздо уютнее, чем когда-либо в городской квартире.

— Ну, что ты думаешь? — спросил Джо, и она спустилась по ступенькам крыльца во двор.

Когда Джо предложил связаться со строительной компанией, чтобы поставить новый крепкий забор, Софи наотрез отказалась, сказав, что он ей не нужен и к тому же она не может позволить себе такие расходы. Весной, переехав в этот дом, она нашла в сарае среди садовых инструментов несколько рулонов ржавой проволочной сетки. Одним из них она огородила свой участок.

Остальным нашел применение Джо. Стараясь не смеяться, Софи рассматривала несуразное, кое-как скрепленное проволочное сооружение, держащееся на трех опорах — двух деревьях и угловом столбе сарая. Гвозди были вбиты вполовину их длины и потом загнуты.

Да! Строитель из Джо был никудышный.

Софи задумалась.

— Но ведь Леди нужно где-то спать…

— Я уже думал об этом. У тебя за сараем я видел большую бочку. Можно прикатить ее сюда и выстлать соломой. У собачонки будет отличная кровать.

Софи подумывала после отъезда Джо устроить Леди на свернутом одеяле в углу кухни. Она надеялась, что собака поможет ей отвлечься от воспоминаний о Джо. Хотя ей будет трудно забыть его деловитость, спокойствие, доброту, шутки. Она старалась запомнить, как он выглядел, держа на руках Айрис, и его необыкновенную улыбку, заставлявшую ее мечтать о несбыточном.

К тому времени, когда они закончили ужинать и Софи уложила Айрис, Джо почувствовал, что выбился из сил. Проверив собаку, он вернулся на кухню и рухнул на стул. По всему было видно, что ему нехорошо, но он в этом не признавался.

— Думаю, тебе надо попарить ногу.

— А я думаю, голову.

И он еще смеялся! Другой бы на его месте только и делал, что ныл. Налив в таз горячей воды, Софи осторожно поставила его рядом со стулом.

— Конечно, ванна была бы лучше, но, пока ее наполнишь, вода остынет. Первое, что я сделаю, когда продам… Ой. — Она виновато подняла глаза.

— Существует вознаграждение. Его бы хватило на капитальный ремонт, новую крышу и новые покрышки.

Нужно было срочно поменять тему разговора.

— Вот, теперь хорошо, — сказала она, опустив локоть в воду, и высыпала в таз полпачки английской соли. — Заверни штанину.

Джо наклонился и застонал.

— О Господи! — Софи отстранила его руки и завернула ему штанину. — Для техасского ковбоя ты в ужасной форме.

В ответ Джо начал возражать, что вопреки распространенному мнению далеко не все мужчины в Техасе носят кожаные штаны, широкополые шляпы и проводят свою жизнь в седле.

— А почему же ты носишь ковбойские ботинки?

— Откуда ты это взяла?

— У них заостренный носок и высокие каблуки.

— У них нет высоких каблуков!

— В кроссовках было бы удобней. Большинство мужчин надевают их, отправляясь за город.

— Я — не большинство!

Софи, все еще стоя на коленях, подняла глаза.

— Нет, ты — не большинство, — произнесла она. Взгляды их встретились. Она надеялась, что он догадается по выражению ее глаз о смысле сказанных ею слов.

Она сказала правду. Чем дольше он находился рядом, тем яснее Софи понимала, что Джо Дана не похож ни на одного мужчину, которого она когда-либо знала. Если бы ее попросили составить портрет идеального мужчины, то Джо едва ли смог бы ему соответствовать.

Он не был по-голливудски красив, да и терпения ему явно не доставало.

Он одевался как… Вероятно, в дорогу он захватил только джинсы и несколько рубашек цвета хаки. Труднее всего его можно было представить в костюме и галстуке, не говоря уж о полицейской форме.

Софи вздохнула.

Джо протянул руку и положил ее на голову Софи. Вот так, просто. Он молчал, но тем не менее этим единственным жестом было сказано все, что ей хотелось бы услышать.

«Прости, что я такой медведь, что я обидел твою собаку, что я задел твою гордость. Прости, что я не такой, каким бы ты хотела меня видеть».

Простить, что не смог остаться дольше и ухаживать за ней, завоевать ее сердце, жениться и жить с ней счастливо долгие годы?

Софи вздохнула и поднялась. Она чувствовала себя опустошенной и измученной. И опять она винила во всем гормоны. Сколько же должно пройти времени после родов, чтобы женщина обрела свое прежнее состояние?

Не имеет значения. К тому моменту Джо уедет.

Всю ночь снова шел дождь. Софи поднялась с постели с головной болью. В целях экономии она обычно выключала кондиционер, как только спадала жара, и открывала окна, чтобы прохладный вечерний воздух наполнял дом.

Джо был на кухне и искал что-то на полке, где она хранила разные таблетки.

— Голова болит, — пробормотал он.

— Это твоя шишка на лбу.

Смешно, подумала она, но в его присутствии она не чувствовала неловкости оттого, что волосы ее взлохмачены, а на мятом халате пятна от молока. Будь здесь кто-нибудь другой, все было бы иначе.

Джо на этот раз был не только в шортах, но и в рубашке. Но от этого не стал для Софи менее притягательным. Мысль о том, что он скоро уедет, не покидала ее. А они могли бы вместе сделать очень многое. Могли бы о многом поговорить. Не имея на то никаких оснований, она почему-то уже решила, что Джо принадлежит ей, хотя, наверное, в Далласе его ждала женщина.

— Трэмп спит как убитая в своей бочке. Я посветил фонариком, а она даже не пошевелилась. Такой собаке только дом сторожить!

— У меня в детстве была собака, которую тоже звали Леди. Она была очень похожа на эту, только еще меньше. Как только мама засыпала, я впускала Леди к себе в комнату, надеясь, что мама ни о чем не узнает. Но теперь я понимаю, что она все прекрасно знала. Кровать всегда пахла собакой, да и шерсть на ней была. Я никогда не стряхивала простыню, перед тем как застелить постель.

Она болтала, болтала и болтала. Как будто ему было интересно. Смутившись, она увидела, как он достал четыре таблетки. Две отдал Софи, а две положил себе в рот и запил водой прямо из-под крана. Софи взяла стакан.

— Так нельзя запивать таблетки.

— Можно, — сказал Джо, утирая рот рукавом. Софи с восхищением посмотрела на этого мужчину, отметив, насколько самый обычный жест может быть возбуждающим.

Но Джо весь был воплощением сексуальности. В этом-то и была беда.

— Так что же случилось с твоей собачкой?

— Мне пришлось оставить ее, когда меня определили в приют для детей ветеранов войн. Там не разрешали держать собак, и я убедила себя, что ее взяли другие хорошие хозяева.

— Теперь мне понятно то, что произошло сегодня.

Софи молча кивнула. Думала она сейчас вовсе не о собаках, не о головной боли и не о дожде, шумевшем за окном.

— Я люблю слушать, как дождь стучит по крыше. Особенно лежа в постели. Пойду спать. Надеюсь сразу заснуть. — Джо посмотрел в глаза Софи. Его взгляд говорил ей то, во что хотелось верить. Но позволить себе это она не могла. — Да… я…

— Софи, ты действительно хочешь, чтобы я поднялся наверх?

Она пожала плечами, не зная, что ответить. Пальцы ее нервно скользили по гладкому столу.

— Мне хочется обнять тебя, — тихо произнес он, но Софи прекрасно понимала, что стоит за этими словами. — Мне хочется гораздо большего, чем просто обнимать тебя. Но мы оба, к сожалению, знаем, что этого не случится.