Прочитайте онлайн Небо в ладонях | Часть 4

Читать книгу Небо в ладонях
4016+952
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

4

— Не может быть, чтобы вы это всерьез, — растерянно произнесла Ирэн и замолкла. Она застыла с выражением ужаса на лице, пытаясь осознать услышанное.

— Уверяю вас, я вполне серьезно. — Рок улыбнулся, но по глазам было видно, что ему не до шуток.

— Но почему именно на мне? Вы прекрасно знаете, что найдется немало женщин, которые с радостью примут ваше предложение.

— А может, именно в этом и заключаются мои проблемы? — ответил Арнольд встречным вопросом, продолжая внимательно следить за выражением ее лица.

— Я не понимаю вас.

— Разрешите мне объяснить, — движением руки он указал на стул и, когда Ирэн снова села, встал таким образом, чтобы она не могла видеть выражение его лица. — Дело в том, Рин, что я — состоятельный человек. Очень состоятельный, и одно это порождает целый ряд… ну, назовем это проблемами. Как вы сами сказали, в мире немало женщин, ищущих легкой жизни и готовых на все, чтобы заполучить выигрышный билет. Я хочу иметь детей, но не хочу, чтобы их мать была просто вешалкой для умопомрачительных туалетов. Вы меня понимаете?

— Нет, — покачала головой Ирэн. — То есть я понимаю, что вам должна нравиться эта женщина, подходить вам…

— Вы мне подходите. — Серые пронзительные глаза сверлили Ирэн. — Вы красивая, одухотворенная женщина, ваше отношение к жизни, ваши нравственные идеалы соответствуют тем нормам, которым должна отвечать мать моего сына.

— Вашего сына?! — Ирэн чувствовала, что совершенно теряет способность понимать происходящее. — Послушайте, о каком сыне вы говорите?!

— Уэбб не может иметь детей, — настойчиво продолжал Арнольд, игнорируя восклицания гостьи. — Продление рода Роков лежит на мне, и я не собираюсь оставлять мое поместье чужим людям. Мне тридцать шесть, самое время завести семью, но я еще не встретил женщину, которая соответствовала бы моим требованиям. Вернее, не встретил до тех пор, пока не появились вы. К тому же… — он беспокойно передернулся.

— Но мы не нравимся друг другу. — Ирэн торопилась высказать ему все, что думает. Она никак не могла поверить, что все происходящее — не сон. — Послушайте, какая у нас с вами может быть семейная жизнь? Это же…

— Это единственный выход из тупика, в котором вы оказались, — холодно прервал ее Арнольд, приподнимая на мгновение тот невидимый занавес, за которым он скрывал свои чувства и мысли. — Или вы предпочитаете, чтобы ваш отец потерял все, что заработал в течение жизни? Короче говоря, последнее слово за вами.

— Но мы не нравимся друг другу, — машинально повторила Ирэн. — И потом, я совершенно не хочу замуж.

— Про себя не могу сказать, что вы мне не нравитесь. — Где-то в глубине его серых глаз зажегся яркий огонек, но тут же шторка затвора сработала, и его лицо приняло обычное выражение невозмутимости. — Я уже говорил, что хочу вас как женщину. Вы не можете отрицать, что сексуально нас влечет друг к другу.

— Это совсем другое… — начала было Ирэн. Как объяснить умудренному жизненным опытом человеку, что мужчина с его внешними данными и таким сильным характером легко может возбудить любую нормальную женщину.

— Если интимные отношения в браке удовлетворяют обе стороны, то все остальное со временем притирается, — продолжал убеждать Арнольд. — А у нас с вами этих проблем не будет.

— Откуда вы знаете? Вы…

Неожиданно Арнольд привлек ее к себе и обнял. Ирэн была настолько потрясена всем происходящим, что даже не подумала сопротивляться, хотя тело ее напряглось. Но страхи оказались напрасными. Вместо того чтобы жадно наброситься на нее, Рок нежно целовал уголки ее рта, затем глаз. Она почувствовала, что легкие, как прикосновения бабочки, поцелуи доставляют ей истинное наслаждение.

Вот он нащупал ртом ямку на шее, в которой часто-часто билась невидимая жилка, и прильнул к ней. Внезапно Ирэн услышала громкий стон и, к своему величайшему смущению, поняла, что вырвался он из ее уст. Не отдавая себе отчета в том, что с ней происходит, она подалась ему навстречу, невольно помогая Арнольду добраться руками до всех уголков ее тела…

Это было какое-то безумие… Никогда не испытываемые ощущения накатывались одно за другим. Она вся горела. Сладострастные судороги то сжимали, то отпускали ее тело. Его пальцы скользили по спине, заставляя ее чувствовать каждую клетку своего тела. Ставшие полными и тяжелыми груди плотно прижимались к его сильной груди, а внизу полыхал настоящий пожар… Как же хорошо! — беспомощно думала Ирэн.

Поцелуи Арнольда становились все требовательнее, и она почувствовала, как в ее бедро уперлось твердое мужское естество. Теперь уже не могло быть никаких сомнений насчет того, какие она вызывает в нем желания.

— Вам все понятно? — слегка отодвинув Ирэн от себя и пытливо взглянув на нее горящими от возбуждения глазами, спросил Арнольд. — Не сомневайтесь, дорогая. Нам будет очень хорошо вместе.

Потрясенная, Ирэн с трудом возвращалась к реальности. Открыв глаза, она увидела его торжествующий и одновременно удивительно хладнокровный взгляд. Казалось, что для Рока это было всего лишь упражнение, которое он выполнил мастерски, но совершенно бесчувственно, чуть ли не механически, и только для того, чтобы доказать свою правоту. Она же упала прямо в его руки как перезрелая слива. Ирэн трясущимися руками стала поспешно поправлять одежду. Щеки ее горели, а с губ были готовы сорваться горькие слова самоуничижения.

— Теперь вы избавились от сомнений? — снова спросил ее Рок таким же равнодушным голосом.

— Я не знаю, — ответила Ирэн, смущенно отворачиваясь. Неуверенно, как слепая, она подошла к камину и протянула руки к огню. — Я никогда…

Она должна объяснить Арнольду. Он наверняка думает, что она спала с мужчинами и у нее имеется какой-то опыт.

— Мне не с чем сравнивать, — с трудом выдавила она из себя.

В комнате воцарилось молчание. Потом Арнольд, осторожно подбирая слова, спросил:

— Вы хотите сказать, что вы никогда…

— Да…

От смущения, что ей приходится чуть ли не оправдываться, Ирэн хотелось спрятаться, а еще лучше умереть.

— Не думайте, что у меня не было предложений. Просто мне не встретился такой мужчина, с которым я была бы готова…

— Вам нет необходимости оправдываться.

— Я не собираюсь оправдываться, — уже спокойнее повторила Ирэн. — Просто я думаю, что вы привыкли иметь дело с более опытными женщинами, и я… — она смущенно замолкла.

— Я прекрасно уловил вашу мысль, — сухо ответил Арнольд. — Вы думаете, что мне нужна женщина для акробатических номеров в постели.

— Как я слышала… — Ирэн вовремя прикусила язык. Ей вовсе не хотелось выглядеть бестактной.

— Как вы слышали, — повторил Рок так тихо, что ей вначале показалось, что ему это безразлично, и, только взглянув Арнольду в глаза, поняла, как его задели ее слова. — Что именно вы слышали и от кого?

— Ну, это неважно, — с нарочитым спокойствием, совершенно не соответствовавшим ее внутреннему состоянию, ответила Ирэн.

— Нет, черт возьми, важно! — Рок подался к камину, с трудом сдерживая раздражение. — Кто забивает вам голову всякими сплетнями обо мне?

— Вы не имеете права меня допрашивать, — сказала Ирэн, с трудом сдерживаясь, чтобы не сбежать от его гневного взгляда. — Вы — миллионер, и люди, естественно, проявляют интерес к вашей личной жизни. Такова человеческая натура.

— Я знаю, это Флориан, — зло процедил Рок сквозь зубы. — Конечно, я мог бы и раньше догадаться.

— Я не говорила этого…

— Как вы можете верить каждому слову, исходящему из такого извините за выражение «надежного» источника? — ледяным голосом, брезгливо морщась, спросил он.

— Послушайте, наш разговор принял какой-то чудовищный оборот, — взорвалась Ирэн. Она чувствовала, как дрожат ноги, и, сделав глубокий вдох, поспешно села на стул, стараясь успокоиться. — Все это не имеет абсолютно никакого значения. Важно совсем другое. Мы почти не знаем друг друга и вообще все это… аморально.

— Аморально?! — разъяренно вскричал Арнольд. Ирэн видела, что он с трудом сдерживает гнев, но только недобрый блеск в глазах выдавал его подлинное состояние. — Дорогая Ирэн! Уверяю вас, люди женятся по причинам, гораздо менее весомым, чем у нас с вами. В некоторых странах до сих пор брак устраивают родители, и, поверьте, эти браки оказываются намного прочнее так называемых браков по любви.

— Вы против брака по любви?! — возмущенно воскликнула Ирэн, потрясенная его цинизмом.

— Я этого не говорил. Но согласитесь, любовь скоротечна. Как часто приходится видеть, что сегодня она есть, а завтра ее и след простыл. Обещаю, что если вы выйдете за меня замуж, я никогда не взгляну на другую женщину, но такой же абсолютной верности буду ожидать и от вас. В брачном контракте будут оговорены ваши материальные права. Вы получите финансовое обеспечение до конца жизни. Разумеется, я выполню все мои обещания, касающиеся вашего отца.

— Вы действительно настроены серьезно, — прошептала Ирэн. Кончиком языка она смочила высохшие от волнения губы. Арнольд заметил этот жест, интерпретировав его по-своему. В его глазах явственно зажегся огонек желания. Ирэн представила себя выполняющей интимные обязанности, и ей стало не по себе, как будто ее заставили делать что-то непристойное.

— О, Рин, поверьте, я вполне серьезно предлагаю вам руку и сердце.

Как он может говорить об этом так холодно и равнодушно? — думала Ирэн. Такое впечатление, что он обсуждает условия сделки или рассматривает клинический случай. Даже отец, и тот проявил бы больше эмоций. Как это ни обставляй, фактически Рок меня покупает как машину для вскармливания своих отпрысков. Ни больше, ни меньше.

Собрав всю волю и глядя ему прямо в глаза, она твердо сказала:

— Извините меня, мистер Рок, но я не могу принять ваше щедрое предложение. Я уверена, что вы легко найдете кого-нибудь, кто лучше меня подойдет на роль инкубатора для рода Роков.

Отец поймет, он должен понять, отчаянно уговаривала она себя. Он не захочет принять такой жертвы.

— Я, пожалуй, лучше пойду, — смущенно попросила Ирэн. — Мне хотелось бы еще успеть к отцу в больницу.

— Разумеется.

Ни лицо, ни голос Арнольда не выдавали его истинных чувств.

— Куда вы хотите, чтобы я вас отвез, в больницу или домой? — спросил он спокойно.

— Домой, пожалуйста, — нервно улыбнулась девушка. — Я хотела бы взять свою машину.

— Нет, — сказал он, иронично хмыкнув. — Отвезу вас я.

Дорога была каким-то кошмаром. Врагу она не пожелала бы провести столько времени в той наэлектризованной атмосфере, которая царила в салоне. К тому же ее убивало то, что она отказалась от появившейся возможности спасти отца от разорения.

Ирэн украдкой бросила быстрый взгляд на суровый профиль Арнольда. Выйти за него замуж? Нет, никогда и ни за что. А впрочем…

Она посмотрела на лежавшие на руле сильные руки, заросшие темными волосами, и внезапно ощутила неизвестную ей ранее сладкую дрожь. Интересно, что бы она почувствовала, оказавшись с ним в постели?

— До свидания, Рин, — сказал Рок, открывая ей дверцу машины. Но Ирэн опередила его, буквально вывалившись из роскошного авто, только чтобы избежать прикосновения его руки. Опершись на капот, он с непроницаемым лицом смотрел, как она бежит к дому. Уже у двери она услышала его холодный голос: — Мое предложение остается в силе. Будет лучше, если вы подумаете, прежде чем примете окончательное решение.

— Я… — попыталась ответить Ирэн, но Арнольд решительным жестом красивой холеной руки оборвал ее.

Она долго смотрела вслед его машине, вдыхая запах морозного воздуха. Еще несколько дней назад она не знала никакого мистера Рока, жила в маленьком безопасном мирке, в котором не было ни взлетов, ни падений.

Ирэн взглянула на дом, такой знакомый и любимый, кажущийся огромным в сумеречном свете уходящего дня. Теперь и дом, и все остальное будет принадлежать другим. Еще неизвестно, как выкарабкается из нынешнего состояния отец, подумала она, горько качая головой. Она обхватила руками голову, чувствуя, что та буквально раскалывается от переполнявших ее мыслей.

— Хватит себя мучить, — громко сказала Ирэн. — Все проблемы сразу не решить.

Полчаса спустя Ирэн входила в больничную палату. Отец дремал в кресле. Она села рядом, и он открыл усталые глаза. Ирэн посмотрела на него и почувствовала, что ее сердце вот-вот разорвется от жалости. Впервые Блейкман выглядел на свой возраст. Крупный, широкоплечий мужчина, он казался теперь таким уязвимым, даже жалким. Кто-то накрыл его больничным пледом, и он сидел, склонив голову так, как будто у него не было сил держать ее прямо.

— Здравствуй, папа! — она наклонилась, чтобы поцеловать его, приготовившись к тому, что он, как всегда, отвернется. Но в этот раз ее поцелуй был принят благосклонно и, потрясенная этим, Ирэн не знала что сказать. — Как ты себя чувствуешь?

— А как ты думаешь, я должен себя чувствовать? — прежним сердитым голосом спросил Альберт. — Эти чертовы медсестры носятся туда и сюда и ужасно надоедают. Тут надо иметь железное здоровье, чтобы выжить.

— Папа, дорогой, ты у нас всегда отличался отменным здоровьем, — улыбнулась Ирэн, обрадованная его раздраженным тоном. Это был прежний Блейкман.

Он с отвращением указал на вазу с виноградом.

— Флориан пробыла у меня ровно столько, сколько мне потребовалось, чтобы сказать, к какой матери выбросить все это дерьмо, — брюзгливо проворчал старый Блейкман, — после чего она в ярости выкатилась отсюда. Не могли принести хотя бы полбутылки виски.

Закрыв глаза, Ирэн молила Бога дать ей терпение.

— Чего строишь такие рожи?! — набросился на нее отец. — Ты же знаешь, что она появилась здесь только потому, что ты ей всю плешь проела. И не надо за нее извиняться. К сожалению, в отличие от тебя она унаследовала мой характер и очень мало от матери.

Ирэн не верила своим ушам. Она слушала отца, открыв в изумлении рот.

— Флориан знает, что я читаю все ее мысли. Она своего никогда не упустит, а вот за тебя я страшно беспокоюсь, — признался он, тихо покачивая седой головой.

— Ты за меня беспокоишься? — дочери показалось, что она ослышалась. — А почему?

— Ладно, оставим это, — сердито махнул рукой Альберт, явно смущенный собственным признанием. — Как подвигаются дела у Арнольда? Нашел он что-нибудь? Я нутром чувствую, что выход есть! — воскликнул Альберт, и в его усталых голубых глазах зажглись огоньки надежды. — И если это так, то Арнольд — единственный человек, который может найти его. Он самый крутой делец, каких я когда-либо встречал, но при всем том он честен. Да, да, безусловно честен, — повторил Альберт, будто стараясь уверить самого себя.

Как сказать ему о предложении Рока? Делать это надо сейчас, все равно отец узнает, и пусть уж лучше от нее.

— Ты знаешь, я ведь родился в доме, в котором мы сейчас живем. — Он взглянул на нее, и сердце дочери сжалось от боли. Глаза отца были наполнены влагой. — Твоих бабушку и дедушку я почти не видел. Они вели бурную светскую жизнь, часто выезжали за границу. У меня не было ни братьев, ни сестер, но зато была замечательная няня. Мы жили с ней дружно, а дом стал для меня чем-то вроде отца с матерью. Кстати, твоя мать это прекрасно понимала. Потом в этом доме родились вы с Флориан.

— Вот уж не думала, что ты так сентиментален, — шутливо сказала Ирэн, стараясь скрыть свои переживания.

В этот момент в палату вошли два старых приятеля отца. Посидев с ними для приличия несколько минут, она попрощалась с отцом. Ирэн медленно шла к автостоянке с ощущением, будто ей только что объявили смертный приговор.

Ирэн знала, что она должна делать. Вообще-то ей следовало бы понять это сразу, как только Рок сделал предложение. Если отец лишится всего, если он потеряет честь и достоинство, он просто не захочет жить. Она знала это. Знал это и Арнольд.

Ирэн вспомнила выражение его лица в кабинете и, сжав крепко кулаки, глубоко вздохнула, набрав в легкие глоток свежего морозного воздуха. Арнольд испытывал к ней влечение, ему была нужна жена определенного типа, причем быстро и без хлопот. Она соответствовала его требованиям, и Арни готов был заплатить колоссальную сумму денег за претворение в жизнь своего желания.

Ирэн долго сидела в машине в оцепенении, не запуская двигатель. То, что предлагает Рок, выглядит не очень красиво, но ей некуда деваться. Другой вопрос, сможет ли она выдержать такой брак. Ирэн решительно сжала губы, резко выпрямилась и включила зажигание. Что за вопрос? У нее нет выбора. Она обязана выдержать это точно так же, как выдержала все другие испытания, выпавшие на ее долю, опираясь только на собственные силы и решимость.

Ирэн поборола охватившую ее панику, беспощадно отбросив все эмоции. Если бы отец видел это, он гордился бы ею. В конце концов, кто такой Арнольд Рок? Такой же мужчина, как и все остальные, что бы он сам о себе не думал. Она решила, что он способен оказывать на нее какое-то особое влияние. Все это чушь, результат бессонных ночей, переживаний, тяжких раздумий о том, как найти выход из лабиринта проблем, мучивших ее днем и ночью.

Теперь выход найден. Она не отступит от принятого решения. И никаких больше колебаний, потому что другого такого шанса жизнь не предоставит. Если она не удержит брошенный ей спасательный канат удачи, темные воды отчаяния и нищеты сомкнутся над головой ее несчастного отца. Она никогда не простит себе, если это случится.