Прочитайте онлайн Не играй с любовью | Часть 7

Читать книгу Не играй с любовью
2216+779
  • Автор:
  • Перевёл: Е. Л. Лозовская
  • Язык: ru
Поделиться

7

— Что ты сказал?

— То, что ты слышал, — ответил Ник, спокойно глядя на Тима Сазерленда.

— Это невозможно! Ты что, сошел с ума?

— С чего ты это взял? — Ник вертел в руках ручку. Он вспомнил уик-энд и улыбнулся.

— Ты не мог сказать это серьезно. Ты шутишь!

— Я не шучу. В пятницу мисс Клер Кендрик приняла мое предложение. Вчера мы обсудили детали. Мы собираемся пожениться в июне.

— Ник! — вскричал Тим, откидывая волосы со лба своим обычным жестом. — Ты, спятил? Ты знаком с этой женщиной меньше месяца. — Он скривился и стукнул кулаком по столу. — Я так и думал, что ее ангельски-невинный вид слишком хорош, чтобы быть настоящим, и, похоже, оказался прав. Дамочка шустро сработала. Не могу представить, как ей удалось одурачить тебя, да еще так быстро.

— Она меня не дурачила. Это я задурил ей голову, — мягко сказал Ник. Он не сердился, ожидая от друга подобной реакции. Тот всегда считал, что должен стоять на страже его интересов. — Я все очень тщательно продумал. Эта женщина прекрасно мне подходит.

Ник рассказал Тиму о своем договоре с Клер. Он улыбнулся, вспомнив ее реакцию на его предложение. Ожидания Клер оказались такими скромными. Большинство людей, а Ник это знал по своему опыту, старались бы урвать себе побольше, но Клер, видимо, была редким человеком — корысть была ей чужда.

— Постой, — прервал его Тим. — Я не совсем тебя понимаю. Ты что, говоришь о заключении чисто делового соглашения? Господи, Ник, вокруг тебя столько женщин! Ты можешь выбрать любую из них. Зачем тебе заключать сделку, чтобы получить жену?

— Все женщины, которых я знаю, хотят управлять мной. И моими деньгами,

— С чего ты взял, что эта Клер Кендрик не такая, как все?

— Сердцем чувствую.

Тим взъерошил волосы.

— Ты чертовски упрямый тип, Ник Каллахэн.

— Ты уже говорил мне это.

— Ник, зачем ты это делаешь?

— Об этом я тебе тоже уже говорил. Хочу иметь жену, хочу иметь семью. И детей тоже хочу.

— Но отчего таким способом? Объясни, почему для этого нужно жениться на женщине, которую ты едва знаешь и к которой не испытываешь любви?

Ник иронически улыбнулся. Тим был романтиком. В этом блестящем юристе таился человек, который верил в сказки со счастливым концом.

— Ты лучше, чем кто-либо, знаешь, какой катастрофой оказалась для меня женитьба на Джилл.

— Не надо нагромождать одну ошибку на другую.

— Это не ошибка. — Ник встал, подошел к буфету и плеснул себе в стакан бренди. Он тщательно взвешивал слова. Дружба Тима значила для него много, и он хотел, чтобы тот его понял. — Я добился успеха в бизнесе. Я ставил перед собой цель, и мне всегда удавалось достичь ее. Но моя личная жизнь никогда не была счастливой. — Произнеся это вслух, Ник ощутил неуверенность — чувство, которое он презирал. Неуверенность в себе — это свойство человека слабого, мягкотелого, того, кто боится взять от жизни все, что хочет. Много лет назад, когда его все время перебрасывали от одних приемных родителей к другим, он поклялся, что будет сильным, упорным в достижении цели и никогда не побоится добиваться непокоренных вершин.

Тим все еще молчал, и Ник продолжил:

— Мне сорок два года. Если уж заводить семью, то надо делать это сейчас. В течение последних лет я все время искал себе подходящую жену. Поиск не принес результатов. Наконец я понял, что причина моих неудач в отсутствии разумного подхода к этой проблеме, такого подхода, который я успешно применяю в бизнесе. Как только я осознал, что для достижения личных целей надо воспользоваться той стратегией, которая приводит меня к успеху в других делах, все для меня стало ясным.

— То есть ты решил купить жену?

— Почему бы не приобрести супругу таким же способом, каким я приобрел фирму? Посмотреть на ее активы и пассивы, сильные и слабые стороны, прикинуть, подходим ли мы друг другу, что она может предложить мне, а я — ей.

Тим покачал головой.

— В это невозможно поверить.

— Если вдуматься, это совершенно разумный подход. До сих пор в личной жизни я позволял эмоциям брать верх над рассудком. И потому терпел крах.

— Я думаю, что на этот раз тебя опять ждет неудача.

— Почему?

— Потому, что в своем рвении ты забыл об одном из главных правил в бизнесе: прикрывать тылы.

Ник нахмурился.

— Подумай об этом, — сказал Тим. — Ты хочешь, чтобы я подготовил контракт, защищающий ее интересы и интересы ее матери. А как насчет тебя?

— Ты о чем?

— Кто защитит твои интересы?

— Я не нуждаюсь в защите от Клер, — сказал Ник, начиная раздражаться.

— А я объясняю, что нуждаешься. Как твой адвокат, я говорю, что если ты настаиваешь на подобной схеме, то следует подготовить предварительное соглашение, которое содержит не только твои обязательства по отношению к ней, но и гарантию твоих прав в случае, если она не выполнит условий контракта.

Ника раздражало то, что Тим по существу был прав. Ведь Ник не представлял себе любой деловой сделки без письменного контракта. А что есть его будущий брак? Деловое соглашение, не так ли? Если в старые времена достаточно было честного слова, то в двадцатом веке все не так-то просто…

— Если это действительно деловое соглашение, то все должно быть предусмотрено. Полагаю, ты не станешь ничего подписывать, пока мисс Кендрик не пройдет медицинского обследования. Ты должен знать, может ли она вообще иметь детей.

Проклятье! Он сам должен был подумать об этом. А что, если Клер не сможет родить ребенка?

— Признаю, что ты прав, — нехотя согласился Ник. — Хорошо. Договорились.

— А она согласится?

— Да. Уверен, что согласится.

Тим сделал несколько пометок в своем блокноте.

— Надо очень тщательно подготовить этот контракт. Если мы этого не сделаем, а потом что-то пойдет не так, эта дамочка обчистит тебя до нитки.

— Не называй ее дамочкой, ради Бога! Ее имя Клер.

Тим задержал на нем внимательный взгляд своих карих глаз.

— Хорошо, извини. Но хочу предупредить, что Клер может выйти за тебя замуж, родить ребенка, затем развестись с тобой и забрать ребенка вместе с половиной твоего имущества.

Ник с неохотой был вынужден признать, что друг опять прав. Хотя ему сейчас не хотелось думать, что Клер может нарушить обещание, но он прекрасно знал, что люди с возрастом меняются. Даже самые благие намерения могут улетучиться, если дела пойдут не так, как ожидалось. Он вздохнул:

— Ты прав. Начинай составлять контракт.

Тим поднялся.

— Хорошо. Но я все еще считаю, что это самая безумная идея, которая когда-либо приходила тебе в голову.

* * *

Клер понравился доктор Ардейл, к которому направил ее Ник. Поначалу она заартачилась, услышав о медицинском обследовании, но, поразмыслив, признала, что требование Ника вполне разумно. Если по каким-то причинам она не может иметь ребенка, Ник должен знать об этом. Она прошла обследование и узнала, что вполне здорова.

— Я не вижу причин, которые помешали бы вам иметь хоть дюжину детей, — сказал доктор Ардейл. — Вы здоровая молодая женщина.

Клер покинула кабинет доктора, радуясь, что Ник будет доволен, узнав результат. Прошло уже десять дней, как она стала невестой Ника Каллахэна, но Клер все еще ходила, как в розовом тумане. По крайней мере, каждые полчаса она поднимала руку, чтобы полюбоваться игрой света на своем обручальном кольце. С того дня, как она дала согласие выйти замуж за Ника, ее жизнь перевернулась.

Ник настоял, чтобы все было по правилам. Клер вспомнила их долгий разговор в прошлое воскресенье. Они провели несколько часов, обсуждая, как и когда будет происходить каждое событие. Клер предполагала, что будет скромная свадьба, но Ник решил иначе.

— Через неделю назначим официальный прием в честь нашей помолвки. Ты можешь к четвергу подготовить список людей, которых хотела бы пригласить, и дать его моему секретарю?

Официальный прием? Что она наденет? Ответ прозвучал через несколько секунд.

— Завтра я попрошу Ванду позвонить в несколько магазинов и открыть для тебя кредит. — Он назвал места, о которых Клер только читала, магазины, где одна вещь могла стоить столько, сколько весь ее гардероб. — Тебе потребуется много одежды, потому, что мои друзья и деловые партнеры захотят пригласить нас к себе. Тебе также надо будет купить что-нибудь из мехов, но не покупай украшений — об этом позабочусь я. — Клер была совершенно ошеломлена. — Кроме того, я попрошу Ванду найти для тебя хорошего свадебного консультанта, который поможет тебе с выбором платья и всего остального. Надеюсь, что к июню все будет готово. Что ты об этом думаешь? — Клер не знала, что она думает. Предстоящая свадебная кутерьма пугала ее. — Моя сестра Натали приедет на нашу помолвку. Она живет в Лос-Анджелесе.

Клер припомнила, что читала в каком-то журнале, что у Ника есть сестра. Данные официальной биографии, с которой она ознакомилась, когда собиралась писать статью, содержали мало информации, о его личной жизни.

— Когда придешь завтра на работу, подай заявление об увольнении. Ты теперь не должна ходить на работу.

— Но я не хочу оставаться без дела! — запротестовала Клер.

— До свадьбы не так много времени. Работа станет мешать тебе. Кроме того, — добавил он, — это будет не вполне честно по отношению к другим служащим, поставит их в неловкое положение. — Он улыбнулся, стараясь смягчить жесткость своих слов. — Надеюсь, ты понимаешь, что после замужества тебе придется оставить работу?

— Я… я как-то не задумывалась об этом, — признала Клер, понимая, что он прав. Но она не была этому рада. Перемены в ее тщательно организованной жизни происходили быстрее, чем Клер успевала примириться с ними.

Она все-таки подала заявление, и ей осталось проработать всего три дня. А через четыре дня состоится большой прием по случаю помолвки. Второй барьер, который нужно взять, подумала Клер. Первым барьером, с которым она успешно справилась, было посещение врача.

Клер снова посмотрела на обручальное кольцо. Игра света в алмазных гранях завораживала ее. В последующие несколько месяцев, ей придется взять много барьеров, но лишь один из них пугал ее по-настоящему: первая брачная ночь.

Удастся ли ей преодолеть себя? Сможет ли она разделить с Ником постель, зная, что тот не любит ее? Сможет ли удержать под контролем свои эмоции? Клер считала, что должна строго придерживаться правил игры, невзирая на свои чувства. Она знала, что, если Ник поймет ее истинные переживания, это внесет напряженность в их отношения. Ник может почувствовать себя виноватым из-за того, что не сможет предложить ей ответную любовь. Скорее всего, после этого он начнет избегать ее.

Нет, решила Клер, я хочу, чтобы этот брак состоялся. Нужно, чтобы моему мужу было хорошо со мной. Я не желаю, чтобы он пожалел о своем решении. Я заключила сделку и не нарушу ее условий. А если ради этого мне придется скрывать свои чувства, значит, так тому и быть, я знаю, на что иду.

* * *

Вечер идет отлично, подумал Ник, наблюдая, как весело Клер разговаривает с его сестрой Натали. Он стоял с одним из почетных гостей, Говардом Сен-Мартином, вполуха слушая скучнейшее описание африканского сафари, поддакивая в нужный момент, но его внимание было сосредоточено на Клер,

Та была бесподобно хороша. Отделанное кружевом платье из шифона цвета морской волны прекрасно оттеняло ее хрупкую, нежную красоту. Красоту, для которой напрашивалось сравнение с дрезденским фарфором. Ник не мог оторвать от нее глаз с того самого момента, как Клер перешагнула порог его дома. Когда она грациозно уронила с плеч шубку из стриженого бобра, одну из трех меховых вещиц, купленных по его настоянию, и он увидел ее в этом легком воздушном платье — у него перехватило дыхание. Улыбка сияла на ее лице, и Ник почувствовал гордость: ведь это он сделал ее счастливой. Лицо Клер светилось радостью, она выглядела бодрой и отдохнувшей. Исчезли темные круги под глазами, тревога во взгляде.

Сейчас, наблюдая за Клер и Натали, Ник радовался, что они, по-видимому, понравились друг другу, несмотря на внешнюю несхожесть. Натали, высокая и худощавая, как брат, унаследовала темно-карие глаза от отца, тогда, как Нику достались голубые глаза матери. Гладкие темные волосы сестры слегка серебрились на висках. Полная кипучей энергии, Натали могла говорить без умолку. Она была заядлой курильщицей. Ник не раз пытался заставить ее бросить эту привычку. Он знал, что муж Натали, блестящий нейрохирург, тоже прилагал немало усилий к этому, но Натали сопротивлялась всем уговорам. «Это у меня уже в крови», — упрямо заявляла она. Ник вздохнул, вспомнив, скольким обязан сестре.

Клер засмеялась в ответ на какие-то слова Натали. Ник любовался, глядя, как она откинула голову, слегка наклонив ее вбок. Его глаза скользнули вдоль плавной линии ее шеи и остановились на округлости груди, и он почувствовал, как учащенно забилось сердце. Клер выглядела такой светской, такой элегантной. Он улыбнулся: интересно, при этой внешней сдержанности, какой Клер окажется в постели? Даже если она будет пассивна, это устроит его. В конце концов, главное, ради чего он хотел жениться, — это дети. А страсть для этого вовсе не обязательна.

Но когда он поцеловал ее в самый первый раз, то уже тогда почувствовал в ней отклик. Этот поцелуй потряс его: он не ожидал, что получит такое наслаждение. Потребовалось все самообладание, чтобы сдержать охватившую его волну жгучего желания. Он не собирался спать с Клер до того, как та станет законной женой. Тим может считать своего друга ненормальным, но Ник вовсе не дурак.

Но скоро она станет его. Через три с половиной месяца он будет иметь право целовать Клер, как и сколько, захочет, касаться всех заветных мест, владеть ее телом, неторопливо ласкать, наблюдая, как от умелого прикосновения пробуждаются в ней желания. Он превратит холодную, строгую леди в трепещущую от нетерпения любовницу.

— Ник, вы меня не слушаете, — обиженно сказал Говард.

— Что? — Ник посмотрел на собеседника затуманенным взглядом. Эротические образы, которые он вызвал, кружились у него перед глазами. И неожиданно три с половиной месяца до свадьбы показались ему вечностью.

* * *

— Знаешь, Клер, когда Ники позвонил мне и сказал, что собирается жениться, я чуть не упала со стула!

Клер улыбалась, глядя, на Натали Бернштейн. Она сразу почувствовала симпатию к старшей сестре Ника. Клер очень нервничала, готовясь к встрече с ней, рисуя в воображении женщину, которая будет с холодной подозрительностью выяснять, как это какой-то мелкой служащей удалось сделать то, что не удалось десяткам других женщин, — заарканить ее братца. Ник не рассказал Натали об их соглашении. Это было одним из условий Клер, когда они обсуждали детали контракта. Ник не возражал, сказав, что единственный, кто должен все знать, — это Тим Сазерленд, его юрист, поскольку тот будет составлять брачный контракт.

Натали оправдала ожидания Клер — она оказалась красива, умна, обаятельна и в то же время очень тепло приняла Клер.

— Теперь я точно знаю, почему Ники наконец сдался! — воскликнула она вместо приветствия. — Я рада до смерти, что брат снова женится, — продолжила Натали. — Он человек семейного склада.

Интересно, что бы сказала миссис Бернштейн, если бы узнала правду? — подумала Клер.

— После развода с Джилл женщины постоянно вешались на него. Но ни одна из них не вызвала у брата серьезного интереса. — Натали усмехнулась, вынула сигарету из портсигара, тут же зажгла ее и глубоко затянулась. — Первый брак был катастрофой, ты ведь знаешь.

— Да, он немного говорил мне об этом, — сказала Клер.

— Джил — красивая женщина, но ужасно властная и требовательная. Мужчинам надо оставлять немного свободного пространства.

Клер улыбнулась. Если бы Натали знала…

— Мне кажется, что у вас с Ником все будет хорошо. Наконец-то я перестану волноваться за него. О Боже, — вполголоса проговорила она, окинув взглядом толпу гостей. — Сюда идет, одна из его бывших подруг — Хейзл Ричардсон.

Клер узнала рыжеволосую красавицу, которую она видела в загородном клубе на приеме в честь британского консула. Хейзл и сегодня выглядела великолепно в золотистом облегающем платье, которое обрисовывало все изгибы ее роскошной фигуры.

— Здравствуй, Натали, — сказала Хейзл. — Рада видеть тебя.

— Здравствуй, дорогая.

Кошачьи глаза Хейзл переместились на Клер,

— Вас можно поздравить?

Прежде чем Клер успела ответить, Натали сказала с насмешливым укором:

— Принято поздравлять вовсе не невесту, Хейзл. В первую очередь поздравлений заслуживает счастливый жених. — Она сделала последнюю затяжку и потушила сигарету о хрустальную пепельницу.

— Возможно, — сухо проронила Хейзл. — Но мы все знаем, что женщина, которая сумела завладеть Ником Каллахэном, заслуживает особых поздравлений. Это надо суметь.

— Благодарю. Я действительно считаю, что мне повезло.

— Несомненно. Мы все удивляемся, как вам удалось это… и причем, так быстро.

Клер было жалко Хейзл — эта женщина любила Ника. В то же время она знала, что должна дать той понять, что не собирается сносить подобные оскорбительные намеки. Подарив гостье нежнейшую улыбку, Клер сказала:

— Вы ведь знаете Ника. Если он чего-то хочет, то этого добивается,

Хейзл прищурила глаза.

— Да, я действительно хорошо изучила Ника. И знаю, что он ни перед чем не останавливается, чтобы получить то, на что нацелился. Но я знаю также, что, получив желаемое, он вскоре начинает скучать. Так, что не слишком радуйтесь. — И она пошла прочь, высоко подняв голову.

— Бедняжка Хейзл, — сказала Натали. — Ее съедает ревность.

Настроение у Клер упало. Сколько женщин чувствуют сегодня то же, что и Хейзл? Сколько, девушек надеются, что Ник бросит ее? Тим Са-зерленд тоже относится к ней с неодобрением, она почувствовала это еще во время их первой встречи.

— Послушай, не принимай слова этой надменной дуры близко к сердцу, — тихо сказала Натали, видимо заметив изменившееся лицо Клер. — Она надеялась, что Ник сделает ей предложение, и теперь разочарована и завидует. Улыбнись же. Смотри, сюда идет твой жених.

Ник уже стоял рядом и улыбался. Одобрение, которое она увидела в его глазах, заставило Клер забыть о Хейзл Ричардсон и ее ехидном замечании. Меня не должно волновать это, решила Клер. Я сделаю его счастливым. У Ника, не будет причин сожалеть, что он женился на мне. И она улыбнулась в ответ.

— Молодец, — шепнула Натали. — Я с нетерпением жду свадьбы. — Она рассмеялась. — И судя по выражению лица твоего жениха, он тоже ждет не дождется.

— Я считаю дни, — сказал Ник, обнимая Клер за талию. Сквозь тонкую ткань платья Клер чувствовала тепло его руки. У нее внезапно пересохло во рту: она догадалась, что он имеет в виду. Клер медленно подняла глаза и встретилась с ним взглядом.

То, что она увидела, привело ее в трепет. Возможно, Ник Каллахэн и не влюблен в нее. Но его глаза ясно говорили, что он хочет ее.