Прочитайте онлайн Не буду больше сражаться | Стремление Проткнутых Носов к существованию

Читать книгу Не буду больше сражаться
2912+16363
  • Автор:
  • Язык: ru

Стремление Проткнутых Носов к существованию

Когда индейцам привезли плуги и бороны, некоторые мужчины предприняли неуклюжие попытки заниматься садоводством. Другие посвятили себя скотоводству. Один из агентов сказал, что Проткнутые Носы были прирожденными скотоводами, но раньше у них никогда не возникало необходимости в этом. В былые времена Проткнутые Носы зарекомендовали себя прекрасными коневодами, но лошадей им было достать нелегко. В конце концов они сумели приобрести 189 лошадей, 10 мулов и 180 голов крупного рогатого скота.

Несмотря на недовольство Жозефа, надо признать, что Бюро по делам индейцев израсходовало около ста тысяч долларов на Проткнутых Носов за пять лет. С этой поддержкой Проткнутые Носы начали медленно, но верно выходить из нищенского состояния.

И всё же показатель смертности оставался ненормально высоким. Доктор Джордж Спиннинг, посетивший их резервацию, насчитал сто детских могил. Он сообщил, что практически все родившиеся на той земле малыши, умирали. Множество детей, переживших военный поход, скончались на территории резервации. Среди них была и дочь Жозефа, появившаяся на свет возле Озера Толо в середине июня 1877 года.

Вождь Жозеф всё-таки не оставлял своих хлопот по возвращению в Айдахо. Инспектор генерал МакНейл пришел к выводу, что необходимо было повести встречу с президентом, и с этой целью организовал поездку Жёлтого Быка и Жозефа в Вашингтон в марте 1879.

Однако переговоры с президентом лично, а также с секретарем внутренних дел и другими чиновниками не принесли ожидаемых результатов. Отчаявшись, Жозеф дал интервью газете «North American Review»: «Я слышал только разговоры, но ничего не делалось. Хорошие слова не живут долго, если они не перерастают в конкретные дела. Слова не могут заплатить за смерть моих людей. Ими нельзя расплатиться за мою землю, которую теперь топчут бледнолицые. Словами не сохранить могил наших отцов. Хорошие слова не вернут моих детей. Хорошие слова не сделают реальностью обещания, данные мне военным вождем Майлсом. Хорошие слова не подарят моим людям здоровья и не остановят смерть. Хорошие слова не обеспечат моих людей домом, где можно жить спокойно. Я устал от разговоров и не могу понять, почему такое множество разных белых вождей может говорить такие разные вещи и обещать так много различного.»

Газетчики спешили к вождю, чтобы получить новые интервью. Жозеф дал новое интервью той же газете «North American Review»:

«Все люди созданы одним и тем же Богом. Все они являются братьями. Земля всем нам доводится матерью, поэтому у всех людей должны быть равные права. Скорее реки должны побежать вспять, прежде чем один человек получит право запрещать другому жить, где ему пожелается. Если вы привяжете лошадь к столбу, разве она сможет нагулять себе достаточно жира? Если вы поместите индейца на крохотном клочке земли, он не будет довольным, не сможет расти и процветать. Я спрашивал белых вождей, откуда они взяли право принуждать индейцев жить на одном конкретном месте, в то время как белым позволяется быть где угодно. Никто не ответил мне.

Я лишь прошу правительство обращаться со мной подобающим образом. Если мне нельзя вернуться на родину, то пусть хотя бы разрешать жить там, где моё племя не будет умирать…

Если бы бледнолицые обращались с индейцами, как они обращаются друг с другом, то не было бы войн. Мы должны быть все одинаковы – братьями одного отца и одной матери. Над нами – общее небо, вокруг нас – общая страна, нами управляет общее правительство. Когда всё это будет соблюдаться, Великой Вождь Духов, правящий миром, улыбнётся, глядя на эту землю, и ниспошлёт нам дожди, которые смоют все следы крови, пролитой братьями. О таких вот временах мечтают индейцы, об этом наши молитвы.»

Мало-помалу семена, брошенные Жозефом во время его поездок в Вашингтон, начали пускать корни. Ассоциация по правам индейцев и Пресвитерианская Церковь потребовали разрешить Не-Персам возвратиться в родные горы. Поток писем и телеграмм, поддерживавших переезд изгнанников на родину, обрушился на Конгресс. 14 апреля 1884 года сенатор Хенри Доус представил петицию по данному вопросу, составленную пресвитерианинами Кливленда, с пять сотнями подписей, среди которых фигурировало имя Миссис Джеймс Гарфилд.

Дело, похоже, стало сдвигаться с мётвой точки. Но в Вашингтоне и на Северо-Западе всё ещё находились активные противники этого проекта.

Однако к 1884 году индейские племена почти официально получили статус небоеспособных народов, что, собственно, и решило вопрос Проткнутых Носов. 2 июля 1884 года сентор Доус провёл через Конгресс акт, давший возможность группе Жозефа приготовиться к сборам в родные края. Индейцы встретили эту новость с огромным воодушевлением, устроили праздник. Их надежды на возвращение воплотились в жизнь в мае следующего года.

К 1880 году подавляюще большинство индейских племён Запада были покорены и рассеяны или же согнаны на строго ограниченные территории, известные под названием резерваций. Упорство и военные навыки офицеров и рядовых солдат, прошедших сквозь мясорубку гражданской войны, сломили сопротивление последних боевых отрядов дикарей. Началось массовое переселение белых людей через континент. К этому времени у многих американцев стал возникать вопрос в справедливости политики правительства по отношению к коренным народам. Трагедия Проткнутых Носов получила широкую огласку в прессе, взывания вождя Жозефа к справедливости были услышаны. Официальным лицам в агентствах пришлось согласиться с мыслью, что выживание Проткнутых Носов прямым образом зависело от их возвращения в родные горы.

19 января 1881 года генерал Майлс сделал официальное заявление, обратившись к президенту Хэйсу, настаивая на необходимости вернуть племя Проткнутых Носов в Айдахо. Президент переговорил по данному вопросу с секретарём Шурцом и согласился на репатриацию дикарей. Майлс получил пост командующего в департаменте Коламбия, и Шурц потребовал от Майлса гарантий, что он сумеет обеспечить безопасность индейцев от возможных нападок местного белого населения.

Майлс высказался по этому вопросу следующим образом: «Я считаю, что наказывать целую деревню, большинство жителей которой ни в чём не виноваты, просто противозаконно. В этой связи я настаиваю на том, чтобы люди, не обвинённые ни в чём, получили бы разрешение вернуться на родину своих предков.» Майлс не считал, что следует ожидать неприятностей, так как практически все «преступники» Проткнутых Носов были отправлены в тюрьму или уже скончались.