Прочитайте онлайн Не буду больше сражаться | Шаги к миру

Читать книгу Не буду больше сражаться
2912+18094
  • Автор:

Шаги к миру

Полковник Майлс указывал в рапорте: «Индейцы изредка выбрасывали белый флаг, но отказывались сложить оружие. И всё же 5-го числа они сдались…»

Первый знак того, что дикари решились на это, был проявлен 1 октября. Согласно Жёлтому Волку, среди солдат поднялся белый флаг, и кто-то из индейцев-скаутов закричал на языке племени Чинук, что Майлс желал встретиться с Жозефом. Вожди направили воина полукровку по кличке Том Хилл к Майлсу.

Майлс не желал прихода подкрепления для себя столь же сильно, как опасался появления возможных союзников Проткнутых Носов. В любую минуту мог показаться Стургис, человек равного с ним звания и с не меньшими надеждами на продвижение по служебной лестнице. Если бы подоспел Ховард, то он взял бы всё командование на себя и таким образом получил бы львиную долю всей славы за одержанную победу. Именно поэтому Майлс так спешил с переговорами и заключением мира с Жозефом, которого считал главным вождем Проткнутых Носов.

Немного раньше Жозеф, Белая Птица и Зеркало пытались прийти к какому-нибудь решению создавшегося положения. Зеркало настаивал на продолжении сражения, будучи уверен, что, сдавшись, Проткнутые Носы не увидят ничего, кроме горя. Белая Птица придерживался такой же точки зрения, заявив, что он не сложит оружия ни при каких условиях. Жозеф склонялся к подписанию мира на достойных условиях.

Вернувшись от Майлса, Том Хилл сказал, что белый начальник произвел на него положительное впечатление и показался человеком честным. Срочно была организована группа парламентеров, в которую вошли Жозеф и два других воина. Они пошли на встречу с Майлсом, который с несколькими офицерами ждал индейскую делегацию на полпути.

Условия сдачи были доведены до Жозефа через переводчиков. Майлс требовал сложить всё огнестрельное оружие, но вождь считал, что половина ружей должна оставаться у индейцев, дабы они могли охотиться. Никто не хотел уступать, и переговоры прервались. Индейцы повернулись, чтобы уйти, но Майлс по какой-то причине приказал арестовать Жозефа.

Позже он утверждал, что лишь «задержал» вождя на одну ночь в своем расположении. Лейтенант Джером сказал об этом просто: «Если Майлс надумал схватить кого-то, он делал это под любым предлогом. Такой он человек.» Аналогичный случай произошел на переговорах с Апачами, когда Майлс велел арестовать Джеронимо.

Как бы то ни было, но лейтенант Джером едва не поплатился жизнью, благодаря такому повороту дела. Майлс направил его понаблюдать за индейцами: как они себя вели. Но тот не стал смотреть издалека, а влетел в самый центр стойбища, где Жёлтый Бык схватил его лошадь под уздцы и сбросил всадника на землю. Отсутствие Жозефа возбудило в большинстве индейцев подозрения, что Майлс повел себя предательски. Многие воины требовали смерти лейтенанта Джерома. Жёлтый Бык и Вотоллен сумели остановить их, обещав, что разберутся, почему не возвращался их вождь. Джерома усадили в одной из траншей и позволили ему переговорить со своими. Офицеры прислали ему горячий обед.

Жёлтый Бык, как и обещал, отправился в лагерь Майлса, которого Проткнутые Носы называли Медвежьей Курткой, чтобы выяснить, что произошло с Жозефом.

Вождь Жозеф так описывал эту сцену: «Генерал Майлс не разрешил мне выйти из палатки, чтобы повидаться с другом. Жёлтый Бык крикнул мне: «Ты сейчас в их руках, и я боюсь, что они не отпустят тебя. У меня в лагере их офицер, и я намерен держать его, пока ты не будешь на свободе.» Я ответил ему: «Я не знаю, что они собираются сделать со мной. Но если они убьют меня, ты не убивай того офицера. Никакой пользы не будет мстить за мою смерть.» Так я решил.»

Утром 2 октября Майлс обменял Жозефа на лейтенанта Джерома.

Жёлтый Волк рассказывал: «В плену у Жозефа были связаны руки и ноги. Солдаты завернули его, помимо этого, ещё в одеяло… Его держали среди мулов, а не в офицерской палатке. Вот как обошлись с вождем той ночью.» Лейтенант Джером отправил своим людям записку: «Со мной обращаются хорошо, будто я нахожусь дома. Надеюсь, вы так же обходитесь с Жозефом.»

Когда пленники проходили друг мимо друга утром, они обменялись рукопожатием. Белый флаг был спрятан, и бой возобновился.

После смерти Зеркала убежал Белая Птица. Жозеф стал говорить о себе в единственном числе, когда касался вопросов командования. Это вовсе не означало каких-то перемен в нем самом, но говорило о сложившейся обстановке в стойбище индейцев.

Вечером 4 октября, когда последние надежды на помощь Сидящего Быка развеялись, Жозеф и Белая Птица пришли к соглашению. Каждый должен был действовать так, как он считал необходимым. Белая Птица категорически не доверял бледнолицым, да и война в самом начале была развязана людьми именно его племени. Он не укорял Жозефа за желание подписать мирное соглашение. «Жозеф не хочет плохого, – заявил он на последнем совете, – я ничего не скажу против этого.»

В тот же вечер $ октября к месту сражения прибыл генерал Ховард.