Прочитайте онлайн Не буду больше сражаться | 16. Индейцы и солдаты пересекают парк

Читать книгу Не буду больше сражаться
2912+18101
  • Автор:

16. Индейцы и солдаты пересекают парк

Район, известный сегодня как Йеллоустонский национальный парк, был открыт Джоном Колтером в 1807 году. Первое время сюда постоянно наведывались лишь трапперы и золотоискатели, но к 1870 году на эту замечательную землю упал взор официальных властей. В результате экспедиции Вашбурна-Лэнгфорда-Доана 1870 года и экспедиции Хайдена 1871 года конгресс США объявил указанную территорию Йеллоустонским национальным парком. Это произошло 1 марта 1872 года. Парк был абсолютно мирной зоной, когда туда вторглись Проткнутые Носы.

Проткнутые Носы повели ночь на 23 августа на берегу реки Огненая Дыра. На следующее утро несколько человек из племени подкрались к неизвестному лагерю и обнаружили там группу путешественников из Рэйдерсбурга (Radersburg, Montana). Ими оказались мистер и миссис Коуан, брат и сестра миссис Коуан, Франк и Ида Карпентеры, Чарлз Манн, Вильям Динги, Альберт Олдхэм, Ф.Д.Арнолд и Генри Мфйрс. Вместе с группой Коуанов был и геолог по имени Хармон.

Путешественники провели на природе уже неделю и как раз собирались свернуть лагерь. Увидев индейцев, Динги спросил: «Кто вы?» «Мы из племени Змей, то есть Шошоны,»- ответил один из дикарей. Чуть позже индейцы признались, что они Проткнутые Носы. Они потребовали, чтобы белые люди отдали им запасы бекона и кофе. Арнолд тот час принялся распаковать тюки, но Коуан остановил его. Тогда один из индейцев по прозвищу Чарли хотел дать знак соплеменникам. Франк Карпентр спросил, угрожает ли его товарищам какая-нибудь опасность краснокожий ответил: «Не знаю. Может быть.» Он дал понять, что после сражения при Большой Дыре Проткнутые Носы смотрели с подозрением на всех белых людей.

Обеспокоенные путешественники повели быстрое совещание и, приняв во внимание ограниченность своих боеприпасов, решили не вступать в схватку и отдать себя в руки вождей, уповая на их милосердие. Они сели на лошадей и последовали за дикарями. Проехав две мили, они очутились на берегу ручья Проткнутых Носов.

В полдень племя сделало привал у подножия гор Мэри (Mary Mountains), где вожди уединились на совет. Они быстро пришли к заключению, что белых путешественников надо освободить. От их имени с туристами поговорил Покер-Джо: «Некоторые из наших воинов (Зеркало) говорят, что знают миссис Коуан и её сестру. Солдаты убили много наших женщин возле Большой Дыры. Но мы не хотим причинять вред жителям Монтаны. Вы можете уехать. Возьмите старых лошадок и не шпионьте за нами.» Им выдали уставших кляч, отобрали седла и оружие. Белые люди сразу приняли эти странные условия и поспешили распрощаться с дикарями. Но через полчаса двое из них – Арнольд и Динги слезли с лошадей и углубились в лес. Индейские скауты предполагали, что отпущенные туристы могут начать за ними следить, поэтому сразу обнаружили отсутствие двух белых.

Индейцы с криками окружили испуганных путешественников. Коуан притворялся, что не понимает, что привело краснокожих в ярость. Внезапно индеец по имени Умтил-лилп-коу выстрелил в Коуана и поразил его в бедро. В ту же секунду пуля ударила в лицо Олдхэма, но он сумел скрыться в зарослях кустарника. Коуан рухнул на землю. Его жена спрыгнула с лошади, чтобы помочь ему, но её оттащили в сторону. Очередной выстрел нанес ему удар в лоб. Раны казались смертельными, поэтому индейцы оставили Коуана умирать. В этот момент прискакал Покер-Джо с требованием вождей немедленно прекратить побоище.

В общей суете успели скрыться Майр, Хармон и Манн. Они разбежались в разные стороны, и каждый считал, что он был единственным уцелевшим.

Остальные, включая миссис Коуан, её брата и сестру, вновь сделались пленниками. Несмотря на то, что в последующие сутки с ними обращались вполне сносно, их моральное состояние было совершенно подавленным. Ночь они провели возле костра вождя Жозефа, и миссис Коуан получила замечательную возможность понаблюдать за известным индейцем.

«Мой брат пытался разговорить вождя, но тщетно. Жозеф сидел перед огнем в полном молчании. Он выглядел хмурым, возможно, представляя себе мрачное окончание всей кампании. Так называемый «благородный краснокожий», о котором мы столько читали, казался особенно ярко выраженным в лице этого индейца. Печальный и полный достоинства, он был настоящим вождем.»

На миссис Коуан произвели впечатление все Проткнутые Носы. Сегодня они казались добродушными людьми. Она также рассказывала, что вожди Проткнутых Носов были осведомлены о том, что скауты Банноков шли по пятам.

Вечером двадцать четвертого пленникам предоставили двух лошадей и отпустили неподалеку от Грязевого Вулкана (Mud Volcano). Желая, чтобы освобожденные пленники шли медленно, индейцы не дали седла для Иды и не рискнули дать лошадь Франку. Покер-Джо указал им дорогу вниз по реке и попросил двигаться поживее. Они пустились прочь настолько быстро, насколько позволяло состояние измученных пони. Они спешно перебрались через гору Вошбурн и близ Башенного Водопада (Tower Falls) набрели на отряд солдат, которые немедленно снабдили и всем самым необходимым и отправили в Боузмен.

Двигаясь по долине Жёлтого Камня, они повсюду встречали сочувствие местных жителей. Въезжая в Боузмен, они встретили лейтенанта Доана с солдатами и изрядным числом скаутов из племени Кроу. Карпентер присоединился к отряду лейтенанта Доана, намереваясь добраться до места столкновения с мятежными индейцами, чтобы похоронить своего погибшего родственника. Миссис Коуан и её сестра продолжили путь в Рэйдерсбург.

Однако подстреленный господин Коуан оказался крепким орешком и не собирался умирать. Ближе к заходу солнца к нему вернулось сознание. Несмотря на засевшие в бедре и голове пули, он сумел подняться на ноги. На его несчастье один из индейских разведчиков заметил его и выстрелил. Коуан рухнул на землю с новой раной в левом боку. Теперь он решил, что лишился последней надежды. И всё же он не потерял сознания и лежал без движения, следя за наступлением темноты.

Сгустилась ночь, и он попытался ползти в сторону бассейна Нижнего Гейзера (Lower Geyser Basin), что находился в девяти милях. Ближе к полуночи ему почудилось какое-то движение в листве. Это оказался индейский дозорный, приподнявшийся на локте и прислушивающийся. Коуан не двигался, покуда индеец не скрылся. После этого он обогнул опасное место ползком почти на милю. Вскоре он добрался до своего брошенного фургона. Он не нашел никакой провизии, но обнаружил остатки дневника Карпентера. После этого он продолжил путь к бассейну Нижнего Гейзера. На третий день пути мимо проскакал отряд индейцев, которые оказались дружественными Банноками из команды генерала Ховарда, но Коуан не знал этого, и не вышел к ним.

Двадцать седьмого числа он добрался до старого лагеря и наскреб немного рассыпанного кофе, который сумел приготовить в подобранной жестяной кружке. Он провел там ночь и снова пополз к дороге, где к нему пришла помощь в облике двух разведчиков Ховарда – капитана Фишера и Редингтона. Редингтон вскрикнул: «Кто ты такой, черт возьми?» – «Я Джордж Коуан из Рэйдсбурга.» – «Ну и дела! А мы приехали похоронить тебя!»

Они оказали ему первую помощь, снабдили провизией и оставили возле пылающего костра, заверив, что основной отряд приедет за ним не позже, чем через два дня.

Честер Фишер рассказал позже об очередном приключении, свалившемся на Коуана: «Коуан хорошенько поел и лёг возле костра на ночь. Ближе к утру он проснулся от страшной жары и обнаружил к своему ужасу, что подстилка, на котором он спал, была охвачена пламенем. Он оказался окружен огнем. Чудом он сумел перебраться через бушующие языки костра. Его руки и ноги были сильно обожжены.»

Тем временем его перепуганные компаньоны воссоединились. Хармон первым из всех достиг генерала Ховарда. Арнольд и Динги объявились через несколько дней блужданий. Майрс и Олдхэм были найдены скаутами Ховарда. Олдхэм находился в ужасном состоянии из-за полученного ранения. Шок и ночной холод наряду с недостатком пищи в течение четырёх дней оставили неизгладимый отпечаток на всех участниках событий.

Ховард принял их всех и 29 августа они встретились с Коуаном в бассейне Нижнего Гейзера. Арнольд сказал, что Коуан «показался ему самым жалким существом. Он был покрыт запекшейся кровью и чёрен, как негр.» Здесь Коуан узнал, что его жена в полной безопасности, и это известие, равно как и тщательный уход за ним Арнольда, заметно помогли ему справиться с тяжелым состоянием.

Это мужчины из Рэйдсбурга последовали вместе с солдатами по дороге, почти непроходимой для фургонов. Временами приходилось привязывать к повозкам веревки, чтобы подключить человеческую силу для преодоления препятствий.

В это время Фрэнк Карпентер вместе с командой лейтенанта Доана углублялись в парк. Они обнаружили ранчо Хендерсона в объятиях пожара. Оказалось, что жаждущая крови группа головорезов из племени Проткнутых Носов носилась по округе и целенаправленно наводила ужас на местное население. Солдаты стали лагерем неподалеку от сгоревшего ранчо. Тут к ним подоспел гонец с известием, что все члены группы Коуана собрались вместе. Новости о самом Коуане дошли до них через пару дней, когда они встретили скаутов, обнаруживших Коуана почти неделю назад. Пожалуй, никто другой не смог бы лучше убедить Карпенера в том, что его друзья были целы и в безопасности.

Телеграмма на имя миссис Коуан заставила несчастную женщину покинуть Рэйдсбург. Она добралась до ранчо Ботлера, покрыв сто семьдесят пять миль за тридцать один час. 24 сентября семья Коуанов воссоединилась. Это произошло ровно через месяц после столкновения с индейцами.