Прочитайте онлайн Не буду больше сражаться | Скорбящие люди

Читать книгу Не буду больше сражаться
2912+16360
  • Автор:
  • Язык: ru

Скорбящие люди

Примерно тридцать индейцев пало в том бою в пределах лагеря. Около двадцати трупов было подобрано на берегу ручья и на опушке леса. Остальные лежали на склоне горы. Когда их всех собрали, поднялся плач. Услышав громкие стоны и крики, солдаты содрогнулись в своих окопах. Гиббон вспоминал: «Мало кто из нас позабудет когда-нибудь тот страшный голос скорби, отчаяния и ужаса который поднялся в лагере (в четырехстах или пятистах ярдах от нашего укрытия), когда индейцы вернулись в него и видели своих убитых женщин, детей и мужчин.«

Индейцы схоронили своих погибших самым лучшим образом. Не имея необходимых для этого случая инструментов, они просто положили мертвые тела в небольших расщелинах под крутыми берегами и обрушили на них нависающие куски земли. Том Шеррил насчитал пятьдесят семь таких погребальных мест. «Вытянутые в полный рост, завернутые в буйволиные шкуры, они лежали присыпанные землей.»

После этого Проткнутые Носы приготовились к стремительному бегству. Раненым требовались седла и одеяла, но большое количество индейского имущества было совершенно испорчено в бою. Спешно изготавливались и прицеплялись к лошадкам волокуши, к ним привязывались тяжело раненые.

Описание Жёлтого Волка: «Израненные детишки кричали от боли; женщины с младенцами плакали, моля о скорой смерти!.. Воздух пропитался тоской и печалью, которые я не хотел бы ни ощутить, ни увидеть снова.»

Жозеф занимался организацией похорон и сбором людей к походу. Хотото (также известный под кличками Покер-Джо и Худой Лось) выступал в роли военного вождя, так как Зеркало временно был отстранен от этого поста из-за того, что во время не принял мер безопасности и не узнал о приближении солдат.

Несмотря на то, что вожди выступили с караваном к полудню, осада людей Гиббона продолжалась. Примерно тридцать верховых индейцев было оставлено для этого дела. Они устроили нечто вроде небольшого лагеря в рощице, находящейся за пределами досягаемости ружейных выстрелов из траншей Гиббона. Периодически индейцы подъезжали ближе и стреляли в солдат, но тут же отступали. Боеприпасы Гиббона подходил к концу, поэтому солдаты редко отвечали на огонь Проткнутых Носов, экономя патроны. Индейцы поняли это, но не стали менее бдительными.

С приближением вечера солдаты стали бояться, что атаки индейцев усилятся.

Внезапно некоторые из ополченцев и солдат поднялись во весь рост стали показывать куда-то руками. «Вот они, ребята! Они нас сожгут заживо!» Отчёт Гиббона говорит: «Сильный ветер поднялся с западной стороны, и индейцы воспользовались эти. Они подожгли траву, намереваясь под прикрытием дыма подойти к нам вплотную. Но к нашему счастью, трава оказалась слишком зеленой, чтобы легко гореть. Трюк дикарей удался.»

Жёлтый Волк: «Наступила ночь. Перестрелка стихла. Солдаты не стреляли, боясь поднять голову. Мы тоже не наступали… Когда погибал солдат, вместо него всегда приходили сотни других Но если погибал наш воин, его некому было теперь заменить.»

К ночи индейский дозор уменьшился почти до десяти человек. Ими руководил Оллокот. Индейцы пришли к решению, что дальнейший бой не был нужен. Они сидели в своем маленьком лагере и дожидались наступая утра. На рассвете они услышали приближающегося всадника, который что-то кричал солдатам. Это был Оливер Сасерлэнд, гонец Ховарда. Индейские воины правильно оценили его прибытие, связав его со скорым появлением подкрепления.

Утром 10 августа они дали два ружейных залпа и уехали прочь. Сражение на Большой Дыре продолжалось ровно двадцать четыре часа.