Прочитайте онлайн Не буду больше сражаться | Развертывание сил

Читать книгу Не буду больше сражаться
2912+16349
  • Автор:
  • Язык: ru

Развертывание сил

Выйдя на свои позиции, солдаты остановились в ожидании указаний к действиям. Они должны были наступать как бы в форме трезубца. Центральная часть состояла из рот, возглавляемых Комбо и Санно. Левы крылом, которое находилось ниже по ручью и включало также волонтёров Кэтлина, командовал лейтенант Брэдли. Правым (вверху ручья) – Логан. Две роты (Роуна и Вильямса) оставались на случай поддержки, но события вынудили их вступить в действие вместе с людьми Логана. Сигналом к наступлению должен был быть первый прозвучавший выстрел.

Всё проходило по плану.

Примерно в три тридцать, когда забрезжили первые проблески света, стрелковая цепь направилась к индейским жилищам.

Они находились почти в ста ярдах от ближайших палаток, когда полог одной из них откинулся, и появился одинокий индеец. Он сел на свою лошадку и неторопливо поехал от лагеря, заезжая прямо в ряды притаившихся в траве солдат. Лейтенант Вудраф писал позже: «Он низко склонился, чтобы разглядеть, что это было перед ним в сумраке.» Жёлтый Волк сказал, что всадником был Наталекин, подслеповатый старик, слишком дряхлый, чтобы воевать. Мощный ружейный залп свалил его с лошади.

Солдаты бросились к деревне, шумно пересекая ручей и стреляя в конусообразные жилища. Они стреляли во всех появлявшихся индейцев без разбора. Да в такой свалке и нельзя было отличить мужчину от женщины. Индейцы мгновенно оценили ситуацию и мгновенно кинулись врассыпную, но основная масса их направилась навстречу наступающим, так как заросший ивами берег ручья представлял отличное для обороны место. Многие, выскочив из палаток без оружия, бросились обратно. Женщины и детвора помогали мужчинам, чем могли. Растерянность царила среди дикарей всего лишь несколько мгновений, затем послышались уверенные голоса вожаков, призывающие к твердости и спокойствию. Страх и паника уступили место яростному желанию самосохранения. Проткнутые Носы начали мужественную оборону всеми имевшимися средствами – ружьями, топорами, дубинками и голыми руками. Прийдя в себя от шока, индейские снайперы быстро обосновались на стратегически выгодных позициях, и меткие выстрелы послышались со всех сторон – из кустов, с берега ручья, из открытой прерии и даже с далекой горы.

Возможно, Проткнутые Носы сориентировались столь быстро из-за просчетов на правом солдат фланге. Они вступили в деревню и, согласно имевшимся у них приказам, попытались поджечь её. Но влажные от росы палатки не воспламенялись. Это, пусть незначительное отвлечение внимания, стоило солдатам многого. Если в первые минуты лишь несколько индейцев, согласно словам Жёлтого Волка, имели в руках винтовки, то незначительная заминка со стороны армии позволила вскоре очень многим забрать своё оружие.

Долгие пять часов положение на поле боя было очень неустойчивым. Действия были ожесточенными, но вместе с тем неопределенными. Но все свидетельства указывают на то, что схватка была жесточайшей.

С вступлением армии в деревню, индейцы отступили из нее. Сам Гиббон дал такое описание: «Индейцам здорово досталось в первую атаку. Многие были застрелены в своих палатках и т.п. Сбежавшие дикари, однако, вскоре оправились и, поскольку нашим солдатам негде было укрыться, индейцы сумели обойти нас с флангов и спрятаться на берегу в ивняке и на лесистых склонах гор у в нашем тылу. Оттуда они открыли свой уничтожающий огонь по нашим людям, которые не знали, куда им скрыться. Были приняты самые различные попытки очистить от дикарей берег. Но едва мы отбивались от тех, кто перед нами, другие тут же объявлялись у нас сзади.»

Вскоре индейцы стали вести не групповые действия, а совершенно самостоятельные. На свой особый манер они подкрадывались вплотную к деревне и вступали с солдатами в ближний бой. Лейтенант Вудраф вспоминал, что «деревня превратилась в самое жаркое место».

Жёлтый Волк: «Теперь мы сильно смешались с солдатами. Мы могли попасть пулей в кого-нибудь из своих… Высоченный солдат прыгнул в те заросли, за которыми прятался Хохотс Элолохт. У обоих винтовки опустели, и они дрались ими, как дубинами, затем сцепились руками… Оба боролись за свою жизнь. Элолохт дважды воззвал к своему Вьякану (магической силе) за помощью… К нему на подмогу поспешил Локочетс Куннин. Он застрелил высокого солдата. Но пуля пробила и руку Элолохта… Мы не могли сосчитать, сколько погибло солдат, но знаю, что мы убили достаточно…»

Брэдли и Логан, освободив верхнюю часть деревни, решили отравиться вниз, но оба погибли ещё до начала этой переброски сил. Со стороны Проткнутых Носов пали несколько известнейших воинов. Когда был убит Радуга, по рядам его товарищей прокатился стон, а его давний друг Пахкатос несколько раз выбирался в опаснейшие вылазки, чтобы совершить кровавую месть. Яростно кричали Белая Птица и Зеркало: «Бейтесь за женщин и детей!… Пришло время! Сражайтесь! Лучше умереть в бою!» Вожди Жозеф и Оллокот, зная уже о гибели своих жен, дрались с особым ожесточением. Когда на руках Вахлититса умерла его сражавшаяся жена, он кинулся в самую гущу солдат, где бился и Сарпсис Илпилп, и погиб.

Ангус МакДональд утверждал, что треть павших воинов погибла, защищая свои семьи. Индейцы взывали к своему Вьакану, свистели в костяные свистки. Но свобода их действий в сражении явно была ограничена внезапностью нападения на их деревню.

После нескольких часов битвы положение всё ещё оставалось неясным. Движение военных частей было хаотичным и непредсказуемым. Гиббон видел, что складывалось положение, когда индейцы могли перейти в контрнаступление. Он велел перейти на другой берег ручья. В это время под ним застрелили лошадь, а сам он получил ранение в левое бедро. Лейтенант Вудраф тоже был ранен в это время битвы.

Примерно в восемь утра Гиббон отдал приказ отступать к лесистому плато, так как понял, что солдаты находились в состоянии близком к панике. Это плато (примерно в мили о тыловой линии) находилось вне достижения огня индейских снайперов на горе и в ивняке.