Прочитайте онлайн Не буду больше сражаться | Военные в западной Монтане

Читать книгу Не буду больше сражаться
2912+16591
  • Автор:
  • Язык: ru

Военные в западной Монтане

Поселенцы этого района были в хороших отношениях с Плоскоголовыми. Встречи с Проткнутыми Носами, которые ежегодно появлялись тут для торговли, тоже оставили о себе добрые воспоминания. Кое-кто из местных жителей лично знал некоторых охотников Проткнутых Носов и по-настоящему дружил с ними. Вопрос заключался в том, сможет ли благоразумие и понимание этих поселенцев сбалансировать обеспокоенность плохо осведомленных граждан таких городов как Миссула, Дир-Лодж, Бьют, Хелена, Вирджиния-Сити.

Активные военные действия против Дакотов в восточной Монтане привело к тому, что там появилось с полтора десятка фортов. Однако взаимоотношения с индейцами на западе до настоящего времени не требовали мощного присутствия военных. Этот факт был отмечен в газете «Helena Herald» от 28 июня 1877, то есть чуть позже схватки в каньоне Белой Птицы: Территория между Уалла Уалла и фортом Шоу огромна, но остается совершенно без внимания военных властей. На ней проживает столь же большое число индейцев, сколь и в других регионах страны, и в случае восстания, как это произошло с обыкновенно дружественными индейцами, белое население останется один на один со скальпирующими ножами и ружьями дикарей.»

Правда, два форта были основаны западне реки Миссури. В 1867 был построен форт Шоу на Солнечной реке, а через три года был поставлен форт Бэйкер восемнадцатью милями севернее Белых Серных Источников (White Sulphur Springs). В декабре 1875 года намечалось начать строительство укрепления возле Миссулы, но приступили к этому лишь 7 июня 1877 года. Капитан Чарлз Роун с отделением Седьмого пехотного полка, расквартированного в форте Шоу, начали строительство, получив информацию дикари из Айдахо направлялись в Монтану по Тропе Лоло. Вскоре метис Джон Хилл из племени Проткнутых Носов подтвердил, что индейцы приближаются по тропе.

Капитан Роун доложил об этом своему начальству и получил приказ перехватить индейцев и предотвратить их проникновение в долину. Роун взял с собой тридцать солдат и поспешно выступил в сторону ручья Лоло 25 июля. Он выбрал узкое место в каньоне Лоло и установил бревенчатые стены, преграждавшие выход из каньона. Несмотря на малочисленность, команда капитана Роуна была готова выполнить свой долг. Вместе с солдатами встретить индейцев прибыли и добровольцы из Монтаны.

Прибытие Проткнутых Носов в Монтану многими воспринялось, как военное вторжение. Газеты Монтаны публиковали подробную информацию о восстании Проткнутых Носов с самого начала. Когда же пришли сведения о том, что индейцы двинулись на восток по Тропе Лоло, послышались звонкие нотки тревоги. День изо дня газеты повторяли о недостаточном военном присутствии в регионе.

В то время индейским агентом в резервации Плоскоголовых в Монтане был Питер Ронан. Журналисты, высказывая предположения, что его подопечные пожелают присоединиться к восставшим дикарям, подстегнули его принять все меры предосторожности. Он немедленно обратился к вождям резервации Джоко, чтобы они держали под присмотром своих молодых воинов. Затем он отправился в долину Горького Корня и потребовал того же от вождя Чарлота. В своем отчете агент указывал: «При приближении Проткнутых Носов вождь Чарлот направил отряд своих индейцев посодействовать белым. Отрядом руководил его сын.» Агент также отмечал, что никто из Плоскоголовых не появился в лагере Проткнутых Носов. Более того, вожди следили не только за своими юношами, но и за табунами. В письме губернатору Потсу сказано: «Плоскоголовые отправили своих лошадей пастись ближе к горам, возможно, в качестве предосторожности против набега Проткнутых Носов.»

Жёлтый Волк сказал о Плоскоголовых: «Они помогали солдатам. Раньше всегда друзья, а нынче мы не получили от них никакой помощи. Никакой помощи вообще.»

Вождь Чарлот с делегацией в двадцать человек приехал к капитану Роуну в его бревенчатое укрепление (форт Физл), но солдатам было понятно, что Плоскоголовые драться не станут. Они намотали на свои головы белые тюрбаны в знак отличия на случай внезапной схватки. Проткнутые Носы хорошо знали этот белый тряпичный головной убор, который означал: «Не стреляйте в меня!»

26 июля губернатор Потс выпустил прокламацию, в которой утверждалось, что Монтану наводнили воинственные краснокожие из Айдахо и что в Монтане находится менее пятидесяти солдат регулярной армии! Он призывал к оружию добровольцев. Каждый волонтёр должен был взять с собой своего коня и любое оружие, каким мог обеспечиться.

Итак, капитан Роун вместе с пятью офицерами и тридцатью рядовыми 25 июля приступил к сооружению того, что стало известно как форт Физл. Это грубая бревенчатая баррикада появилась в восьми милях от устья каньона Лоло. Через несколько часов после появления там солдат, прискакали две сотни ополченцев и группа Плоскоголовых во главе с вождем Чарлотом.

Лагерь Проткнутых Носов на Горячих Источниках был всего лишь в десятке миль вверх по ручью. Вожди прознали о присутствии солдат, но ничто не говорило о том, что это их обеспокоило или разозлило.

Рассказывает капитан Роунс: «Моими намерениями было заставить индейцев сложить оружие и сдаться и ни при каких обстоятельствах не допустить их проникновения в долину Горького Корня. 27 июля я имел беседу с вождями Жозефом, Белой Птицей и Зеркалом. Они просили разрешения мирно пойти в долину, но отказал им, покуда они не согласятся выполнять предъявленные им требования. Чтобы потянуть время до прибытия сил генерала Ховарда, я назначил вторую встречу на 28 июля, на которую приехал Зеркало с каким-то ещё индейцем. Меня сопровождал переводчик Делавар Джим. Мы встретились на открытом пространстве на достаточном удалении от обеих сторон. Зеркало построил свои требования, я – свои. Он сказал, что теперь встретится со мной назавтра в девять утра. Я не верил ему и назначил встречу на полдень. Разумеется, мы расстались, не добившись ничего. Я вернулся к месту строительства форта. В это время около сотни ополченцев, которые прознали, что Проткнутые Носы обещали пройти через долину мирно, решили, что не стоит провоцировать индейцев враждебными шагами со своей стороны и покинули наш лагерь. 28 июля индейцы выдвинулись из каньона в горы и обошли меня с фланга. Я услышал, что они напали на наш арьергард, велел прекратить все строительные работы и выстроил моих солдат стрелковой цепью. Но индейцы не приняли боя и ушли в долину.»

Роун, правда, кое-что опустил в своем изложении событий. Не упомянул он о том, что на встрече с индейцами присутствовал губернатор Потс. Не сообщил он о том, что Белая Птица потребовал гарантий безопасности своим людям и имуществу, а Роун был не вправе давать такие обещания. Не известно наверняка, не сам ли Роун разрешил индейцами пройти в долину. Наконец, информаторы со стороны Проткнутых Носов утверждают, что имела место лишь одна встреча, а не две.

В любом случае, индейцы прекрасно понимали, что Роун не мог своими силами остановить их. Они также видели, что он не пользуется авторитетом среди своих подчиненных. Разумеется, видя такой расклад, вожди не собирались идти ни на какие уступки. Роун утверждал: «Индейцы проявляли явное желание сразиться со мной.» Но сведения, полученные МакУортером от Проткнутых Носов, указывают, что дикари предпочитали более разумный выход из создавшейся ситуации, чем демонстрацию своей силы.

Пока шли переговоры, разведчики Проткнутых Носов отыскали узкую тропинку, ведущую через горные уступы вдоль ручья Слимэн в долину Горького Корня. Когда доброволец Хэрлан доложил Роуну, что индейцы обходят их баррикаду по горам, капитан отмахнулся от этого сообщения. Но известие было правильным. Индейцы выдвинулись ранним утром 28 июля, в то время как несколько воинов скакали перед рядами Роуна, якобы готовясь напасть. Нет, правда, достоверных сведений о том, имела ли место перестрелка.

Вождь Жозеф: «В каньоне Лоло нас остановили солдаты и потребовали, чтобы мы сложили оружие. Мы отказались. Они заявили, что мы не пройдем через их заслон. Мы же ответили, что пройдем без боя, если они нас пропустят. Но мы бы прошли в любом случае. Тогда мы заключил соглашение с солдатами. Мы обещали не беспокоить никого, проходя через долину Горького Корня, и они согласились пропустить нас. Мы закупили для себя провизии и продали часть лошадей белым людям в долине. Нам казалось, что войны больше не будет. Мы намеревались пройти совершенно спокойно в бизонью страну, а вопрос о возвращении в родные края оставляли на потом.»

Жёлтый Волк подтверждал это: «Мы продвигались по долине Горького Корня очень медленно. Белые люди проявляли дружелюбие. Мы оставили генерала Ховарда и его войну в Айдахо.»

Индейские рассказы тоже говорят о том, что ополченцы покидали форт Физл в большом количестве, более ста уехало прочь. Ещё около двух сотен добровольцев находились в Миссуле и Стивенсвиле. Но всё же никто не напал на неторопливых Проткнутых Носов во время их восьмидневного нахождения в долине.

31 июля редактор еженедельника «Weekly Missoulian» Чонси Барбоур направил губернатору Потсу письмо, которое является примером полной мешанины в понимании происходящих событий. Он рекомендовал губернатору взять хорошую команду и устроить Не-Персам взбучку. Согласно его мнению, индейцы на самом деле хотели сдаться Роуну. Он писал: «Они стояли лагерем на открытом месте, выставив себя для бойни. Они либо считали нас трусами, либо надеялись, что мы прибегнем к силе, и тогда у них будет реальный повод для того, чтобы сложить оружие. Вот если бы они прятали своих женщин и детей, то наверняка можно было бы сказать, что они на тропе войны.» Далее он категорически настаивал: «Смойте с нас позор и никогда больше не позволяйте никому из военных командовать добровольным ополчением в Монтане.»