Прочитайте онлайн Не буду больше сражаться | События 11 июля

Читать книгу Не буду больше сражаться
2912+18069
  • Автор:

События 11 июля

Ховард выстроил своих солдат по кривой линии для спуска вниз, индейцы же вели себя стандартным для дикарей образом: рассыпались между скалами и деревьями, продвигаясь всё ближе и ближе к солдатам. Спустившись до почти лишенной растительности террасы, солдаты принялись окапываться. Но место оказалось невыгодным из-за отсутствия воды. С обеих сторон залегли снайперы. Было очевидно, что первую половину дня в битве не наметится никакого перелома. Солдаты и индейцы проявляли осторожность. Высоко установленные орудия не начинали обстрела из-за того, что стволы пушек смотрели слишком вверх. После некоторого времени обслуга отрыла в земле подходящие углубления, чтобы, наконец, направить жерла вниз, и начался орудийный огонь. Снаряды ложились почти в деревню.

Когда лейтенант Бэйли и скаут Франк Паркер отправились в тыл, чтобы присти недостающие боеприпасы, индейцы предприняли попытку перехватить обоз, но стремительный маневр кавалерии отогнал их.

Присутствие генерала Ховарда и его энергия, сдобренная точными распоряжениями бывалых офицеров, не позволяли солдатам расслабляться. Что же заставляло индейских бойцов действовать столь же слажено? Вместо верховного вождя, у каждого из пяти племён имелся свой вождь. При таких обстоятельствах должно быть много самодеятельности, мало организованности. Дисциплину индейских отрядов можно сравнить скорее с добровольными ополчениями, чем с регулярными армейскими частями. Но при этом каждому воину предоставлялась полная свобода действий, если он желал проявить доблесть и сообразительность.

Жёлтый Волк так рассказывал об одном из многочисленных случаев того сражения. Он вел бой вместе с группой индейцев, которыми руководил Тухулхулзот. Внезапно они обнаружили, что с трёх сторон к ним подходит кавалерия: «Наш вождь оглянулся… и велел нам отступать. Сам он хотел уйти последним. Мы ползком преодолевали отдельные участки, иногда перебежками. Пули жужжали вокруг, словно яростные пчелы… Никто не задержался, чтобы взять лошадь… И тут я словно пришел в себя: я позабыл про своего коня! И я пришел в бешенство. Я заставил храбрость вернуться в меня и поверну обратно, чтобы забрать моего коня. Много солдат стреляло в меня, но я не обращал внимания, что там было передо мной. И я забрал моего коня!» Он вспоминал позже, как его дядя поучал его: «Если мы погибнем в бою, то это прекрасно. Замечательно, когда ты можешь пасть, отстаивая свои права, защищая свою страну.»