Прочитайте онлайн Настоящий мачо | ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

Читать книгу Настоящий мачо
2216+937
  • Автор:
  • Перевёл: М. Дунаева
  • Язык: ru

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

Недавняя девчонка, безвинная и неискушенная, мерно сопела на его плече.

Джей так и застыл в изумлении, уставившись в потолок.

Он был откровенно сердит на нее. И торжествовал, невольно заполучив такое трепетное сокровище.

У него сложилось о ней неверное суждение, но тому она сама была виной. Следовало прямо сказать, что не имеет сексуального опыта.

Он злился, что не смог в этой холодной и высокомерной иностранке увидеть трогательного ребенка, стыдящегося собственной неопытности.

Что заставило ее довериться ему, пронеся через двадцать с чем-то лет свою невинность?

Или просто настало время, и она рассудила, что лучше с ним, нежели с другим?

Его всерьез мучили эти вопросы. Джей готов был разбудить Кейру и допросить с пристрастием. Но ее забавное сопение останавливало его. Рядом с ней, мирно спящей, он чувствовал себя диким, необузданным, свирепым, опасным. Ее алебастровое тело, отливающее лунным светом на фоне его бронзовых мускулов, казалось неимоверно ранимым. Джей бережно обнял Кейру и поцеловал в лоб.

Он был не прав.

Вспомнились ее распахнутые глаза на свадьбе, когда он говорил речь в честь новобрачных. Она смотрела на него с таким восторгом, с таким уважением.

И, несмотря на все его гнусные измышления и поступки, она сумела сохранить в своем сердце те простые полудетские чувства к нему.

Джей провел ладонью по ее волосам, и Кейра сквозь сон улыбнулась и сладостно прошептала его имя.

Улыбка так и оставалась на губах девушки, пока Джей любовался ее спящим лицом, мысленно рассуждая, что настало время остепениться, как это сделал его брат, унаследовав титул отца.

Кейра проспала недолго. Она потянулась на непривычно просторной постели и открыла глаза. Все вспомнилось в один миг, и Кейра почувствовала себя другой. Наслаждение так и полнило ее тело, разлившись всюду, отдаваясь томностью и неторопливостью.

Она испытала потребность прикоснуться к Джею, однако его рядом не было. Не было его и в спальне.

Сердце беспокойно забилось. Она поднялась с постели, движимая желанием вновь быть с ним.

Неясная тревога заставила ее завернуться в шелковую простыню и спешно пуститься на его поиски. Но в этом не было нужды. Джей, в задумчивости утопавший в глубоком кресле напротив окна, быстро поднялся, когда услышал, что Кейра проснулась.

Девушка вскрикнула от неожиданности, увидев его силуэт на фоне окна, за которым мирный свет луны уже сменил бушевавшую непогоду.

— Извини, я не хотел пугать тебя, — прошептал Джей, сделав шаг ей навстречу. — И прости меня, Кейра, за все те досадные недопонимания, которые между нами были.

Кейра еще сильнее встревожилась, расслышав в его голосе нотки прощания.

— Я должен быть честным с тобой, Кейра, — серьезно проговорил он, положив руки ей на плечи. — Если бы я знал, что ты еще дитя…

— Я не дитя, — возразила Кейра.

— Если бы я знал, что ты невинна… у меня бы в мыслях не было совращать тебя. Будь ты девчонкой лет восемнадцати, я бы, не задерживаясь, прошел мимо. Мне нравятся женщины, которые любят секс и знают в этом толк. С такими у меня полное взаимопонимания. Мы не ждем друг от друга ничего, кроме плотского удовольствия. Но то, что случилось этой ночью, заставляет о многом задуматься, Кейра. И я должен знать, почему ты решилась стать моей? Из-за минутной слабости? Из-за того, что время пришло? Из-за моей настойчивости? Ответь мне честно! — строго проговорил он, тряхнув ее за плечи.

Кейра вопросительно уставилась на него. Она не была готова к серьезным разговорам. Он словно с головой окунул ее в ледяную воду.

— Тебе немало лет. Ты состоялась как профессионал. И поэтому долго отказывала себе в личной жизни. Это можно понять. Но все же, согласись, странно, каким образом столь привлекательная девушка ухитрилась остаться нетронутой. Мне сложно представить, что в школьные или университетские годы ты не теряла голову от любви к сверстнику… Уж я помню время студенчества. Мы все тогда успевали — и учиться, и влюбляться, и расставаться… Или позже, когда ты стала вести независимую жизнь. Я чистосердечно признаюсь, что не понимаю этого, — твердил Джей, размышляя вслух. — Поверь, я не хочу оскорбить тебя, поскольку и без того наговорил тебе кучу глупостей, но не потому ли ты хранила себя, чтобы отдаться именно богатому влиятельному человеку, чтобы обязать его жениться? Если так, то напрасно. В наше время это никого ни к чему не обязывает, — резко заключил он.

Кейра с новой силой почувствовала отчаяние. Джей казался ей существом несчастнейшим. Он рассуждал о ее девственности, как о напрасной невосполнимой потере. Кейра так не думала. Она видела перед собой человека, который никому и ничему не верил. И это представлялось ей куда большей трагедией.

— Я принимаю твои извинения, — произнесла девушка. — И ценю твою откровенность. Но ты вновь и вновь повторяешь одну и ту же ошибку, Джей. Могу сказать лишь одно. Ты категорически не прав на мой счет. В том, что я делаю, или же, наоборот, не делаю, нет никакого корыстного умысла, никакого дальнего прицела. Без всякой причины я избегала сближаться с мужчинами прежде. Просто мне всегда что-то не позволяло довериться им. И твоей я стала вовсе не потому, что навязываюсь принцу в жены. Ты стал единственным мужчиной, который сумел тронуть и поразить меня настолько, насколько это удалось тебе. И даже твои оскорбительные нападки не смогли меня отпугнуть, потому что ранили так, как никогда не ранят слова безразличного человека… И если ты видишь во мне опасность для своей свободы, я уйду из твоей жизни тотчас, когда ты сам этого пожелаешь, — с тяжелым сердцем добавила Кейра.

— Прости, — прошептал Джей, еще не вполне осознав все сказанное ею.

— Я не меньше тебя дорожу своей независимостью. Для меня успех в работе — это гарантия завтрашнего дня. В моей жизни нет никого, кто бы взял на себя мои невзгоды. От этого и моя осторожность в выборе круга общения. Мое прошлое не безоблачно, мое будущее смутно. Сколько помню себя, я стремлюсь расквитаться с прошлым и усердно тружусь, чтобы завтрашний день не пугал меня своей неопределенностью. Но жизнь научила меня рассчитывать только на себя… С юности я мечтала полюбить глубоко, по-настоящему. Но я должна была встретить человека. Я категорически не желала влюбляться на час, на день, на год, как это делают многие. Но для меня это невозможно. Любовь требует больших душевных сил. А разочарование в любви способно надолго парализовать любого, даже самого сильного человека. Поэтому я сознательно лишила себя такой роскоши. Я отдавала все силы учебе и работе в надежде, что однажды это принесет свои плоды.

— Любовь любовью, но зачем было лишать себя удовольствия?! — недоумевающе воскликнул Джей. — Лично я своей жизни без секса не представляю. Это бы стало пыткой какой-то.

Кейра невольно улыбнулась в ответ на такое чистосердечное признание.

— Мне не нужен секс с нелюбимым, — тихо проговорила она.

— Откуда ты знаешь, каково это? Секс — это всего лишь секс. И с нелюбимым он порой ничем не хуже, чем с любимым, — авторитетно заявил Джей.

— Я так чувствую, — кротко отозвалась Кейра.

Разговор на время стих.

Они стояли друг напротив друга в темноте. Передней возвышался темный силуэт Джея, он видел облитую лунным светом Кейру. Поневоле обдумывал услышанное и понимал, что, как бы ни была устроена жизнь, Кейра верила в то, что говорила, и для нее это было не только правдой, но и законом.

Как он со своими вольными представлениями затесался в стройный ряд ее убеждений, Джей понять не мог, хотя еще недавно сам доискивался расположения Кейры. Если бы он сейчас, получив ответы на все свои вопросы, стал бы сомневаться в ее честности, то сошел бы с ума. А кроме того, Джей видел собственными глазами, ощущал собственным телом, что еще недавно она была невинна, и не смел в этом сомневаться.

И именно теперь Джей хуже всего представлял, как ему следует поступить.

Кейра ясно дала ему понять, что он ей не только небезразличен, но и любим ею. И хотя она призналась в этом косвенно, сомнений не было. Однако его мужское самолюбие от этого нисколько не выиграло.

Джей тяжело вздохнул и обнял Кейру.

— Наверное, мне следовало предупредить тебя, — прошептала она, и он расслышал слезные нотки в ее срывающемся голосе. — Я не хотела смущать тебя этим. Конечно, ты привык иметь дело с опытными женщинами. Вероятно, я боялась, что ты отвернешься от меня… Мне сложно сейчас об этом рассуждать, Джей. Все это время я пребывала в смятении. И желала тебя и ненавидела одновременно. А теперь, когда это произошло, я чувствую, что это мне было предначертано… Прости меня…

— Тебе не в чем передо мной извиняться, Кейра, — твердо произнес он.

— Думаю, в сложившихся обстоятельствах самым верным будет расторгнуть наш контракт. Я не хочу создавать тебе неудобства. Да и я неправильно повела себя, вступив в интимные отношения с заказчиком, — набравшись сил, строго проговорила она, отстраняясь от Джея.

— Я собирался расторгнуть его еще несколько недель назад и теперь очень сожалею, что не сделал этого, — усмехнувшись, сообщил он. — Это стало бы лучшим выходом и единственно верным решением… Я много думал, Кейра. И, не желая, чтобы между нами были еще какие-то недопонимания, признаюсь: я с трудом представляю нас вместе. Думаю, ты тоже.

— До сих пор в моей жизни существовала только работа, — призналась Кейра. — И только она одна имела для меня значение.

— Пожалуй, это единственное, в чем мы с тобой сходимся, — резюмировал Джей. — Поверь, мне очень жаль… — словно прощаясь, пробормотал он.

Джей не мог оставаться с ней наедине, чтобы не взять своих слов обратно, поэтому поспешил уйти, оставив ее одну в своей комнате.

Кейра беззвучно разрыдалась, утонув в том самом кресле, в котором Джей вымучивал свое решение, пока она не проснулась.

Девушка мысленно кляла себя словами, которые могли вылететь только из уст двоюродной бабки и ей подобных. Но сейчас ей это казалось самым честным судом и началом выздоровления от этого наваждения.

Она позволила Джею думать, будто полностью поддерживает решение расстаться незамедлительно. Невыносимее было бы сознавать, что он равнодушно причиняет ей боль.

Кейра влюбилась. Но это ее не пугало. Она влюбилась в Джея, когда услышала его голос на свадьбе Тома и Шалини. Со своей влюбленностью она могла жить и работать — и бед не знать. И никто об этом бы не узнал.

Но теперь Кейра любила его крепко-крепко. И знала наперед, что эта любовь не будет иметь конца, пока она жива. Потому что Джею она отдала себя, а не кому-то другому. И только он вправе распоряжаться ее сердцем и ее судьбой. Однако если он отказывается от такого дара, то она может лишь послушно удалиться, оставив ему его драгоценную свободу. Но никто другой никогда не посмеет приблизиться к ней так, как это было позволительно ее принцу. Кейра этого не допустит.

Немыслимая боль пульсировала во всем ее существе, и Кейра тихо исходила слезами, боясь нарушить душевный покой Джея, где бы он сейчас ни находился.

Кейра нарушила клятву, данную самой себе. Она впустила в свое сердце другого человека. Но это значило лишь одно: теперь она клялась в верности своему возлюбленному.