Прочитайте онлайн Наперекор стихии | Часть 37

Читать книгу Наперекор стихии
2018+3328
  • Автор:
  • Перевёл: С. Пичуричкин
  • Язык: ru

37

Холодным, ветреным вечером в конце октября корабль Селены пристал в Ливерпуле. Она заранее послала телеграмму из Шербурга, чтобы сообщить Дейзи и Дональду о своем приезде, но в связи с беспорядками, вызванными войной, она не могла сообщить им название корабля, на котором поплывет. Она также сообщила им о смерти Рауля.

Теперь, сидя в кабриолете, она втайне молилась о том, чтобы Дональд смог забрать Кейта из Франции, поскольку ей было известно, с какими трудностями сопряжено было такое путешествие. Ее собственная поездка из Лоррейна в Шербург была сплошным кошмаром переполненных поездов, разболтанных экипажей, разрушенных городов и ужасных пруссаков. В одном местечке, где она вместе с другими беженцами остановилась в маленькой, грязной гостинице, их задержали на три дня и подвергли допросу.

Вторгшиеся пруссаки становились все агрессивнее, поскольку Леон Гамбетта — один из лидеров вновь сформированного правительства национального спасения — смог ускользнуть из осажденного Парижа на воздушном шаре. Теперь он развернул деятельность по организации отрядов сопротивления оккупантам. Были также отдельные французские патриоты, которые по собственной инициативе боролись с прусскими завоевателями. В сельской местности часто находили прусских солдат с перерезанным горлом или разможженной головой, утонувших в ручье или лежащих в лесу. Захватчики теперь узнали, что одно дело разбить французскую армию под Седаном и схватить Луи Наполеона, и совсем другое — сокрушить дух французского народа.

Наконец, после бесконечных тягот и задержек, Селена добралась до Шербурга, где она продала пару сапфировых сережек — один из многих подарков, которые сделал ей Рауль, — и отправилась морем в Ливерпуль. Перед тем как сойти с борта, она переоделась, сменив мятое и потрепанное в дороге черное платье и шляпку с вуалью на полупрозрачное платье серебристо-серого шелка, отделанное лентами пурпурного бархата.

Если Кейту удалось безопасно добраться до Англии с Дональдом, ему нужно будет рассказать о смерти Рауля… Но не сразу, решила она. Ребенок и так уже вынес слишком много.

Теперь, когда кабриолет свернул на Телфорд-сквер, Селена сказала себе, что Кейт должен быть там, с Родманами, просто должен. Она не думала о будущем, сейчас главное — воссоединиться с сыном…

Выйдя из кабриолета, Селена расплатилась с возницей и поднялась по мраморным ступеням. Она вспомнила давно минувший день, когда пришла сюда впервые…

Селена позвонила в медный звонок. Мгновение спустя дверь отворилась, и служанка в накрахмаленном переднике пригласила ее войти. Не успела девушка отойти, как Дейзи, пышная и сияющая в своем розовом шелковом платье, сжала Селену в объятиях.

— О, милая, вот и ты! Дональд! Это Селена вернулась.

Дональд вышел из библиотеки, и когда Дейзи отпустила Селену, обнял ее.

— А Кейт? Он здесь, или… — Но она не успела закончить, как услышала знакомые шаги. Через минуту Селена уже облегченно вздохнула, прижав к себе сына, чувствуя тепло его маленького, плотного тела.

— Маман! О, маман, ты все же приехала! Капитан Маккорд сказал, что ты приедешь. Он сказал, что вся прусская армия не удержит тебя…

— Капитан Маккорд?! — Селена поднялась, чувствуя некоторое волнение. — Ты его видел?

— Ну, конечно, маман. Он приехал и забрал меня из гостиницы.

Ошеломленная, Селена произнесла:

— А я думала, что это сделал ты, Дональд… женщина из гостиницы сказала мне, что за Кейтом приходил англичанин, родственник…

— Брайн и есть родственник, — сухо сказала Дейзи. — Ну, пойдем, дорогая. Ты, наверно, измучилась. — Она прошла в гостиную, где бархатные занавеси сменились новыми, из блестящего шелка с цветами, а панели темного дуба сменились белыми стенами, отделанными золотом. Даже теперь, в октябрьских сумерках, в комнате царил дух тепла и веселья. Приказав подать чай, Дейзи села, а Селена, все еще обнимая Кейта, как будто стараясь вновь удостовериться в том, что он на самом деле здесь, устроилась на диване, пока Дональд разжигал огонь.

— Брайн как раз вернулся из Китая, — сказал Дональд. — Он был в порту, когда пришла весть о поражении под Седаном. Мы узнали, что пруссаки продвигаются к Парижу через Лоррейн, и Брайн сказал, что Кейт не может оставаться в замке. Мы сели на нашу яхту с командой, но именно. Брайн проехал по суше, пока мы поджидали его в Гавре. Он сказал, что одному будет проще пробраться. Меньше вероятности возбудить подозрения пруссаков. Место он знал, и знал точно, как добраться до замка, потому что провел там свои школьные годы, когда был ребенком.

Брайн!.. Родственник из Ливерпуля. Козетта, слушая его французскую речь с американским акцентом, сделала обычную ошибку…

— Должна сказать тебе, что это оказалось нелегко для Брайна, — продолжала Дейзи. — Сначала его задержали пруссаки. Потом французы, не законное правительство, а эти коммунары, которые старались захватить власть. Брайн попал к ним в руки, и его чуть не расстреляли как шпиона.

— Но он сбежал, — сказал Кейт, и его серые глаза загорелись. — Капитан Брайн Маккорд сбежал, и украл коня, и приехал за мной. Когда он был со мной, я не боялся, потому что он не боится ничего. — Маленький мальчик улыбнулся. — Я думаю, капитан Маккорд почти такой же храбрый, как мой папа.

Воцарилась неловкая тишина. Потом Дейзи сказала:

— Пойди-ка на кухню, малыш, и посмотри, что там поделывает Мод. Скажи ей, что мы хотим пить чай прямо сейчас. И скажи ей, чтобы тебе подали печенье с джемом и стакан молока.

После того как Кейт ушел, Дейзи сказала:

— Он еще не знает о Рауле. Брайн сказал, что учитывая то, что ребенок перенес во Франции, пока лучше подождать.

— Где Брайн? — спросила Селена.

— Там, на пристани. Он через несколько дней уезжает в Соединенные Штаты.

И снова Брайн уезжает. Селена сказала себе, что это ее больше не волнует. Но на самом деле было не так.

— Я думала, что он на пути из Китая, — сказала она как можно спокойнее.

— Брайн больше не водит корабли Родманов, — сказал Дональд. — Он купил свой собственный корабль. Один из лучших моих конструкций, если мне будет позволено так сказать. Построен для скоростного плавания, но с большим грузовым трюмом, а двигатели…

— Не говори ты о двигателях, любовь моя. Хотя бы не сейчас, — сказала Дейзи мужу. — Селена, времени мало. Тебе нужно повидать Брайна, пока он не уехал. Помни, что он привез Кейта обратно в Англию.

— Но почему? — спросила Селена. — Почему он поехал за Кейтом? Он никогда не верил, что Кейт — его сын.

— Я сказала ему, — с вызовом произнесла Дейзи. — И не упрекай меня. Я знаю, что обещала не говорить, но… — Она пожала плечами. — В любом случае, как только он посмотрел на мальчика, так сразу увидел себя. Ребенок просто копия Брайна, сомнений нет.

— Я согласился с тем, что Дейзи должна сказать Брайну правду, — поддержал ее Дональд. — Мы полагали, что он вправе знать, что его сын в опасности.

— И Кейт так любит Брайна, — добавила Дейзи. — Ах, Селена, тебе надо пойти и поговорить с ним.

— Может быть, лучше этого не делать…

— Если он уедет, так и не увидев тебя снова, между вами может все кончиться.

— То, что между нами было, давно закончилось, — сказала Селена.

Дейзи стояла, уперев руки в бока, ее газельи глаза сузились от бешенства.

— Не будь дурой! Ты и Брайн…

— Дейзи, дорогая, — начал было Дональд, но Дейзи продолжала. Это была уже не почтенная ливерпульская матрона, но снова прожженная маленькая фабричная манчестерская девчонка.

— Придержи свою гордыню, которая не дает тебе пойти к нему! — сказала она. — Что хорошего в гордости? Ночью она не согреет тебя в пустой постели. Ну-ка давай, греби к пристани Лайм-стрит и скажи Брайну, что хочешь с ним уехать, вместе с мальчиком.

— Дейзи… — сделал новую попытку Дональд.

— Я посылаю Селену туда не для ее блага. Брайну она тоже нужна, знает он об этом или нет. — Она засмеялась. — Мужики не знают, чего хотят, пока женщины их не научат. — Она ласково поглядела на Дональда. — Вот как я научила тебя, любовь моя… — сказала она.

— Но Брайн — это другое дело, — возразила Селена.

— Черта с два! Именно потому, что он еще не остепенился, нельзя сказать, что он никогда не изменится. Такой красивый, дьявол! Ох, какая-нибудь красотка окрутит его, да скоро.

— А что, есть кто-нибудь на примете? — встрепенулась Селена.

— Ну… — Дейзи понимающе улыбнулась Селене. — Вероятно, это будет одна из дочерей Майкла Дюрана…

— Послушай-ка, Дейзи, — сказал Дональд, но она уже не могла остановиться.

— Брайн сказал, что Мари Дюран — настоящая красотка. Я слыхала, что эти креолки обучены всяким штучкам, как заарканить мужика.

Дональд посмотрел, будто опять хотел сказать что-то, но Дейзи было не удержать.

— В прошлый раз, когда корабль Брайна стоял в Нью-Йорке, он и Мари провели вместе немало времени. Он же вырос с ней, ты знаешь… Но она ему не сестра. Ну, а теперь, когда у него свой корабль, он может вернуться и жениться на ней. После войны на Юге осталось не так уж много знатных людей, и бьюсь об заклад, она уже раскинула сети…

— Дейзи, я просто не могу позволить тебе говорить в таком духе!

Дейзи ласково улыбнулась мужу.

— Любовь моя, сходи-ка наверх и посмотри, как там Виктория. Она весь день капризничает. Похоже, режутся зубки.

— Зубки? — повторил Дональд, совершенно ошарашенный.

— Дональд, такое с детьми случается, — сказала Дейзи. — Сходи, ладно?

Дональд перевел взгляд с жены на Селену, потом опять взглянул на жену. Наконец повернулся и вышел из гостиной.

— Я тоже хочу посмотреть на твоего ребенка… — начала было Селена.

— Ни шагу, — твердо сказала Дейзи. — Мы говорим о Брайне Маккорде. По крайней мере, ты должна сходить и поблагодарить его за то, что он сделал для Кейта.

— Уверена, что он догадывается о моей признательности.

— И все? Ох, Селена, ты же все еще любишь его! Да и всегда любила. Передо мной-то можешь не притворяться. Почему же тогда ты сохранила от него ребенка, когда даже понятия не имела, как сможешь о нем позаботиться? Только потому, что ребенок был частью Брайна. Сейчас ты боишься. Боишься воспользоваться возможностью, а может, слишком горда. Но если ты не пойдешь к Брайну Маккорду…

Вошла служанка с чайным подносом, и сразу за ней — Кейт, с испачканным джемом ртом.

— А мы посмотрим корабль капитана Маккорда, да? — умоляюще попросил он. — Пожалуйста, маман.

— Пей чай, а я распоряжусь насчет кареты, — сказала Дейзи. Потом повернулась к Кейту: — Ну а ты, паренек, иди вымой руки и лицо.

— Слушаюсь, кузина Дейзи, — сказал Кейт. Его глаза сверкали в предвкушении новой встречи с Брайном Маккордом. А Селена ощущала растущую связь между отцом и сыном, связь, которую нелегко разорвать.

Моросил мелкий дождик, а ветер с реки Мерси был резким и пронизывающим. Дейзи ждала в карете, пока Дональд сопровождал Селену и Кейта на борт нового великолепного корабля.

— Капитан в своей каюте, сэр, — сказал матрос в ответ на вопрос Дональда. Кейт сбежал вниз по короткой лесенке, а Селена колебалась.

Дональд обнял ее за плечи и ободряюще подтолкнул.

— Дейзи всегда была намного умнее меня…

Еще до того, как Селена смогла разгадать значение его слов, Кейт юркнул в дверь каюты. Селена спустилась на несколько ступеней и столкнулась лицом к лицу с Брайном.

— И маман здесь… — говорил Кейт.

— Вижу. — Брайн стоял и смотрел на нее, как будто не было прошедших лет. Она чувствовала то же, что и тогда, когда стояла с ним на шатком крылечке коттеджа в Нассау. Тогда он в первый раз поцеловал ее и пробудил в ней ее собственный, изнуряющий порыв чувств.

— Я обещал тебе показать машинное отделение, — сказал Дональд Кейту. — Пошли со мной.

Он протянул руку, и Кейт сжал ее. Они вместе вышли из каюты.

— Так вот, двигатель — сердце корабля… — говорил Дональд. Потом дверь за ними закрылась.

Брайн заговорил первым:

— Было жаль услышать, что Рауль погиб. Он был моим лучшим другом, когда меня послали учиться во Францию. А генерал с женой были ко мне очень добры во время каникул в замке. — Лицо его посуровело. — Я видел, что осталось от замка. А Кейт рассказал мне, что произошло с его дедушкой и бабушкой.

— Но Кейт в безопасности благодаря тебе, — сказала Селена. — Ты рисковал жизнью…

— Но Кейт мой сын, — спокойно сказал Брайн.

— Но ты ему не сказал…

— А какое право я имел говорить ему это?

Стараясь не замечать незнакомые дотоле нотки сожаления и самокритики в его голосе, Селена жестоко проговорила:

— Может быть, и хорошо, что он не знает. Поскольку он больше тебя не увидит, раз ты уезжаешь в Нью-Орлеан.

— Нью-Орлеан?

— Дейзи сказала, что ты собираешься повидать Мари Дюран, что вы и Мари уже…

Брайн пересек каюту с выражением ярости, которое было столь хорошо ей известно. Он стоял над ней, сдвинув темные брови.

— Уже что? — спросил он.

— Она сказала, что вы, возможно, скоро обручитесь.

— Дейзи знает, что это чепуха. Мари собирается замуж за другого человека. Они намереваются поселиться в «Белле Фонтане».

— Но ты же встречался с ней?

— Конечно. Я привез ей свадебный подарок, какой-то китайский шелк.

— Ну, может, я что-то не так поняла. У Майкла Дюрана есть и другая дочь, не так ли?

— Да, есть. Она уже замужем. Это был целый скандал, она сбежала с офицером-янки. Они живут в Бостоне, и она ожидает третьего ребенка.

Чувство облегчения и пронзительной надежды сотрясало Селену. Дейзи солгала. Она не могла сердиться на подругу, потому что мотивы Дейзи были ей понятны: вызвать у нее ревность и желание побороться за Брайна.

— Но ты же снова собираешься в Нью-Орлеан, не так ли? — спросила она. — Теперь тебе отказа не будет. Ты станешь героем. Будешь принят в лучших креольских семействах.

— Может быть, — медленно проговорил Брайн. — Но я собираюсь в Нью-Йорк, чтобы начать свое дело, создать морскую транспортную линию. Все никак не пойму, зачем было Дейзи рассказывать тебе эту чушь о Мари и обо мне…

— Она хотела, чтобы я сюда приехала… — немного помолчав, сказала Селена. — Ей казалось, что если я узнаю о том, что ты женишься на другой, то я…

— Это что, так уж глупо? Ты же здесь, так ведь?

— Только затем, чтобы поблагодарить тебя за то, что ты сделал для Кейта.

— Ты в этом уверена?

Селена отвернулась и направилась к двери, но Брайн взял ее за руку.

— Скажи, почему ты пришла сюда, Селена?

Он притянул ее к себе, его руки обняли ее, губы прильнули к ее губам. На мгновение она застыла в оцепенении, но затем обняла его, ее рот приоткрылся, и внутри нее запылал тихий огонь.

Когда он отпустил ее, она сказала:

— Так вот, Брайн… Ты хотел, чтобы я сказала это? Так я люблю тебя! Но ты можешь не беспокоиться, я не собираюсь тебя удерживать! Теперь уже нет… Я не собираюсь использовать нашего сына, чтобы шантажом принудить тебя взять меня с собой. Ты совершенно свободен и можешь уходить в море. Когда-то ты говорил мне, что другого дома тебе не надо.

— Я ошибался… — Он снова прильнул к ней, его голос слегка дрожал, рот утопал в ее мягких волосах. — Я так во многом заблуждался! — Он отстранил ее. Посмотрев на него, она увидела его глаза — они молили. — Селена, ты нужна мне, и я больше не отпущу тебя, никогда!

Она постаралась побороть теплую, покоряющую чувственность, поднимающуюся внутри нее.

— Мне нужно что-нибудь ответить на это?

Он улыбнулся, и она знала, что не сможет скрыть от него своих чувств.

— Ты принадлежишь мне, — говорил он ей со знакомым горделивым оттенком. — Если будет надо, я запру тебя в этой каюте и продержу там до отплытия.

— Тебе не придется этого делать, — нежно сказала она.

— Ты в этом уверена? Раз я уже сделал так, помнишь? Та ночь на борту «Ариадны»?

Она кивнула и вспомнила другой корабль, плывущий по Мерси, и себя, дрожащую от страха в ожидании Брайна, который придет и отомстит.

— Я так боялась тебя в ту ночь, — сказала она.

Но даже тогда, хотя он и был зол на нее, его насилие порождало нежность. Теперь, глядя на него, она заметила, что и он вспоминает ту ночь взаимного восторга и страсти.

— Я тоже боялся, — сказал Брайн. — Боялся тебя полюбить, поверить тебе. Такие вещи мне никогда легко не давались, и даже теперь не могу обещать…

Она почувствовала поднимающуюся волну нежности и страстной истомы. И на этот раз сама подошла к Брайну.

— Я не прошу обещаний, — сказала она. — Я всегда была игроком, ты же знаешь.

Она прижалась лицом к его груди и ощутила объятие его рук, могучую силу его тела. Она не питала иллюзий по поводу жизни с Брайном: покоя и тишины не следует ждать, и дни не будут течь равномерной чередой. Но между ними возникла новая общность духа, и она сделает так, чтобы она укреплялась. Какие бы бури ни сотрясали их мир, она и Брайн встретят их вместе.