Прочитайте онлайн Наперекор стихии | Часть 2

Читать книгу Наперекор стихии
2018+3288
  • Автор:
  • Перевёл: С. Пичуричкин
  • Язык: ru

2

— Молодая девушка будет работать здесь?! Невероятно!

Селена сидела напротив Томаса Лиола, приземистого, краснощекого мужчины лет пятидесяти.

— Почему бы и нет? Я хорошо считаю, — девушка говорила как можно убедительнее, пытаясь скрыть страх перед возможным отказом. — У меня достаточно ровный почерк… Я могла бы заполнять счета и квитанции.

— Все это очень здорово, но складская контора — не место для респектабельных дам.

— Вы говорили, что сейчас трудно найти добросовестного и смышленого клерка. — Большие глаза осиротевшей девушки доверчиво смотрели на человека, в чьей власти находилась ее судьба. — Кроме того, у меня нет другого выхода…

— Неужели ничего нельзя придумать?

— Капитан Маккорд предложил мне деньги Марка, но я отказалась принять их.

— Могу я спросить почему?

— Я не могу брать деньги от… — Селена растерянно замолчала, не находя нужного слова. — От пирата… — наконец выдавила она.

Легкая улыбка снисходительно оценила наивность чистой, гордой души.

— Ты даже представить себе не можешь, девочка, сколько было капитанов, называвших меня и твоего папу пиратами. И все из-за того, что мы забирали своими легкими кораблями их грузы и привозили в Нассау. Сколько недовольства вызывали те пятнадцать процентов, которые мы забирали от общей стоимости судна и груза.

Отступление Лиола не смогло отвлечь девушку от цели визита.

— Что касается работы в вашей конторе, если…

— Никаких «если». — Почесывая седеющие бакенбарды, Лиол задумался и, улыбнувшись, продолжил: — Думаю, твоя ситуация не такая уж и безвыходная.

— Марк оставил мне перед отплытием немного денег, но они почти кончились. А со дня на день надо будет вносить плату за коттедж.

— Коттедж, коттедж… Чуть лучше лачуги… Совсем неподходящее место для такой девушки, как ты… — Маленькие светлые глазки скользнули по стройной девичьей фигуре, задержались на волосах, соблазнительных грудях, еще не знавших прикосновения мужских рук. Лиол неожиданно перегнулся через стол, разделявший их во время разговора, и девушка ощутила очень сильный запах бриолина. — Селена, ты очаровательна!

От неожиданности и неприятных ощущений девушка привстала и отступила на пару шагов, но восхищенный работодатель обошел стол и, встав за спиной у девушки, положил руку ей на плечо. Тело несчастной сжалось, превратившись от отвратительного ожидания в камень.

— Нет, в самом деле, — прошептал Томас Лиол. Девушка брезгливо передернула плечами. — Коттедж — неподходящее место для такой, как ты. Тебе нужно вернуться в Поинзиану.

— После смерти Марка это невозможно…

— Я могу купить Поинзиану. — Голос теперь уже неприятного для Селены человека звучал искушающе. — Я богатый человек, Селена… — Рука Лиола опустилась на ее талию.

— Я не понимаю…

— Если я куплю поместье, мне будет нужна… хозяйка… У тебя будут легкие обязанности, моя дорогая… — Потная рука негодяя легла на нежную грудь девушки. — Я уже не молод, поэтому не требователен. К тому же я нежен и терпелив…

Когда упрямые пальцы властно сжали пышную грудь, несчастная попыталась вырваться, но Томас Лиол держал ее крепко.

— Я сделал хорошие деньги на этой американской войне. Тебе понравится моя щедрость.

— Пустите меня!

— Не торопись, Селена, подумай! Я буду очень, очень щедр с тобой: хорошая одежда, великолепный экипаж — все, что ты захочешь…

Селена с трудом вывернулась из омерзительных объятий. Раскрасневшийся, поблескивая потным лбом, заботливый друг семьи продолжал:

— Я вижу, ты еще не повзрослела.

— Да! Я навсегда останусь ребенком в подобных делах! — гневно прокричала Селена, дрожа всем телом. — Вы купили часть папиных акций, вы можете купить Поинзиану. Но вы не учли одного: я не продаюсь!

Протерев лоб мятым носовым платком, Лиол с такой досадой и обидой сузил глаза, что девушке стало не по себе.

— Как хочешь, — сухо проговорил он. — Но прежде чем эти двери захлопнутся за тобой, я хочу, чтобы ты знала — банк собирается сдать в этом году Поинзиану какому-то американскому спекулянту.

— Но… Вы же только что сказали, что могли бы купить ее…

— Если бы ты была более уступчивой, я сделал бы это. Уверен, что банку выгоднее получить сразу все деньги от продажи, чем взимать их частями за аренду. Но теперь… Теперь Поинзиана достанется американцу. — Мстя за ускользнувшее от него удовольствие, Лиол стал жестоким. — Пока этот человек располагается со своей любовницей в отеле «Виктория», но ему наверняка хочется иметь более просторную квартиру. Например, великолепное поместье с садом и танцевальной залой…

Не способная больше слышать ни слова, Селена распахнула дверь кабинета и бросилась прочь, не обращая внимания на удивленных клерков. Только оказавшись на улице и вдохнув полной грудью свежего морского воздуха, девушка почувствовала облегчение. Но боль от услышанного отступила ненадолго. Едва бедняжка отошла от конторы, смысл сказанного кольнул с новой остротой, принося мучительное страдание.

Спекулянт будет владеть домом, в котором она провела всю свою жизнь. В котором полная изящества, кроткая, нежная мама напевала любимые песни, наполняя все необъяснимым очарованием. В доме, где отец, распираемый гордостью, слушал игру дочери на пианино красного дерева, привезенного из Парижа…

Достигнув «Виктории», Селена замедлила шаг. Улица напротив отеля была переполнена людьми, входившими и выходившими из четырех универмагов, располагавшихся рядом с отелем.

— Мисс Хэлстид, подождите минуточку!

Обернувшись, девушка увидела капитана Маккорда.

Под руку его держала высокая, красивая женщина с завитыми черными волосами и огромными карими глазами.

Селена, с большим интересом следившая за модой, была уверена, что шикарный наряд эффектной подруги капитана приобретен в парижском доме моды. Кричащего зеленого цвета юбка; отделанный фуксиновым бархатом, тщательно подогнанный лиф светло-зеленого отлива и такого же цвета фуксиновыми сливами украшенная шляпка, кокетливо надвинутая на глаза… Столь смелый костюм мог смутить любую женщину, однако подруга капитана держалась с завидным достоинством и непринужденностью.

Нагнувшись и шепнув что-то спутнице, капитан оставил даму и подошел к Селене.

— Мне необходимо поговорить с вами.

— Дайте мне пройти!

— Позвольте мне проводить вас и объясниться…

Попытка девушки обойти назойливого капитана не привела к успеху: он загородил ей дорогу.

— Оставьте меня, иначе…

— Не устраивайте сцен, — спокойно и серьезно перебил Маккорд. — Там, справа, мой экипаж.

— Мне нечего вам сказать, капитан Маккорд. Кроме того, у меня нет никакого желания кататься с вами.

— Тем не менее вы поедете!

И прежде чем Селена успела сообразить, что произошло, она оказалась на руках капитана, который, не обращая внимания на сопротивление, понес ее к экипажу. Мужчины, стоявшие поблизости, с глубоким вниманием и не меньшим интересом улыбнулись, когда задравшийся кружевной подол нижней юбки обнажил белые, шнурованные панталоны. Поймав их плотоядные взгляды, Селена залилась краской. Пораженная бесчинством капитана, она не могла произнести ни слова. И только когда «бессовестный пират» опустил ее на кожаное сиденье изящной коляски с большими красными колесами, а сам с завидной быстротой и легкостью взобрался и сел рядом, несчастная жертва прилюдного похищения попыталась напомнить о своих правах:

— Как вы посмели?.. Я не хочу…

Но голос ее звучал так растерянно, что вместо ответа похититель одарил ее мягкой улыбкой и щелкнул кнутом над спинами лошадей. Карета дернулась и помчалась прочь от отеля в сторону Бай-стрит.

— Куда вы меня везете? — потребовала объяснения Селена.

— Что вы так разволновались?

По-видимому, капитан относился ко всему этому как к развлечению, но когда девушка дернула его за руку и потребовала немедленно дать ей выйти, на лице его появилось раздражение.

— Прекратите! Вы хотите, чтобы лошади встали на дыбы и мы свернули себе шеи?

— Мне все равно. — Слезы беспомощного гнева наполнили глаза юной красавицы.

— А мне нет. — Капитан хлестал коней, а ветер — его лицо. — Я не похищаю вас, мисс Хэлстид. Я везу вас за город, где мы сможем спокойно поговорить, а потом доставлю домой. — Маккорд смотрел на девушку. — Вы же не боитесь меня, правда?

— Конечно, нет, — неуверенно произнесла Селена. Кричать о помощи в этом шуме было бесполезно: в одно смешались крики чернокожих грузчиков, гудки пароходов, лязг и скрежет металла, звуки экипажей.

Несчастная девушка погрузилась в молчание и не проронила ни слова до тех пор, пока повозка не выехала за пределы Нассау. Солнце резвилось изумрудными бликами на гребешках волн. Заметив, что спешить незачем, Брайн позволил лошадям замедлить шаг.

— Теперь, что касается нашего разговора. — Девушку привлек беспристрастный тон капитана. — Как я уже сказал при нашей первой встрече, вы имеете право на получение денег, которые заработал ваш брат Марк во время плавания. Сейчас эти деньги находятся при мне. Надеюсь, вы будете достаточно благоразумны, чтобы положить большую часть из них в банк и только небольшую сумму оставите себе на текущие расходы.

— Вам ничего не известно ни о моих расходах, ни о моих нуждах, — ответила Селена ледяным тоном.

— Мне известно, что вы потеряли Поинзиану — так, кажется, называется ваше фамильное имение.

Свирепый взгляд девушки был красноречивее слов. Как он смеет вмешиваться в чужие дела?

— Сейчас вы живете в убогом домишке рабочего квартала Нассау, — неторопливо продолжал капитан. — Согласитесь, не очень безопасное место для семнадцатилетней девушки.

— Я сама о себе могу позаботиться.

Маккорд слегка улыбнулся.

— А вот я в этом сомневаюсь. Марк оставил вам не так уж много денег, большая часть из которых, как мне представляется, уже закончилась. Сразу же после того, как Марк отбыл на «Хироне», вы пытались устроиться гувернанткой, но удача обошла вас стороной. — Улыбка капитана стала более выразительной. — И в этом нет ничего удивительного: какая женщина согласится иметь под своей крышей такую молодую, очаровательную девушку, как вы?

Селена удивленно уставилась на капитана, широкоплечего мужчину, не зная, что ответить.

— А вы такой же хороший шпион, как и пират?

— Не совсем… Просто здесь, в Нассау, у меня есть источник информации.

Маккорд остановил экипаж возле виноградника.

— Я не пират. Я плаваю под флагом Конфедерации…

— Я видела ваших пленных. Они были в наручниках!

— К сожалению, у меня нет достаточной команды, чтобы вернуть оба корабля, поэтому я сжег судно янки, а самих заключил в железо. Я сделал только то, что было необходимо для безопасности моих людей и требований Конфедерации.

— Если вы такой ярый патриот конфедеративного курса, почему же тогда вместо нападений на безоружные торговые суда вы не вступите в регулярный военно-морской флот?

Резко развернув девушку к себе лицом, глядя ей прямо в глаза, Маккорд протяжно, словно каждое слово было очень тяжелым, проговорил:

— Потому что у Конфедерации нет ничего, что в полной мере можно назвать военно-морским флотом. Пока нет. Но в один прекрасный день… у нас появятся тяжелые, хорошо вооруженные крейсеры, способные биться против крупнейших судов Севера, направленных против нас. У нас появятся корабли, на которых мы сможем прорвать блокаду прежде, чем Юг удастся задушить! — Капитан остановился так внезапно, что завороженной его мечтой девушке на миг показалось, будто он нырнул в море своих фантазий. Но когда дар речи вернулся к нему, тон был небрежный, даже грубоватый. — Впрочем, разве вам интересны подобные вещи…

— Нет, почему же…

— Сомневаюсь. Сейчас вас должно заботить собственное будущее.

— Я что-нибудь придумаю…

— Что, позвольте вас спросить? — Получив вместо ответа пожатие плечами, Маккорд продолжил: — Фортуна не улыбнулась Марку — ему удалось заработать всего лишь чуть больше ста долларов. При таких молниеносных повышениях цен, как сейчас в Нассау, вам хватит этих денег на два-три месяца.

— В таком случае я с трудом представляю, как…

— На эти деньги вы должны добраться до Ливерпуля. — Брайн говорил размеренно, словно читал инструкцию. — Марк говорил мне, что оттуда родом семья вашей матери и что до сих пор там живет ваш дядя, у которого свой отель. — Вытащив кошелек и отыскав в нем клочок бумаги, Маккорд быстро взглянул на него. — Оливер Пристон — так зовут вашего дядюшку. Отель его находится на бульваре Ватерлоу. А называется он… Называется «Пристон Армс».

Капитан сунул в ладонь девушки бумажку, и та машинально опустила ее в ридикюль, пытаясь вспомнить только что названное имя.

— Да, вспомнила, — наконец протянула девушка. — Но мистер Пристон — двоюродный брат моей мамы. Она с ним редко общалась. Как я могу обращаться за помощью к незнакомому человеку?

Серьезные глаза капитана потемнели, лицо отяжелело.

— Гордость — хорошая штука, но лишь в том случае, когда вы можете себе ее позволить. Когда не получается, берите помощь везде, где только сможете ее найти. Поверьте, мне довольно рано пришлось понять это.

Селена была потрясена ожесточенностью его голоса. Впервые она задумалась о капитане не как о враге, а как о человеке. В голосе Брайна было что-то вроде горькой ярости, в лице некая надменная сила, и какая-то подавляющая воля вокруг него — нечто, с чем Селена никогда до этого не сталкивалась.

Отбросив тревогу, она быстро заговорила:

— Остров Провидения — мой дом. Я не люблю города. Даже Нассау, с тех пор как он наполнился чужими — беженцами, спекулянтами…

— Каперами? — подкинул капитан. Теперь его глаза смотрели игриво, почти мальчишески. Он поглядел на виноградник, волны, блестевшие густым пурпуром далеко за рифами и подкатывавшие к берегу в мягком бирюзово-изумрудном сиянии. — Да уж, Ливерпуль совсем не похож на этот город, — согласился Брайн. — Там холодно, постоянные туманы, грязно. Но у вас нет выбора.

— Но я не могу… Я не хочу… Поинзиана — вот единственное место, где я хотела бы жить.

— К сожалению, в ближайшее время она вряд ли будет принадлежать вам…

— Я обязательно найду выход! Обязательно!

— Не будьте наивной. Даже если вы скопите достаточную сумму, чтобы купить имение, нужно будет содержать огромное хозяйство и все такое прочее… — Брайн оборвал свою речь и посмотрел на Селену с таким вниманием и проницательностью, что, смутившись, девушка опустила глаза. — К тому же, — добавил он мягко, — ваша молодость не заслуживает заключения в доме, где не будет ничего, кроме воспоминаний.

Неожиданная сердечность, душевная мягкость голоса капитана тронули девушку. Но вспомнив недавний разговор с Томасом Лиолом, Селена спросила с нехарактерной для себя прямотой:

— Скажите, капитан, почему вы тратите на меня время, вместо того чтобы заниматься собственными делами?

— Потому что Марк плавал на моем корабле. Вы — его сестра, и я, как капитан, чувствую ответственность перед вами.

— Ответственность? — переспросила удивленная Селена. — Если бы у вас когда-нибудь было чувство ответственности, неопытному юноше не пришлось бы отправляться в опасное плавание.

— Марку было девятнадцать, — напомнил Брайн.

— Если бы не вы, мой брат находился бы сейчас дома, рядом со мной, а не лежал на морском дне, — дрожа всем телом, продолжала упрекать задетая за живое девушка. — Он был бы сейчас жив!

— Вы не правы, упрекая меня в его смерти.

— Он умер на борту вашего корабля, капитан Маккорд!

— Марк действительно умер на борту «Хирона», но не во время исполнения обязанностей, — ответил Брайн резко и угрюмо уставился на пустынный пляж.

Селена неожиданно поймала себя на мысли, что не знает, при каких обстоятельствах умер брат.

— Расскажите, как умер мой брат! Я хочу это знать.

— Но я достаточно рассказал вам. Берите деньги и отправляйтесь в Ливерпуль. Вы можете начать там новую жизнь. — Селена решительно покачала головой. — Пообещайте хотя бы подумать над этим.

— Ни за что, до тех пор, пока вы не расскажете, как умер Марк.

— Ну, хорошо. Я расскажу вам. Я расскажу вам все! — Голос Брайна кипел яростью. — Может быть, тогда вы сделаете так, как он просил. — Тон, взгляд, злость, наконец, ненависть капитана заставили девушку поежиться, но отступать было уже поздно. — Марк был зарезан в одной из… в одной таверне, можно назвать это и так, на побережье Гаваны. Там была кубинка по имени… Не важно. Марк не поделил ее с испанским матросом… Ваш брат был безоружен и к тому же сильно пьян…

При других обстоятельствах прямота капитана смутила бы девушку, но теперь это не имело значения.

Можно назвать и таверной… Или публичным домом?

Марк не погиб с достоинством во время сражения, он не был убит во время исполнения служебного долга, брат даже не умер от несчастного случая во время обычных корабельных дел: не упал с мачты, не был раздавлен грузом. Нет! Марк встретил смерть в позорном месте, в пьяной драке из-за какой-то грязной кубинской проститутки…

— Прошу прощения. Но вы настаивали. Теперь вы знаете…

Сдерживая тошноту и слезы, девушка осторожно спросила:

— Марк умер в… в…

— Он умер на борту «Хирона». Пара корабельных товарищей доставила его на корабль. Меня не было в тот момент на корабле, я договаривался с одним кубинским торговцем о покупке угля для нашей машины. Но корабельный хирург сделал все, что мог. — Брайн потряс головой. — С такой раной, как у него, невозможно было выжить.

— Куда он был ранен? Он долго мучился?

— Во имя Бога, Селена, давайте прекратим это!

— Расскажите мне. — Девушка сжала руки, моля об ответе.

— Испанец целился Марку в сердце, но удар пришелся ниже, и нож, пройдя сквозь ребра, вошел в желудок. — Селена простонала, но Брайн продолжал: — Когда я вернулся через несколько часов, хирург сказал, что пытался дать вашему брату опиум… Это могло облегчить страдания. Но Марк отказался. Все это время он метался в горячке, но отказался принять опиум, потому что вы…

— Из-за меня?!

— Марк сумел сохранить свой рассудок до моего прихода, чтобы сказать мне имя и адрес вашего дядюшки, а также просьбу, которую вы недавно слышали. Он взял с меня слово, что я встречусь с вами при возвращении из плавания.

Селена с трудом сдерживала рыдания. Нет! Только не сейчас и не здесь!

— Разумеется, Марк был безрассудным человеком, — вздохнул тяжело Брайн. — Но столько же в нем было мужества и отваги. А еще… а еще в его сердце была огромная любовь к вам.

Терпение лопнуло… Быстро поднявшись, не обращая внимания на длинную, пышную юбку, Селена спрыгнула с кареты и, не желая показывать Брайну Маккорду свою слабость, не желая делить ни с кем, тем более с этим холодным, высокомерным человеком свою боль, спотыкаясь в вязком, сыром песке, поспешила к винограднику.

Внезапно крепкая рука легла на талию. После короткой, бессмысленной попытки высвободиться девушка сдалась.

— Идите ко мне.

Брайн прижал голову девушки к своему плечу, откинул назад шляпку и начал гладить яркие, еще уложенные в прическу рыжие волосы. Хрупкое тело задрожало от рыданий, выдавливая со слезами незаглушаемую горечь. Постепенно, по мере того как истощались слезы, истощалась и боль, наполнив грудь одной лишь тяжелой усталостью.

Измученная и опустошенная, Селена уже не сопротивлялась, когда холодный и высокомерный человек, полуобняв, повел ее в сторону экипажа. Теперь в его прикосновении было что-то приятное и уютное.

Мягкий, тропический вечер начал укрывать побережье легкой синевой, когда коляска с двумя, теперь уже близкими, людьми тронулась по направлению к Нассау. Впервые с той минуты, когда Селена узнала о смерти брата, у нее появился человек, разделивший с ней невыносимую боль потери. И хотя на задворках души все еще скребла неприятная боль, большая ее часть все же ушла. Ушла прочь. Ушла безвозвратно.

Брайн дотронулся до руки девушки.

— Надеюсь, теперь вы исполните последнее желание брата? Почему вы не хотите ехать в Ливерпуль и начать там новую жизнь?

— Не знаю… Я, конечно, возьму деньги, как того хотел Марк, но я…

— Вам с лихвой хватит этих денег на дорогу до Ливерпуля.

«Разумеется, — думала Селена, — этот человек из-за меня бросил свои дела и потратил массу времени…» Но она не могла уступить ему! Пока не могла…

— Я подумаю над этим, капитан Маккорд.

— Брайн, если не возражаете.

— Брайн, — поколебавшись, приняла девушка.

Теперь Селена знала, что Брайн не виновен в смерти Марка, и она поняла, что больше не сможет ненавидеть его. Что-то влекло ее к этому человеку с суровым лицом, сидящему рядом в сгущающихся сумерках. Опасаясь придать этому слишком большое значение, девушка погрузилась в молчание.

Экипаж тем временем приближался к городу.