Прочитайте онлайн Наперекор стихии | Часть 15

Читать книгу Наперекор стихии
2018+3607
  • Автор:
  • Перевёл: С. Пичуричкин

15

Париж в декабре 1862 года был заражен лихорадочным весельем. После детства и девичества, проведенных на Багамах, и тоскливой ссылки в Ливерпуль Париж привел девушку в восторг. Хотя Брайн целыми днями пропадал на официальных встречах, вечера они проводили вместе — ходили в театры, оперу и рестораны этого неправдоподобного города.

Брайн водил ее на премьеру оперетты Оффенбаха, сопровождал в театр Лирики, где ее опьянили блестящие мелодии «Фауста». Она видела знаменитые классические драмы в театре Комедии, а в «Гимназе», популярном театре, стыдливая девушка краснела от выходок адюльтера в скандальной комедии.

После спектакля Брайн вел очарованную девушку в один из ресторанов, славившихся отменной репутацией по всей Европе: «Магни», «Бребант», «Мейсон Дори». Однажды вечером, в «Англаизе», Селена была озадачена, увидев группу вошедших джентльменов.

— Не смотри так пристально… — пожурил Брайн, улыбаясь.

Девушка перевела взгляд на меню, но спросила осторожно:

— Это… Ты полагаешь?..

Брайн засмеялся:

— Да, женщина. Жорж Санд.

Селена знала это имя, хотя гувернантка и запрещала своей подопечной читать ее произведения.

— А почему она в мужской одежде?

Селена воровато оглядела экстраординарную фигуру в щегольских, сшитых на заказ брюках, пиджаке, рубахе и парчовой жилетке.

— У мадам Санд передовые взгляды на многие вопросы, — потягивая вино, ответил Брайн и добавил: — Но несмотря на это она замужем, есть дети, а кроме того, целый ряд любовников, некоторые — выдающиеся артисты и музыканты Франции.

— А Томас Лиол говорил, что будет скандал, если я пойду работать клерком, — оскорбленно вспомнила девушка.

— О-о, ну это же Париж… — напомнил Брайн.

Ведомый Луи Наполеоном, первым избранным президентом, а позже захватившим абсолютную власть силой, а также красивой и фривольной Эжени, двор отверг обычаи, законы и традиции последних десятилетий в безудержной погоне за удовольствиями.

Брайн рассказывал о куртизанках, вышедших из низших слоев, а теперь живущих в особняках на улице Россини и Елисейских полях. Рассказывал о Нори Перл, получающей пять или десять тысяч франков за одну ночь удовольствия. Такие женщины обладают большой властью, так как их содержали дворяне, армейские офицеры и финансисты, которые, в свою очередь, вершили судьбу Франции.

— Александр Дюма, — заметил Брайн, — даже придумал новое словосочетание для подобной прослойки женского пола: «Дама полусвета».

Хотя Селена и говорила себе, что ее любовь к Брайну попирает все нормы морали, на которых ее воспитывали, она не могла поверить в его рассказы, как не могла смириться с подобным положением. Ни разу Брайн не заговорил о женитьбе, но по ночам, когда, пресыщенный удовольствием, он засыпал, прижимая ее к себе, девушка позволяла себе верить, что она — часть его жизни и когда-нибудь у них будет будущее.

В течение первых недель в Париже Брайн и Селена жили в величественном отеле «Бристоль», на площади Вандом. Однажды, после полудня, вернувшись из магазина, девушка обнаружила в спальне своих апартаментов Брайна.

Взгляд упал на кучу чемоданов возле двери, и сердце юной красавицы похолодело.

— Мы переезжаем на улицу Сент-Оноре. Думаю, тебе понравится: обстановка великолепная, а Рауль даже посоветовал взять для тебя служанку.

— Рауль?..

— Рауль де Бурже. Мы вместе учились в школе. Это его апартаменты, понимаешь…

— Но где будет жить он?

— Рауль — капитан императорской офицерской кавалерии, — рассказывал Брайн. — Он разместится в гарнизоне под Парижем. Но я сомневаюсь, чтобы Рауль проводил много ночей в офицерской казарме.

— Почему?

— Потому что, насколько я знаю своего друга, он всегда умудрялся найти неподалеку от гарнизона красотку, которая с удовольствием разделит постель с ним.

— Ясно… А я встречусь с этим капитаном де Бурже?

С тех пор как они прибыли в Париж, Селена не познакомилась ни с одним из друзей Брайна, хотя из его случайных высказываний хорошо знала, что он встречается с членами американской колонии депортированных во Францию. Объяснив, что ведет с ними официальные дела, он добавил:

— Думаю, чем меньше ты знаешь об этом, тем лучше.

Он не забыл ее угроз заявить консульству. И даже теперь не доверял ей.

— Я бы хотела встретиться с твоими друзьями.

— Тебе так быстро надоело мое общество? — Его голос звучал легко, но намек, что когда-нибудь она сможет предпочесть его другому мужчине, глубоко задел девушку.

— О, Брайн. Ты единственный мужчина, который мне нужен…

Поцеловав девушку, Брайн отнес ее на кровать.

Через несколько минут Селена уже забыла обо всем на свете, отдавшись страсти, поглотившей их обоих.

Селене понравилась квартира на Сент-Оноре: изысканная мебель розовых и красных пород дерева, хрустальные канделябры и абиссинские ковры. Капитан де Бурже наверняка меблировал свои апартаменты, не забывая о женщинах, которые развлекали его на широкой, огромной кровати, драпированной голубой с золотом парчой и орнаментами с золочеными купидонами и голубками.

По рекомендации капитана Брайн нанял горничную, Вивьен: полненькую, темноволосую девушку. Вскоре Селена узнала, что Вивьен служила горничной для некоторых любовниц Рауля де Бурже. И хотя та обращалась к вновь прибывшей с почтительным «мадам», было ясно, что она принимала Селену за представительницу полусвета. Селена же, вынужденная проводить в одиночестве большинство дневных часов, поощряла болтливую веселость служанки.

Вивьен говорила о капитане де Бурже с обожанием:

— Он выходец из прекрасной семьи… Они предпочли уехать из Парижа и оставить двор, когда новый император пришел к власти. Сейчас все семейство тихо живет в замке в Нормандии…

— Да, но капитан де Бурже на службе у Наполеона.

— О да. Капитан де Бурже — амбициозный человек. И он… о, такой порывистый, такой великолепный в этой форме! И такой галантный… Но он не такой красивый, как ваш капитан, мадам.

Новая горничная служила источником неистощимой информации о городе. Хотя Селена уже купила себе несколько платьев, Вивьен добавила, что нужно еще, чтобы соответствовать требованиям моды этого сезона в Париже.

— Вам не нужно ходить к портному и шить все это. Наши новые городские магазины: Лувр, Обон Марше… Там все есть, начиная от бального платья до пары популярных русских сапожек, расшитых хрустально-золотым бисером… Все под одной крышей… Все цены фиксированы и ясно указаны.

Селена улыбнулась.

— Думаю, я вряд ли буду нуждаться в этом.

— Будете, мадам. В Париже следующая моде дама должна менять свой наряд пять-шесть раз в день. Вы же хотите, чтобы красавец Маккорд, выходя с вами, гордился? Не так ли? — И Вивьен знающе улыбнулась. — И кроме того, мадам, было бы глупо с вашей стороны не извлечь максимум пользы из его щедрости. — Служанка пожала полным плечиком. — Мужчины — непостоянные существа, — вздохнув, подытожила она. — Сегодня он ваш, а завтра… Кто знает?

— Вы сказали достаточно, — огрызнулась Селена.

Служанка поспешно извинилась, но Селена уже не слушала ее. Было трудно поверить, что Брайн предпочтет ей другую женщину, но девушка никогда не забывала о сопернице на верфи в Бордо.

Как-то раз, в феврале, когда уже сгустились сумерки, Брайн взял Селену покататься в Булонском лесу. Так как он в последнее время уходил рано и не возвращался до глубокой темноты, девушку тронула его забота. Предыдущей ночью выпал снег. Сверкающая белизна на тропинках, на голых ветвях деревьев восхищала девушку, никогда не видевшую щедрых даров зимы. Под деревьями проезжали целые процессии карет с дамами, укутанными в меха и бархат, и их спутниками в сюртуках и мундирах. На замерзшем блюдце озера сотни людей скользили на коньках.

— Это похоже на сказку, — восторженно шептала девушка, радостно улыбаясь.

— Булонский лес красивее весной. На озере разъезжают лодки с тентами и фонариками…

— Великолепно! Мы придем сюда и возьмем маленькую лодочку…

— Нет, любимая… Боюсь, что нет…

Девушка почувствовала холод, ничего общего не имевший с морозом. Одной рукой Брайн взял вожжи, другой обнял ее за плечи.

— Мне удалось достать все необходимое… «Ариадна» готова к бою. Было трудно, но я справился…

Брайн крепче прижал к себе девушку и повернул экипаж на уединенную дорожку.

Окружающее потеряло цвет. «Рано или поздно это должно было случиться», — утешала себя Селена. Высоко держа голову, она пыталась по каплям собрать всю свою гордость.

— А двигатели Дональда? Он ими наконец удовлетворен?

— Он никогда не будет полностью ими доволен, но согласен проверить их в битве.

— И он по-прежнему согласен плавать в качестве главного механика?

— Конечно. Он пошел бы в плавание с другим капитаном, если бы я принял предложение Джона Слайдла…

— Слайдл? Уполномоченный Конфедерации?

— Да, верно. Видишь ли, Слайдл верит, что у Юга должен быть свой флот и построить его можно здесь, на французской земле. Крейсеры и тараны… Он просил меня остаться в Париже и попытаться добиться поддержки у Француза.

— Но это означает, что ты мог бы остаться в Париже на целый год и даже больше?.. О, Брайн, ты, конечно же, не откажешься?

— Я отказался.

— Но мы были бы так счастливы вдвоем. Я бы сделала тебя счастливым. Правда!

Брайн отдернул руку.

— Ты можешь сказать Слайдлу, что переменил свое решение, и он подыщет для «Ариадны» нового капитана.

— Без сомнения, подыщет. Но я не собираюсь просить.

Гнев, рожденный разрушенной надеждой, овладел девушкой.

— Думаю, если уж ты так предан Югу, ты должен принять предложение Слайдла и, оставшись в Париже, воспользоваться своими связями.

— Я — моряк, а не дипломат. Я верю в «Ариадну», знаю, на что она способна. И через несколько месяцев флот конфедератов тоже узнает об этом.

— Боюсь, ты забудешь меня прежде, чем берега скроются из виду… — пробормотала она мягко.

Брайн натянул вожжи так крепко, что девушку швырнуло на него. Капитан жадно обнял и страстно поцеловал Селену.

— К сожалению, я не смогу забыть тебя так легко. Никогда не думал, что какая-нибудь женщина будет значить для меня так много.

— Но ты бросаешь меня…

— Я должен. Ты знала об этом, когда приехала со мной в Париж. Я никогда не обманывал тебя.

Селена попыталась отстраниться, но Брайн по-прежнему крепко держал ее в объятиях.

— Я не сразу уеду, — утешил он. — Я веду переговоры с герцогом де Морни, состоящим с императором в родстве. Герцог имеет громадное влияние при дворе, и я верю, что мне удастся убедить его склонить императора построить во Франции флот Конфедерации… — Слегка поколебавшись, капитан добавил: — Я должен пойти на бал в дом Жизель Сервени в конце этой недели…

— Жизель?..

— Любовницы герцога.

— Ты не говорил мне…

— Я решил пойти один. Прекрасная Жизель — женщина дурной славы. Не думаю, чтобы ты хотела пойти на бал в ее дом.

— Почему нет? — Отчаяние заставляло говорить почти с жесткой прямотой. — Я разве чем-то отличаюсь от женщин полу… полусвета?

— Селена, прекрати!

— Какое хорошенькое словосочетание, не так ли? «Дама полусвета». Мы не обыкновенные проходимки, но к нам нет даже и тени уважения. Ни один мужчина не возьмет свою жену на бал к этой Жизель. Но я — не твоя жена!

— Я никогда не обещал тебе жениться. Жене нет места в моей жизни. Ты всегда знала это, — проговорил Брайн и добавил мягко: — Мы так мало знаем друг друга. Не требуй от меня больше, чем я могу дать.

Селена молчала, пока ее гордость воевала с любовью, после чего заставила себя спокойно сказать:

— Я хочу пойти с тобой на этот бал. Мы никогда не танцевали вместе.

— Как хочешь. Но тебе понадобится подходящее платье… Сходи завтра в «Дом Ворта» и купи его. Потрать столько, сколько понадобится.

— Спасибо! Я всегда мечтала иметь платье от Ворта.

Успокоившись тем, что Селена не собирается закатывать истерику, Брайн улыбнулся и дернул за вожжи. Лошади зарысили вниз по заснеженной дороге в сгустившиеся зимние сумерки.

Следующим утром Брайн привез Селену в «Дом Ворта».

— Я оставляю тебя здесь, — сказал он, целуя ее. — У меня дела с мистером Слайдлом… — После чего сел в экипаж и уехал.

Не успела Селена войти внутрь, ее окликнули:

— Селена, подожди меня!

Удивленная, девушка не сразу узнала ослепительную блондинку, выходящую из великолепного экипажа в сопровождении лакея. Но мгновение спустя она разглядела под экстравагантной шляпкой глаза цвета ореха и мальчишескую улыбку старой знакомой.

— Дейзи!.. — Девушки обнялись. — Как чудесно встретить тебя!

Дейзи захихикала:

— Я уже давно увидела тебя, но не хотела мешать… О, он чертовски красив! И, должно быть, не скупец, если посылает тебя в этот магазин!

— Я никогда не была в «Доме Ворта» раньше…

— А я была… Хотя я не планировала сегодня делать никаких покупок, тем не менее составлю тебе компанию.

Болтая с воодушевлением, Дейзи махнула рукой кучеру, и подруги вошли в магазин. Поднявшись по шикарной лестнице, они через несколько минут уже сидели в углу великолепного салона «Де Лювьер» с зеркальными стенами и сверкающими газовыми фонарями. Нарядная невысокая служанка принесла им чай в изящных золоченых чашечках, и стройный молодой человек внимательно выслушал желание посетительниц.

Селена подумала, что никогда не видела такого элегантного служащего: прилегающий бледно-серый пиджак, волосы и бакенбарды покоились в бережной укладке, а на сатиновом галстуке сияла жемчужная булавка.

— Мисс Мэри скоро примет вас… — сообщил он галантно.

— Я думала, что мистер Ворт мог бы… — начала Селена, но молодой человек уже скрылся за задрапированной бархатом аркой.

— Это тебе не обыкновенный магазин. Мистер Ворт обслуживает только специальных клиентов. Даже мисс Мэри не занимается кем попало.

Пока Дейзи и Селена пили чай, комнату заполнили статные девушки, облаченные в новейшие творения мистера Ворта.

— Их называют манекенщицами. Живые модели… Это нечто новое. Идея мистера Ворта, — информировала всезнающая Дейзи. — Ты знаешь, он англичанин. Начинал подмастерьем в одном из лондонских магазинов одежд… Но мистер Ворт был честолюбив и решил, что в Париже у него больше шансов раскрыть свой талант. Прямо как я! — Дейзи подмигнула подруге. — Нашел здесь важного покровителя, и теперь мистер Ворт — во главе крупного предприятия!

С трудом верилось, что эта девушка, в вечернем платье из богатого сливового бархата, с муфтой, украшенной россыпью бриллиантов, и говорящая с такой осведомленностью о мистере Ворте, не так давно принадлежала к числу обычных полуголодных трусливых бродяжек, жила в «Пристон Армс» и продавала тело за три шиллинга портовым грузчикам.

Дейзи самодовольно описывала события последних месяцев:

— О, я чувствую себя прекрасно. Мистер Фэнтон вернулся в Ливерпуль. Хотел взять меня с собой и запереть там в скучной квартире, но я сказала: «Хватит с меня Ливерпуля» — и нашла себе другого покровителя… Довольно быстро нашла… Мануфактурщик из Бордо.

— Бордо? Это где корабль Брайна… — Вспомнив, что Дейзи ничего не знает о Брайне, девушка рассказала об их отношениях. Во время следующих часов, прошедших в выборе парчи и сатина, в обсуждении образцов и фасона будущего платья с мисс Мэри, оставившей остальных клиентов, Селена поведала подруге всю историю, начиная с их последней встречи.

— Ты счастливая, — вздохнула Дейзи тоскливо. — Мой кавалер из Бордо не так молод и красив, как твой капитан Маккорд. Держу пари, этот красавчик знает, как нужно себя вести и среди простыней…

Селена, слегка покраснев, кивнула.

— Брайн не долго будет со мной. Он собирается отправиться в плавание. О, Дейзи, я не знаю, что буду делать, когда он оставит меня!

— Найдешь себе другого покровителя, — оживленно подсказала подруга. — С твоими данными, дорогуша, ты не будешь долго спать в одиночестве.

— Ты не поняла… Я люблю Брайна… И всегда буду…

— Это все чудесно и замечательно, но будь практичнее. Ты должна подыскать человека, который оплачивал бы твои счета. Причем богатого человека, если по-прежнему хочешь одеваться здесь.

Селена отвернулась, разглядывая манекенщицу, проплывающую мимо с грациозно-плавной походкой: темноволосая красотка, одетая в желтое платье с чудовищно громадной юбкой, летящим шлейфом и почти совершенно обнаженной грудью.

— Знаю, ты любишь его. Но любовь, дорогуша, не оплачивает кредитов и не набивает едой брюха.

— Я как-нибудь выкручусь…

— Конечно, ты выкрутишься. Но как только ты избавишься от своих романтических представлений. Все это довольно просто. Мужчина хочет удовольствия, и у некоторых из них довольно странные понятия о веселье, позволь мне заметить. Но если девочка хороша, молода и умна… Она может сделать состояние, заставляя своих воздыхателей оплачивать покупки. Вот я. Собственная карета, кучер, лакей. Апартаменты в Париже. А мой друг навещает город не так уж и часто, позволяя промышлять на стороне. Надеюсь, ты понимаешь, что я имею в виду…

Селена пыталась скрыть свое отвращение, Дейзи же продолжала стрекотать:

— Скажи мне — почему добропорядочный граф посылает мне каждый день цветы? И смотри, что пришло с его последним букетом. — Дейзи отогнула края лифа и продемонстрировала взору подруги рубиновое ожерелье. — Граф стар… Ему, должно быть, лет семьдесят. Один Бог знает, какие деньги он готов выложить, чтобы хоть раз оказаться в моей постели. И я готова разрешить ему попытаться…

Селена опустила чашку.

— Ожерелье великолепное. Но я не могу отдаться никому без любви. Никто, кроме Брайна…

— Но он уезжает. Собирается воевать… Дорогуша, его могут даже убить!

— Нет! — вскрикнула Селена, не обращая внимания на хорошо одетых посетительниц, повернувшихся в ее сторону. — Не говори таких вещей…

Дейзи взглянула с любопытством. Нетерпение и зависть смешались в ее взгляде.

— Я никогда не любила. Полагаю… это временами несколько ужасно… но и прекрасно тоже.

— Да… и ужасно, и прекрасно. Когда-нибудь ты встретишь любовь и поймешь…

— Уволь, дорогуша! — нарочито фамильярно произнесла Дейзи. — Любовь — роскошь, которую я не могу себе позволить…

Девушка замолчала, так как к ним спешила мисс Мэри с образцами мокрого шелка и целым набором всевозможных шнуровок, ленточек, кружев.

— Я должна исчезнуть, — сообщила Дейзи, поднимаясь. — У меня ланч с одним джентльменом… — Подруга тепло улыбнулась Селене. — Я хочу, чтобы ты пришла и навестила меня. Дом номер двадцать пять по Хаузмен-стрит. Четвертый этаж. Понимаю, что не сможешь сделать это в ближайшие дни, ты наверняка захочешь побыть со своим капитаном. Но потом…

Селена пообещала прийти в гости, и Дейзи поспешила на свидание, оставив подругу наедине со своими мыслями. Нет, она не переживет разлуку с любимым!