Прочитайте онлайн Наперекор стихии | Часть 13

Читать книгу Наперекор стихии
2018+3332
  • Автор:
  • Перевёл: С. Пичуричкин
  • Язык: ru

13

Почти полчаса вглядываясь в окошко нанятого экипажа, Селена наконец увидела Брайна. Закрыв за собой дверь, он пошел по дорожке сквозь приусадебный садик к улице. В свете газовых рожков лицо его выглядело решительным и целеустремленным.

Дверь кеба распахнулась.

— На Лайм-стрит. Быстрее.

Когда Брайн залез внутрь и увидел растерянную девушку, глаза его сузились от гнева, но в этот миг кнут кучера щелкнул, и экипаж тронулся, быстро исчезнув в густеющем тумане.

— Какого черта ты здесь делаешь?!

— Я еду с тобой.

— Нет.

— Разреши же, наконец, поговорить с тобой хотя бы.

Брайн приподнялся, но девушка схватила его за руку, решив любым способом помешать ему остановить экипаж.

— Брайн, ты обязан выслушать меня! Я знаю, ты плывешь во Францию.

— Ты не можешь знать этого.

— Но это так. Правда? Чтобы спрятать корабль, избежав конфискации.

Брайн насторожился.

— Что ты еще знаешь?

— Дональд говорил Джошуа, что у тебя только один способ сохранить «Ариадну» — переправить корабль во Францию прежде, чем его арестуют. Дональд говорил, что ты будешь действовать быстро. Брайн, ты отплываешь сегодня ночью, да?

— Вполне возможно.

— Возьми меня с собой. Я не создам тебе никаких проблем, я обещаю.

Полуулыбка-полунасмешка промелькнула в чертах несговорчивого капитана.

— Женщина с твоей красотой — всегда проблема. Да еще на корабле… Нет. Мы уже сказали друг другу «до свидания»…

— Никаких «до свидания», — упрямилась девушка. — Брайн, ты обязан выслушать. И должен понять, почему я не могу остаться в доме Родмана.

— Твои слова вряд ли что изменят, Селена.

— Как ты можешь так говорить? Ты же беспокоишься обо мне. Да, я знаю, что ты беспокоишься! Ты не можешь отправлять меня назад к Джошуа.

— Я вижу, что тебе трудно там.

— Трудно?! — повторила девушка дрожащим от волнения голосом. — Джошуа хочет сделать меня любовницей. Он говорил об этом сегодня вечером. Уинифред он собирается отправить в санаторий, находящийся где-то в Шотландии. А если я не соглашусь добровольно, он возьмет меня силой. Я знаю, он осмелится.

— Да уж, за ним не заржавеет… Но если тебе нельзя оставаться здесь, вернись в «Пристон Армс», — нетерпеливо пытался решить проблему Брайн. — Почему ты оставила отель?

Девушка чувствовала, что близка к истерике. С трудом взяв себя в руки, она поведала ему, что с ней произошло в отеле. Брайн молча слушал ее излияния, все больше мрачнея.

Кеб мягко двигался сквозь туман холодной декабрьской ночи. В запальчивости отчаяния она не щадила Брайна, доверяя его слуху все грязные подробности. О прибытии в отель, о притворном радушии Эммы, о встрече с Дейзи Каллен. Еще совсем недавно скромность помешала бы рассказать мужчине о случившемся между Дейзи и портовым грузчиком, но сейчас она рассказала и это.

— Эмма ужасная женщина. Из своих клиентов она выбрала для меня одного. Какой-то маклер. Она не разрешала мне работать, не брала денег лишь для того, чтобы…

Брайн обнял разволновавшуюся девушку.

— Хорошо, любимая. Я все понял. Нет, ты не можешь возвращаться в отель.

Экипаж въехал в портовую часть города, огибая толпы моряков разных национальностей, шатавшихся от таверны к таверне, нищенок, уличных музыкантов, девочек в дешевых нарядах, влачивших юбки по сырой мостовой. Даже сейчас, после полуночи, на Лайм-стрит кипело веселье.

— Теперь ты видишь — мне некуда идти, — завершила Селена печальную повесть о своих скитаниях, и когда вместо ответа услышала молчание, с ужасом взглянула на Брайна. — Ты же не оставишь меня здесь, среди доков?

— Нет, не оставлю…

Девушка немного успокоилась.

— Тогда возьми меня с собой. Брайн, умоляю, скажи «да».

— Успокойся! — Тон капитана был холоден и резок. После чего он погрузился в тяжелое раздумье и оставался в нем до тех пор, пока кучер, остановив лошадь, не прокричал:

— Лайм-стрит, сэр!

— Иди за мной, — сказал Брайн девушке, прокладывая через толпу путь к таверне.

Прокуренная комната была набита матросами. Одни уже допились до оцепенения, в то время как другие, рассевшись по-барски, лапали замызганных портовых шлюх. Толстая женщина в запятнанном сатиновом платье пела звучным, почти диким голосом в сопровождении мужчины с аккордеоном.

Брайн подвел Селену к дальнему столику. Девушка плотнее закуталась в плащ, не желая привлекать внимания дорогим шелковым платьем.

— Извини меня, Селена. Если бы я знал, что это за гостиница «Пристон Армс», я тебя там не оставил бы.

— Знаю… Но теперь это не имеет никакого значения. Главное, мы нашли друг друга. Мы вместе…

— Не надолго…

— Ты все-таки поплывешь ночью на «Ариадне»?

— Говори тише. — Брайн настороженно обвел глазами наполненную таверну.

Девушка вспомнила слова Джошуа: «Порты кишат шпионами».

Склонившись над грязным столом, Брайн взял девушку за руку и заговорил так тихо, что Селене пришлось тоже податься вперед, чтобы расслышать.

— Я не могу взять тебя с собой.

— Ты хотел сказать, не хочу! — В гневе она отдернула руку. — И это говоришь мне ты, кто уговорил меня покинуть мой остров! Ты, кто притащил меня в Ливерпуль! И теперь ты отказываешься от меня?!

В глубине своего сознания она понимала, что поступает несправедливо, что Брайн не мог знать ни об обстановке в отеле, ни об Эмме Пристон. Но она так много выстрадала в последние дни, что не могла думать ни о правоте, ни о благоразумии. Только одно она знала наверняка: она любит Брайна. Любит до такой степени, что не может позволить ему исчезнуть вновь.

— Хорошо. — Брайн все еще говорил полушепотом. — Я притащил тебя в этот город, и ты готова каждый раз попрекать меня в этом. Но можешь не расстраиваться: я не оставлю тебя помирать от голода на улице.

— И надо полагать, я должна вечно за это благодарить…

— Я не требую от тебя благодарности. Успокойся и слушай, у меня очень мало времени. Недалеко от Ливерпуля живет мой друг, сочувствующий Конфедерации. Я жил у него все это время. Финлэсы — приличные, респектабельные люди. Я напишу тебе рекомендательное письмо и дам достаточно денег на покрытие дорожных расходов. Ты можешь воспользоваться Ливерпульской железной дорогой прямо здесь, на станции Лайм-стрит.

— Но я не хочу…

— Не перебивай… Миссис Финлэс занимается благотворительностью всех сортов. Уверен, она легко сможет пристроить тебя куда-нибудь. Возможно, в женскую школу учительницей…

— Я не хочу работать в школе… — Селена читала о школах милосердия в повестях Диккенса и Шарлотты Бронте, и мысль о работе в подобном заведении приводила бедняжку в ужас. — Брайн, прошу тебя.

— У тебя нет выбора. Селена, дорогая моя, послушай. Я знаю, ты безрассудная и упрямая, как Марк. Но это плавание очень опасно. Даже если бы я и хотел взять тебя с собой, я все равно не могу. Корабль не сделал ни одного испытательного пробега…

— Мне все равно…

— Тогда ты идиотка.

— Папины корабли…

— Они были парусными, не так ли?

— Да, но я не понимаю, какая разница.

— Пар — вот разница. Послушай же меня. Я плавал на машине, где вибрация растрясла вентиль котла до такой степени, что его заклинило. Если оставить это без присмотра, спрессованный пар разорвет стенки. Я видел человека, ошпаренного хлынувшим паром. Он неистово кричал и метался в агонии, прежде чем умер. Однажды у меня на глазах куском вырванной фурнитуры обезглавило человека. Мне было столько же, сколько сейчас тебе. Никогда этого не забуду! Кровь залила все стены машинного отделения.

Селена тяжело вздохнула.

— Брайн, я не хочу слушать.

— И тот корабль прошел несколько испытательных пробегов, в то время как этот…

— Меня это не заботит. Я еду с тобой!

— К черту тебя! Ты останешься с Финлэсами.

— Брайн, если ты покинешь меня, мы можем никогда больше не увидеться.

Еще несколько мгновений назад девушка была рассержена на него, но при одной мысли, что может потерять его навсегда, обиды прошли. Капитан, словно не слыша ее слов, продолжал:

— Я напишу тебе рекомендацию к Финлэсам.

— Не беспокойся. — Селена чувствовала, как кровь пульсирует в висках. Стараясь говорить спокойно, она вцепилась в край стола, надеясь скрыть дрожь своих рук. — Ты возьмешь меня с собой, иначе твой корабль никогда не достигнет Франции.

Капитан посмотрел на нее, как на безумную.

— И как ты собираешься остановить меня?

Девушка несколько испугалась, зная, что мужчины с таким характером, как у Брайна, не прощают женщинам превосходства.

— Если ты не возьмешь меня с собой, я пойду к Томасу Дудлею. Он консул Штатов здесь, в Ливерпуле…

— Я знаю, кто он…

— И скажу, что «Ариадна», снаряженная как крейсер Конфедерации, собирается отплыть вечером во Францию.

Угроза попала точно в цель, и Селена знала это. Глаза Брайна зловеще сузились.

— И что ты за женщина?!

— Женщина, которая знает, чего хочет.

— Селена, ради Бога. Ты должна понимать, что этот корабль значит для Конфедерации.

— Меня не волнуют дела Конфедерации. Меня волнуешь только ты. Если ты поплывешь без меня, на борту «Ариадны»…

— Закрой рот, — жестко оборвал Брайн.

Поднявшись, он обошел столы, встал позади девушки и, опустив руки на ее плечи, с такой силой сжал их, что она едва не вскрикнула от боли.

— Хорошо, Селена. Ты победила. Теперь пойдем.

Взяв девушку за руку, Брайн вывел ее из таверны. Долго петляя по лабиринтам извилистых проулков, они хранили холодное молчание. Наконец девушка увидела едва различимый в тумане свежевыкрашенный темный борт огромной «Ариадны».

В паре шагов от трапа Брайн наконец проговорил:

— Знаешь, Селена, если бы ты даже и донесла на меня, мы все равно успели бы покинуть док и достигнуть дельты реки до того, как нас схватят британские власти. Но корабль не принадлежит мне. Это собственность Конфедерации, и я не могу рисковать.

В словах капитана звучала неприкрытая обида на женщину, одержавшую над ним победу.

В слабом освещении палубы молодой матрос пытался разглядеть лицо Селены.

— Я доложу капитану Родману о вашем прибытии, сэр?

— Капитан Родман? — Селена с непониманием посмотрела на Брайна. — Разве не ты капитан?

— Нет, пока мы не достигнем Бордо. Лучше…

В этот момент Дональд Родман выступил из темноты, и Селена увидела золотые нашивки его мундира. Девушка еще не пришла окончательно в себя от удивления, когда Дональд с неменьшей растерянностью уставился на нее.

— Селена! Я не понимаю.

— У нас пассажир, капитан Родман. Она убедила меня взять ее с собой во Францию.

— Но, капитан Маккорд! Вы не должны были делать это! Это более чем опасно…

— Селена не боится опасностей, в этом она меня убедила. А теперь я отведу ее к себе в каюту, и, если у нас достаточно пара, можно отправляться.

Пар… Селена почувствовала вибрацию палубы под ногами. Вспомнив ужасные рассказы Брайна в таверне, она почувствовала страх.

— Мы были готовы к отплытию еще час назад. Но я не дам приказа, пока Селена не покинет палубу. — Дональд видел, как капитан Маккорд крепко держит девушку за руку. В глазах Селены был страх. — Вы привели ее сюда силой?!

— Она пришла сюда добровольно, капитан Дональд. — Брайн повернулся к девушке. — Не так ли, моя дорогая?

— Да, Дональд. Это правда.

— Не понимаю. Но зачем?!

— Мы теряем драгоценное время, — перебил Брайн.

Селена и сама осознавала, что риск быть захваченными возрастает с каждой минутой. Она, конечно же, не собиралась сдавать их властям, но слухи о связи «Ариадны» с Конфедерацией ходили давно, и девушка боялась своим появлением задержать отплытие. Отойдя в сторону, она тихо проговорила:

— Дональд, послушай. Я… я любовница Брайна. Мы вместе с тех пор, как я выехала из Нассау.

Шокированный и смущенный одновременно, Дональд, отвернувшись, освободил от плотного воротника шею и натянуто произнес:

— Я знаю… Но все равно ты не понимаешь, на какой риск идешь.

— Понимаю… — Девушка старалась не обращать внимания на сгусток страха, шевельнувшийся внутри. — Мне не страшно.

Дональд обратился к Брайну:

— Мы еще можем остановить машину и отплыть под парусами.

— Мы договаривались, что первое плавание будет и испытательным.

— Ты ничего не говорил о том, что на корабле будет женщина!

— Она охотно разделит с нами наше путешествие. — Брайну не хотелось терять время на бессмысленные дебаты. — Давайте трогаться.

— Мы тронемся, когда я отдам приказ!

— Извините меня, капитан Родман, — натянуто проговорил Брайн. — Но мы не можем тронуться в плавание без Селены. — Повернувшись к девушке, он с холодной, затаенной злостью попросил: — Расскажи ему, моя дорогая.

— О, Брайн, пожалуйста.

— Хорошо, я сам сделаю это. Селена пригрозила, что донесет на нас. Что пойдет в консульство Соединенных Штатов, и наш корабль будет задержан прежде, чем мы успеем доплыть до моря.

— Я не верю этому. Селена не может… — начал Дональд.

— Скажи ему. — Словно стальными клещами, Брайн сжал руку девушке.

— Это правда, Дональд. Но ты не понимаешь… — Селена осеклась, увидев разочарование на лице Дональда.

— Вот ключи от вашей каюты, капитан Маккорд, — сказал он. — Я немедленно отдаю приказ об отплытии.

Скрипнув по палубе каблуком, он развернулся и занял место на мостике. Брайн повел Селену вниз. Все было пропитано запахом краски, олифы и керосина.

Машина заработала сильнее, и вибрация перекинулась на стены. Девушка не могла больше вынести застывшего, зловещего молчания упрямого человека и спросила:

— Скажи мне, почему Дональд на корабле, да еще и капитан?

— Для того, чтобы успокоить подозрение таможенников, когда ранним утром они поднимутся на борт. На корабле нет армии, но мы решили подстраховаться, имея хозяина с необходимыми документами. Конечно, мы не уверены, что сможем их убедить в том, что «Ариадна» — обычное торговое судно. Нас могут остановить и обыскать раньше, чем мы достигнем дельты и окажемся в море.

— А если это случится?

— А если это случится и ты сделаешь или скажешь что-нибудь, чтобы нас выдать, я сверну тебе шею.

— Брайн, я не скажу… Я даю тебе слово.

— Твое слово? Что оно стоит?

Взяв его за руку, Селена, не отрывая фиалковых глаз от лица капитана, тихо сказала:

— Не надо… Ты же знаешь: я пригрозила консулом только потому, что боялась тебя потерять.

Брайн оттолкнул несчастную девушку на койку.

— Нет, этого я не знаю. Я не знаю ничего, кроме того, что ты — своевольная эгоистка, которая продаст любого! Ты устраиваешь показушные сцены с одной лишь целью — добиться своего.

— Ты не смеешь говорить со мной в таком тоне… Я тебе не из… не дешевая, пошлая…

— Ты красива и хорошо воспитана, но это не делает тебя лучше любой из портовых девиц… — Безжалостный тиран не обращал внимания на тихий, почти беззвучный плач Селены. — Только ты опаснее. — Продолжая насмехаться, Брайн наносил удар за ударом. — Мужчина, поверивший тебе, сделает большую ошибку. А уж если полюбит такую, как ты…

— Любовь?! Что ты знаешь о любви? — Слезы гнева жгли фиолетовые глаза.

— Только одно, моя дорогая. Она делает нас обоих голыми, не так ли?

— Убирайся! — Девушка тряслась от негодования.

— Сейчас я ухожу — мне нужно на мостик. — Серые глаза оставались холодными, голос едва сдерживал ярость. — Но я вернусь, Селена.

«Ариадна» двигалась вниз по реке. Присев на узкую койку, Селена взволнованными пальцами расстегивала плащ. Теперь она будет бояться Брайна, и на это есть все основания. Сегодня вечером он сделал, как хотела она, но такие мужчины не позволяют женщине вести себя на поводу.

Покинутая всеми, Селена свернулась клубком, смутно осознавая, как корабль, набирая обороты, рассекает мутную воду, направляясь сквозь дождь и туман в море. Она не могла выкинуть из головы грубые слова Брайна и, более того, взгляд, которым он одарил ее перед выходом из каюты.

Неизвестно сколько времени прошло, прежде чем послышались чьи-то шаги и ключ повернулся в замке. Селена хотела поговорить с Брайном, заставить его понять, почему она прибегла ко лжи. Но в дверях с подносом в руках показался молодой матрос с копной белокурых волос.

— Наилучшие пожелания капитана Родмана, мисс… — Матрос-официант поставил поднос с едой на тумбочку рядом с кроватью, отодвигая в сторону таз для умывания и кувшин с водой. — Здесь холодный окорок, бисквиты и бутылка бренди.

У девушки запершило в горле. Зная, в качестве кого находится она на корабле, обремененный ответственностью перед важным делом, Дональд тем не менее заботился о ней. Неожиданно поднос запрыгал, затрясло и тяжелую тумбочку. Судорожная дрожь прошла по всему кораблю. Больше минуты эмалированный кувшин отбивал по тазу дробь.

Встав, девушка почувствовала, как раскалился пол. С трудом сдерживая страх, она автоматически проговорила:

— Передайте капитану Родману мою благодарность и скажите…

Но прежде чем она договорила, корабль накренило и зашвыряло с такой силой, словно злобный гигант игрался им в своих могучих руках. Из-за двери послышались встревоженные крики и топот.

— Что это?! — вскрикнула ошеломленная Селена. — Что случилось?

— Не знаю, мисс. Но мне нужно идти…

Матрос выбежал, оставив дверь открытой, и неприятный запах металла мгновенно распространился по каюте. Закашлявшись, Селена старалась не дышать серными испарениями, доносившимися из коридора.

Возле двери ненадолго приостановился матрос с выпачканным в саже лицом. Селена подошла к косяку, но услышала лишь обрывки фраз, долетающих извне:

— … подшипники перегрелись… Может разорвать котловую шину…

Грязный матрос остановился перед взволнованной девушкой.

— Вам лучше не вставать с койки, пока корабль вновь не двинется в путь.

— Но что случилось?

— Капитан сильно увеличил скорость и перегрузил подшипники. Они чудовищно нагрелись…

— Но мы не собираемся… взрываться?..

— Конечно, нет, мисс. Мы только остановились, чтобы привести подшипники в рабочее состояние. Не переживайте: капитан знает все, что нужно знать о машине.

Чумазый утешитель подарил девушке белозубую улыбку, и на какой-то момент образ Марка всплыл перед ее глазами: такой же худой, как этот моряк, белокурый, с теплой, мальчишеской улыбкой… Но Марк мертв. Поинзиана далеко. А она мчится на неиспытанном корабле в туман, доверив свое будущее безжалостному человеку с холодным взглядом и с полным набором оснований ненавидеть ее.

— С вами все в порядке, мисс?..

— О да. Я в порядке, — соврала девушка.

— Попробуйте лучше бренди, — посоветовал матрос напоследок. — Только пейте маленькими глотками: он очень крепок для молодой дамы. Но зато хорошо вас утешит… — Моряк ушел, захлопнув за собой дверь.

Без сомнений, порядки Брайна… Наполнив оловянную кружку спасительным зельем, Селена устроилась на койке, поджав ноги. Отпив немного бренди, девушка вздохнула, чувствуя, как тепло разливается внутри, расслабляя напряженные мышцы, успокаивая натянутые нервы.

Распластавшись на своем лежбище, расслабленная Селена пыталась воспроизвести картины всего лишь однолетней давности: когда она была еще наивной девочкой, любившей гулять по ровной зеленой поляне под огненными цветами поинзианских деревьев, в золотом сиянии островного солнца. Но девочки больше не будет. А Поинзиана перестала быть раем любви и спокойствия, где капризное дитя нежили и баловали.

Когда-нибудь этот рай вновь вернется к ней. А может быть, уже никогда не насладится она чудесными пейзажами своего детства. Но сейчас она была на корабле, один на один с недоступным будущим, в руках у Брайна Маккорда, оказавшегося жестоким и мстительным человеком.

«Ариадна» вновь тронулась в путь, но на этот раз страх перед Неиспытанной машиной был проглочен страхом перед Брайном Маккордом. Постепенно бренди начало действовать, и нервное напряжение и усталость взяли верх. После тщетных попыток расстегнуть пуговицы на лифе платья Селена отказалась от своей затеи и, смиренно вздохнув, натянула тяжелое одеяло поверх себя. Веки отяжелели. Кружка выскользнула из ослабевших пальцев…