Прочитайте онлайн Наперекор стихии | Часть 12

Читать книгу Наперекор стихии
2018+3319
  • Автор:
  • Перевёл: С. Пичуричкин
  • Язык: ru

12

Лакированные с позолотой стулья и кушетки, красный абиссинский ковер и плотные занавески, отгораживающие гостиную от туманного декабрьского вечера, — все имело вид изящной торжественности. Селена словно хозяйка шла между приглашенными. Тучная женщина в платье из черного бархата остановила девушку возле камина.

— Присядьте же, дорогая моя. — Селена напрягла память, пытаясь припомнить имя гостьи. Миссис Флетчер. Жена владельца металлоплавильного завода. Девушка присела. — И поведайте нам, — миссис Флетчер подалась ближе, — кто этот загадочный посетитель мистера Родмана? Очевидно, вы очень хорошо знакомы с этим человеком.

— Мы встречались…

— Замечательно. Но почему бы этому моряку не навестить мистера Родмана на верфи… — вставила свое мнение длинная, угловатая дама, сидевшая на противоположной кушетке; белые сливы на головном уборе кивнули в знак согласия. — А не являться нежданно-негаданно во время званого ужина…

— Мэвис, дорогая, он не просто моряк, — возразила миссис Флетчер с важностью безапелляционного авторитета. — На нем форма морского офицера, между прочим.

— Он выглядит настоящим пиратом, — присоединилась маленькая барышня. Верхняя губа у нее была несколько вздернута, а ресницы вокруг серых глаз были до того тонки, что казались невидимыми. Девушка была похожа на кролика. — Такой высокий… и грозный!

— Неужели, Элеонора? — бестактно перебила миссис Флетчер. — Откуда ты знаешь? Ты хоть раз сталкивалась с пиратом лицом к лицу?

— Нет, но… — кроликолицая Элеонора, пряча смущение, повернулась за помощью к Селене. — Расскажите же нам об этом джентльмене. Кто он такой?

— Если честно, я едва его знаю… Пожалуй, мистер Родман лучше расскажет вам… — Бедную девушку терзала мысль, что Брайн находится с ней под одной крышей, а она вынуждена поддерживать бессмысленный разговор, а в довершение всех бед миссис Флетчер попросила:

— Вы же сыграете нам что-нибудь? И уж конечно, споете, не правда ли? Меня так радует музыка…

— Надеюсь, вы не разочаруетесь, но я давно не играла…

— О, вы очень скромны… — Элеонора говорила натянуто, быстро при этом моргая. — Правда, что вы зарабатывали этим на жизнь?

— Кто вам сказал?

— Ну, кто-то говорил, что вы пели в кабаре, до того, как приехали к Родманам.

— Вы заблуждаетесь. — Селена понимала, что над ней насмехаются, и с трудом сдерживала раздражение.

— Конечно же, ты ошибаешься, — вмешалась всезнающая миссис Флетчер. — Мисс Хэлстид — далекая родственница семьи Родманов. С Багам, не так ли?

— Да, это правда. — Селена не могла позволить сплетницам насмехаться над ней. — Наше имение располагалось на острове Провидения.

— Ты видишь? — Сладкая улыбка миссис Флетчер была ядовита. — В самом деле, Элеонора, неужели ты думаешь, что Уинифред могла позволить певице из мюзик-холла жить в своем доме?

Селена поднялась и, обведя всех тяжелым взглядом, медленно произнесла:

— Если бы у меня было достаточно таланта, я предпочла бы петь в мюзик-холле, чем находиться среди вас…

— Мисс Хэлстид… Вы наверняка не поняли…

— О, я все поняла! Уверена, что в мюзик-холле компания более веселая и разговоры, несомненно, интереснее. Извините меня, дамы…

Повернувшись, девушка направилась к группе других дам, восхищавшихся сложными икебанами из искусственных высохших цветов, а также чучелами экзотических птиц. Она пыталась занять себя разговором, но тело томилось в напряжении, ожидая, когда же мужчины, среди которых находился Брайн, закончат с вином и сигаретами и присоединятся к дамам.

Но даже когда обе половины воссоединились, девушке не удалось поговорить с Брайном: помешал Джошуа.

— Ты же сыграешь для нас, моя дорогая… — почти приказал он, войдя в гостиную.

Брайн даже не взглянул в ее сторону, будучи занятым разговором с одним из гостей.

— Может быть, одна из дам… — Селене хотелось как можно быстрее с ним объясниться. Но Джошуа отрицательно затряс головой.

— Ты пойдешь к пианино, Селена. Сейчас же!

Селена повиновалась, но, усаживаясь за блестящий рояль красного дерева, поклялась, что оставит этот дом. И очень скоро. Пусть Уинифред терпит тиранию Джошуа. Она этого делать не собирается!

Робко спев для начала «Я снилась себе в мраморном зале», она более уверенно исполнила несколько этюдов. Дамы отвечали сдержанными похлопываниями, джентльмены — более энергичными аплодисментами. Селена сыграла и спела несколько других популярных песен и, когда начала второй куплет «Приходи в страну моих любовных грез», ощутила, что слушатели перестали обращать на нее внимание и повернулись к двери. Обернувшись, девушка увидела, как Уинифред вошла в гостиную.

При первом взгляде Селена подумала, что Уинифред удалось избавиться от своего сомнамбулического состояния: ступала она уверенно, прямо держа голову и раскачивая желтой юбкой бархатного платья. Но когда хозяйка подошла поближе, девушка разглядела мученический взгляд опухших глаз, неестественно нарумяненные щеки. Хотя кто-то, вероятно Абигайла, привел в порядок ее волосы, прическа растрепалась. Уинифред не замечала гостей. Мужчины, стоявшие вокруг Селены, отступили, освобождая Уинифред дорогу.

— Как ты смеешь, — обратилась женщина к похолодевшей от страха девушке, — демонстрировать себя перед моими гостями?! В моем доме!

— Кузен Джошуа просил меня развлечь… — попыталась оправдаться несчастная.

— И посидеть на моем месте во главе стола? О, Абигайла рассказала мне.

— Уинифред, прошу вас. — Селена поднялась. — Вы нездоровы. Я отведу вас наверх.

Девушка взяла Уинифред за руку, но та отдернула ее, будто обожглась.

— Оставь меня в покое, бесстыжая потаскуха! Ты не смеешь выгонять меня из гостиной моего дома… И ходить в моих драгоценностях!

Пьяная женщина буквально визжала от гнева. Схватив бриллиантовое ожерелье, она со всей силой рванула его. Но застежка не поддалась, и камни с силой врезались в тело девушки.

Селена заметила, как Брайн сделал несколько шагов в их сторону, но Джошуа опередил его.

— Уинифред! Оставь ожерелье. Сейчас же!!!

Несдерживаемая ненависть в голосе мужа произвела свой эффект: Уинифред мигом отдернула руку. Злость, казалось, улетучилась вон, она качнулась, но «заботливый» супруг обхватил жену за талию.

— Пойдем со мной, — проговорил он ей мягким полушепотом.

Со стороны могло показаться, что внимательный муж заботливо сопровождает уставшую супругу, но Селена увидела за его мягкостью открытую ненависть, сквозившую в каждой черте лица этого жестокого человека.

— Джошуа, отпусти меня, — робко протестовала Уинифред.

Селена, будучи не в состоянии более выдерживать собственное унижение и страдания несчастной женщины, прошептала:

— Сделайте, как он говорит. Лучше…

— Ну, конечно, — прохныкала Уинифред страдальческим, хриплым голосом. — Хочешь выпроводить меня, не так ли? Не желаешь ли стать любовницей Джошуа, а? Ты хочешь быть полноправной хозяйкой дома?

Одна барышня вздохнула, другая прикрылась веером. Джентльмены смотрели в сторону униженной девушки: одни, как ей показалось, с сожалением и симпатией, другие с жадным интересом, разглядывая, словно она предстала голой перед их взорами.

«Какой-то кошмар, — думала взбешенная Селена. — Как со мной могло такое произойти?» Девушка поймала отрешенный взгляд Брайна. Скрывает ли он свои чувства? Или принял за правду болезненные иллюзии Уинифред? О, нет! Он не может! Он не должен!

Крепко сжав руку супруги, Джошуа повел ее из комнаты. Несмотря на изысканный фасон платья, Уинифред напоминала тряпичную куклу. Джошуа с трудом сдерживал гнев. Девушка ощутила приступ дурноты, представив, что произойдет там, наверху, как только двери захлопнутся за спинами супругов.

Гости начали подниматься и, перешептываясь, покидать гостиную. В какой-то момент Селена осталась наедине с Брайном. Ничего не говоря, он молча смотрел на девушку. Задетая его равнодушием, девушка, наконец, поинтересовалась:

— Почему ты не ушел с другими?

— Я жду Джошуа. Мы еще должны обсудить частные вопросы, когда разойдутся гости… — Едва заметная улыбка искривила его красивые губы. — Мне повезло: вечер закончился раньше, чем я предполагал. Кроме того, услышал много интересного.

— То, что Уинифред говорила о Джошуа и обо мне… — забыв о гордости, начала оправдываться Селена. — Она не знала, что говорила… Женщина больна.

— А по-моему, просто пьяна. Я сразу это понял… Но когда вино внутри, правда снаружи.

— Это неправда! Я не любовница Джошуа Родмана. Он жестокий, бессердечный человек, кроме того… Мне не нужен ни один мужчина, кроме… О, Брайн, ты же знаешь… Ты не мог забыть…

— Конечно, как же я мог забыть нашу ссору на корабле, в последнюю ночь плавания. Помнится, ты награждала меня такими же оскорблениями…

— Ну, Брайн, я…

— Не переживай, сладкая моя. Ты вольна поступать, как тебе заблагорассудится. И правильно делаешь. Всего одна неделя в Ливерпуле, а ты уже нашла обеспеченного обожателя. Но, Селена… Попроси Джошуа купить тебе собственное ожерелье. Он может себе позволить это.

— Ты не понимаешь…

— О, еще как понимаю. Жизнь в «Пристон Армс» тебя не прельщала. Надо полагать, лакейской работе ты не обучена, а жить на иждивении — ниже твоего достоинства. Ты встретила Джошуа, и он был сражен твоей красотой… — Взгляд Брайна скользнул по обнаженной груди девушки. — Я хорошо понимаю его желания…

— Не говори так! Тогда, в первый раз, когда мы остались в Поинзиане… Ты должен помнить…

— Я помню, — серьезно ответил Брайн. Было ли страстью то, что мелькнуло в его глазах? Или нежностью? Возможно, и то и другое.

— Если бы ты только сказал мне, для чего собираешься в Ливерпуль… Почему ты ничего не сказал об «Ариадне»?

— Какого черта тебе известно об «Ариадне»?! — зловеще прорычал Брайн.

— Я знаю, что она строится как крейсер Конфедерации… что ты ее капитан.

— Я дал Джошуа Родману достаточно денег, чтобы держал язык за зубами, но после ночи в твоей кровати, надо думать, он забыл о своих обязательствах. Как пьяный матрос, разглагольствующий с какой-нибудь портовой девкой…

— Будь ты проклят, Брайн Маккорд! Как ты смеешь сравнивать меня с…

Взяв девушку за руку, он мягко прервал ее:

— И не думал сравнивать тебя с такими женщинами… Возвращайся в Нассау. Это единственный способ для тебя устроиться в этом мире. Я тешил себя надеждой, что ты последуешь моему совету. Не сомневаюсь, что Уинифред Родман будет мучить тебя…

Селена отдернула руку. Боль терзала горло, грудь напряглась, сердце бешено колотилось. Девушке хотелось обидеть этого человека так же, как он обижал ее. Но прежде чем она успела ударить по небритой щеке, крепкие мужские руки легли на изящную талию. Слезы бешенства выступили на фиолетовых глазах…

Брайн прижал ее к себе, руки сомкнулись за спиной, его губы — настойчивые, требующие губы — накрыли ее. Селена пыталась заглушить ответное влечение, знакомое тепло, разливающееся по всему телу. Но сопротивление с собой оказалось бесполезным. Губы разомкнулись, принимая язык, руки поползли вверх, лаская могучие плечи, волосы. Селена всем телом прижалась к Брайну.

В отдалении послышался голос Джошуа. Брайн разжал руки, освобождая начинавшую задыхаться от желания девушку.

— Прискорбнейший инцидент, — оправдывался глава дома перед одним из уходящих. — Уинифред была вне себя…

После невнятного ответа входная дверь захлопнулась, возвращая девушку к насущным проблемам. Она покинет дом Родмана, и немедленно, потому что не сомневается: если она и дальше будет оставаться под крышей его дома, этот мерзавец не побрезгует взять ее силой. Селена поспешно объяснила все Брайну, умоляя взять ее с собой, но, ничего не ответив, он молча направился к выходу.

— Нет! Подожди…

В напряженном, затяжном молчании протянулась, казалось, целая вечность. Наконец Брайн проговорил скороговоркой:

— Извини, но гости разошлись, и мне необходимо переговорить с Джошуа.

— Об «Ариадне»? О, Брайн. Неужели ты действительно попытаешься вывести корабль за пределы Ливерпуля… в Париж?

— Это тебя не касается. Селена, я… — Он взял ее руку, поднес к своим губам, целуя ладонь, касаясь теплом дыхания мягкой кожицы. — До свидания, любимая…

И прежде чем девушка успела сообразить, что он собирается сделать, Брайн покинул ее, выйдя в прихожую.

— Ну, капитан Маккорд, давайте побеседуем, — донеслось из-за дверей.

Брайн втянулся в опасный бизнес — это и привело его в Ливерпуль. Какой-то пугающей обреченностью было наполнено прощальное «до свидания», и инстинктивно девушка поняла: если не отважится рискнуть всем, она может навсегда потерять возможность вновь увидеть своего возлюбленного.

Подобрав юбку, она поспешила в коридор, где служанка гасила газовые рожки. Неизвестно, сколько времени проведет Брайн в компании с Джошуа: некогда подниматься наверх, некогда собирать вещи. Подхватив из гостевой комнаты плащ, Селена без оглядки покинула дом Родманов.