Прочитайте онлайн Начало династии | ПРЕКРАСНАЯ РОЗАМУНД

Читать книгу Начало династии
5018+503
  • Автор:
  • Перевёл: В. В. Симакова
  • Язык: ru
Поделиться

ПРЕКРАСНАЯ РОЗАМУНД

Генрих направился в Шропшир. Вступив на престол, он приказал разрушить все замки, возведенные как укрепленные гнезда баронов-грабителей. Это породило ненависть к нему тех, кто такие замки возводил, и Генрих понимал, что без постоянного контроля за этими землями разрушенные замки будут восстанавливаться. Ему донесли, что именно это происходит в Шропшире, причем такое сообщение поступило от сэра Уолтера Клиффорда, у которого к тому же завелась тяжба с сыном вождя одного из уэльских племен. Поэтому Генрих и держал путь к замку сэра Уолтера, чтобы заодно разрешить возникший спор.

Сэр Уолтер вышел встретить короля во дворе своего замка, подал ему кубок гостеприимства, из которого сначала отпил сам, чтобы показать, что вино не отравлено, и собственноручно придержал стремя, когда король слезал с коня. Потом он проводил короля в залу, где собралась вся семья.

Вся семья в сборе: леди Клиффорд и шесть ее дочерей. Некоторые уже замужем, их мужья стоят возле. Внимание короля привлекла самая младшая, совсем еще юная, красивее которой он, кажется, еще никогда не встречал. Генрих задержался около нее и сказал:

— У вас очаровательная дочь, сэр Уолтер.

— Ваш комплимент она запомнит на всю жизнь, милорд.

— И я не скоро забуду такую красавицу. Как тебя звать, девица?

— Розамунд, сир.

— Розамунд? — удивился король. — Это значит Роза Мира, да?

Он прошел в отведенные ему покои.

Все повара замка, сбиваясь с ног, готовили блюда, достойные короля; непритязательные вкусы короля в еде были хорошо известны, но каждый хозяин дома старался угостить его как можно изысканнее. Король того ожидал, хотя сам никогда пиршеством не увлекался. Восхитительный стол накрыт в главной зале. Генрих вышел, уселся во главе стола и велел, чтобы дочь сэра Уолтера села рядом, затем он принялся за еду в некоторой задумчивости. Сейчас белокурая девица показалась ему пленительно красивой, и он поймал себя на том, что сравнивает ее с брюнеткой Элинор. Девушка походила на свежераспустившийся цветок. Она готова во всем королю угодить, немного напугана его вниманием и тем ему еще больше нравилась.

— Слушай, я еще не встречал такой приятной девицы, — сказал ей Генрих ласково. Потом взял ее нежную белую ручку, подержал ее в своей, приложил к ней свою грубую ладонь и рассмеялся. — Эта рука, детка, держит все нити управления страной. Это сильная рука, Роза Мира, хотя не такая красивая, как у тебя.

— И хорошо, что она такая, сир. Ваша рука и должна быть такой.

— Верно сказано! Правильно думаешь о своем короле. Ведь какой он ни есть… он все равно король. Ты это хотела сказать, розочка моя?

— Да, сир. Так и должно быть, разве нет?

— Ваша дочь порадовала меня, сэр Томас. Она — редкой красоты и изящества.

Генрих весь вечер не отпускал от себя девушку, а когда расставались на ночь, спросил:

— У тебя уже есть любовник, милая?

Она очаровательно вспыхнула и ответила «нет».

— Тогда сегодня он у тебя будет, и это будет король.

* * *

Генрих в замке задержался. Розамунд ему совершенно вскружила голову. Отец с готовностью уступил ее королю, а сама Розамунд, хотя и была девственница, тоже не протестовала; она считала себя обязанной угодить королю и только радовалась, что смогла доставить ему удовольствие.

Мать же пригорюнилась. Она мечтала, что дочка выйдет замуж, обзаведется собственной семьей, как ее старшие сестры. Сэр Уолтер утешал ее как мог:

— Ничего, Розамунд немало получит сама и принесет пользу нашему дому. Если у нее будет ребенок, король позаботится о нем. Не уступи ему, он может разозлиться. Говорят, король в гневе страшно лют.

— Надо было спрятать дочерей.

— Будет тебе. Ничего хорошего из того не вышло бы.

Розамунд сразу влюбилась в короля. Величие власти покорило ее совершенно. Девочка смущалась своей женской неопытности, боялась, что чем-то может не угодить королю. Генрих ее успокаивал, объясняя, что невинность и есть ее главное очарование.

Оторваться от Розамунд оказалось для него не просто, и, собираясь уезжать, он говорил ей:

— Мне никогда не забыть это время в вашем замке.

— Я тоже запомню это навсегда, — отвечала Розамунд.

— Но ты не печалься.

— Не печалиться я не смогу, если вы уедете.

Какая прелесть! Как не похожа на Элинор. Может, этим она и обвораживает? Розамунд — сплошная нежность и признание его полного превосходства. Она не столь знающа, как Элинор, но достаточно образованна. Короля просто обожает, а для человека, окруженного расчетливым угодничеством, видеть ее полное бескорыстие было наслаждением.

— Мне нужно ехать, сладкая моя Розочка. Дорого бы дал, чтобы остаться и побыть с тобой еще.

Уэльсцы взбунтовались. Генрих приказал собрать всех лучников Шропшира и двинул их со своим войском против Овэйна Гвиннедда. Произошло ожесточенное сражение, обе стороны понесли тяжелые потери.

Генриху рассказывали, что дед его, Генрих I, часто ходил на Уэльс и там встретил принцессу Несту, которую любил больше всех своих многочисленных женщин. Он часто ездил к ней, а королева ничего не знала о его страстном увлечении. Один из сыновей Несты, также названный Генрихом, теперь воевал на стороне англичан. Во время сражения этот Генрих, сын Несты, был убит, а Генрих-король был на волоске от гибели. И если бы не храбрый английский воин, ставший на пути врага и сразивший его своим мечом, короля тоже ждала верная гибель.

Уэльсцы бились ожесточенно, но король сломил их сопротивление. Он загнал уэльсцев обратно в леса и укрепил пограничные крепости. Однако не одни уэльсцы докучали королю. Ему надо спешно возвращаться в Лондон, иначе как ему знать, все ли спокойно на других границах. Так шло со времен Вильгельма Завоевателя.

Но сначала ему хотелось вновь увидеть и еще немного побыть с Розамунд. Лишь в жарких схватках с врагами он не думал о ней. Другие женщины перестали для него существовать, его неудержимо влекло к этой чудной девочке.

Приезд короля стал еще одним праздником для всего замка. А сам король был глубоко тронут тем, как побледнела Розамунд, когда он рассказывал о пережитом на войне, о том, как его храбрые солдаты спасли ему жизнь и дали возможность самому все это ей рассказать. Той ночью, лежа с ним рядом, Розамунд сказала, что у нее будет ребенок.

— Розамунд! — воскликнул король взволнованно. — Я люблю тебя всем сердцем. Я знал много женщин, но никого не любил, точнее, только раз любил так, как теперь люблю тебя. Не думай, что я говорю просто так и что ты больше меня не увидишь. Я приеду к тебе… еще и еще.

Трепещущая от счастья, она нравилась ему все более. Удивительно, ничего не хотела ни для себя, ни для ребенка, ничего от него не ждет, как все другие, ни о чем не просит. Ему вспомнились нахальные выклянчивания Гикенаи и дерзкие требования Элинор. Эта — воистину Роза Мира.

— Я найду для тебя дом и буду часто приходить. Я стану тебе мужем во всех отношениях, кроме названия, и ты вырастишь нашего ребенка. Ты будешь довольна?

— Если мне будет дано видеть вас время от времени, я буду жить ради этих встреч и молить Бога об этом.

— Я буду приходить при всякой возможности, а их у меня будет предостаточно, можешь быть уверена. Я полюбил тебя, Розамунд, и ты станешь моей верной женой. Не будь я уже женат, женился бы на тебе, твой ребенок стал бы моим законным сыном… или законной дочерью. Но у меня есть жена, ревнивая и могущественная. Если она узнает о твоем существовании, то может причинить тебе зло. Но ты не бойся, я тебя в обиду не дам. Найду тайное жилище, и только мы с тобой будем знать это райское местечко, где обитает моя настоящая жена.

Когда расставался с ней в первый раз, он никак не ожидал, что этому будет продолжение. Ему не привыкать давать обещания, которые он тут же забывал. Но с Розамунд все происходило иначе. Генрих не мог ее забыть. Влюбился в Розамунд, как влюбился ранее в Элинор, и даже сильнее, потому что у Розамунд нет богатого приданого, а Элинор всегда сопровождала тень золотой Аквитании. Он решил подыскать для Розамунд дом в Оксфорде, где он часто бывал, или поблизости от него, но в итоге выбрал Вудсток.

* * *

В заморских владениях Генриха никогда спокойно не бывает. Когда они с Элинор в Англии, то в Нормандии, Анжу, Мэн или даже Аквитании всегда что-то происходит. Подданным неведомы заботы правителя, им безразлично, какое из владений он ценит больше. Для Генриха все его звания — это еще и ответственность. Он прежде всего король Англии. Это его главный титул. Но он также герцог Норманнский, герцог Аквитанский, граф Анжу и Мэн. В каждом случае — он правитель и судья. Впрочем, у его предшественников на троне были те же заботы.

Чтобы облегчить себе нелегкую задачу управления разбросанными по белу свету владениями, Генрих обдумывал различные варианты политических союзов и пришел к выходу, что ему нужен сильный и надежный союзник. Таким мог бы стать лишь один монарх в Европе — французский король Людовик. Но как он отнесется к человеку, отнявшему у него когда-то жену? Людовик уже давно женат на другой. Может быть, у него больше нет неприязни к бывшему сопернику? Как бы там ни было, Людовик — король. Личные обиды не должны заслонять дела государственные.

У Людовика две дочери. Хотя нет, эти дочери, Мария и Аликс, от Элинор, значит, на них рассчитывать не приходится. Но у него уже есть дочь от второго брака. Не обручить ли своего сына Генриха с этой девочкой? Помолвка ничему не помешает. Если потом, когда дети подрастут, он решит, что этот брак ему ни к чему, отменить помолвку большого труда не составит. Но в данный момент, когда дети еще в колыбели или едва вышли из нее, такой союз будет полезен обоим монархам. Но согласится ли с этим Людовик? Генрих в душе его презирал: слабый человек! Элинор много рассказывала о нем, и если тот действительно так противился их разрыву, как она передавала, а потом все-таки отпустил ее, то он к тому же дурак. И все же, если ему толково все изложить, он должен с Генрихом согласиться.

Самому ехать к Людовику с таким предложением не стоит, продолжал рассуждать Генрих. Человеку, который отнял у него жену, лучше в Париже не показываться. Надо направить к Людовику своего посла. Такой человек у Генриха есть. Это его канцлер Томас Беккет. Генрих высоко чтит своего канцлера, как не уважает больше никого во всем королевстве. Он доверяет Лестеру и Ричарду де Луси, а Беккетом он восхищается и попросту его любит. Генрих даже считает Томаса гением. Для такого деликатного поручения лучше человека не найти. Он пошлет Беккета во Францию, а сам тайно посетит Вудсток, где в королевском лесу строится домик, маленький рай, куда он поселит свою Розамунд и где она родит ему ребенка.

Приняв решение, Генрих времени даром не терял. Как только эта мысль у него созрела, он тут же послал за Томасом.