Прочитайте онлайн На законном основании | Мари ГрейНа законном основании

Читать книгу На законном основании
4818+341
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

Мари Грей

На законном основании

Дверь, скрипнув, отворилась и на пороге показалась моя давнишняя подруга Лиза. Она оценивающе взглянула на меня, одарила своей очаровательной улыбкой и села рядом со мной. Разумеется, она ожидала, когда я первой начну разговор. Я знала, что у нас будет достаточно времени поболтать при случае о разных пустяках, поэтому поспешила перейти к сути дела, ради которого я ее, собственно, и пригласила. Немного помолчав, я решительно начала:

– Помнишь, моя мама говорила: «Девочка моя, мужчины тебя погубят»? Так вот, моя дорогая! Должна тебе сознаться, что сейчас, много лет спустя, я понимаю, как она была права. Ты представить себе не можешь, в какую передрягу я попала. Я! Зрелая женщина, которая считала, что всегда принимает правильное решение и способна трезво оценить ситуацию, ручаясь за свои действия и их последствия. Так нет же! Меня провели как девчонку. Хотя, в сущности, девчонка никогда и не смогла бы оказаться замешанной в такой истории…

– Если можно, начни с начала. Я, знаешь ли, не совсем в курсе последних событий твоей жизни…

– Ах, да, извини. Так вот… Неприятности мои начались вскоре после того как я переехала. Помнишь, в прошлом году? Я много лет счастливо жила в том высотном доме. К тому же, я никогда не собиралась оставлять мою прекрасную квартиру на 20-м этаже. Тем более, что мои соседи Стив и Сильви были крайне милы, позволяя мне развивать мою склонность к эксгибиционизму.

– Так-так… И как же это началось, позволь тебя спросить?

– Вполне невинно… Я не повесила штор на больших окнах моей комнаты, а мой тогдашний дружок очень любил смотреть, как я танцую при полной иллюминации. Чтобы ему понравиться, я как-то устроила маленький показ моих способностей, и только потом сообразила, что соседи могли – и я уверена, что они не упустили эту возможность – вволю налюбоваться, как мы резвились. (Ведь их окна располагались точь-в-точь напротив моих незашторенных!) Довольная этим обстоятельством, я впоследствии неоднократно демонстрировала соседям свое шоу. Мне не потребовалось много времени, чтобы убедиться, что они действительно наблюдали за мной при всяком удобном случае, и мысль об этом в высшей степени возбуждала меня. Потом у меня был Дейв. Здоровяк с огромным членом, который бы тебе наверняка понравился. Я встречалась с ним примерно месяц, пока его жена – я, естественно, не знала, что он был женат – не заявилась ко мне с откровенными угрозами. Я была в шоке. Дейв был превосходный любовник, и я начала привязываться к нему. Я не слишком сентиментальна, но мне хотелось бы побыть с ним еще какое-то время. Он был несколько грубоват, а его член просто огромен, но с ним было чудесно. Я с сожалением рассталась с этим парнем, решив, что лучше будет его забыть. Но его обманутая женушка приложила все усилия, чтобы сделать мою жизнь невыносимой… И тогда одна моя подруга предложила мне переехать. Ты помнишь Элизу?

– Агент по недвижимости?

– Да. Необходимо было сменить обстановку. Она попыталась убедить меня купить дом. И нашла подходящий вариант как раз мне по средствам. Когда я переехала, жизнь домовладелицы показалась мне чрезвычайно приятной. Мне не хватало прежних соседей, но я сказала себе, что наверняка здесь произойдет какое-нибудь необыкновенное событие, которое не даст сожалеть о принятом решении. А пока единственным напоминанием о Дейве оставался его тонкий кожаный ремень, который он случайно оставил у меня. Это был тот самый ремень, которым он однажды ласково отхлестал меня. Сохранив о нем сладостное воспоминание, я использовала этот ремень всякий раз, как возникала потребность.

И вот в один прекрасный день перед моим домом остановился зеленый грузовичок и в дверь позвонил молодой человек, который предложил свои услуги по уходу за газоном. «Уход требуется, но не газону!» – сказала я себе, увидев очаровательного юнца. И поскольку внешне он сразу мне понравился, я разрешила ему приступить к делу.

Наблюдая за тем, как он работал под жарким июльским солнцем, я несколько раз поймала на себе его быстрый взгляд. Он был такой хорошенький! Когда он смотрел на меня, он краснел, но тут же принимал самоуверенный вид, за которым, как я подозревала, скрывалась трепетная юношеская застенчивость. Я спросила, не сможет ли он приходить каждую неделю, и предложила заплатить вперед. Он с радостью согласился. Когда работа была закончена он вошел на несколько минут в дом, и я расплатилась с ним. Быстро поблагодарив меня и договорившись о следующей встрече, он ушел, на прощание махнув мне рукой…

– Когда ты говоришь «юнец»…

– Да, совсем ребенок. Наверное, ему не было еще и двадцати. Ну так слушай! В тот вечер, как я обычно привыкла это делать, когда стояла сильная жара, я включила радио и, догола раздевшись, медленно спустилась в бассейн (его я оборудовала сразу, как переехала). Вода была прохладной, как раз, чтобы освежить разгоряченное тело. Сначала я просто плескалась, а затем перевернулась на спину и любовалась звездным небом. Через несколько минут течение увлекло мое тело к мощной струе системы фильтрации воды.

Бурление воды было интенсивным и я подставила под нее грудь, живот… внутреннюю сторону бедер. Под напором неожиданной ласки теплых водяных струй, я развела ноги, в то время как теплый водоворот массировал меня. Затем, повинуясь жланию, я вылезла из бассейна, обернулась полотенцем и пошла за кожаным ремнем Дейва. При первом его касании я стала влажной. Я провела им по бедрам, спине, животу… затем, взяв его за концы, медленно пропустила между ног, потирая кожей складки набухших губ.

Повсюду было темно. Я растянулась в шезлонге, позволив руке довершить то, что начал ремень. Через несколько минут я молча испытала наслаждение, думая о Дейве, о моих прежних соседях, о молодом газонокосильщике… Внезапно раздался шорох. Прислушавшись, я уловила смех и едва различимый шепот, доносившиеся с соседнего участка. Видели ли меня? Кто это был? Меня снедало любопытство. Я опять обернулась полотенцем и на цыпочках подошла к разделявшей нас ограде. В траве, целуясь и смеясь, лежала пара. По всей видимости они старались не шуметь, но у них это не очень получалось. Я не могла различить их лиц. Были видны лишь силуэты. Они показались мне очень молодыми, почти подростки. Юноша проявлял настойчивость, а его спутница не пыталась его остановить, лишь демонстрируя свою нервозность сдавленным хихиканьем. Она позволила ему ласкать свою молодую грудь, несмотря на явную неопытность юноши. Но когда тот попытался засунуть руку в ее шорты, она резко вскочила, перестав смеяться, и чуть ли не в слезах прокричала: «Нет, Пьер! Ты же обещал!»

Пьер… Был ли это тот самый Пьер, который сегодня приходил ко мне? Несомненно. Бедняга! Быть таким красавчиком и не добиться своей цели… «Ему надо выбирать подружек постарше или посмелее!» – подумала я. Не желая выдать свое присутствие, я тихонько вернулась в дом, налила себе бокал, который выпила, сидя перед телевизором, и ушла спать.

… Лиза внимательно слушала. Она достаточно хорошо знала меня, чтобы предположить, что я не заставлю ее терять время понапрасну, и результат в конечном счете окупит ожидание. Она сняла куртку и туфли, чтобы удобнее расположиться, слушая меня. Я с удовольствием продолжала:

– На следующий день стояла такая же жара, как и накануне. Весь день я ходила раздетая, довольствуясь лишь купальником. Я не слишком много сделала за день, решив, к тому же, ограничиться посильной работой : понежиться на солнце и почитать интересную книгу в перерыве между купаниями. Затраты на бассейн уже себя оправдывали…

Ближе к полудню я заметила моего соседа с заднего двора. Это действительно был тот самый молодой человек, который накануне днем занимался моим газоном, а вечером потерпел жестокую неудачу. Он вовсю работал: вытаскивал сорняки, подравнивал живую изгородь. Когда я увидела, как он вспотел, мне вдруг стало его жаль. Я подошла к разделявшей наши участки ограде и позвала его, чтобы предложить ему искупаться. На мое предложение он ответил широкой улыбкой. Удаляясь, я подумала о пунцовом цвете его лица, когда он принял мое предложение. Была ли в этом виновата я или жара? «Возможно и то и другое», – подумала я. Он появился в конце дня, одетый в широкие шорты, и принес с собой полотенце. Вежливо и неуверенно он поздоровался. Я жестом пригласила его и наблюдала за тем, как он нырнул в бассейн, не заставляя просить себя дважды. Некоторое время он плавал под водой, затем вынырнул и вылез из бассейна.

Он был действительно очарователен. Крепкое мальчишеское, еще по-детски худощавое тело, чистая загорелая кожа прекрасного золотистого оттенка. Черты лица были тонкие, но не женственные. Став настоящим мужчиной, он мог быть очень соблазнителен. Кстати, сколько же ему могло быть лет? Сперва я попыталась угадать, но все же для верности решила спросить напрямую. «Девятнадцать», – ответил он, снова покраснев.

– Какой прекрасный возраст! – воскликнула Лиза. – О таком можно только мечтать!

– Да, взглянув на него, девушке было о чем помечтать!

Я предложила ему пива и он с радостью согласился. Когда я вернулась из кухни, он сидел на краю стула, положив скомканное полотенце себе на живот. Я протянула ему одну бутылку и, сама сделав большой глоток из другой, также нырнула в манящую прохладу воды. Освежившись, я поторопилась присоединиться к нему, уселась поудобнее рядом и, улыбнувшись, продолжила разговор:

– Ты еще учишься?

Пьер не сразу ответил. Он надел темные очки и я не могла перехватить его взгляд, хотя и подозревала, что он был направлен на верхнюю часть моего купальника. С трудом подбирая слова, Пьер еще больше скомкал полотенце, закрывавшее его живот, и пробормотал:

– В общем, нет! Может быть, когда-нибудь продолжу, но сейчас мне больше нравится работать. Правда, мама не согласна…

– У тебя есть подружка?

– Была до вчерашнего вечера. Кое-что произошло… ей это не понравилось.

Я решила не настаивать. Ведь он меня совсем не знал, так что все равно не доверился бы. Но я сгорала от любопытства.

– Найдешь другую. Такой красивый парень как ты…

Пьер покраснел под своим загаром, но все же улыбнулся.

– Да, конечно. И, наверное, привыкну к тому, что все так заканчивается. Должно быть я слишком нетерпелив, если вы понимаете, что я имею в виду…

– Не хочу тебя разочаровывать, но не всегда это проходит с возрастом…

– А вы, вы замужем?

– Нет. Обращайся ко мне, пожалуйста, на ты. Знаешь, я не настолько старше тебя… Нет, я не замужем и не думаю, что готова к этому… По крайней мере, в ближайшее время не собираюсь.

– Да… я понимаю.

Последовало продолжительное молчание. Затем, выпив еще немного пива, Пьер поблагодарил меня за все и собрался уходить. Я напутствовала его дружеским: «Заходи в любое время, не стесняйся!» Глядя ему вслед, я не могла оторвать глаз от его юношеского тела, которое с годами так много обещало. Я припомнила моих сверстников, когда была в его возрасте, и с трудом справилась с волнением. Если бы только я понимала тогда, что это было за время! Все казалось так просто. Это было время увлекательных открытий и откровений, физических и эмоциональных. Первые объятия. Первый раз, когда ты осознаешь ту почти безграничную власть, которую как женщина имеешь над мужчинами. Опасности, запреты, сплетни подружек в классе… Что за время это было!

Пьер должно быть находился в том возрасте, когда он стремился утвердить свою настойчивую и властную сексуальность. Но, похоже, ему не сопутствовал тот успех, на который он рассчитывал. Возможно, я могла бы ему помочь, дав несколько мудрых советов. В его возрасте они ему не помешают! Он уже упускал лучший из них!

– Кому ты это говоришь! Особенно, когда знаешь среднюю продолжительность половой жизни мужчины, нельзя расходовать впустую ни минуты!

– В следующую пятницу было прохладнее, чем в предыдущие дни. И я решила вечером прогуляться. Мне нравился покой маленьких чистых улочек и полная безмятежность этого квартала. Сопровождаемая звоном цикад и сверчков, я вдыхала нежный аромат, исходивший от бесчисленных цветов и кустарников. Повернув за угол, я заметила стоявший у обочины знакомый грузовичок. В кабине были двое: молодой человек, в котором я узнала Пьера, и девушка. Я отошла в тень дерева и стала ждать. Силуэты, как мне показалось, в забвении целующейся молодой пары, были хорошо видны в свете фонарей. Пьер обнимал за плечи девушку, которая – по крайней мере как виделось на таком расстоянии – выражала тому согласие. Она сняла верхнюю куртку и я улыбнулась, говоря себе, что ситуация выглядела вполне благоприятной для моего юного друга. Несколько минут я в тишине наблюдала за ними, но внезапно девушка вырвалась. Открыв дверь кабины и на ходу надевая куртку, она крикнула ему:

– Это наш первый вечер, а ты уже хочешь меня раздеть! Что же будет через неделю! Так вот! Ты этого никогда не узнаешь!

И она ушла, всем своим видом показывая, что она более рассержена, чем унижена. Я дала ей время уйти, затем вышла из укрытия и продолжила ночную прогулку так, чтобы Пьер не подозревал, что я стала свидетельницей его позора. Поравнявшись с грузовичком, я заколебалась, но все же приблизилась и, обойдя машину спереди, подошла к водительскому месту.

Сидя за рулем, Пьер курил и, похоже, еще не осознавал того, что произошло. Может быть, он просто потерял всякую надежду? Заметив мое появление, он вяло махнул мне рукой в знак приветствия. Разговор начала я:

– Кажется, я видела очень сердитую девушку…

– Одной больше…

– Ты вроде как не в своей тарелке. Хочешь поговорить? Мы могли бы выпить пива в кафе на углу…

– Пиво – это как раз то, что мне сейчас нужно! Садись!

Я уселась в кабине старого грузовичка, и мы подъехали к маленькому бару на соседней улице. В баре он заказал нам пиво и тут же расплатился, не дав мне возразить. Я попробовала разговорить его. Он объяснил, что всякий раз повторяется одно и то же. Всякий раз, как он знакомится с девушкой, которая ему нравится и которая соглашается провести с ним вечер, он непременно все портит. «Я хочу слишком многого и слишком быстро! Это не нарочно, просто я…»

Я попыталась объяснить ему, что такое поведение вполне естественно для молодых людей его возраста. Что, возможно, ему следовало бы попытать счастья с девушкой немного старше. Он взорвался:

– Но я слишком молодой для таких, какие мне нужны! В конце концов, чего они все хотят? Они дают тебе понять, что ты им нравишься, но стоит только начать… и бау! Дверца захлопывается!

Я попробовала выяснить, часто ли у него были подобные разочарования… и, вообрази себе, я узнала, что он никогда…

– Никогда что?

– Никогда не был близок с женщиной.

– Ты смеешься… Это в девятнадцать-то лет! Чудеса да и только! Не может быть! Скажи, как это ты не набросилась на него тут же?

– Не смешно! Я была удивлена, но не подала вида. Он объяснил, что до недавнего времени был слишком стеснителен и что сейчас хотел наверстать упущенное. Он также понимал, что первый раз одновременно самый прекрасный, самый ответственный и важный…

… Я предпочла сменить тему, опасаясь, что и вправду не устою и наброшусь на него. В самом деле, чем больше я размышляла над его признанием, тем большее впечатление оно на меня производило. Он никогда не был близок с женщиной! А я думала, что сейчас молодежь так рано все узнает… Вероятно, везде есть свои исключения. Но я почувствовала, что моя благородная душа не может не отреагировать на такое признание. Могу я предложить ему приобщиться к радостям секса? В конце концов, я была свободна и это могло быть занятно. Не говоря о том удовольствии, какое предстояло испытать нам обоим! Мысль была так интересна, что ее необходимо было серьезно обдумать. Но только одной и на свежую голову.

– Но в конце концов ты решилась?

– Тебе просто не терпится! Итак, мы продолжали болтать обо всем и ни о чем. Через несколько часов, когда стало совсем поздно, Пьер проводил меня домой. Расставаясь с ним, я уже почти решилась осуществить задуманное. Но, предпочитая не раскрывать раньше времени свои намерения, я лишь по-дружески поцеловала его в щеку. Перед тем как уехать он сказал, что придет ко мне на следующий день, как и было условлено.

В эту ночь я отложила подальше ремень Дейва и сосредоточилась на поставленной задаче. Как лучше осуществить мой план? Я нисколько не сомневалась, что нравилась ему. По правде говоря, я всегда знала цену своему обаянию и не собиралась сомневаться в нем сейчас. Природа была ко мне милостива, и в свои тридцать я еще не растеряла ее дары. Кроме того, если верить моему первому впечатлению от скомканного на животе полотенца в тот день, – а я в этом редко ошибаюсь, – Пьера я бесспорно привлекала. Какой нормальный молодой человек не отреагирует на чувственное обаяние такой женщины, как я, пусть мне даже тридцать лет?

– Пока таких было немного, уж я это знаю! – заметила моя подруга.

– Вот именно. И я не собиралась изменять традиции. У меня был выбор. Я могла, как это бывает в любовных романах и плохих порнофильмах, завлечь его под каким-нибудь предлогом в дом и там раскрыть ему мои прелести во всем их ослепительном великолепии. Или же я могла действовать более тонко, ограничиваясь лишь намеками. Но это заняло бы больше времени, а мне не хотелось терять ни секунды. Таким образом, я остановилась на первом, более откровенном, подходе, который к тому же, будучи совершенно предсказуемым, всегда приносил свои плоды. А для такого молодого человека, как Пьер, наверняка станет памятным событием.

– И для тебя тоже, надо сказать!

– Согласна, для меня тоже. Все утро я кропотливо разрабатывала сценарий. В наше славное время многие юноши предаются фантазиям на тему женщин старше себя. Если Пьер был из их числа, он во мне не разочаруется. Я выбрала серебристое бикини, которое едва скрывало мою пышную грудь. Я тщательно взбила волосы, а затем заколола мою белокурую гриву тонким гребнем, надела босоножки, каблуки которых выгодно подчеркивали линию ноги. Немного духов, легкий макияж, чтобы выглядеть моложе и не слишком смущать его. Окончательно приготовившись, я устроилась в шезлонге и, надев темные очки, погрузилась в чтение романа.

– Бедняжка. Тебе пришлось потрудиться…

– Да, и очень скоро я поняла, что мои приготовления были успешными. Пьер явился незадолго до полудня и, когда увидел меня, на несколько секунд у него перехватило дыхание. Это надо было видеть! Но, совершенно безразличная к его замешательству, я оставила его заниматься газоном и только периодически окуналась в бассейн. Таким образом он мог во всех подробностях рассмотреть мое почти обнаженное тело. Похоже, Пьер был ослеплен зрелищем, что, естественно, не могло не отразиться на работе. Когда, наконец, с горем пополам он закончил стричь газон, я поинтересовалась, завтракал ли он. Он благодарно оценил мое ненавязчивое внимание, и я ушла, чтобы приготовить ему сэндвич, который принесла вместе с бутылкой охлажденного пива. После этого он продолжил работу столь же рассеянно, как и до перерыва. Из под моих темных очков я наблюдала, как он смотрел в мою сторону всякий раз как представлялась возможность. Похоже, что моя уловка удалась на славу.

Когда он закончил равнять кусты, я предложила ему искупаться, на что он с радостью согласился. Стянув с себя джинсы, под которыми у него оказались шорты, он нырнул в освежающую прохладу. Я дала ему побарахтаться несколько минут и затем томной походкой сама направилась к бассейну. Пьер в упор разглядывал меня. Бедняга не знал, что и подумать. Я медленно спустилась по лестнице как если бы хотела постепенно заставить кожу привыкнуть к температуре воды. Окунувшись, сначала я несколько раз проплыла из одного конца бассейна в другой, а затем приблизилась к краю. Обходя Пьера, я как бы невзначай коснулась грудью его загорелой спины, а мое бедро скользнуло вдоль его ягодиц, словно я оступилась. Он вздрогнул, как ужаленный, но остался на месте. Я вновь переплыла бассейн, вышла и как ни в чем не бывало направилась к шезлонгу, бросив на ходу:

– Послушай, я хотела тебя попросить… Мне надо перенести несколько коробок из шкафа в мою комнату. Коробки тяжелые. Ты не поможешь?

Если он не поймет сейчас, значит совсем тупой. Но к моему удовольствию его лицо осветилось улыбкой и он ответил, что будет счастлив помочь мне. Метнув быстрый взгляд себе между ног и явно оставшись довольным, он вылез из бассейна, быстро вытерся и заявил, что готов.

«Бедный малыш, ты не знаешь, что тебя ждет!» – подумала я, улыбнувшись в свою очередь.

– Представляю выражение твоего лица… Я уже имела счастье наблюдать его в таких ситуациях. Когда ты готовишь коварное нападение на беззащитную жертву!

– Временно беззащитную.

Итак, я привела его в комнату, которая служила мне рабочим кабинетом, и указала на две большие коробки, стоящие на верхней полке стенного шкафа. Взяв в руки одну из них, он ждал моих дальнейших распоряжений. Пройдя вперед и показывая дорогу, я стала медленно подниматься по лестнице на второй этаж, открывая неискушенному взору Пьера наилучший вид на мои бедра. Поднявшись наверх, я медленно направилась в спальню. Я чувствовала взгляд Пьера на моем теле, которое буквально дрожало от предвкушения. Я взобралась на стул, придвинутый к моему шкафу, чтобы освободить место наверху. Повернувшись, чтобы взять коробку из рук Пьера, я постаралась наклониться так, чтобы мои пышные прелести не остались им не замеченными. Его адамово яблоко медленно поднялось, рискуя нарушить и без того учащенное дыхание. Повернувшись еще, на этот раз, чтобы поставить груз на место, я напрягла спину и округлила линию ягодиц, которые коснулись его подбородка. Наконец я смилостивилась и попросила его помочь мне спуститься…

Опершись на его плечи, я скользнула вниз вдоль юного тела и очутилась в его объятиях. От этой давно желанной близости меня обдало жаркой волной. Пьер же словно окаменел. Воспользовавшись его замешательством, я нежно подхватила его руки и, проведя ими вдоль всего тела, положила на свою дерзкую грудь. Бедный мальчик почти ощутимо дрожал! Я помогла ему справиться с застежкой купальника. Моя грудь радостно освободилась от стеснявших ее символических пут. На этот раз мне не пришлось направлять движения его рук. Все еще робея, он осторожно тронул нежную кожу моей груди. Казалось, он ждал от меня дальнейших шагов, подтверждающих серьезность моих намерений. Я нежно поцеловала его, слегка пощекотав языком его теплые губы. Наконец, чтобы окончательно убедить его в том, что он все правильно понял, я спустила крохотные трусики моего купальника и, согнув колено, просунула бедро между его длинными ногами.

– Ты не оставила ему ни малейшего шанса! – воскликнула Лиза с нарочитым негодованием.

– Ни малейшего! Его эрекция мне очень понравилась. Он не растерял свои способности от неожиданности. Я приказала ему немедленно раздеться. Он остановился в нерешительности, но я уже направилась к своей огромной кровати и растянулась на ней в призывной позе. Наконец он решился и судорожными движениями принялся стаскивать с себя одежду. Увидев такую поспешность, я встала и подошла к нему, желая уверить его в том, что не изменю своего намерения и что ему не надо так торопиться. Он стоял передо мной совершенно голый и его эрекция была вполне убедительна. В свою очередь я постаралась немного успокоиться, сказав себе, что в первый раз ему будет трудно сдержаться. Но я не могла также слишком долго поддерживать его в таком состоянии! У него был такой смущенный вид. Из опасения, что все его надежды улетучатся, он боялся пошевелиться. Я заставила его подойти к кровати и, обхватив его маленькие круглые ягодицы, сначала медленно поцеловала, а затем полностью вобрала в рот его пенис.

– Ах! Маленькие юношеские ягодицы… какое наслаждение.

Взгляд моей подруги стал мечтательным.

– Но я не осмеливалась торопить события, предпочитая как можно дольше оттягивать наступление того момент, который, несмотря на все желание Пьера, будет скоротечным. Однако его член оказался таким вкусным, что мой рот отказался повиноваться, со страстью усиливая такие любимые и привычные ему движения.

Я погрузила его еще глубже, делая легкие всасывающие движения на входе и выходе, полностью удовлетворенная его твердостью. Через несколько секунд произошло то, что должно было произойти. Пьер излил мне в рот поток теплого соленого семени. Его прерывистое дыхание заставило меня поднять голову, и я увидела, что он в замешательстве. Я увлекла его на кровать и постаралась ободрить, дав понять, что его испытания только начинаются… Я снова нежно поцеловала его и заставила лечь рядом с собой. Затем я осторожно повернула его на бок лицом к себе, чтобы он мог лучше видеть. И тут, моя дорогая Лиза, надеюсь, ты сможешь мной гордиться…

– Что ты еще натворила?

– Я сделала ему самый прекрасный подарок… который еще не раз пригодится ему. Я нежно посмотрела на него и прошептала:

– Теперь я преподам тебе маленький урок женского удовольствия. Будь внимателен…

Лиза взглянула меня с глубоким уважением. Я только что еще раз удивила ее моей изобретательностью и смекалкой.

– Перед его неискушенным взором я стала ласкать мою атласную кожу, нежно теребя соски, чтобы заставить их отвердеть. Затем тихо, почти шепотом, попросила его сначала поласкать их языком, а потом нежно, совсем нежно пососать. После этого я развела бедра и явила ему мои прелести, чтобы в свою очередь возбудить и их. Я прервала ласки Пьера, попросив его внимательно следить за движениями моих пальцев. Как послушный ученик Пьер смотрел, завороженный зрелищем. Он неотрывно следил за моей рукой, изучая каждое движение, каждое касание. Когда мой палец погрузился внутрь, он выразил желание участвовать. Я предоставила ему эту возможность, попросив быть осторожным. Его рука великолепно копировала то, чему научила моя. При этом он был так внимателен и так забавно серьезен. Почувствовав желанное возбуждение, я показала ему маленький, но крайне чувствительный бугорок моей плоти, объяснив, что «именно он при должном обращении может заставить меня испытать неописуемое наслаждение». Я руководила им, исходя из многолетнего опыта: «Коснись языком, совсем нежно. Смочи слюной, это еще лучше… Вот так. Так же нежно пройдись языком вокруг… Теперь обхвати его губами и тихонько пососи. Это так приятно… А теперь введи один палец. Только нежно! Войди и медленно выйди… быстрее. Только не сильнее, просто быстрее. Вот так, так хорошо…»

Пьер был нежен. Он работал со мной как профессионал. Некоторое время я наслаждалась его ласками, делая невозможное, чтобы оттянуть оргазм. Но Пьер был так прилежен, что в какой-то момент сопротивление улетучилось и я испытала наслаждение, заставившее мое тело вздрогнуть с невиданной силой. Этот момент показался мне вечностью… Пьер смотрел на меня с беспокойством. Наконец я смогла перевести дыхание и снова привлекла его к себе, дав почувствовать, насколько оценила происшедшее.

– Везет же тебе…

– В этот момент я почувствовала, что его силы уже восстановились. Об этом красноречиво заявлял его возбужденный член, прижимавшийся к моему еще сотрясаемому спазмами животу.

– Еще один пример тех наслаждений, которые может подарить молодое тело!

– Один пример среди прочих! Чтобы вознаградить его, я перевернула его на спину и покрыла поцелуями его нежное лицо и такое соблазнительное тело. Мне не нужно было долго подготавливать почти вертикально стоявший член. На этот раз я собиралась дать ему то, чего он так давно ждал…

Я села на него и дала ему проникнуть в себя. Перед неожиданным натиском он вскрикнул и попытался двигаться во мне. Я удержала его, ограничившись тем, что слегка приподнялась, оставив внутри себя лишь округленную головку его члена. Похоже, что он понял мое желание и предоставил мне возможность действовать. Я медленно опускалась на него, сантиметр за сантиметром, максимально сократив «мышцы любви», чтобы страстно сжать его. Затем я ускорила движение, дав ему отчасти почувствовать, что может ожидать его в дальнейшем. Пьер снова вскрикнул, и лицо его выразило удивление. Несколько минут я массировала его таким образом, а затем поднялась. Подняв и его, я сделала ему знак встать передо мной на колени: он подчинился. Повернувшись к нему спиной, я также встала на колени и, опершись локтями на подушку, предоставила ему мое влажное раскрытое лоно так, чтобы ему не оставалось ничего другого, как устремиться в него. Сначала он лишь повторил мои манипуляции, очень медленно и осторожно войдя в меня. Но уже через мгновение, не в силах сдержаться, он с силой погрузился в мое чрево. Обхватив мои бедра и отбросив всякую сдержанность, он несколько раз яростно углубился в меня. Последним конвульсивным движением выйдя из меня, Пьер обрызгал спермой мои ягодицы и спину. Потом он упал на подушки, как в состоянии шока широко раскрыв глаза. Постепенно блаженная улыбка оживила его еще совершенно лишенное растительности лицо.

Тихо прижавшись к его груди, я спросила, произошло ли все так, как он себе представлял. Ошеломленный, он сжал меня в своих объятиях и воскликнул: «В сто раз лучше!»

Постепенно его дыхание замедлилось и он мирно заснул прижавшись ко мне.

Лиза позеленела от зависти. Она попыталась привести в порядок свои мысли и вспомнить зачем пришла ко мне. Оставив вскоре эту надежду, она предпочла выслушать продолжение истории.

– Для моего юного друга эта близость была настоящим потрясением. Он не мог поверить в то, что с ним произошло. Казалось, он ждал того, что я резко оттолкну его при следующей попытке сближения, положив тем самым конец обучению, которое на самом деле только-только начиналось. Несколько дней он не приходил. Может быть, он подумал, что наше приключение было для него лишь приглашением продолжить свой собственный опыт? Такое могло случиться… Но в нем было нечто такое, из за чего хотелось увидеть его снова, хотя бы для того, чтобы еще раз проверить на практике мой преподавательский талант.

На четвертый день после нашего бурного знакомства я случайно встретила его на улице. Заметив меня, он отчаянно покраснел, не зная как себя вести. Я одарила его самой очаровательной улыбкой и поцеловала в щеку перед тем как спросить, почему он не заходил ко мне все это время. Он ответил, что боялся показаться навязчивым. “У тебя наверняка где-то есть другие подружки… Я была лишь приключением на один вечер. Может быть ты просто пожалел меня или что-нибудь в этом роде?” Я раз и навсегда дала ему понять, что все, что я делала, было по одной единственной причине: потому что я желала его. Я настаивала на том, что наша последняя встреча была так же приятна ему как и мне и открыто заявила, что настало время встретиться вновь. Я пригласила его зайти ко мне позже в тот же день, на что он с радостью согласился. С наступлением вечера он уже был у моих дверей. Я приготовила гамбургеры и мы весело болтали. Ночь была теплая и безлунная. Я предложила искупаться. Раздевшись перед ним, я первой прыгнула в бассейн. Через мгновение Пьер присоединился ко мне и я спиной прижалась к нему, согнув в воде колени и обхватив ногами его талию. Я тут же почувствовала, как тверд его член. Я легла на спину, его стебель коснулся моего лона. Отстранившись затем от него, я поплыла к мощной водяной струе и подставила под нее мои раскрытые бедра. Пьер приблизился и умелой рукой дополнил ощущения. Он ничуть не забыл урок!